Главная » Статьи » Вглядываясь в Ленинский

Огонь, вода и стальные трубы (2)

«Здесь будет город-сад…»

 

Культура жизни всегда идет рука об руку с культурой быта. В середине 1950-х годов челябинские газеты с восторгом писали, что начинается большое строительство поселка Трубников: «Старые бараки идут на слом. Только клены и тополя, высаженные первыми жителями, напоминают о поселковых улицах. На площади, ограниченной улицами Воронежской (Масленникова), Ереванской, Лизы Чайкиной, Машиностроителей, встанут пятиэтажные и девятиэтажные дома. В жилых зданиях получат квартиры более двух тысяч семей. Кроме домов будут возведены две школы на 1280 мест, общественный центр, магазины, столовые, пункты бытового обслуживания, кафе и рестораны».

Тогда же «Вечерний Челябинск» опубликует на своих страницах подробный план поселка Трубников. Первый эскизный проект готовил институт «Челябгражданпроект». Кстати, согласно тому плану  дворец культуры ЧТПЗ на 1200 мест находился на противоположной стороне улицы Новороссийской, а не на берегу озера, как сейчас. Зато большой стадион «Восход» появился, как и планировалось.

Планом предполагалось, что улица Воронежская (Масленникова) станет общегородской транспортной магистралью, и именно по ней, а не по улице Челюскинцев (Дзержинского) побежит трамвай. Здания школ были запроектированы так, чтобы дети к ним могли ходить, не пересекая транспортные магистрали. А детских садов – целых пять! В общем, идеальный поселок. К слову, его проект будет признан одним из лучших в стране.

Другой разговор, что проза жизни всегда мешает красивым бумажным градостроительным планам. Иногда это бывает на пользу истории. Например, на улице Ф.П. Суркова до сих пор сохранились три одноэтажных дома на две квартиры с эркерами и большими садовыми участками. На одном из фронтонов – надпись: «Наркомстрой, 1945 год». Скорее всего, дома строились для руководства завода и треста № 42; они и послужили началом улицы.

Кстати, названа она в честь Федора Павловича Суркова, Героя Советского Союза. Он работал здесь же, в «Семьстрое». А потом стал танкистом, гвардии старшиной легендарной 63-й бригады Уральского добровольческого танкового корпуса, которую в 1943 году челябинцы провожали у Главпочтамта на фронт.

Удивительное дело, но начало большому строительству поселка Трубников положат дети…

Письмо Сталину и… Федорову

 

На главном перекрестке буквой «Т», венчая собой улицу Машиностроителей и вглядываясь окнами в солнечную гладь озера Смолино, стоит, пожалуй, одна из самых красивых школ в Челябинске – 46-ая. Высокие потолки, лепнина, парадные колонны при входах, теплый мандариновый цвет, а главное – восьмигранная башенка в центре с лепным советским гербом, единственная школьная башенка в городе. И появилась она не просто так.

Школу № 46 называют одной из старейших в районе – в 1938 году она открылась в одном из бараков поселка «Семьстрой». Неказистая, с унылым видом на дощатые окрестности, школа, тем не менее, прославилась лучшим кабинетом биологии и первыми медалистами. А затем будет письмо.

Выпускник школы О.О. Альтгаузен рассказывал: «В 1946 году мы, ученики маленькой семьстроевской школы № 46, послали письмо главе нашего государства И.В. Сталину, в котором написали, что у нас школа маленькая, тесная, учиться в ней сложно и трудно. Письмо попало куда надо. Было дано указание - построить в поселке трубопрокатного завода школу». Естественно, строили с размахом, чтобы не ударить в грязь лицом, - в духе сталинского ампира, помпезно и с украшением.

Новое здание школы открыло свои двери в 1950 году. Учеников встречал новый директор: Василий Иванович Кузнецов, участник Великой Отечественной войны. Скорее всего, именно он и предложил поставить на площади перед школой памятник партизанке-разведчице, казненной фашистами во время битвы за Москву, Зое Космодемьянской, мужество и смерть которой тогда потрясли всю страну. С 2015 года и сама школа № 46 будет носить ее имя.

  Кстати, в наше время появится еще одно детское письмо. Со временем памятник сильно обветшал, и у взрослых, в силу вечной нехватки денег, возникла растерянная мысль, что проще памятник убрать, чем его отреставрировать. Ученики взялись за перо и написали письмо руководителям ЧТПЗ А. Федорову и А. Комарову с простой и понятной просьбой: «спасти Зою». Заводской директорат отказать в этой просьбе не смог – памятник был отремонтирован и даже стал частью «гостевого маршрута» Президента страны…

Бамбарбия Кергуду

 

46-ая школа всегда считалась одной из сильнейших в городе, не раз отмечалась как лучшая школа Ленинского района. У нее не было какой-либо предметной специализации – особенной оказалась сама атмосфера. Объяснить характер можно тем, что уже несколько десятилетий школа «поет хором» - а это искусство сближает, как никогда. Еще одна редкость: сегодня в педагогическом коллективе школы тридцать учителей – ее же выпускники.

Школа оказалась творческой, что уже ломает стереотипы о «рабочей окраине». Здесь работает своя театральная студия, «зажигают» вокально-инструментальные ансамбли. Но настоящим «двигателем современности» неожиданно стал КВН.

После перестройки, в начале 1990-х годов «веселые и находчивые» стремительно набирали обороты по всей стране – словно в ответ на драматическое завершение советской эпохи. Волна захлестнула и школу на берегу Смолино. В 1992 году учитель Сергей Валентинович Ярушин начал готовить первую команду, в которой выступал его сын Стас – один из героев будущего «Уездного города», покорившего Высшую лигу КВН, актер, снявшийся в молодежном сериале «Универ». Назвали команду «в честь» знаменитой фразы из «Кавказской пленницы» Л. Гайдая – «Бамбарбия Кергуду».

В этой самой «Бамбарбие», которая почти сразу же стала чемпионом Челябинска и визитной карточкой 46-ой школы, и народятся «лица уральской национальности»: Евгений Соболев, Стас Ярушин, Алексей Иванов, Семен Лобанов – актеры команды «ЛУНА»…

 

На «пятачке» у озера

 

На творчество должна вдохновлять природа. Именно поэтому трубопрокатчики, когда зашел спор о том, где строить дворец культуры, выбрали берег озера. Не смутил и аргумент, что Смолино «дышит»: то отступая от берега, то поднимаясь. Берег в районе дворца был дополнительно укреплен, отсыпан, затем был заложен массивный фундамент и возведены стены.

К ноябрьским праздникам 1957 года дворец был построен. Ветераны ЧТПЗ вспоминали, что на открытии собрался почти весь завод, и каждый прикоснулся хотя бы к одной из шести парадных колонн, чтобы убедиться - взаправду ли?

Дворец культуры, можно сказать, обжился мгновенно. Первым делом появился танцевальный коллектив – будущая «Радуга», собравшая большое количество наград с самых разных фестивалей. «Зажигали» ее талантливые педагоги Галина Краснова и Нина Вдовенко. Сегодня «Радуга» - это более двухсот участников и 12 возрастных групп.

В стенах дворца появится своя балетная студия, ансамбли эстрадной и народной песни, танцевальный коллектив Игоря Китаева, танцевально-спортивный клуб «Виктория», народный хор ветеранов «Верные друзья», эстрадный оркестр Олега Тергалинского. Ровесником дворца можно назвать драматический самодеятельный театр, созданный Татьяной Столяровой и носивший гордое имя: «Современник». В 1970 году появится и свой театр кукол.

Будут и необычные коллективы, которые редко встретишь при дворцах культуры. Например, в 1973 году стараниями Валентины Тарановой появилась цирковая студия «Жар-птица», постоянная участница всероссийских  фестивалей самодеятельных коллективов циркового искусства. Хорошая спортивная подготовка, пластика, чувство танца позволят создать уже в наше время одну из первых в Челябинске школ черлидинга – танцующих девушек с помпонами в руках – группы поддержки спортивных команд.

К тому же «за спортом» далеко ходить не нужно – он расположился на берегу по соседству с дворцом…

Вода у воды

 

Спортивный коллектив ЧТПЗ начал формироваться в первые послевоенные годы. Уже в 1949 году он имел хоккейную команду «Металлург», организованную Н.Г. Лавриенко. Следом появятся легкоатлетические секции, футбольная и волейбольная команды, силовые виды спорта. К концу 1950-х годов «за высокую организацию физкультурно-массовой работы» коллектив предприятия был награжден медалью добровольного спортивного общества «Труд». В итоге при заводе был организован спортивный клуб. Дело оставалось за «малым» - построить свой стадион и оснастить спортивную базу.

Заводчане во главе с директором Я.П. Осадчим подошли к вопросу основательно – если и строить, то многопрофильный спортивный клуб европейского уровня: с хорошим футбольным полем, хоккейным кортом, спортивными залами для тренировок. А главное – с бассейном.

Строительство началось в 1964 году, когда Яков Павлович узнал почти детективную историю о том, как руководитель ядерного центра в Снежинске К.И. Щелкин в обход строжайших запретов, со скандалом в кабинете министра, построил первый в Челябинской области бассейн. На ЧТПЗ резонно решили – «чем мы хуже атомщиков?» И приступили к строительству тоже первого, но уже в Челябинске бассейна, который открылся в 1966 году.

С Москвой также пришлось «пободаться». Руководящие органы, в целях экономии капиталовложений, дали разрешение на строительство 25-метровой ванны, трубопрокатчики настояли на 50 метрах. Позднее при реконструкции это помогло устроить в бассейне две ванны.

Название всему спортивному комплексу ЧТПЗ пришло, можно сказать, случайно – в 1964 году как раз прошел успешный запуск нового космического корабля «Восход». В ДК ЧТПЗ провели торжественное собрание в честь этого события – а страна после полета Ю.А. Гагарина вообще грезила космосом – и директор предложил вполне логичное название. Так на карте Ленинского района появился свой спортивный «Восход».

Сила рук и никакого мошенничества

 

Заводской спортивный клуб, двигающий в массы здоровый образ жизни, закаляющий своих работников и их детей, - это одно; спорт высоких достижений – совсем другое. На ЧТПЗ не сразу, но все же достаточно быстро осознали, что эти две разные спортивные вселенные – любительскую и профессиональную – можно выгодно совмещать.

Все началось с легкой атлетики. В начале 1970-х годов выходец с ЧТПЗ марафонец Леонид Кочерягин стал чемпионом СССР. Рассказывают, что когда он летел из Москвы в Челябинск, то у трапа самолета его уже ждал Я.П. Осадчий, чтобы лично вручить золотые часы.

Воспитанники клуба «Восход» добивались успехов в разных видах спорта. Но были и свои изюминки. Например, «Восход» прославился профессиональной школой армреслинга, которых и сегодня в России единицы. Это произошло благодаря упорству тренера Сергея Валентиновича Аверьянова и его учеников.

Так, в начале 2000-х годов уже директору завода А.А. Федорову пришлось принимать триумфатора международных соревнований Артема Клименко, который выиграл первый свой мировой турнир в 16 лет. Следом трубопрокатный завод прославится самыми сильными женскими руками – сотрудница службы охраны ЧТПЗ Светлана Тихонова завоюет титул чемпиона мира на первенстве в Болгарии.

- Такие победы вселяют уверенность, что наши инвестиции в спорт окупаются, - скажет А.А. Федоров. - Ведь они поднимают престиж предприятия, престиж нашей области, страны, рождают чувство гордости и патриотизма у заводчан.

Кстати, с этими инвестициями будет своя давняя история – правда, в другом виде спорта.

За «Восходом» на байдарках

 

Всему «виной» вновь оказалось озеро Смолино. Специалисты утверждают, что акватория озера у береговой полосы вдоль улицы Новороссийской и удобная роза ветров идеально подходит для проведения соревнований по гребле на байдарках и каноэ – вплоть до первенств мирового уровня. Подобными условиями не обладает ни одна другая гребная база на Урале.

Эту особенность озера трубопрокатчики уловили еще в далеком 1958 году, когда в составе спортивного клуба рабочие механического цеха Ф.В. Зотов и Н.Л. Земеров организовали секцию гребли. С 1969 года ее бессменно будет возглавлять Александр Иванович Соколов, заслуженный тренер РСФСР.

Гребную базу долго не могли довести до ума. Не хватало главного – эллинга для хранения судов. Решить проблему помогло телевидение. На местном канале в то время шла популярная «злая» программа «Музей Ляпсуса», по своему формату предвосхищавшая будущий «Взгляд» с Владом Листьевым. «Соколята» решили рассказать о своей проблеме всему городу.

Когда прошел критический сюжет о секции, реакция Я.П. Осадчего была мгновенной. Он вызвал спортсменов на «ковер» с одним вопросом – почему не пришли к нему сразу напрямую? Ссылки на обращения в профком и в другие инстанции не принимались. Немного остыв, Осадчий принял решение строить эллинг, да еще с теплыми помещениями для подготовки в зимнее время.

Секция гребли на байдарках и каноэ серьезно подняла репутацию спортивного клуба «Восход». С 1980 года она получила статус школы олимпийского резерва. За спортивными успехами шли инвестиции – завод благодарил спортсменов за успех. В первой половине 1980-х годов, уже при директоре ЧТПЗ Н.П. Карпенко, провели реконструкцию эллинга – построили тренировочный гребной бассейн, сделали мастерскую для ремонта судов, увеличили число раздевалок, организовали тренажерный зал, пристроили второй этаж.  В 2000-х годах, уже при поддержке А.А. Федорова, благоустроили береговую полосу, построили судейский корпус и трибуны.

Спортивная закалка – великое дело. Уже в наше время, в 2007 году, на озере Смолино состоялся чемпионат России по гребле на байдарках и каноэ – знаменитые гонки на «драконах». Команда ЧТПЗ и спортсменов «Восхода» в финальном заезде на двести метров буквально вырвала победу у команды чемпионов Европы, составленную из москвичей.

А накануне этого чемпионата на берегу Смолино появился еще один объект – большой диагностический центр ЧТПЗ, специализирующийся в том числе и на спортивной медицине…

Лицей у озера

 

Озеро Смолино вдохновляло не только на творческие или спортивные победы. Своенравное и таинственное, оно становилось предметом научного исследования – например, со стороны учеников 77-го лицея. Особенно в середине 1990-х годов, когда озеро совсем разбушевалось, и вода затопила солидную часть микрорайона. Рассказывают, что возле Дворца культуры ЧТПЗ образовался пруд, в котором водились огромные карпы.

77-ой лицей – в 1988 году, после новоселья, он был обычной типовой школой, и всего за два десятилетия стал опорным школьным центром по химии в Ленинском районе, потеснив «КБСовских корифеев». К статусу лицея, гимназии школа пришла не сразу – слишком высоки требования. На протяжении нескольких лет наряду с обычными классами действовали гимназические с углубленной программой, в которой были и работы по экологии озера и городской среды.

Естественно, большая современная школа в поселке Трубников с момента своего открытия находилась «под крылом» трубопрокатного завода. Но при этом активно заявляла о себе – например, в 2006 году лицей выиграл Президентский грант в 1 млн. рублей, который пошел на оснащение учебных кабинетов.

- Помогать школам и детсадам, педагогам и воспитателям – в основе этого заложен элементарный здравый смысл, - поясняет директор ЧТПЗ А. Федоров. - У большинства детей в Ленинском районе родители так или иначе связаны с нашим заводом. Лучше вкладываться в школы и стадионы, чем постоянно беспокоиться: как там ребенок, сыт ли, не замерз, чем занимается, кто его учит и чему.

Экономический эффект тоже очевиден: на производстве нужно думать о производстве, а не нагонять себе разные мысли. К тому же, начиная еще с «прорывных» 1960-х годов, оно стало усложняться настолько стремительно, что «мозгового штурма» собственными заводскими силами явно не хватало.

Все о трубах

 

В конце 1960-х годов вдоль трамвайной линии по улице Новороссийской появилось большое, белоснежное, ультрасовременное по тем временам здание с широкими оконными переплетами над парадным входом, сквером и символической стелой - здание Уральского научно-исследовательского трубного института.

Между тем, сам институт появился на несколько лет раньше. В 1961 году, не дожидаясь «собственного угла», на базе института черной металлургии на ЧМЗ начнет работу первая группа ученых, которую возглавил теперь уже бывший главный инженер ЧТПЗ С.А. Фрикке. В разные годы институт будут возглавлять Ю.М. Матвеев, Ю.И. Блинов, И.Ю. Пышминцев.

О трубах здесь знали буквально все – достаточно даже беглого взгляда на список тем, которые оказывались в поле зрения. Например, одним из первых испытаний института станет «битва с парафином». Суть в том, что большинство добываемой нефти в России содержит большое количество парафина - а он, как холестериновые бляшки в кровеносных сосудах, оседает на стенках труб. Чистить скважины механически - дорого и трудоемко. Тогда в институте впервые в стране было создано специальное внутреннее полимерное покрытие, отталкивающее парафин, который теперь вместе с нефтью шел на переработку. Вообще, отделка труб специальными составами станет специализацией института.

Немало было сделано по разработке методик оценки прочности и работоспособности труб. Появилась даже целая линейка специальных приборов «Север». Для ЧТПЗ в начале 1970-х годов институт разработал автоматизированную систему регулирования толщины стенки - своего рода «рентгеновский кабинет» для трубного производства.

В начале 1980-х годов появится стан «300» для производства тонкостенных труб для мелиорации сельскохозяйственных земель. Потребности в трубах были настолько велики, что этот стан заказали в серию – агрегаты ушли в Пензу, Серпухов, Омск и другие города. Затем для теплотрасс было изготовлено специальное покрытие – стеклоэмаль. Трубы стали служить в пять-шесть раз дольше, а челябинские ученые института тогда получили медали ВДНХ.

В сложные пореформенные годы, когда резко снизились объемы производства, а страну захлестнул импорт, институт переживал не лучшие времена. Лишь с 2003 года началось его новое восхождение – благодаря крупному инвестору в лице ТМК: Трубной металлургической компании.

 

Сказка о гадком утенке

 

Погружаясь в историю ЧТПЗ, постоянно приходится удивляться – насколько разнообразной, на самом деле, может быть «обычная труба». Именно с этим разнообразием трубопрокатчики узнают, почем фунт лиха.

Ныне легендарный цех № 5 холодной прокатки труб в свое время повторил историю гадкого утенка, ставшего прекрасным лебедем. В конце 1950-х годов Правительством страны было выпущено постановление об организации на ЧТПЗ производства бесшовных труб специального назначения. Челябинские трубопрокатчики поначалу пытались «отбрыкаться» от такого предложения - метод холодного проката для них был непрофильным, в отличие от Первоуральского трубного завода. К тому же задачи казались неподъемными – в стране диаметр холоднокатаных труб не превышал 120 мм, а здесь требовалось увеличить его сначала вдвое, потом вчетверо. И все же строить пришлось.

Ветераны ЧТПЗ вспоминали, что новый цех и вправду был похож на пасынка – строили его с неохотой, «по остаточному принципу»; на просьбы выделить материалы и людей, отвечали: «Да вы уж как-нибудь сами…» Пугали и проекты самих станов – сложные, состоящие из массы узлов, приводов, валков, клетей. Только один шахтно-закалочный агрегат уходил кольцом в землю на 14 этажей!..

Не хватало специалистов по холодному прокату – и руководству завода пришлось буквально начать «охоту за головами». Первым «пал» Первоуральск, со скандалом отпустив два десятка высококлассных специалистов. Кстати, Я.П. Осадчий выделил для них 25 новых квартир, пообещал трудоустроить членов семей на завод, детей – пристроить в школы и детские сады. От этого предложения невозможно было отказаться.

10 января 1967 года первый стан холодной прокатки труб был пущен. Но еще долго оставались сомнения, что цех будет убыточным и висеть камнем на шее всего завода. Смущало слово: «специальный» - как часто оборонщики собираются заказывать свои специзделия и закажут ли вообще? В конце 1960-х годов инженеры ЧТПЗ устроили в Москве «закрытую презентацию» своих изделий и возможностей. В итоге к цеху № 5 заказчики выстроились в очередь – только успевай катать.

 В книге по истории цеха С.Е. Буньков рассказывал, что именно здесь катали. Трубы с высокоточными параметрами использовались для установки системы залпового огня «Град», для изготовления подкрыльных ракет истребителей-бомбардировщиков, для самолетов палубной авиации, для узлов атомных подводных лодок. В недрах цеха родились ныне известные каждому атомщику шестигранные трубы: в них, как в плотный защитный чехол, помещались на хранение тепловыделяющие элементы – ТВЭЛы – атомных электростанций.

Но, пожалуй, самым ярким триумфом заводчан стали лонжероны для легендарного МИ-26 – одного из лучших тяжелых вертолетов, признанного во всем мире. Прежде лонжероны для лопастей были сварными – очень сложно создать цельную трубу с переменным сечением и изгибами в нужных местах. Челябинцы это сделали. Рассказывают, что в конце 1970-х готов на одной из авиационных выставок появился С. Сикорский-младший, сын создателя первого вертолета и владелец американской фирмы. Он без особого интереса осмотрел МИ-26, но остановился, как вкопанный, перед выставленным здесь же 15-метровым лонжероном. Он не верил своим глазам, подошел, потрогал – действительно, цельнометаллический!

- Я готов покупать у вас это изделие, готов купить лицензию на производство, готов купить оборудование для его изготовления. Мне нужен этот лонжерон!

Ему отказали – к высокой гордости наших ученых, инженеров, рабочих, создавших это удивительное изделие…

 

Учитель-«пускач» и его ученики

 

…Летом 1941 года, уже под бомбежками, из Днепропетровска в далекий Первоуральск уходил состав с оборудованием трубного завода и семьями его рабочих. Начальником эшелона был Давид Могилевкин, когда-то сменивший призвание музыканта на прокатные станы, чтобы прокормить семью. Рядом с ним был и 11-летний сын Феликс. Именно ему позднее отец объяснит, что стан не «грохочет» - он играет, как симфонический оркестр. Нужно лишь уметь это слышать.

После института Ф.Д. Могилевкин почти десять лет проработает мастером проката в Первоуральске, затем в заводской лаборатории, пока однажды ему не позвонят из Челябинска и вежливо спросят: «Не могли бы вы в удобное для вас время приехать в Челябинск поговорить с Яковом Павловичем?..»

Это был поворот судьбы – в самый разгар «холоднокатаной эпопеи» на ЧТПЗ. Могилевкина назначили начальником пусковой группы стана 250 – «пускачом», как окрестили его должность. Он, собственно, и запустил сердце цеха № 5. Затем будут модернизация других цехов, постоянные пуски обновленных станов – вплоть до перестройки середины 1980-х годов.

Однажды, когда Феликс Давыдович со свойственной ему щепетильностью формировал штат будущего «холодного цеха», к нему подошел молодой оцинковщик, объяснил, что учится в институте, но уже сейчас хотел бы попробовать свои силы на перспективном производстве. Это был Владимир Григорьевич Зимовец. Он примет у своего учителя эстафету и возглавит цех холодной прокатки; при нем войдут в действие три новых стана и развернется борьба за лонжероны. При этом ему незазорно будет поработать топором на строительстве цеховой базы отдыха «Лесная сказка» на озере Увильды. После ЧТПЗ В.Г. Зимовец четверть века посвятит строительству Волжского трубного завода.

В конце 1970-х годов он примет в свой цех № 5 молодого дипломированного инженера-механика – и поставит его обычным слесарем по ремонту оборудования, следуя неписаному правилу: «любой должен пройти стажировку на рабочей точке; если не белоручка – значит, приживется». Именно тогда на заводе «прижился» Александр Федоров, в будущем председатель совета директоров ЧТПЗ…

 

Как трубопрокатчики Челябинск спасали

 

В начале февраля 1977 года уйдет из жизни Я.П. Осадчий. Через несколько дней Москва утвердила на должность директора ЧТПЗ Николая Петровича Карпенко.

Он знал завод, как свои пять пальцев – еще в годы войны пришел 17-летним пареньком на его строительство. При всем при этом ему пришлось крайне нелегко – психологически. Естественно, его сопоставляли с легендарным предшественником, сравнивали и по характеру, и по «связям на верху», и по возможностям, и по подходу к делу и к людям.

Доброжелательный, энергичный, но вдумчивый человек, Н.П. Карпенко не стал устраивать революционных прорывов, а методично – цех за цехом, стан за станом – проводил реконструкцию производственных мощностей. Все 1980-е годы Челябинский трубопрокатный работал, как часы.

А вот Страну Советов уже начинало лихорадить. О том, что в советской системе планирования непорядок, весьма своеобразно возвестил Челябинск. Зимой 1984-1985 года, когда челябинским градоначальником стал молодой П.И. Сумин, повсюду начали рваться старые трубы, произошла масса аварий на теплотрассах, половина города была буквально разрыта и укутана паром.

- Вся эта зимняя эпопея с теплотрассами научила нас работать в условиях, после которых рынок покажется настоящим раем, - вспоминал позднее П.И. Сумин. – Мне, к примеру, нужен метр трубы, чтобы починить теплотрассу. И я еду в Госплан, в Главснаб, еще куда-то – и «выбиваю» метр трубы! Труба производится здесь, на ЧТПЗ. А я не могу ее взять…

К чести трубопрокатчиков и Н.П. Карпенко, они не стали доводить ситуацию до абсурда и «замораживать» челябинцев – нужные трубы сразу, прямо со станов, уходили на городские улицы. С Госпланом договорились позднее…

На рубеже политических эпох ЧТПЗ переживет все то же, что и остальные предприятия. Сначала в эпоху перестройки и гласности будет переход на хозяйственный расчет и выборность руководителей, затем в годы рыночных реформ – приватизация и акционирование. В 1996 году Н.П. Карпенко, чувствуя, что не успевает за стремительно меняющимся временем, уступит дорогу молодежи.

 

Вячеслав ЛЮТОВ, Олев ВЕПРЕВ. Вглядываясь в Ленинский. Екатеринбург. БКИ. 2015.

Фото: Артем Анисин, Татьяна Богина, Василий Долгошеев, Артем Зигануров, Евгений Клавдиенко, Андрей Лабаскин, Дмитрий Лесняк, Иван Навроцкий, Константин Севостьянов, Андрей Юдин

читать дальше: На подступах к Высоте 238

Категория: Вглядываясь в Ленинский | Добавил: кузнец (09.04.2016)
Просмотров: 372 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: