Главная » Статьи » Вглядываясь в Ленинский

На подступах к Высоте 239

Реформы дуэтом

 

«Они сошлись – вода и камень,

Стихи и проза, лед и пламень».

Эти пушкинские строки напрашиваются сами собой, как только речь заходит о современном «руководящем дуэте» ЧТПЗ, весьма редком в практике бизнеса.

Александр Анатольевич Федоров. Большой, немного мрачноватый, с волевыми интонациями в голосе, по-сибирски крепкий, он многим казался образцом металлурга - именно такими они должны и быть. Твердость в его биографии была с самого начала - он родился на Алтае в городе Камень-на-Оби. И сугубо мужское занятие - рыбалка - тоже родом с обских берегов.

Свое «боевое крещение» как руководитель он получит на пуске стана по производству тех самых шестигранников для атомных ТВЭЛов. В состав сплава входил бор, отчего трубы нужных параметров просто не хотели прокатываться и давали трещины. Стан переналаживали несколько раз, пока не добавили устройство для предварительного подогрева.

После такого опыта новое «задание» - вытянуть завод в годы рыночных реформ - было лишь делом времени. Вот только в одиночку с такими вещами не справиться. Именно тогда, в середине 1990-х годов, в системе координат ЧТПЗ появится Андрей Ильич Комаров.

Многообразный, мятущийся рынок был его стихией. Уроженец Озерска, он для начала покорил Московский институт химического машиностроения. Но стояние за кульманом не отвечало его динамичному характеру – и Комаров ушел… администратором в театр «Сатирикон». Обладая «стопроцентным обаянием» и харизмой, он был настоящим «социальным полиглотом», как назвал его руководитель театра Константин Райкин. То есть умел договариваться со всеми: от обычного торговца до, если нужно, английской королевы. Рассказывают, что именно личная уверенность Комарова в успехе и его способность к диалогу помогли в кризисные годы удержать стратегического партнера – голландскую компанию «Солмерс», поставщика антикоррозийного оборудования.

В его активе были торговые фирмы, транспортные компании, пока он всерьез не занялся поставкой металла и начал вкладываться в акции предприятий, в том числе и ЧТПЗ. Акции, знание конъюнктуры рынка, азарт стратегического планирования предопределили судьбу – А.И. Комаров стал совладельцем ЧТПЗ и вошел в совет директоров.

Нужные амбиции и прагматичный расчет сделали свое дело. Так, в 1997 году, накануне дефолта, был построен цех по выпуску сварочных флюсов, не имеющий аналогов в России. Еще через три года - цех по нанесению трехслойного антикоррозийного покрытия, который в два раза увеличил срок службы труб и сделал их конкурентоспособными.

А дальше, как в старой поговорке: «аппетит приходит во время еды…»

Тонны краски

 

На закате советской эпохи трубопрокатчики гордились, что их магистральными газопроводными трубами большого диаметра можно пять раз опоясать земной шар. С пуском челябинской «Высоты 239», выстроенной под магнитогорский толстолистовой прокат, можно добавить еще несколько оборотов.

Этот проект, название которому придумал один из рабочих – по отметке над уровнем моря, изначально был нетривиальным. Он впечатлял уже на стадии доставки оборудования. В сентябре 2009 года его масштабы первыми оценили автомобилисты – от Перми до Челябинска. Два мощных грузовика, соединенных между собой, тянули почти 200-тонную деталь стана на платформе из 224 колес в окружении патрульных машин. Когда колонна въехала ночью в Челябинск, то разбуженные горожане сочли, что начались съемки новой части «Ночного дозора».

Затем на ЧТПЗ вырастет огромный цех в 13 футбольных полей с эстакадой-палубой по центру, выложенной желтым паркетом, и производственными площадками по обе стороны. Но к безупречному с точки зрения технологии цеху добавится еще один главный герой – цвет.

- Мы поставили задачу создать цех, не похожий на существующие в России: темные, выкрашенные в скучный зеленый цвет, - вспоминают на заводе. – Хотелось, чтобы глаза радовались, настроение было иным. И мы сделали завод светлым, ярким, радостным.

Каждый элемент цеха сначала изготавливали в 3D-модели, а потом утверждали цветовую гамму. Основной тон для стен выбрали красный с оранжевым градиентом. Что-то пришлось перекрашивать несколько раз – например, балки над эстакадой или пульты управления, добиваясь более гармоничного сочетания. В итоге 105 тонн краски ушло на покраску цеха, в том числе 70 тонн — на внутреннюю отделку. Говорят, с краской начались перебои: завод скупил все запасы в регионе.

А потом цвет дошел и до самих труб.

- Все трубники делают трубы большого диаметра черного цвета, а мы стали первыми в мире выпускать цветные трубы, - рассказывал руководитель проекта «Высота 239» Валентин Тазетдинов. - Придумали это еще на стадии строительства цеха. Технология нанесения цветной полосы такая же, как и черной. На итоговую стоимость наших «полосатиков» с цветным логотипом это никак не влияет. Цвета полос: желтые, оранжевые и синие наносим в зависимости от класса прочности стали, из которой сделана труба. Все просто и функционально.

Белые металлурги в черном теле

 

Цвет буквально перевернул отношение к производству с ног на голову. На ЧТПЗ признаются, что сейчас уже никто не помнит, кто первый произнес слова «белая металлургия» - они словно выросли изнутри и предопределили концепцию проекта. Внешне – все рабочие, все сотрудники цеха ходят в белоснежных спецовках; лишь работники ремонтной службы – в красном – чтобы было видно: что-то не в порядки, и они идут это «что-то» исправлять. Зато внутри – новая «философия труда», не допускающая расхлябанности или безразличия к делу.

Система координат на «Высоте 239» выстроилась достаточно жесткая, но понятная. С одной стороны, была сделана ставка на молодежь, ее силы и пытливый ум. Плюс высокая зарплата, на 20 процентов больше, чем в других цехах. Плюс обучение на ведущих зарубежных предприятиях. Вдобавок хороший социальный пакет с медицинским страхованием и возможностью приобрести квартиру. К слову, яркие, молодые, но уже профессиональные кадры, как и во времена Я.П. Осадчего, искали по всей стране, переманивая в том числе зарплатой и жильем.

На другой чаше весов – взыскательное отношение и к работе, и к себе. В 2008 году, когда цех только начали строить, скрупулезно проверяли биографии всех претендентов. Предпочтение отдавали людям с высшим образованием, старались учитывать множество моментов: отказывали «летунам», часто меняющим место работы, людям с уголовным прошлым или конфликтовавшим ранее с работодателями. В общем, отбирали, как космонавтов.

Появилось и свое «табуированное пространство». Например, на «Высоте-239» запрещается курить и пользоваться на рабочем месте мобильным телефоном. Все обязаны следить за своим внешним видом. Каждое утро каждый работник проходит тест на алкоголь. Выпил накануне – до свидания. Рассказывают, что первое время за запах увольняли чуть ли не каждую неделю.

Почему так? Это на пальцах объяснили, к примеру, лидеру группы «Чайф» Владимиру Шахрину после экскурсии по цеху: каждая труба большого диаметра для «Южного потока» или «Силы Сибири» стоит столько же, сколько приличная иномарка, поэтому ошибки дорого обходятся, а оборудование – и того больше. Музыканту ничего не оставалось, как выдохнуть:

- Это сколько же концертов отыграть надо, чтобы такую трубу купить!..

Завод как искусство

 

«Высоту 239» открывали в июле 2010 года. Приехавший на торжества В.В. Путин просто развел руками, а потом признался журналистам: «Когда я сюда приехал, то, простите, просто обалдел…» Эмоция пусть и просторечная, зато всем по-человечески понятная. Подобные чувства переполняют человека, когда перед ним, к примеру, с горных вершин открываются бескрайние просторы, или поражают своей красотой архитектурные памятники, или завораживает все та же музыка.

На «Высоте-239» она в прямом смысле «пропишется» с осени 2010 года. В заводском цехе, растерянно вслушиваясь в акустику огромного помещения, рассаживались музыканты Государственного академического симфонического оркестра России имени Е. Светланова во главе с дирижером М.Б. Горештейном. Часть производственного помещения трубопрокатчики освободили от оборудования, смонтировав большую сцену и зал для слушателей. Едва с прокатного стана по соседству скатилась очередная труба, по цеху поплыла музыка Чайковского, Глазунова, Гершвина.

Справедливости ради скажем, что подобное происходило на ЧТПЗ уже не в первый раз. В начале 1970-х годов этот же самый оркестр по приглашению Я.П. Осадчего выступал в новеньком, как с иголочки, цехе № 5. Дирижировал тогда сам Евгений Федорович Светланов…

Мы возвращаемся к тому же, с чего и начинали свой рассказ о ЧТПЗ – к каждому заводскому цеху нужно относиться как к произведению искусства, шедевру инженерной мысли. И тогда производственная жизнь, которой Ленинский район исторически переполнен до краев, зазвучит совершенно иначе…

 

Вячеслав ЛЮТОВ, Олев ВЕПРЕВ. Вглядываясь в Ленинский. Екатеринбург. БКИ. 2015.

Фото: Артем Анисин, Татьяна Богина, Василий Долгошеев, Артем Зигануров, Евгений Клавдиенко, Андрей Лабаскин, Дмитрий Лесняк, Иван Навроцкий, Константин Севостьянов, Андрей Юдин

читать дальше: Сельмаш под прикрытием

Категория: Вглядываясь в Ленинский | Добавил: кузнец (09.04.2016)
Просмотров: 211 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: