Главная » Статьи » Отдельные проекты » Страницы истории УВД Челябинска

БУДНИ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА

         

     - Главная задача милиции - изобличить преступника. И если мы понимаем это, то понимаем и роль криминальной милиции, - говорит начальник службы криминальной милиции Виктор Владимирович Эбингер, всю жизнь посвятивший уголовному розыску. - С чего начинается каждый день сотрудника любого подразделения криминальной милиции, будь то уголовного розыска, или отдела по борьбе с экономическими преступлениями, или отдела по борьбе с групповой преступностью? - с одного и того же вопроса: что случилось, и поиском ответа на него - кто совершил. И никто другой на этот вопрос ответить не может.

     Уголовный розыск всегда являлся основой правоохранительной работы – в любом государстве и в любые времена. Даже революционные порывы со всеобщим «равенством и братством» не отменили этого глубокого закона. В истории советской милиции, и это очень примечательно, сначала, 5 октября 1918 года, отдельным декретом был создан Уголовный розыск, и лишь спустя месяц, 10 ноября, вышел декрет о милиции.

     Такова была плата за иллюзию, что полиция не нужна, что можно вполне обойтись «классовой сознательностью», которая искоренит преступность. Не искоренила. И с первых же дней чекисты поехали по квартирам бывших спецов – с приглашением на работу…

     Челябинский уголовный розыск, созданный 1 сентября 1919 года и насчитывавший тогда лишь девять сотрудников, прошел огромный путь - от борьбы с бандитизмом в годы гражданской войны, с воровскими притонами и шайками в годы НЭПа, через жернова многочисленных реорганизаций, через подвиг в годы Великой Отечественной войны, через совершенствование методов розыскной работы, профилактических мероприятий, борьбой с хищениями социалистической собственности, через тяжелейшие годы реформ – к современной криминальной милиции.

     Немалый вклад в становление и развитие челябинского уголовного розыска внесли Я.Ф. Мазуренко, В.Я. Зудилкин (погибший в 1997 году от рук вооруженного преступника), В.П. Пустовой, В.В. Эбингер, Ж.Г. Хажеев, В.Н. Петров, А.П. Ездин и Ю.Д. Чистяков.

    

     К моменту воссоздания Челябинского Управления в 1966 году сотрудниками уголовного розыска уже был накоплен колоссальный опыт работы, причем, работы в достаточно экстремальных условиях. Челябинская городская милиция, оформившаяся в годы Великой Отечественной войны, уже имела на своем счету раскрытие целой гаммы различных преступлений.

     Так, в победном 1945-ом году челябинскому уголовному розыску удалось ликвидировать свыше 160 грабительских группировок и вернуть государству расхищенной социалистической собственности на сумму свыше 4 млн. рублей.

     Из преступлений, совершенных в послевоенное время, запомнилось немало. Например, в самом конце 1940-х годов оперативники уголовного розыска отличились в ликвидации преступной группы молодых рабочих ферросплавного завода, вооруженных автоматами «ППШ» и совершивших ряд убийств в Челябинске, ограблений промтоварных магазинов в Сосновском районе, а также различных киосков. Немало было и бытовых преступлений. Так, в феврале  1949 года работниками ОУР городской милиции был арестован шофер Трубопрокатного завода, который в полночь, возвращаясь из клуба со своей знакомой, работавшей библиотекарем этого же завода, на почве ревности убил ее около школы № 16…

     - Очень напряженной была работа в послевоенные годы, - рассказывает Марк Наумович Мошкович. - Я пришел в милицию в 1947 году в 7-й отдел (Центральный район) и попал в самую гущу событий. У преступников было немало трофейного оружия. Любое задержание могло обернуться перестрелкой. Так и случилось, когда милиционеры зашли в один дом, располагавшийся совсем рядом с отделением милиции. Трое сотрудников милиции были ранены, тем не менее задержали преступников, подняли тревогу.

     После войны, как вспоминают ветераны УВД, в Челябинске и его окрестностях орудовали самые настоящие банды, вооруженные до зубов. Было такое ощущение, что попадаешь в революционные годы и годы гражданской войны. В 1947 году сотрудникам милиции удалось блокировать на острове у ЧГРЭС банду дезертиров, вооруженных автоматами, пистолетами, снайперскими винтовками, ручными гранатами. Два дня шла настоящая война за остров.

     В 1950-х годах нашумело дело об убийстве депутата Сталинского районного совета С.Е. Орла. И хотя подозреваемых в убийстве сотрудники уголовного розыска нашли достаточно быстро, по горячим следам, очень трудно было с доказательной базой. Дело было зимой. Преступники, уходя через заснеженные пустыри за рекой Миасс, выбросили оружие в снег. Найти пистолет в сугробах – то же, что и иголку в стоге сена. Несколько суток кряду сотрудники милиции лопатами переворошили весь снег на пустырях. Пистолет нашли, и преступники получили по заслугам.

     - В 1960-70 годах основная масса преступлений, в том числе и убийства, имели бытовой характер, - вспоминают ветераны. - Убийства на две трети были бытовыми. В основном, по пьянке. Мы еще задолго до печально известной антиалкогольной кампании начали борьбу с пьянством, брали на учет любителей выпить и побуянить, проводили профилактические беседы. Участковые уже хорошо знали: кто, где, с кем и сколько пьет. Хотя многие пьяные драмы предотвратить так и не удалось. Более того, сегодня количество подобных преступлений возросло в геометрической прогрессии.

     О положении дел в Управлении и уголовном розыске тех времен свидетельствуют сухие статистические данные, приведенные в годовых отчетах. Так, к примеру, в 1979 году отмечалось, что «в городе   наблюдается   тенденция   снижения   преступности   среди несовершеннолетних, сокращение отдельных видов наиболее опасных преступлений, таких как: разбойные нападения, изнасилования, хулиганство. Количество совершенных преступлений в городе в расчете на 10000 населения с 1976 года возросло с 55,5 до 65. Наиболее высок уровень преступности в Центральном (73,7) и Тракторозаводском (65,8) районах. Увеличилось число некоторых наиболее опасных преступлений: умышленных убийств, тяжких телесных повреждений, краж государственного и личного имущества. Из общего числа особо опасных преступлений почти половина совершается на почве бытовых конфликтов. Важнейшим условием борьбы с преступностью было и остается обеспечение принципа неотвратимости наказания - быстрое и полное раскрытие преступлений. Более 94 % преступлений в городе раскрываются, и виновные отвечают за свои действия перед законом. В то же время за четыре года в городе остались нераскрытыми 973 преступления. За 1979 год органы внутренних дел города приняли 38048 заявлений от граждан…»

     - В целом же, в начале 1980-х годов, тяжких преступлений в районах было очень незначительное количество, копейки – порядка 10-15 убийств в год, - вспоминает Николай Михайлович Усков. - Поэтому каждое подобное преступление ставилось на особый контроль. Если убийство оставалось нераскрытым по горячим следам, приходилось работать и день, и ночь…

    

     Из «громких» преступлений тех времен можно назвать убийство студентки Кабановой в конце 1960-х годов. Убийство было вызывающим – девушку буквально всю изрезали, в самом центре города – на Алом поле. Практически весь состав городского управления сутками работал над раскрытием этого преступления. Преступник был найден и передан суду.

     - Преступление было совершено с особой жестокостью, - рассказывает ветеран войны и ветеран УВД, стоявший у истоков городского отдела уголовного розыска, Василий Алексеевич Замятин. - На теле потерпевшей было обнаружено более 50 ножевых ран. Преступление вызвало большой ажиотаж в студенческой среде, так как девушка являлась стипендиатом ленинской премии за отличную учебу. К расследованию подключились оперативные работники МВД страны. В ходе ОРМ преступник был задержан. Следствием было установлено, что он совершил убийство еще двух женщин, которые не имели к студенчеству никакого отношения, преступник был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу…

     Но настоящим потрясением для челябинцев стало убийство Кати Емельяновой. Убийство Кати – это было несчастье всего города. Люди восприняли трагедию как свою собственную. По сути, весь город был на ногах. Активность населения была чрезвычайно высокой. В Управлении тогда впервые ощутили такую серьезную народную поддержку.

     Горожане словно поставили для себя делом чести найти преступника – сразу, как только по телевидению с информацией об исчезнувшей восьмилетней девочке выступил В.Т. Масленников. Телефоны дежурных частей буквально раскалились от звонков. Любую информацию оперативники тщательно проверяли. Наконец, нужный звонок – одна женщина сообщила, что она, находясь в автобусе маршрута № 1, следовавшем из города в аэропорт, видела Катю с неизвестным мужчиной – они вышли на остановке «Сад Учитель».

     В связи с этим сообщением руководством УВД было принято решение о тотальном прочесывании и проверке всех садовых домиков в огромном массиве садоводческих кооперативов.

     - Штабом УВД Челябинска сразу же были запрошены все садовые карты, - рассказывает М.Н. Мошкович. -  В те годы «градостроительную документацию» никто не терял. Все необходимые карты, где был отмечен каждый садовый домик, нам предоставили немедленно. Оперативные группы городского управления, районных ОВД, курсанты школы милиции во главе с О.Д. Нациевским получали в штабе задание и шли по садам. Так что при раскрытии этого преступления мы впервые применили войсковую операцию, прочесывая метр за метром.

     Дело об убийстве сразу же было поставлено на контроль обкома партии. В.П. Пустовой вспоминал, как ему позвонил первый секретарь Г.Г. Ведерников и, вне себя, сказал:

     - Слушай, если ты не раскроешь это преступление, то вместе со своей командой в городе тебе делать нечего…

     Была создана следственно-оперативная бригада, в состав которой были включены следователи областной и городской прокуратуры, сотрудники УВД г. Челябинска и Челябинской области, районных ОВД. Руководителем бригады был назначен начальник УВД г. Челябинска подполковник милиции В.П. Пустовой. Бригада состояла из 46 человек, в том числе - начальник ОУР УВД г. Челябинска В.В. Эбингер, его заместитель В.Т. Масленников. Были сориентированы МВД, УВД и прокуратуры 19 республик и областей, а также проведен комплекс обще розыскных мероприятий - составлялись фотороботы, проверялись всевозможные версии, каждая оперативная группа отрабатывала свой участок.

     - Впервые за все время существования челябинской милиции мы обратились к каждому милиционеру, попросили письменно ответить их на два вопроса: какую версию они сочли бы главной и знают ли они людей с нарушением психики на сексуальной почве, - вспоминает В.П. Пустовой. – Получили около 5 тысяч рапортов. Затем собрали всех ветеранов уголовного розыска города, за плечами которых были сотни раскрытых преступлений, и попросили их высказать свое мнение. После этого родилась схема поиска преступника.

     Почти три месяца гарнизон челябинской милиции работал в напряженном режиме розыска, отработав тысячи версий и возможных лиц. Наконец, в январе 1986 года преступник был задержан.

     «Впервые в Советском Союзе была разработана и запущена в действие такая широкомасштабная схема поимки преступника, до этого в стране ни разу ничего подобного не применялось, - рассказывал в одном из интервью М.Н. Мошкович. – По раскрытию данного преступления можно было писать учебники, копия этого дела и план розыскных мероприятий сейчас хранится в музее Челябинского юридического института. Если бы в Ростове после первых преступлений Чикатило применили бы такую схему, то не было бы 52 трупов. Поймав преступника, мы пресекли серию будущих убийств. По оценке специалистов, у него были задатки серийного маньяка. Автором и вдохновителем этой схемы поиска были начальник УВД и его товарищи, в том числе и работники прокуратуры. Это они разработали всю операцию. Повторюсь: аналогов такого в стране еще не было…»

     - У каждой эпохи, безусловно, свои отличия, - говорит В.В. Эбингер. - В 1970-80-х годах, тяжких, общественно значимых преступлений было значительно меньше. Отсюда каждое «громкое дело» имело широкий общественный резонанс, и работать по такому делу было очень сложно. Все стояло на контроле – у партийных и советских органов, у прессы. Сегодня, к сожалению, общество привыкло к «громким делам» и заказным убийствам. Шутка ли – в год проходит не менее 300 убийств! Сейчас на нас давит количество, и мы чувствуем, что общество уже далеко не так, как прежде, реагирует на эти события. Общество привыкает к тяжелым преступлениям – и это страшно.

    

     Привыкло оно и к другим преступлениям – экономическим, которые стали «неотъемлемой частью нашей рыночной жизни».

     - Когда зарождалось управление, - рассказывают ветераны УВД, - одними из главных его структур были отдел уголовного розыска, очень немногочисленный, чуть больше 20 человек, и отдел  по борьбе с экономическими преступлениями, в прежнем представлении – ОБХСС – отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности. И все. Уголовный розыск и отделы по борьбе с хищениями социалистической собственности (БХСС) в те годы не входили в единую структуру криминальной милиции, как сейчас. Это были два самостоятельных подразделения, которые шли параллельно. Становление отдела БХСС проходило под началом опытных руководителей: П.В. Соболевского и Л.А. Киселева.

     В 1960-80-е годы крупных дел по линии БХСС было не так уж и много, буквально единицы. Вообще, в хозяйственной практике тех времен, вплоть до середины 1980-х годов, когда ослабел государственный контроль, а партийные органы стали стремительно разлагаться и терять авторитет и силу, в обществе, в экономике царили два чувства: чувство ответственности и чувство страха, крепко привитое сталинскими временами. Это, конечно, имело большое значение и серьезно способствовало эффективной работе милиции в этой сфере. Так, стоило сотрудникам милиции, БХСС только приблизиться, к примеру, к ликероводочному заводу, как там сразу начинался переполох и спешно наводился порядок.

     - Рейды на предприятия, особенно в послевоенное время, имели одну неприятную особенность, - рассказывает М.Н. Мошкович. - Я понимаю, что время было такое, но мне до сих пор стыдно и совестно, что мы ловили таких «несунов» - например, женщин, укравших булку хлеба, чтобы накормить детей. За эту булку давали 7 лет без какого-либо сожаления, «по законам военного времени», которые еще оставались в силе по указу от 4 июня 1947 года.

     Из крупных хозяйственных дел запомнилось дело Алексеевской, директора магазина на улице Карла Маркса, и некоторых ее сотрудников. Масштабы хищений оказались невероятными – Алексеевской и ее подельникам удалось «увести» 1 млн. 300 тысяч рублей, сумма по тем временам огромная. Сама директор жила на широкую ногу: покупала дорогие вещи, ездила на курорты, дарила машины своим любовникам.

     Оперативники вышли на магазин, можно сказать, почти случайно. При ревизии обратили внимание на то, что слишком много пустой тары проходит по документам. Столько тары, сколько хватило бы на весь город.

     Дело пришло к логическому заключению – директор получила за свои деяния «25 целковых». Вместе с ней на скамью подсудимых сели два ревизора, бухгалтер и еще несколько сотрудников.

     - Запомнилось дело некоей Петрович, бухгалтера-кассира в управлении здравоохранения, - продолжает Марк Наумович. - Достаточно драматичная, по-человечески, история с криминальным контекстом. В прежние годы медицинские учреждения Челябинска имели единую бухгалтерию, которая вела все расчеты, выдавала зарплату по всем челябинским больницам. В один прекрасный день героиня этой истории, получив зарплату на всех челябинских врачей, вдруг исчезла. Словно провалилась сквозь землю. Поиски по родным, друзьям, знакомым ничего не дали. Был объявлен всесоюзный розыск.

     Долгое время найти женщину не удавалось. Наконец, из Киева пришла нужная информация.

     Оказалось, что она, женщина уже не слишком молодая, связалась с одним человеком, который, как оказалось, жил по чужому паспорту и был судим. Влюбилась в него безумно, отогреться хотела сердцем. Когда она получила деньги, он буквально подхватил ее – и в Крым. На югах деньги быстро кончились, а вместе с ними и любовь. Он ее бросил в Крыму без копейки. Она долго моталась по городам, по вокзалам, перебивалась, чем могла. Наконец, не выдержала и пришла в киевскую милицию…

    

     Сегодня подобные истории воспринимаются с ностальгической улыбкой. Конечно, никуда не исчезло мошенничество, подложные документы, накладные, хищения, взяточничество, нецелевое использование казенных средств. Но масштабы совершенно иные. Нынешний отдел по борьбе с экономическими преступлениями, образованный в 1991 году, совместно с другими федеральными структурами держит под контролем нарушения в расходовании бюджетных средств, в условиях и порядке приватизации, нарушения, допущенные в ходе внешнеэкономической деятельности, а также в кредитно-финансовой сфере.

     В 1990-е годы сотрудникам ОБЭП пришлось пройти серьезные испытания на прочность – это и раскрытие преступлений, связанных с хищением металла, и борьба с фальшивомонетчиками, и пресечение незаконного оборота драгоценных камней, редких металлов, валютных ценностей, и борьба с контрабандой и взяточничеством.

     Так, весной 1997 года челябинские оперативники задержали с поличным при получении взятки смену таможенного поста аэропорта «Баландино».

     - Осмотр места происшествия, обыски, выемки документов, другие следственные действия шли непрерывно на протяжении нескольких суток, - рассказывают сотрудники отдела. – Было изъято свыше 15 тонн недостоверно задекларированных грузов. К уголовной ответственности по этому делу было привлечено более 10 человек…

     Сотнями исчисляются преступления и правонарушения в сфере потребительского рынка. За пять лет нового века челябинской милицией было проведено более 10 тысяч проверок только на рынке алкогольной продукции, изъято из незаконного оборота более 90 тысяч литров алкоголя, пресечена деятельность двух подпольных производств. В раскрытых преступлениях немало «умельцев с Дерибасовской» - фальсифицируют все, что можно: нелегально расфасовывают под чужой торговой маркой чай, шьют одежду, производят печенье и алкогольные суррогаты, опасные для жизни.

    

     Конечно, само время диктует новые методы работы, преобразования подразделений УВД. Сегодня криминальная милиция – это слаженная система отделов, обслуживающих то или иное конкретное направление.

     «Коллекция» современных преступлений обширна - заказные убийства и убийства на бытовой почве, похищение граждан и насилие над несовершеннолетними, угоны автотранспорта и кражи компьютерной и офисной техники, квартирные кражи, грабежи и разбойные нападения, распространение наркотиков, огромное количество «мелких краж» в транспорте, магазинах, на рынках, улицах.

     Были преступления, вызвавшие широкий общественный резонанс - например, серия убийств весной 1999 года с кражами ювелирных украшений и бытовой техники, похищение месячного ребенка в 1989 году в Металлургическом районе с целью его фиктивного усыновления, 10 убийств престарелых женщин, сдававших квартиры в наем, целая цепочка заказных убийств представителей коммерческих структур.

     Новый ХХI век принес сотрудникам отдела уголовного розыска мало утешения. Осенью 2001 года в одной из квартир на Северо-Западе были обнаружены четыре трупа с огнестрельными ранениями, а из квартиры похищено личное имущество и ценности. Работу следственно-оперативной группы возглавил начальник ОУР УВД Челябинска Ю.Д. Чистяков. На убийцу удалось выйти лишь через полгода – преступник был задержан, осужден и приговорен к пожизненному заключению.

     В ноябре 2001 года неизвестные преступники ворвались в офис фирмы «Арти», занимавшейся оптовой продажей книг, и в упор расстреляли четырех сотрудников. Это дикое убийство в самом центре города сразу же было поставлено на особый контроль МВД России и Генпрокуратурой. Тем не менее длительное время оно оставалось нераскрытым. Лишь в марте 2004 года была получена оперативная информация о лицах, причастных к преступлению, а в ноябре преступная группа, действовавшая на территории Челябинской и Курганской областей, была обезврежена.

     - Из последних преступлений, вызвавших широкий общественный резонанс, нужно отметить серию из пяти убийств, - рассказывают в Управлении. – Жертвами преступника стали молодые женщины, с которыми он расправлялся с особой жестокостью. Все они давали объявления в газеты о продаже свадебных платьев, аксессуаров. Мы отработали более 50 женщин, давших объявления, и попросили их сообщать о времени, содержании разговоров и встреч с подозрительными гражданами. По выявленным адресам для предотвращения новых преступлений и возможного задержания преступника выставлялись засады, были подобраны кандидаты для проведения контролируемых встреч. После одной из таких встреч преступник и был задержан. У него изъяли одежду со следами крови, нож и веревки в виде удавок. До суда преступник не дожил – покончил собой в следственном изоляторе…

    

     Закономерным отражением современной криминальной обстановки стало создание в декабре 1992 года при УВД Челябинска специализированного Отдела по борьбе с групповой и рецидивной преступностью (ОБГРП). В целом, преступники-одиночки ушли далеко в прошлое, уступив место организованным группам, представляющих особую опасность для общества. Чтобы эффективно бороться с ними, в состав отдела вошли оперативники-профессионалы; были ужесточены и общие требования - опыт работы в милиции не менее трех лет, высокий уровень физической подготовки, отличное владение табельным оружием.

     Первый свой опыт сотрудники ОБГРП под руководством подполковника милиции В.В. Замятина и подполковника милиции Ю.Ф. Абубакирова получили в борьбе с квалифицированным вымогательством (тот самый рэкет, который в начале 1990-х годов буквально захлестнул Россию) и незаконным оборотом оружия, количество единиц которого сегодня, скорее всего, уже почти не поддается подсчету.

     Оружие добывалось преступниками разными путями. Так, одним из первых - теперь уже ставшим «классическим» - дел ОБГРП явилось совершенное в апреле 1993 года в Челябинске дерзкое нападение на караул воинской части. Разоружив караул, преступники скрылись. Кропотливая работа в течение двух месяцев наконец позволила установить одного из участников банды, уже совершившей (как выяснится позднее) более 15 преступлений, а затем и весь ее состав. Оказалось, что ее возглавлял бывший сотрудник уголовного розыска, воин-афганец, установивший в ней жесткую дисциплину, круговую поруку, тщательно планировавший все преступления и возможные варианты отхода. Несколько раз сотрудникам ОБГРП удавалось «подрывать» банду, пока, благодаря полученной информации о подготовке нападения на ТОО «Авторемонт», где стояли новые автомобили для продажи, она не была схвачена с поличным. Причем, милиционеры сработали настолько профессионально, что преступники от неожиданности даже не успели применить оружие. В этой операции совместно с ОБГРП принимали участие сотрудники ОУР УВД Челябинска и УВД области.

     На счету ОБГРП пресечение деятельности банды Ткачука, совершившей в середине 1990-х годов более 40 тяжких преступлений, в том числе и заказные убийства, банды Шалимова, на совести которой более 20 загубленных человеческих жизней, банды Лагойды, причастной к 50 тяжким преступлениям.

     Новый век прибавил оперативникам работы. Так, в 2001 году была обезврежена преступная группа Семкина, совершившая ряд громких преступлений, а также 11 разбойных нападений на квартиры. Тогда же удалось пресечь деятельность группировки, «специализировавшейся» на риэлтерском бизнесе и осуществившей серию похищений людей.

     Печальной особенностью нашего времени является и национальная окраска криминалитета. Сотрудникам отдела приходится постоянно держать на оперативном контроле чеченскую диаспору и выходцев из Средней Азии или заниматься депортацией иностранных граждан, незаконно проживающих на территории РФ. В 1998 году в поле зрения ОБГРП попала и китайская банда во главе с Иль Сэем, промышлявшая вымогательством, убийством своих соотечественников и проходившая по линии Интерпола. В 2003 году была прекращена деятельность дагестанской группировки – только ее руководитель был обвинен по пяти статьям. В 2004 году – таджикская группировка, занимавшаяся контрабандой наркотиков. В 2005 году выявлены члены экстремистской террористической организации «Хизб-ут-Тахрир аль Ислами».

     Когда-то мудрый Сенека говорил: «Не судьбе, а нравам приписывайте преступления». Стремительный рост преступности в 1990-е годы, напряженная криминогенная ситуация сегодня – все это серьезная болезнь нашего общества, утратившего во многом свои идеалы, нравственную основу жизни. Поэтому, к сожалению, у сотрудников криминальной милиции, мужественно преданных своему делу, будет еще немало работы…

Читать дальше: Дойти до сути

 

Категория: Страницы истории УВД Челябинска | Добавил: кузнец (09.06.2020)
Просмотров: 626 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: