Главная » Статьи » Полянцевы: История семьи

Ольга Григорьевна (1918-1998) - (2)

Работа врача никогда не ограничивается только больницей. Дома у Ольги Григорьевны всегда был наготове «тревожный чемоданчик» со всеми необходимыми лекарствами. Как вспоминают ее близкие, «случалось, что среди ночи раздавался телефонный звонок, и мы слышали ее приглушенные вопросы о температуре больного, его пульсе. Затем давались советы по приему лекарств, способах лечения, решался вопрос и госпитализации». Она могла быстро собраться – ночь не ночь – и уйти к больному.

Для нее в этом не было ничего удивительного. Еще во время учебы в Пермском мединституте она запомнила, как старые профессора рассказывали об Антоне Павловиче Чехове – когда тот, еще будучи практикующим врачом, сорвался посреди ночи и помчался к пациенту только потому, что не мог вспомнить, в каком именно месте поставил десятичную запятую в рецепте…

«К ней часто обращались знакомые и соседи, – рассказывает Н.А.Полянцева. – В ее доме всегда имелись про запас необходимые препараты, шприцы, часто употребляемые лекарства, вата и бинты. Между прочим, среди таких ее пациентов оказался и сам тогдашний начальник Южно-Уральской железной дороги Григорий Васильевич Тарунин. Говорят, что она была прямо-таки великолепным диагностом, брала на себя ответственность в установлении диагноза, когда в том была необходимость, даже без консультации с коллегами».

Под ее присмотром оказывались и сослуживцы мужа. Как-то Георгий Алексеевич попросил жену посмотреть, чего это часто недомогает работавший на одной с ним станции Н.М.Щапин. Однажды для него, главного инженера ТЭЦ, пришлось прямо на службу вызывать «скорую». Болезнь у Николая Михайловича оказалась запущенной, тяжелой. Его уложили в стационар дорожной больницы и хорошо подлечили. А Ольга Григорьевна об этом весьма одаренном человеке, ставшем позднее заместителем управляющего «Челябэнерго», выписывая его на работу, сказала так:

– Несмотря ни на что, этот больной долго проживет, поскольку у него исключительно сильная воля и энергетический ресурс.

Однако ошиблась. Прожить долго ему не дал наемный убийца. Его смерть в «разбойные» 1990-е годы потрясла Челябинск…

А пока… 1970-е годы не зря называют «светлым прошлым». Время было деятельным и по-человечески добрым. У Ольги Григорьевны по-прежнему много организационной работы. К тому же обе дорожные больницы расширяются: в 1-й возводится пятиэтажный пристрой, во 2-й – радиологический и патоморфологический корпуса, пищеблок, а главное: большой 7-этажный хирургический корпус.

Эта большая «суета развития» не позволила ей уйти в науку, хотя такая возможность была.

«Ольга Григорьевна с 1966 по 1969 год обучалась и окончила полный курс трехгодичной очно-заочной клинической ординатуры при кафедре госпитальной терапии Челябинского медицинского института, – вспоминает В.А.Груздева. – Только дальше не пошла. Занимая такую должность, это очень было трудно.

Совершенно нет свободного времени. А ведь у нее на руках еще была семья, двое детей. Кстати, очень симпатичные были у Полянцевых мальчики – Вова и Олег. Мы ими всегда любовались, когда они заходили сюда, чтобы сопроводить маму до дома».

Рабочие отношения легко перемежались с дружескими, семейными – это еще одна отличительная черта той эпохи. Она была более открытой, искренней, не пряталась за высокими заборами и шлагбаумами, как сегодня. Например, Георгий Алексеевич нередко бывал в дорожной больнице – и не как пациент. Часто устраивались вечера, в свободное время многие занимались спортом или художественной самодеятельностью, умели хорошо и интересно отдыхать. Коллеги Ольги Григорьевны бывали у нее дома. Об этом вспоминает А.С.Празднов:

«В семье Полянцевых, как мне кажется, вообще очень многое держалось на Ольге Григорьевне. Сразу было видно, что здесь все любят и уважают друг друга. Мне все это хорошо известно еще и потому, что я не раз бывал в их доме по улице Свободы».

Сестры Синцовы с мужьями и Владимир Полянцев. Конец 1970-х годов

Еще одна интересная страница в их жизни – это встречи одноклассников. Они начались в 1957 году, когда Полянцевы вернулись в Челябинск. Инициатором, организатором всегда был Георгий Алексеевич, а Ольга Григорьевна охотно принимала его предложение и брала на свои плечи груз забот по приему гостей.

«Перебирая и просматривая фотографии, поражаешься, как люди умели дружить, – пишет в своих воспоминаниях сноха Н.А.Полянцева. – Сейчас почти никого не осталось в живых, но благодаря Полянцевым, и об этих людях живет память в наших сердцах. Наши дети Сергей и Евгений часто присутствовали на этих встречах, слушали рассказы о войне, о трудностях тыловых будней, как люди выбирали свою профессию, как затем складывались их судьбы. А когда в 1990-х годах появились видеокамеры, именно Сережа и Женя стали первыми операторами, запечатлевшими эти исторические встречи».

Надежда Александровна совершенно права, называя эти встречи историческими. Нужно понимать – это было поколение, которое вступало в большую жизнь накануне Великой Отечественной войны. Среди одноклассников Полянцевых, например, была Наталья Сергеевна Тюрина, заведующая кафедрой детской педиатрии, – в годы войны она была военным хирургом в эвакогоспитале. У этих людей был колоссальный опыт жизни, знание о том, что другим, уже мирным поколениям, к счастью, недоступно…

В 1979 году в возрасте 61 года Ольга Григорьевна Полянцева оставит должность «начмеда», о чем в личном деле есть соответствующий приказ за подписью начальника врачебно-санитарной службы ЮУЖД В.А.Дерябина:

«Освободить тов. Полянцеву Ольгу Григорьевну от должности заместителя главного врача 1-й дорожной больницы по лечебной части с 16 апреля 1979 года и оставить ее в распоряжении главного врача больницы для работы врачом-терапевтом».

Этот перевод пояснит В.А.Груздева:

«Ольга Григорьевна, уже будучи на пенсии, выбрала себе работу не абы какую, полегче, а стала, как у нас говорят, «цеховым врачом». Лечила медицинских работников. А это самый тяжелый отряд больных. Они же все знают, сами могут себе поставить диагноз. Рекомендации на сто процентов не выполняют. Но у Ольги Григорьевны и это хорошо получалось, поскольку она была врачом самой высокой квалификации, имела в коллективе непререкаемый авторитет…»

Кроме того, она помогала молодым врачам, вела школу наставников. Ей было уже за 70 лет, а она все так же к 8 часам утра спешила на работу. «Я забываю о своих болячках, помогая пациентам», – говорила она. Лишь в 72 года Ольга Григорьевна ушла на заслуженный отдых. Ее трудовой стаж продолжался с 8 июля 1941 года и по 1991 год, то есть составил 50 лет!

Ритм ее жизни сложно уложить в голове:

«Рабочий день ее начинался в 8 часов утра и часто завершался опять же в 8 часов, но уже вечера, – вспоминает Н.А.Полянцева. – Как руководитель, она имела, конечно же, ненормированный рабочий день. Бывало, что уставала на работе так, что, заходя в дом, буквально валилась на кровать. Однако, передохнув часа полтора-два, вставала, становилась к плите готовить. Признаюсь: первое время я удивлялась такой ее способности, но потом оценила ее умение быстро восстанавливать силы. Выполнив домашнюю работу, она снова укладывалась спать, это было часа в два ночи, и теперь отдыхала уже до утра, до звонка будильника, часто поставленного на 6 часов утра…»

Ее сын, Олег Георгиевич Полянцев, как-то скажет, улыбаясь: «Если бы наши родители, вечно занятые на работе, узнали, чем мы, дети, занимались, у них бы волосы встали дыбом». Вдобавок у родителей часто не совпадали отпуска. И хотя в семье среди детей не было любимчиков, в отпускную пору Ольга Григорьевна чаще отдыхала с младшим сыном Олегом, а Георгий Алексеевич – со старшим Владимиром. Выбирались, в основном, на уральские озера в районе Миасса, а однажды добрались и до Крыма.

Их дом в Челябинске на улице Свободы, 80 всегда был гостеприимным. Как пишет Н.А.Полянцева, у Ольги Григорьевны, казалось, еда была всегда, словно в доме постоянно ожидали гостей. «Она умела стремительно накрывать на стол: стелилась белоснежная льняная скатерть (таковая имелась не одна, а множество), расставлялась красивая посуда – дулевский фарфор». У домашних в числе любимых блюд – с пылу и жару мясные котлетки, ароматные борщи, прозрачные бульоны, разваристая гречневая каша, вкуснейшее картофельное пюре.

«Ольга Григорьевна очень любила людей, друзей. Любила отмечать праздники, Новый год, дни рождения. Всегда старалась нас всех собрать, объединить. К таким датам она составляла особое меню. Мы невестки готовили, Георгий Алексеевич обычно сервировал стол и делал это с большим старанием и искусством. Большим праздником для всех нас был день рождения Ольги Григорьевны 5 июля. В этот день на столе в вазах всегда стояли цветы, много цветов. Неизменно вся компания фотографировалась – таким образом за годы накопилось много фотографий. По этим снимкам можно проследить всю историю большого рода Полянцевых…»

Семья Полянцевых. 50 лет со дня свадьбы, 1995 год, Челябинск

Надежда Александровна хорошо запомнила, как она пришла знакомиться с будущей свекровью:

«Встреча холодным зимним январским вечером 1974 года была незапланированной. Мне тогда было 20 лет, и мы с Олегом Полянцевым (моим будущим мужем) просто долго гуляли, озябли, и он неожиданно предложил зайти к нему домой. Такие спонтанные предложения от мужа я получаю и по сей день. Олег Георгиевич человек легкий, быстрый, всегда меня удивляющий. Вот и тогда, оказавшись случайно возле его дома, я не смогла отказаться, а просто растерялась.

Я волнуюсь, как волнуются все юные девушки в подобных ситуациях, зная, как многое зависит от первого впечатления, особенно если ты к встрече специально не готовился, и все происходит вдруг. Никогда не знаешь наверняка, что тебя ожидает впереди, станет ли незнакомый тебе пока что человек когда-то близким и родным.

Старинный лифт со стеклянными окошечками в дверцах медленно ползет вверх. Пятый этаж, звонок в квартиру, и в большой, ярко освещенной передней вижу невысокого роста женщину с доброй улыбкой и лучистыми глазами. Приветливое «Проходите! Здравствуйте!» Ясно, просто, легко и душевно, как будто меня здесь уже давно знают…»

А уже летом, в июне, была свадьба. Ольга Григорьевна помогала со всеми предсвадебными хлопотами, походами по магазинам, в ателье – ей очень хотелось, чтобы свадьба и сама невеста ее сына выглядели красиво.

«В ту пору на свадьбы уходило, как правило, два дня. В первый день проходило застолье в кафе, во второй гости собирались дома. Что за нагрузка выпала тогда на долю Ольги Григорьевны, я поняла лишь, когда мои сыновья решили пожениться. А с какой любовью она не просто приготовила свадебный стол, но принарядила всю квартиру, нашу комнату! Именно тогда я почувствовала себя полноправным членом семьи Полянцевых».

Виктор Гюго справедливо считал, что первый ребенок для родителя – это последняя кукла, а первый внук – первый ребенок.

С рождением внуков мир Ольги Григорьевны словно стал иным: глубже, мудрее, весомее. Она вообще с гордостью называла себя бабушкой – в отличие от тех, кто «стеснительно» прячет свой возраст и боится старости.

Первым в семье сына Олега появился внук Сергей – 27 августа 1975 года.

О.Г. Полянцева с первым внуком Сергеем, 1979 год

«Так случилось, что когда у нас родился первенец, моей мамы в городе не оказалось, – вспоминает Н.А.Полянцева. – Поэтому всю заботу обо мне, все хлопоты приняла на себя моя свекровь. Волнения, страхи и переживания по поводу родов – все мы с нею пережили вместе. Мой муж тогда работал посменно на ТЭЦ-2 и не всегда мог помочь мне в ночное время. Его заменяла она. А сколько треволнений случилось в эту пору! Мастит, застой молока в груди, боли, температура до сорока градусов. И все время рядом была моя вторая мама, ставила мне компрессы с использованием водки, тертой свеклы, топленого молока. Все делалось вместе с нею. Недаром говорят: «Свекровь – вся кровь».

7 марта 1977 года в семье Олега родится второй сын – Евгений. Он позднее пойдет по стопам бабушки, выбрав призвание врача.

Естественно, внукам отдавалось все лучшее.

«А как много было куплено Ольгой Григорьевной красивых и очень нужных малышам вещей! И это в 1970-е годы, когда в магазинах почти ничего невозможно было достать. Наши дети, во многом благодаря бабушке и дедушке, были всегда нарядно и красиво одеты: немецкие «ГДРовские» курточки, чешские ботиночки, рижские футболки… Многое было приобретено ею во время командировок в Москву и разные города».

Но самым большим счастьем для Ольги Григорьевны стало рождение долгожданной внучки в семье старшего сына Владимира. Она родилась 13 июня 1979 года. Ее в честь бабушки назвали Ольгой.

«Как нежно прижимала бабушка малышку, на это обращали внимание все родные и незнакомые, – пишет Н.А.Полянцева. – О том, что у нее был повод так по-особому, трогательно относиться к этому ребенку, девочке, я узнала лишь много позже…»

Георгий Алексеевич и Ольга Григорьевна Полянцевы с внучкой Ольгой, 1981 год

Ольга Григорьевна не просто была бабушкой – она оставалась врачом, и здоровье внуков было под ее пристальным контролем. Сыновья с семьями жили уже отдельно, но она при первой необходимости приходила на помощь в любое время суток. Особенно, когда у детей поднималась температура, начиналось воспаление. Она узнавала это по одному дыханию малыша. Не раз говорила, что ребенок может «сгореть» на глазах за считанные часы – важно не упустить воспаление, вовремя помочь. Повторяла, что детский организм очень раним, нельзя терять ни минуты при его заболевании. Ребенок – словно только что расцветший цветок на тоненьком стебельке. Следи, чтобы он не обломился…

Однажды так чуть было не случилось.

«Летом 1982 года во время отдыха на озере заболел наш старший сын Сергей, – вспоминает Надежда Александровна. – У него была высокая температура и сильное расстройство желудка. Сначала мы лечили его обычными способами, используя настои трав, рисовый отвар, потом дали таблетки, но мальчику становилось все хуже, он стал таять на глазах.

Олег не выдержал и поздно вечером из близлежащего санатория позвонил Ольге Григорьевне, описал симптомы заболевания. Свекровь была очень обеспокоена, а потому немедля разбудила свекра, и они, уже двое немолодых людей, вместе кинулись в гараж и, отмахав за ночь 120 километров, в 5 часов утра приехали к нам за город.

А положение сына уже было критическим. Быстро собравшись, мы выехали в Челябинск, причем Ольга Григорьевна распорядилась доставить больного внука прямо в детскую больницу и осталась там с ним вместо меня. Капельницы, уколы, консультации со специалистами, – все проходило под ее бдительным контролем. Сергей пошел на поправку. Я теперь понимаю, что тогда она его спасла, подарила вторую жизнь…»

Медицина буквально заворожила младшего внука – Евгения. Он с ранних лет присматривался к бабушке: как внимательна и заботлива она к людям, как оказывает им необходимую срочную помощь.

«Лечит Ольга Григорьевна своего мужа – ставит уколы, прослушивает легкие фонендоскопом, измеряет давление, пальпирует живот – Женя, как и Сергей, много времени проводивший с бабушкой, внимательно за всем наблюдает. Уколы тогда ставили не одноразовыми, а многоразовыми шприцами, которые разбирались и кипятились после использования в специальной ванночке из нержавеющей стали.

Так что с самого раннего детства Женя также «лечил» нас, копируя поведение любимой бабушки. Она, кстати, отдала ему свою отслужившую старую печать, и он со всей серьезностью «выписывал рецепты», ставил штемпель на листках».

Когда Евгений решил поступить в медицинский институт, Ольга Григорьевна волновалась больше всех. Когда внук сдал все экзамены и был зачислен в вуз, она не могла скрыть свою большую радость – на ее глазах даже проступили слезы…

Между тем, осень жизни шла своим чередом – в саду за городом.

Справедливости ради стоит сказать, что Ольга Григорьевна не очень любила сад, но при этом ей очень нравилось выращивать цветы – гладиолусы, пионы, лилии, тюльпаны, нарциссы. Очень расстраивалась, когда Георгий Алексеевич во время полива сада из шланга мог зацепить и повредить какое-то цветущее растение – в ту пору не было ни дорожек с плитками, ни бордюров, так что зацепить что-то было немудрено.

Многое передавала сыновьям и невесткам – простые мудрости, которые жизнь сама преподает человеку. «Никогда не жалуйся мужу на свои болячки, хотя у женщин их хватает с избытком,

– например, говорила она. – Помни – больная жена мужу не нужна».

Как хозяйка, она считала, что первым делом нужно покормить пришедшего к вам в гости человека – «встречай его ласково, накорми сытно и лишь затем переходи к вопросам и разговорам». Первым вопросом к пришедшему в дом человеку после обычного приветствия было: «Кушать будете?» На столе быстро появлялись вкусные котлеты и жареная картошка, даже если заранее специально ничего не было приготовлено.

Школа, куда ходили внуки Сергей и Евгений, находилась во дворе дома, в котором жила Ольга Григорьевна. Поэтому они почти каждый день заходили к бабушке на вкусный обед и уже потом шли домой делать уроки. Ольга Григорьевна любила играть с ними в «уголки» – один из вариантов шашек – причем, играла достаточно сильно.

Однажды сноха собралась отправиться одна по туристической путевке за рубеж. «Отдыхать мужу и жене нужно всегда вместе! Мы присмотрим за внуками, – предложила она. И молодежь отправились в поездку с легким сердцем – дети под присмотром, волноваться не о чем…

«Когда мой первый сын Сергей должен был идти в первый класс, Ольга Григорьевна посоветовала мне сразу же приучать его к самостоятельности, – вспоминает Н.А.Полянцева. – Школа находилась не близко, и Сереже надо было дважды пересекать дорогу.

– Ты пройди с ним этот путь вместе несколько раз, обрати его внимание на все опасности, а затем дай ему пройти одному, наблюдая издали, – подсказала свекровь.

Так я и поступила, и Сергей весь учебный год ходил в школу один…»

К сожалению, последние годы жизни Ольги Григорьевны были омрачены тяжелой болезнью – сахарный диабет изматывал весь организм: страдали сосуды, ухудшалось зрение. Она перенесла несколько операций на ногах, терпеливо и мужественно перенося болезненные перевязки. Испытывая сильную боль, не стонала и не кричала, чем удивляла не только близких, но и видавших виды медсестер, не позволяя себе показывать слабость даже в критической ситуации.

В последние годы после заживления ран она снова выходила на работу – теперь уже в качестве терапевта на приеме участников Великой Отечественной войны. Ей недаром поручили этот ответственный кабинет. Здесь, как нигде, были необходимы ее качества характера – выдержка, участливость, доброта, почти материнская забота.

В 1995 году Ольга Григорьевна и Георгий Алексеевич отметили золотую свадьбу. С ними в этот день были рядом сыновья и невестки, любимые внуки и внучка.

Золотая свадьба, 1995 год

А спустя два с половиной года, в феврале 1998 года, Ольга Григорьевна, у которой резко ухудшилось зрение, по неосторожности – дома, у новой газовой плиты – получила сильнейшие ожоги: на ней вспыхнул синтетический халат, которые тогда были в обиходе. Ее доставили в ожоговый центр, что находился в Металлургическом районе Челябинска. И теперь уже внук Евгений, студент четвертого курса медицинской академии, сразу после занятий, почти каждый день ездил через весь город к больной бабушке, оставаясь на ночь ухаживать за нею.

Как молодой врач, он понимал всю опасность положения. Но решения об операциях принимал замечательный доктор М.Ю.Коростелев, который своим мастерством подарил Ольге Григорьевне еще полгода жизни.

В палате был организован посменный контроль над больной. Ежедневно к Ольге Григорьевне приезжал муж Георгий Алексеевич, днем поочередно дежурили сын Олег Георгиевич, внуки Евгений и Сергей, который уже в то время работал по сменам Челябинской ТЭЦ-2. Благодаря такой слаженной организации и искусству врачей ожогового отделения Ольга Григорьевна почти оправилась от ожогов, собрав волю в кулак.

Увы, неосторожный надрез последних язв привел к заражению крови и необходимости ампутации ноги. Сын Олег Георгиевич вспоминал, как после этого у мамы, всегда сильной, светлой и любящей жизнь, «глаза погасли»…

Ольга Григорьевна Полянцева умерла 11 августа 1998 года. Ее похоронили на Митрофановском кладбище Челябинска, в старом и светлом сосновом бору. На похоронах Ольги Григорьевны горше всех плакал внук Евгений, чуткий и добрый человек, ставший теперь уже большим настоящим врачом…

Завершая свои воспоминания, Н.А.Полянцева вспомнит грустные, но светлые пушкинские строки:

Что в имени тебе моем?

Оно умрет, как шум печальный

Волны, плеснувшей в берег дальний,

Как звук ночной в лесу глухом.

 

Оно на памятном листке

Оставит мертвый след, подобный

Узору надписи надгробной

На непонятном языке.

 

Что в нем? Забытое давно

В волненьях новых и мятежных,

Твоей душе не даст оно

Воспоминаний чистых, нежных.

 

Но в день печали, в тишине,

Произнеси его, тоскуя;

Скажи: есть память обо мне,

Есть в мире сердце, где живу я...

Читать дальше: Владимир Георгиевич

Вепрев О.В., Лютов В.В., Полянцев О.Г. Полянцевы: История семьи. - Екатеринбург: Банк культурной информации, 2018.

Категория: Полянцевы: История семьи | Добавил: кузнец (14.03.2019)
Просмотров: 345 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: