Главная » Статьи » Вглядываясь в Ленинский

Монастырская заимка

Намоленное место

 

Волею судьбы, но самое старое «обжитое место» Ленинского района сегодня стало его центром, почти сердцем. Девятиэтажные свечки красного кирпича смотрятся в гладь небольшого пруда, за которым среди зелени – белые стены храма с синими куполами. Еще дальше – монастырский сад, легендарная «Плодушка», поджатая с одного боку современным торговым центром «Молния», с другого – не менее современными коттеджами.

Печной дымок взвился здесь задолго до прихода в Челябинск первого поезда, когда четыре версты от пыльного и сонного уездного городка казались большим расстоянием. Места здесь считались не слишком привлекательными: мелкие березовые перелески с луговыми проплешинами, низины да «кочующие болота», которые могли появиться где угодно и когда угодно (до сих пор на них жалуются жители поселков в соседнем Копейске).

Именно эти места на старой Троицкой дороге под приусадебное хозяйство, заимку были отведены в середине XIX века послушницам Челябинского Одигитриевского женского монастыря.

 

Путеводительница

 

Одигитрия – слово особенное. По преданию, это название получила одна из первых икон Божьей Матери с младенцем Христом на руках, написанная еще евангелистом Лукой. До сих пор этот тип икон наиболее почитаем в России. Оно и понятно: Одигитрия – значит, Указующая путь, Путеводительница…

Именно это название выберет для женского монастыря его основательница – игуменья Агния.

О ее судьбе подробно расскажет одна из послушниц Раиса Будрина. Агнии (в миру Анне Полежаевой) не было еще и тридцати лет, когда она оставила родительский кров и крестьянский быт в селе Варламово и попыталась найти уединение на одном из островов Чебаркульского озера.

Вот только Бог ее там не приютил. По ночам во время молитв она слышала возле своей кельи страшный шум и волчий вой. А однажды, переплывая на лодке к берегу, попала в настоящую бурю, которая занялась совершенно неожиданно и так же неожиданно стихла, как только отшельница дала обещание оставить свою землянку на острове и найти другое место для обители.

Поиск будет долгим. Сначала Агния попытается устроить обитель в Еткульской пустыни, на берегу озера, но безуспешно. Потом будет путешествие к святым местам: в Киев – помолиться святому Феодосию Печерскому, основателю монашеского жития в России, а затем на Север – на Соловки. Будет в ее жизни и Уфимский женский монастырь, где она жила в послушании, изучая содержание духовных книг. И лишь затем пути-дороги приведут ее в 1848 году в Челябинск…

Безо всякого пособия от казны…

 

Старая Челябинская крепость Анну-Агнию не столько приняла, сколько приютила. «Сначала приобретен ею был старый, небольшой деревянный домик за рекой, около Троицкой церкви, и, поселившись в нем, она принимала желающих разделить ее монашескую жизнь, - пишет Р. Будрина. - В продолжение пяти лет поступило к ней 15 человек девиц разного возраста. Живя без всяких средств и помощи со стороны, все они приучались к монашеской жизни; носили черное монашеское платье, читали по умершим псалтирь и трудились неустанно; в то же время смиренно и терпеливо переносили разные нужды и лишения».

Но мир не без добрых людей. Вскоре маленькой обители стали помогать горожане. В истории монастыря осталось, к примеру, имя мещанина Петра Ивановича Ильиных, человека небогатого, который больше помогал советом, чем капиталом. Именно по его совету монастырь занялся натуральным хозяйством, стал самоокупаемым и позднее ни в чем не знал нужды.

В 1862 году, после долгих трудов,  Синод наконец утвердил Одигитриевскую обитель с маленькой припиской: «безо всякого пособия от казны…» Анна была пострижена в монахини под именем Агнии, а затем слезно вымолила участок земли под обитель и хозяйственные постройки рядом со старым кладбищем (в районе нынешнего кинотеатра им. А.С. Пушкина).

А вот под монастырский сад места пока не было…

Богомазовский лог

 

В монастырской летописи садовая история берет начало в 1864 году – с того самого момента, как женскому Одигитриевскому монастырю была отведена земля под заимку рядом со смолинскими хуторами.

- В июне 1864 года старший землемер хорунжий Халин «учинил межевание» отвода, - рассказывает журналист и краевед Михаил Фонотов. - Он начертил план в виде прямоугольника, в центре которого большим крестом отметил место под церковь, а рядом, крестиками, – место под «предположенное кладбище». На плане нарисован хуторок с домишками, рядом – огород, еще дальше – озерцо с болотистым клином вдоль ручья, гуменник на берегу озера, конопляник, в разных местах полосы пашни, пастбища, сенокосы, «кудряшки» березняков, полевые и скотопрогонная дороги. Всего более 55 десятин земли. Документ подписан игуменьей Агнией.

Место для строительства церкви определили сразу же – Богомазовский лог рядом с Девичьим ключом.

«Первым делом матушка-основательница с помощью благодетеля П. И. Ильиных построила там маленькую каменную часовню, а потом обратила ее в храм, который и был освящен во имя Святителя Николая в 1864 году. Неподалеку от церкви устроила кельи для рабочих сестер, амбары для ссыпки зерна и загоны с плетнями для скота».

Здесь же, рядом с Никольским храмом матушка-настоятельница Агния устроила колодец. Рассказывали, что вода в святом источнике считалась целебной, и к нему тянулись паломники. В советское время колодец уничтожили, сровняв с землей. Но не до конца. В наши дни, когда стали восстанавливать храм и подворье, строители обнаружили трубу, которая привела к оголовку колодца, выложенного бутовым камнем. Рядом были найдены старинные гребенки, которые передали в музей…

Труды и Девичьи слезы

 

Уже в первые годы существования монастырской заимки выяснилось, что место здесь действительно благодатное. Как минимум, здесь было теплее – температура поднималась выше градусов на пять, чем в самом городе. Из архивных источников следует, что послушницы Одигитриевского монастыря за хозяйство взялись крепко: на подворье были поля и сады, пасека, скотный и конный двор, большой фруктовый сад, а рядом теплицы. Рассказывают, что в этих теплицах, помимо привычных огурцов и помидоров, монахини выращивали даже грецкие орехи, абрикосы и виноград.

В 1909 году писательница А.М. Нечаева описывала в своих «Челябинских впечатлениях» Одигитриевское монастырское житье: «Самый монастырь - по размерам небольшой, но монахини его отличаются чисто мужской энергией и трудолюбием... Крайне оригинальна бывает картина работ монахинь в поле. Молодые и здоровые, они ловко управляются с крутящимися и стучащими машинами, то подсыпая в веялку зерно, то отгребая солому от молотилок и т.д. Монастырские поля считаются здесь лучшими по обработке, а огородные овощи и ягоды славятся далеко за городом…»

В общем, добрая земля между двумя ключами – Девичьим и Казачьим – кормила, а небо благодарило за веру. Девичий ключ был холодным и чистым; ручей, извиваясь, весело мчался к берегу озера; послушницы выбирали глубокие заводи, чтобы набрать воду для полива.

Решение вырыть на ручье пруд было очевидным – приусадебное хозяйство росло и требовало воды и ухода. В середине 1860-х годов, по совету и настоянию П.И. Ильиных, игуменья с сестрами приступает к работе. Женщины копали обыкновенными лопатами, долбили кирками, выравнивая берега и уходя все глубже. В итоге небольшой, круглый, как блюдце, пруд оказался весьма глубоким – почти десять метров. И название получил соответствующее – Девичьи слезы.

Одно время – в советские годы – это название потерялось. Прудок на бывшей монастырской заимке стал в просторечии называться котлованом. Одни говорили, что на этом месте хотели строить дом, вырыли большую яму под фундамент, но грунтовые воды все залили. Другие рассказывали, что котлован вырыли специально, чтобы сваливать мусор. Здесь и было замусорено до безобразия…

К счастью для прудка – история иногда возвращается, очищаясь от наносных вещей и возрождая «светлое прошлое». Вот и сегодня монастырский пруд Девичьи слезы, как и сам Одигитриевский монастырь – возвращенный топоним на карте Ленинского района.

Остановить на взлете

 

Монастырское хозяйство крепло и ширилось силами насельниц и настоятельниц Лидии, Рафаилы, Анастасии, возглавившими монастырь после смерти игуменьи Агнии. К началу ХХ века кроме храмов и богослужебных помещений, при монастыре действовали различные мастерские, была построена и открыта церковно-приходская школа, стабильный доход приносил небольшой свечной завод. В 1890 году была освящена величественная пятиглавая Вознесенская церковь, которую позднее большевики, на волне атеистического подъема, попытаются перестроить в «Дом съездов», а затем и вовсе разберут на кирпичи.

Смутные революционные времена не оставят никаких шансов на прежнее размеренное житие. Едва Челябинск был освобожден от колчаковских войск, органы молодой Советской власти сочли, что «угодницы божьи живут на широкую ногу», и предложили потесниться. Следом под предлогом уплотнения стали изыматься монастырские помещения, мастерские в центре города. Монахини писали письма в губернский революционный комитет с просьбой сохранить за ними храмы. Последняя настоятельница игуменья Анастасия уверяла новые власти, что Одигитриевский женский монастырь «примет за себя все государственные налоги, какие будут на него возложены».

Увы, уверения не помогут. Как записал «по горячим следам» замечательный челябинский краевед Н.М. Чернавский, «в 1921 году 21 марта нового стиля ночью… монастырь в составе 240 человек, был арестован и препровожден в военный лагерь, и в тюрьму во главе с игуменьей мирских до 100 человек посажено, сидели долго, до 6 месяцев».

А первая кровь прольется как раз на монастырской заимке – во дворе Никольской церкви «именем революции» будут расстреляны несколько сестер. Сейчас на месте расстрела установлен большой Поклонный крест из лиственницы…

От Одигитриевского монастыря в центре Челябинска к середине 1930-х годов практически ничего не останется, кроме каменной ограды, да и то утерянной со временем. Будет разрушен и Никольский храм на заимке. Сохранился лишь столетний каменный хозяйственный пристрой к нему и с любовью возделанный фруктовый сад, ставший одной из «визитных карточек» Ленинского района…

Вячеслав ЛЮТОВ, Олев ВЕПРЕВ. Вглядываясь в Ленинский. Екатеринбург. БКИ. 2015.

Фото: Артем Анисин, Татьяна Богина, Василий Долгошеев, Артем Зигануров, Евгений Клавдиенко, Андрей Лабаскин, Дмитрий Лесняк, Иван Навроцкий, Константин Севостьянов, Андрей Юдин

читать дальше: "Плодушка"

 

Категория: Вглядываясь в Ленинский | Добавил: кузнец (06.05.2016)
Просмотров: 467 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: