Главная » Статьи » Вглядываясь в Ленинский

У Сибирского переезда

Слобода по соседству

 

История имеет свойство не только повторяться, но и двоиться. Старшее поколение помнит, что на самом деле был не один Порт, а два: Старый и Новый. И раскинулись они по разные стороны улицы Пограничной.

Кстати, ее история весьма интересная. Суть в том, что никакого отношения к пограничной службе она не имела. Это была четкая межа, граница между Сибирской слободой (Новым Портом) и Шугаевским поселком (Старым Портом), между городскими землями и землями казацкого Долгодеревенского юрта. Граница города, как она есть…

Начало Сибирской слободе было положено в 1897 году, и было связано с и обустройством железнодорожной ветки на Курган. Известно, что первый поезд вышел из Челябинска в этом направлении 4 октября 1893 года, и город стали образно называть «воротами Сибири». Вот у этих ворот, там, где через Сибирскую железную дорогу был обустроен переезд с желто-рыжими железнодорожными домиками, городская управа и выделила железной дороге землеотвод под строительство поселка для железнодорожных служащих…

Там же текла с юга на север речка Игуменка, ныне практически полностью спрятанная в бетонные коллекторы. Речка была небольшая, в узких местах через нее можно было запросто перешагнуть. Но кое-где она притормаживала, и там образовывались озерца. Вот и перед Сибирским переездом возникло весьма значительное озеро с болотной тиной и камышом.

Удивительно, но оба эти топонима сохранились. Та часть Мередиана, что проходит возле автодрома ГИБДД, на картах обозначена как улица Игуменка. Сохранился почти «в натуральном виде» и сам Сибирский переезд – за ним: ангары транспортной компании с таможенным постом и здания егерской пожарной части.

Строго по плану

 

Повторимся: в отличие от Шугаевского поселка, расположившегося самозахватом на «свободных» казацких землях, территория Сибирской слободы входила в городскую черту. Принадлежность к городу и предопределила характер поселка, который чувствуется, прослеживается до сих пор. Например, здесь изначально не было особой вольницы – строительство разрешалось при условии заключения долгосрочного договора аренды. И дома строили здесь более приличные, рубленые. Воровские хибары и землянки были с другой стороны переезда - на железнодорожных пустырях между ветками на Курган и Екатеринбург. Поселок между ветками получил название Сибирский переезд и был окончательно снесен лишь в 1980-е годы.

Сибирская слобода оказалась одним из первых в Ленинском районе, где были расчерчены улицы. Отступления от градостроительного плана не приветствовались, и уже это упорядочивало образ жизни. Центральной осью поселка, делившей его строго пополам, была улица Средняя. Лишь в 1970-е годы ее переименовали в честь маршала М.Н. Тухачевского, который в годы Гражданской войны командовал частями 5-й армии, выбившей из Челябинска колчаковские войска.

В самой слободе было еще несколько улиц. За топонимами далеко ходить не стали, «прибрав» названия станций курганского направления: Чернявская, Чумлякская, Мишкинская, Шумихинская, Курганская, Юргамышская. Последней улице не повезло больше всех – она находилась в низине, где тек ручей Якубенок, маленький, но вредный. Поэтому весной жители этой улицы не могли обойтись без лодки-плоскодонки.

Из всех названий до сегодняшнего сохранилась лишь улица Курганская, за которой уже не числится ни одного дома, – обычный межуличный проезд. Сохранился по «понятным причинам» - когда-то это была самая широкая улица Сибирской слободы и… самая утоптанная. Как рассказывал Ю.И. Аксенцев, по ней гнали табуны на мясокомбинат, а также здесь жил поселковый пастух, владелец замечательного племенного быка, к которому водили поселковых коров на случку…

Почему Ленинский район назвали Ленинским?

 

С Сибирского переезда в голодном 1921 году началось еще одно судьбоносное для Ленинского района железнодорожное строительство – ветки между Челябинском и угольными Копями, протяженностью 13 километров.

- Это была первая послереволюционная стройка в Челябинске, - рассказывал краевед А.П. Моисеев. - Тогда, в самую разруху 20-х годов и гражданской войны, если кое-где в Советской России и копошились строители, то только на восстановлении разрушенного. Учитывая, что российская «угольная кочегарка» – Донбасс – почти всю гражданскую войну находилась в руках белых, челябинские Копи были серьезным подспорьем молодой страны. А поэтому строительство ветки стояло на контроле у первого главы советского правительства В.И. Ленина, возглавлявшего Совет труда и обороны.

Именно за подписью Ленина в ноябре 1921 году появится постановление: «…построить в течение полутора месяцев железнодорожную ветку между Челябинском и Копями».

Суть в том, что копейский уголь вывозился на Транссиб через маленькую станцию Потанино. Ни станция, ни сама ветка не справлялись с перевозками, да и разросшийся Челябинск требовал все больше топлива. В итоге на станции Потанино создавались чуть ли не пробки из вагонов, мешавшие работе Транссиба. Поэтому и решено было «спрямить путь» - непосредственно к челябинскому грузовому узлу.

- Понятно, что прокладывали ветку по принципу «бери больше, кидай дальше» - киркой и лопатой, - пишет А.П. Моисеев. - Землю и щебень на железнодорожное полотно возили казаки из соседних поселков: Тугайкуль, Дударевский, Смолинский, Фатеевский и Сухомесовский. Выходили на массовые субботники шахтеры и железнодорожники. 2 апреля 1922 года по Ленинской ветке пришел в Челябинск первый уголь.

Через десять лет именно наличие этой ветки определило выбор места для строительства промышленного первенца района – станкостроительного завода. А когда в Челябинске в 1935 году принялись административно делить город на районы, было предложено три варианта: Советский, Сталинский, Ленинский. Естественно, столь произвольные названия можно было дать какому угодно району. В тот момент и вспомнили про ленинское постановление – если основатель советского государства был напрямую причастен к строительству ветки, ставшей ключевой для развития района, то и район следует назвать Ленинским.

Ленинскую ветку разберут в 1970 году – появились другие транспортные мощности, а развитию района она мешала. Ей на смену пришло нынешнее Копейское шоссе…

От «полянки» до «полянки»

 

Сегодня, находясь среди длинных многоэтажек с бессчетными подъездами, высотных свечек, больших дворов, современных школ и детских садов, очень трудно представить, что когда-то это место выглядело принципиально иначе.

Сибирская слобода хранила свой поселково-деревенский уклад вплоть до середины 1970 годов. Несметное количество всевозможных домишек: от рубленых до каркасно-засыпных; детский сад в бараке, школа в бывшей церкви. На деревянных мостках у Игуменки женщины полощут белье. Достояние цивилизации – замощенные центральные улицы.

В послевоенное время до отмены карточной системы в 1949 году в магазинах – очереди за хлебом; причем, как рассказывает Ю.И. Аксёнцев, «очередь начинали занимать с вечера, номера писались химическим карандашом на руке, за ночь очередь пересчитывалась не менее трех раз, а номера переписывались. Хлеб продавался из расчета — одна булка в одни руки».

У пешеходных мостов через пути возникали «хитрые рынки», где можно было разжиться одеждой и провизией. На одном из таких рынков по исторической памяти возник нынешний торговый комплекс «Порт-Артур» - место для торговли намоленное, проходное. Здесь же, у мостов, летом в жару местные мальчишки даже умудрялись продавать ковшиками холодную воду из бидонов – плати рубль и пей, сколько хочешь.

Кстати, за магазинами в деревянном Порту прочно закрепилось меткое название – «полянки». На каждой такой полянке собирались в кружок продовольственный магазин, промтовары, сапожная мастерская и еще целая «тысяча мелочей», необходимых в быту. «Полянки» располагались на всех улицах, идущих через поселок с запада на восток…

 

Поворотный год

 

В том, что уклад жизни поменяется, жители Сибирской слободы и Порта не сомневались – еще в 1930-е рядом стал стремительно расти каменный многоэтажный соцгород при заводе Серго Орджоникидзе, «Станкомаше». Наличие по соседству «убогой» деревянной слободы плохо «вписывалось» в грандиозные градостроительные планы. И вдруг все замерло на несколько десятилетий.

Поворотным в судьбе и Порт-Артура, и Сибирской слободы окажется 1975 год. Именно в тот год была завершена кропотливая и многолетняя работа по созданию перспективного плана застройки Ленинского района. Работа проводилась сотрудниками института «Челябинскгражданпроект» с расчетом на 15-20 лет в перспективе.

Основными направлениями этого плана стала комплексная застройка в существующих границах со сносом ветхоаварийного и барачного жилого фонда. Приоритет отдавался домам повышенной этажности, к тому же панельное домостроение, быстрое и без особых изысков, находилось на пике советской архитектуры.

Своего рода временным разломом оказалась улица А. Барбюса, которая берет начало от Сибирской слободы по одну сторону и соцгорода «Станкомаша» по другую. Через нее новые микрорайоны Порта свысока поглядывают на старые дома КБС или посеревшие хрущевки. Словно взяли реванш за то время, когда первые капитальные дома поселка станкостроителей – в три и пять этажей – снисходительно смотрели на вросших в землю соседей. 

Имя французского писателя Анри Барбюса появилось в челябинской топонимике не случайно. Барбюс пять раз приезжал в Россию, в том числе на Урал, который хорошо знал, любил и ценил. Гордился трудом уральцев, со многими из них переписывался, являясь почетным корреспондентом целого ряда уральских газет.  Еще в 1913 году в Челябинской городской газете «Голос Приуралья» был опубликован его рассказ «Искупление» - переданный лично в редакцию.

В годы Первой мировой войны Барбюс надел солдатскую шинель и ушел на фронт. Пребывание в окопах дало ему больше материала, чем вся предшествующая жизнь. Итогом стал роман «Огонь», который был очень популярен в Советском Союзе.

Последний раз Барбюс приехал в Россию в 1935 году – незадолго до смерти.  Соцгород при Станкомаше только-только набирал обороты, а обитатели Сибирского переезда – вглядывались в светлое будущее. Название новой улицы вызрело само собой. К слову, на могиле Барбюса на кладбище Пер-Лашез установлен именно уральский памятник: по проекту наших скульпторов К.П. Трифонова, В.А. Кикина, А.А. Антипина – из уральского мрамора с отделкой из яшмы и барельефом каслинского литья…

Школы по соседству

 

Новым микрорайонам – новые школы. Расположившись наискосок, две школы окончательно стерли границу между прежними Портами.

Первой появилась школа № 85, которая открыла свои двери в 1987 году. Район тогда активно застраивался, и серые стройплощадки с кранами, котлованами, панелями, перекрытиями были единственной «достопримечательностью». Да и сама школа казалась типовой, пока в ней не появился свой школьный Ботанический сад.

Начало этому положил Лев Ильич Спиридонов. Уже в 1991 году школа № 85 получила статус школы-лаборатории. В ее ботаническом саду собрана большая коллекция растений, по которой можно изучать географию России: от Золотого кольца до Дальнего Востока.

А в апреле 1993 года в рамках мероприятий ко Дню Победы и смотра художественной самодеятельности настоящий фурор в Челябинске произвел школьный народный хор. Пример оказался настолько ярким, что подобные хоры появились в других школах города. Его прописка – школа № 99 в Порту.

Эта школа изначально планировалась как одна из самых больших в районе на две тысячи учеников. По проекту в ней было два спортивных зала, что было совершенно необычно по тем временам.

Вот эти «времена» и вмешались в ее историю. Как рассказывал первый директор Федор Васильевич Куравин, школу планировали открыть 1 сентября 1991 года. Но накануне страну сотрясли политические события в виде августовского путча со штурмом Белого дома в Москве, баррикадами и стрельбой, а затем – обвалом цен и развалом Союза. Новоселье пришлось отложить – благо, что ненадолго – до 1 февраля 1992 года…

Улица Леонида Харлова

 

Вдоль новостроек Сибирской слободы и старой границей КБС, словно соединяя разные эпохи, протянулась небольшая улица имени Леонида Александровича Харлова.

Он пришел в милицию в 1960-х годах; пришел, как и многие другие, - с производства, из треста № 42, выстроившего практически весь Ленинский район. Участок – окраина соцгорода КБС; между домами и транспортной магистралью с троллейбусами и трамваями – пустыри и темные заросли. Как раз из трамвайного диспетчерского пункта 1 августа 1965 года поступил сигнал о нападении пьяных хулиганов. Участковые вместе с Харловым бросились к диспетчерской. Один из нападавших, когда его почти догнал милиционер, поднял булыжник и, повернувшись, дважды ударил им Харлова по голове. На следующий день Леонида не стало…

Сегодня на доме в самом начале Ленинского района установлена мемориальная доска Харлову с барельефом и переименована улица – одна из самых первых в районе, служившая границей Сибирской слободы – улица Дорожная. Символично, что именно на ней расположится организация, известная каждому челябинскому автомобилисту…

 

Вячеслав ЛЮТОВ, Олев ВЕПРЕВ. Вглядываясь в Ленинский. Екатеринбург. БКИ. 2015.

Фото: Артем Анисин, Татьяна Богина, Василий Долгошеев, Артем Зигануров, Евгений Клавдиенко, Андрей Лабаскин, Дмитрий Лесняк, Иван Навроцкий, Константин Севостьянов, Андрей Юдин

читать дальше: Колыбель для ГАИ

 

Категория: Вглядываясь в Ленинский | Добавил: кузнец (10.04.2016)
Просмотров: 387 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Пишу снова но короче. речка(ручей) Игуменка текла по ул.Юргамышской ни какой Якубовке не было и тем более на лодках не плавали,я вырос на этой улице.Ширина 1метр,глубина 20-40см.Улицы назывались Курганская,Шумихинская,Орешкина,Станционная ,Пивкина но таких как Чернявская, Чумлякская, Мишкинская, не было в период с 60года.Порт назывался Портом без всякого Артура.Сибирский переезд без слободы.Магазин ,,Палянка,, в народе так назывался что находился на пустыре(в единственном экземпляре а не на каждой улице)Старт строительства новых домов начался с задержкой 10 лет от начала постройки малосемеек в 1974г

Имя *:
Email *:
Код *: