Главная » Статьи » Отдельные проекты » Отдельные проекты

ПО ГЛАВНОЙ УЛИЦЕ ТАНКОГРАДА

Великая Отечественная война, ставшая суровым испытанием нашего народа, одновременно показала и самые лучшие его черты: бесконечную преданность родине, мужество и героизм, самоотверженность и самопожертвование, великую силу духа и великую силу мысли. Легендарный Танкоград-Челябинск очень ярко это выразит в свой военной истории. И сегодня его главная улица – улица Спартака в годы войны – хранит память о великом подвиге.

По ней и пройдем.

 

1. Под мостами

 

История связала Танкоград и Челябинск воедино. Между тем у Танкограда была своя географическая граница, и проходила она под железнодорожным мостом через улицу Спартака. Эта железнодорожная ветка, связавшая Челябинск и Екатеринбург, была построена еще до революции и служила своего рода границей города. Более того, именно вдоль нее проходила геологическая граница между Уралом и Сибирью, о чем сегодня сообщает памятный знак.

В начале 1930-х годов на волне индустриализации за этой железнодорожной веткой началось грандиозное строительство Челябинского тракторного завода и соцгорода при нем. Железнодорожные пути теперь символически разделяли новый индустриальный город, нацеленный в большое будущее, и старую Челябу, большей частью деревянную, враставшую в землю.

С началом войны ЧТЗ станет ядром будущего Танкограда, а по старой ветке пойдут эшелоны с танками. Она быстро станет стратегической и окажется под пристальным присмотром НКВД. Особенно после 10 мая 1943 года, когда, по рассказам старожилов, здесь, чуть ближе к трамвайному депо, сойдет с рельс эшелон, груженный танками, часть из которых загорелась. Место аварии сразу было оцеплено. Понятно, искали диверсантов, но причиной всему была неисправность пути на высокой насыпи.

 

2. Музей ЧТЗ (пр. Ленина, 19)

 

В годы войны этого дома не было – весь квартал, получивший название «Южный Спартак», будет застраиваться в 1950-е годы. Но несмотря на это, дом будет восприниматься и воспринимается сейчас, как «ворота в Танкоград». Для этого есть свои причины.

Здание изначально строилось по особому проекту и должно было символизировать мощь и красоту ЧТЗ. Это было первое здание в Тракторозаводском районе в 7 этажей. Верхние этажи были жилыми, а на первом разместился большой детский центр, включавший детскую музыкальную школу и дом юных техников (физиков и лириков). В 1958 году здесь открылся и детский кинотеатр «Спартак»; по нему названа и троллейбусная остановка. В 1967 году для центра юных техников было построено отдельное здание, а доме открылась музейная экспозиция.

Сегодня Музей ЧТЗ - самый крупный и посещаемый заводской музей Челябинской области. Его архив хранит более 20 тысяч документов, фотографий, личных вещей работников ЧТЗ. Залы музея редко пустуют. За почти 50 лет здесь побывало около миллиона человек. История ЧТЗ - это история страны с первых пятилеток до сегодняшнего дня - прямое отражение всех этапов развития нашего общества. В музее проводятся экскурсии как обзорные, так и тематические: «Так начинался Тракторострой», «Танкоград и танкоградцы», «От Урала до Берлина танки русские идут». В них не только раскрывается история завода, но дается возможность прочувствовать сердцем и понять умом героический дух ушедших времен. Помимо экскурсий, сотрудники музея проводят массовые мероприятия: встречи молодежи с ветеранами войны, ветеранами Танкограда, ведущими специалистами завода, знатными тракторостроителями.

 Коллектив музея 27 раз был отмечен дипломами, грамотами, значками ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ, Министерства культуры РСФСР, Министерства просвещения РСФСР, Всесоюзного Совета научно-технических обществ, ветеранских организаций России. Музей ЧТЗ является лауреатом областной комсомольской премии «Орленок», премии им. В.П. Поляничко, обладателем Почетного диплома Международного проекта «Живые голоса истории», врученного к 60-летию Великой Победы. В 2011 году Музей получил почетный знак Правительства РФ «За активную работу по патриотическому воспитанию граждан». В 2015 году Благодарственным письмом губернатора Музей был отмечен за содействие в подготовке уникального издания «Южный Урал. Хроника Великой Отечественной. 1941-1945 гг.»

Поэтому совершенно справедливо, обоснованно, что любое «путешествие в Танкоград» начинается с этого музея.

 

3. Директорский дом: Г.В. Зайченко (пр. Ленина, 17)

 

История этого дома также начинается в 1950-х годах. Когда его сдавали 27 ноября 1955 года, несколько запоздав к ноябрьским праздникам, гордости все равно не было предела – это был самый большой жилой дом ЧТЗ в те времена. Его общая площадь составляла более трех тысяч квадратных метров, а новоселье справили 120 семей работников ЧТЗ. Много позднее, в 1984 году, здесь поселится Герой Социалистического Труда, Почетный гражданин Челябинска Г.В. Зайченко, о чем свидетельствует памятная доска на доме.

Георгий Васильевич Зайченко настоящая легенда, с которой связана целая эпоха в истории ЧТЗ. Почти два десятилетия - с 1961 по 1979 годы – он возглавлял завод. При нем началась масштабная реконструкция предприятия, ставшая всесоюзной молодежной стройкой. При нем разрабатывался и был пущен в серию знаменитый ДЭТ-250 и налажен выпуск семейства тяжелых тракторов: от Т-100 до Т-500. Кстати, ветераны рассказывали, что с последним было много хлопот на испытаниях – трактор обкатывали в Магадане, в жестких условиях, и чтобы его туда доставить, потребовался самый мощный грузовой самолет тех лет «Руслан», но и его днище не выдержало нагрузки, буквально лопнув по швам – пришлось усиливать конструкцию самолета.

Г.В. Зайченко – не просто директор. Он – танкоградец. Молодым инженером он начинал работать в Харькове и был причастен к созданию и испытанию легендарного танкового двигателя В-2. За ним была закреплена заводская измерительная лаборатория, которую Георгий Васильевич грузил в эшелон уже под бомбежками гитлеровской авиации. По прибытию на ЧТЗ, все испытательные стенды были установлены в помещении бывшего склада. Потребовалось чуть больше месяца, чтобы с колес начать выпуск топливной аппаратуры и танковых двигателей.

В Челябинск Г.В. Зайченко эвакуировался вместе с семьей – и остался в нашем городе до конца своих дней (умер в 2004 году).

 

4. «Испанский» дом: Альберт Хесслер (пр. Ленина, 15)

 

Этот дом, построенный в 1939 году, наискосок от основного соцгорода, жил накануне войны словно на особицу. В истории он останется как «испанский дом». Суть в том, что в 1939 году в этом доме поселили так называемых «испанцев» - членов интернациональных бригад, участников боев в Испании во время фашистского путча. Среди них был и активист антифашистского движения Альберт Хесслер, получивший ранение в боях за Мадрид, вывезенный в Советский Союз и выбравший вместе со своими боевыми товарищами местом работы ЧТЗ. А в будущем – разведчик-радист легендарной «Красной Капеллы».

Немец по рождению, он двадцатилетним юношей вступает в немецкий Союз рабочей молодежи и в числе активистов первым попадает в застенки после прихода Гитлера к власти. Затем эмиграция в Чехию, война в Испании и… далекий Челябинск. Два года, проведенные здесь, будут самыми счастливыми. К участникам интербригад, плохо говорившим по-русски, прикрепили помощника – молодую женщину, врача, выпускницу Пермского университета, которая совсем недавно устроилась в здравпункт ЧТЗ: Клавдию Семеновну Рубцову. Они влюбились сразу, поженились, а весной 1941 года их развела приближающаяся война; развела, как в старой песне:

Дан приказ ему на запад,

Ей – в другую сторону…

Хесслера вызвали в Москву, где он был зачислен в разведшколу, а Клавдию, как военнообязанную отправили на дальний Восток. Больше встретиться им будет не суждено. После окончания школы в августе 1942 года с задачей установить связь с антифашистской организацией «Красная капелла», действовавшей в Берлине, Хесслер был переброшен за линию фронта. В середине сентября задание было выполнено и связь с Москвой установлена. Но действовала недолго – гестаповцам удалось выйти на след группы. Хесслер был схвачен. Рассчитывая предупредить Центр о провале, он дал свое согласие включиться в радиоигру с Москвой, и даже направил сигнал тревоги, заранее согласованный с Центром, но советские радисты приняли его за сбой. Убедившись, что его сигнал не принят, Хесслер отказался сотрудничать с гестапо и был казнен в январе 1943 года.

В память о нем на «испанском доме» установлена мемориальная доска.

 

5. Великое соседство: Ж.Я. Котин и Н.Л. Духов (пр. Ленина, 15)

 

В «испанском доме» в годы войны будут жить еще два легендарных человека, два главных конструктора Танкограда: Жозеф Яковлевич Котин (главный конструктор с октября 1941 года) и Николай Леонидович Духов (главный конструктор с июня 1943 года). Их многое сближало: оба родились на Украине: Котин в 1908 году, Духов в 1904 году. Обоим путевку в жизнь и образование дали рабочие факультеты Харьковских институтов. Правда, Духов «задержался на взлете» - получил инженерное образование лишь в 28 лет; позднее будет шутить по-лермонтовски: «Я поздно начал, кончу ране…»

Их конструкторский талант в полной мере расцветет в КБ Кировского завода в Ленинграде. Ж.Я. Котин был не новичком в военном деле – еще в 1930 году пришел в РККА по спецнабору, затем окончил военно-техническую академию. Танки той поры знал досконально.

Первым его собственным конструкторским заданием была модернизация среднего танка Т-28. Изучая опыт войны в Испании, он пришел к выводу, что главной ударной силой должны быть не средние, а тяжелые танки. В 1938 году появилась первая модель танка КВ, получившая боевое крещение в финской кампании на линии Маннергейма.

Кстати, рождение тяжелых танков для Ж.Я. Котина оказалось делом семейным – его жена Наталья была единственной женщиной во всей Красной Армии, имевшей высшую квалификацию: инженер по бронетехнике. В годы репрессий была арестована, но освобождена через полгода. Не последнюю роль в этом сыграл лично Климент Ворошилов, всегда ценивший факт появления танка, носящего его имя – КВ. К работе над тяжелым танком Ж.Я. Котин и привлек в 1938 году Н.Л. Духова, а затем назначил своим заместителем.

«Он быстро завоевал репутацию талантливого конструктора и расчетчика, показав себя вдумчивым аналитиком и кропотливым доводчиком, - отмечал особую черту конструкторского мышления Н.Л. Духов «танковый король России» И.М. Зальцман. – Его вклад в создание танка КВ настолько значителен, что я считаю Духова основным автором этой могучей машины».

В первые дни войны и Котин, и Духов приезжают в Челябинск – ЧТЗ специализировался именно на выпуске тяжелых танков (конвейер для выпуска Т-34 будет пущен летом 1942 года после остановки Сталинградского тракторного завода).

«Сейчас, пожалуй, не скажешь, кто впервые назвал челябинский исполин предельно точно – Танкоград, - вспоминал Ж.Я. Котин. - Под одной крышей в первые месяцы войны соединились Ленинградский Кировский завод, Харьковский дизельный, Челябинский тракторный. Задания мы выполняли самые разнообразные: модернизировали старые танки, создавали новые, строили самоходные установки. Как на фронте продолжались бои с фашистами, так и у нас не затихала ежедневная, ежечасная борьба с гитлеровскими конструкторами».

В Танкограде-Челябинске они многим запомнились. Например, Жозеф Яковлевич был очень требователен, иногда в резкой форме. При разработке сложных узлов любил давать одну и ту же задачу двум-трем конструкторам – дух соперничества рождал дух творчества, и это было главным в «войне умов». Высокий, стройный, подтянутый, он был очень хорош собой, а военная форма шла ему, как никому другому.

Николай Леонидович не считал для себя зазорным появиться на полигоне в комбинезоне танкиста. Танк он знал на ощупь, говорил, что «только зная свою машину как воин, конструктор может ее усовершенствовать как инженер». Он знал несколько языков – еще с гимназических лет, выделялся не только эрудицией, но и умел легко находить с людьми общий язык, фокусировать задачи.

Впрочем, много позднее Н.Л. Духов появится в генеральском кителе с тремя звездами Героя Социалистического Труда. Последние две – за участие в атомном проекте, в легендарном КБ-11 в Арзамасе, где он работает главным конструктором первой советской атомной бомбы…

В память о великих конструкторах на доме размещена мемориальная доска.

 

6. Школа возле «танка» (пр. Ленина, 13)

 

Школа № 48, которую в обиходе называют «школой возле танка», можно назвать ровесницей Тракторостроя – она была основана в далеком 1930 году, когда строительство тракторного гиганта только разворачивалось. Сначала школа располагалась в бараке. Затем в 1935 году по проекту архитектора М. Леженя было построено большое просторное здание. Кстати, в энциклопедиях указано, что проект школы подписывал лично Серго Орджоникидзе, курировавший строительство предприятий и не раз бывавший в Челябинске.

С августа 1941 года здесь начала работать школа № 48. Но уже осенью была отдана эвакуированным ленинградцам. В память об этом в здании школы размещена мемориальная доска. Затем школа была переоборудована под госпиталь.

С историей Танкограда ее прочно связало лето 1942 года. Здесь разместились бойцы формировавшейся 52-й гвардейской (97-й) танковой бригады. Свое боевое крещение бригада получила под старинным городом Козельском, названным когда-то Батыем «злым городом», - отсюда начиналось контрнаступление в битве за Москву. Затем за боевые заслуги в Курской битве бригада будет удостоена звание гвардейской, а за освобождение Украины – «Фастовской». Завершила свой боевой путь в Праге. В память о танковой бригаде на фасаде школы установлена мемориальная доска.

В год десятилетия Великой Победы и к четвертьвековому юбилею школы, в сентябре 1955 года ей было присвоено имя писателя Николая Островского, автора героической книги «Как закалялась сталь». 29 сентября 1961 года в день рождения писателя во дворе школы был установлен памятник Островскому. Автором памятника был скульптор Сергей Савочкин. Кстати, средства на памятник ученики школы заработали сами…

 

7. ИС-3 на постаменте (Комсомольская площадь)

 

В 1960-е годы, когда День Победы только становился официальным праздником, по всей стране началась большая работа по увековечиванию подвига нашего народа в Великой Отечественной войне. Танкоград-Челябинск не мог быть исключением. Главный герой Танкограда – грозная боевая машина – становилась монументом.

Символом Танкограда стала Комсомольская площадь. До 1960 года здесь был пустырь, где ученики соседней школы гоняли в футбол. Затем площадь заасфальтировали и даже устроили первые народные гуляния. Но подлинным днем рождения площади стал 1965 год – год 20-летия Победы. Именно тогда знаменитым архитектором Е.В. Александровым был предложен проект монумента – с настоящим танком. Выбор пал на тяжелый танк ИС-3 – «Иосиф Сталин».

Его история показательна. К началу 1943 года конструкторам было понятно, что танк КВ и его модификации исчерпали свои возможности для совершенства, и нужно было начинать новую линейку. Поторапливал и противник. Однажды Ж.Я. Котина срочно вызвали в Ленинград – «допросить пленного», с которым «надо разговаривать на особом языке. «Пленным» был новейший немецкий тяжелый танк «Тигр», чья пушка пробивала броню любого советского танка.

Нужен был адекватный ответ. Сначала появилось оружие, способное бить «тигров» - артиллерийская установка СУ-152. И появилось стремительно – в феврале 1943 года. «За двадцать пять дней мы успели выполнить все. От первой черточки на чертеже до первого выстрела. Если бы сам не участвовал в работе, никогда не поверил бы», – вспоминал Котин.

Затем переключились на танки. Первый ИС прошел испытания весной 1943 года. Боевое крещение на Курской дуге показало как сильные, так и уязвимые стороны. Все замечания были учтены в модели ИС-3, которая разрабатывалась в 1944 году. Кстати, «отцом» ИС-3 называют талантливого конструктора Михаила Федоровича Балжи. Он вспоминал, что ключевые конструкторские решения, идеи пришли ему в голову во время 10-дневного отпуска в доме отдыха на берегу реки Миасс, близ урочища Монахи в августе 1944 года – умываясь, Михаил Федорович обратил внимание на форму мыльницы и «спроецировал» ее на танк. 25 ноября 1944 года был изготовлен опытный образец, начались полигонные испытания, завершившиеся к новому 1945 году. Новый танк был принят на вооружением в марте 1945 года.  

ИС-3 – один из самых мощных и наименее уязвимых тяжелых танков своего времени. И вместе с тем очень технологичным. Ко времени его создания впервые в мировой практике на Челябинском Кировском заводе при отливке крупных стальных деталей песочные формы были заменены металлическими (отливка деталей в кокиль), впервые применили термическую обработку деталей токами высокой частоты, а ручную сварку брони корпусов танков была заменена автоматической. К третьему кварталу 1944 года на заводе было закончено переустройство линий поточного производства, и тяжелые танки стали собираться на конвейере, что до этого в мире не удавалось никому.

«Война умов» была выиграна. За совокупность огневых, технических и тактических качеств ИС-3 называли «машина прорыва» или еще лаконичнее — «Победа». Поэтому совершенно справедливо, что именно этот танк в 1965 году своим ходом по специально построенной эстакаде взошел на постамент, на котором были высечены слова:

«Уральцы, вам,

чьи руки золотые

ковали здесь

Победу над врагом»…

 

8. Трамвай с улицы Горького

 

Еще одним героем Танкограда смело можно назвать челябинский трамвай, связавший центр Челябинска с проходной ЧТЗ еще на майские праздники 1933 года и бегущий вдоль всего соцгорода. Хотя как бегущий…

В годы войны старые двухосные вагоны серии «Х» - желтый верх, коричневый низ, с одним фонарем и открытыми подножками приняли на себя всю пассажирскую нагрузку. Со стороны казалось, что по улице движется муравейник - люди жались друг к другу внутри, висели на подножках, самые отчаянные забирались на крышу. По Челябинску передвигались двух- и трехвагонные составы - стоило моторному вагону выйти из строя, как он сразу становился прицепным. Кроме того, в годы войны трамваи использовали для грузовых перевозок промышленного оборудования. Вагоны иногда сходили с рельсов, деревянные корпуса-каркасы часто ломались, двухосная тележка тоже доставляла хлопот, а поэтому нормой военного времени для кондукторов и водителей стал ремонт вагонов после рабочей смены.

Кстати, в самый разгар войны Челябинск отважился на новый транспортный эксперимент - в город прибыло двадцать остроносых троллейбусов ярославской модели, когда-то трудившихся в Москве. Силами промышленных предприятий и их трудовых коллективов по главной улице Спартака были установлены опоры контактной сети, а в ноябре 1942 года первая машина отправилась в путь к сердцу Танкограда - к проходной Кировского завода…

 

9. «Зальцмановский сад» (Детский парк им. Терешковой)

 

Детский парк имени Терешковой называют ровесником Победы – он был заложен в мае 1945 года. Некоторые источники указывают более позднюю дату, но газета ЧТЗ «За трудовую доблесть» от 19 мая 1945 года расставляет все точки. «Между 1-м домом ИНОРСа и 52-й школой развернуты работы по строительству нового парка. Буквально на глазах преображается бывший пустырь. В новом парке будут высажены 20 000 деревьев, разбиты газоны для цветов площадью 6000 квадратных метров, строится фонтан. Кроме того, в парке будут построены эстрадная сцена и танцевальная площадка. Парк обнесут чугунной оградой…»

Долгое время новый парк будут называть «Зальцмановским садом» - легендарный директор Челябинского Кировского завода И.М. Зальцман поддержал и словом и делом молодежную инициативу. «От работы, понятно, не освобождал, но воскресники и субботники, когда можно было, переводил сюда. Выделял по надобности транспорт. Кстати, он где-то достал и саженцы, до 30 видов разных пород и строго-настрого приказал коммунальщикам поливать, чтобы прижились».

Удивительно, но грозного директора умудрились ослушаться. Спустя два месяца та же газета писала, что «все работы в парке пущены на самотек – «дело дошло до того, что парк безнадзорен, в нем устраиваются козьи пастбища, деревья ломают, газоны вытаптывают, цветы вырывают…»

Реакция И.М. Зальцмана последовала моментально: он приказал огородить территорию той самой чугунной изгородью, на которой и по сей день закреплены литые ромбы с изображением танка, а следом выставить охрану.

Основная история парка начнется уже в 1950-е годы. Именно тогда будет выстроен новый фонтан, появятся детские аттракционы и множество скульптур (на сегодня с того многолепия сохранились лишь девочка с ведром и девочка с козой). В 1963 году на волне всеобщей гордости за покорителей космоса детский парк был назван в честь первой женщины-космонавта Валентины Терешковой…

 

10. Иван-Дизель (Памятник И.Я. Трашутину)

 

В годы войны была небольшое учебное пособие, которое издавалась самыми массовыми тиражами и сразу уходила в танковые бригады и училища: «Рекомендация по эксплуатации двигателя В-2» И.Я. Трашутина. Именно этот двигатель по праву назовут шедевром инженерной мысли, который изменил представление о танковом двигателе в целом и оказался революционным шагом в истории отечественной и мировой бронетанковой техники.

Простой изящный быстроходный дизель V-образной формы, он пришел на смену взрывоопасным бензиновым карбюраторным двигателям – первым в мире. Его разработка велась долго: семь лет, и буквально приковала к Харьковскому паровозостроительному заводу лучшие инженерные кадры.

Среди них был и Иван Яковлевич Трашутин. Его жизнь – настоящая история отечественных дизелей. 12-летним подростком, когда отец ушел в РККА, он начинал подручным слесаря по сборке двигателей. Затем в его жизни будет Харьковский технологический институт и длительная командировка в США в университет Массачусетс. Будет и арест в 1938 году, и лично Л.П. Берия вернет его на завод в качестве начальника конструкторского бюро по дизельному производству – вернет к работе над В-2.

В начале Великой Отечественной войны И.Я. Трашутин покинет Харьков с последним эшелоном, едва не погибнув – в дом, где он находился, попала бомба, и Трашутина чудом откопали из-под развалин. С Танкоградом-Челябинском, с моторным производством ЧКЗ-ЧТЗ его свяжут четыре десятилетия.

В технической среде за ним прочно закрепится прозвище: Иван-дизель. Кстати, его в оборот запустили немцы в разгар войны. И было за что: дизель В-2 положил начало целой линейке двигателей, «подлаживаясь» под особенности и средних, и тяжелых танков.

Только за годы войны специальным конструкторским бюро № 75 под руководством И.Я. Трашутина в двигатель было внесено 750 изменений и модернизаций. Уже после войны трашутинские двигатели новых серий и поколений будут базовыми для бронетанковых войск. Послужат и мирным целям – например, на легендарном челябинском тракторе ДЭТ-250 будет установлен неординарный трашутинский В-748.

В 1983 году в детском парке им. Терешковой будет установлен бронзовый памятник-бюст И.Я. Трашутину работы скульптора Льва Головницкого – легендарный инженер распахивает пальто, показывая правительственные награды: Золотые Звезды. На деле же он был непубличным и очень скромным по натуре человеком; не раз, будучи в цехе, снимал пиджак и сам, засучив рукава, лез в двигатель, пытаясь найти неполадку и радуясь, когда дизель оживал…

 

 

11. Поворот на КБС

 

Поворот в Ленинский район можно назвать одним из символов Челябинска. Каким бы крупным ни был Кировский завод, в одиночку он не сложил бы славу Танкограда. Из Ленинского района с эвакуированного завода «Электромашина» приходили стартеры, без которых любой двигатель – это просто металл. А рядом с ЧКЗ, через железнодорожные пути, располагался первенец отечественного станкостроения – завод Серго Орджоникидзе, на площадке которого разместилось 23 эвакуированных предприятия.

Еще накануне войны «Станкомаш», тогда еще завод № 78, был плотно включен в кооперацию по производству танков КВ, финальную сборку которых осуществлял ЧТЗ. В начале 1940 года вышло специальное постановление правительства, а перед будущим «Станкомашем» была поставлена весьма сложная задача – производство башен танков КВ со всей необходимой начинкой. Судя по тому, что первую башню завод выдал уже в августе 1941 года, эта работа, начатая заблаговременно, была проведена вполне успешно.

Серьезным испытанием оказалось военное строительство – для налаживания танкового производства нужно было смонтировать пресс мощностью три тысячи тонн. В мирных условиях на это ушло бы несколько месяцев, а здесь срок – 17 дней. «Это выходило за пределы всех инженерных расчетов и опыта, - вспоминали на заводе. – Напряжение было колоссальным. Именно поэтому пресс монтировали… молча. Из всех звуков – только лязг металла. Люди словно интуитивно, изнутри чувствовали, что им следовало делать – слова были не нужны…»

Непосредственно танковым производством на площадке «Станкомаша» занимался завод № 200, проработавший всю войну без одной остановки. За годы войны было освоено 11 моделей корпусов и башен, а завод отличился изготовлением корпусов для тяжелых танков и артиллерийских самоходных орудий из комбинированной брони.

Кстати, первый трамвай на «Станкострой» повернул с улицы Спартака в ноябрьские праздники 1933 года…

 

12. Уплотненный мир (пр. Ленина, 11)

 

Этот дом – одно из зданий «социалистического городка ЧТЗ», построенное еще в 1932 году. Среди его жильцов не было «больших имен», но этот дом в Танкограде очень хорошо знали – в годы Великой Отечественной войны в нем находился первый интернат, общежитие, где разместились работники эвакуированных предприятий.

Вообще, огромное количество эвакуированных сразу стало важнейшей проблемой Челябинска. Наскоро разворачивались эвакопункты. Так, главный металлург ЧТЗ Яков Гольдштейн вспоминал: «Эвакопункт тракторного завода расположился в кинотеатре на 300-350 человек. Мебели нет, даже стульев. Такие же, как мы, скитальцы расположились прямо на полу, на своих вещах, в ожидании решения судьбы. Разносят чайники с заваренным чаем, булочки, бутерброды. Несмотря на скопление многих и многих, относительно тихо. Это не Сталинградская пристань…»

Расселялись кто где мог – в бытовках при предприятиях, в общежитиях (которых в ту пору было совсем немного), в основном, на квартирах и в частном секторе. Во всех городах области были введены нормы проживания (расселения) – не больше трех квадратных метров на человека. Многие эвакуированные искали жилье сами – выданные «ордера на подселение» срабатывали далеко не всегда. Вспоминали позднее: «Хозяева, само собой, не слишком обрадовались нашему появлению. Людей понять можно – у них детей полон дом, а тут еще шестеро чужих молодцов, место им давай. Нары соорудили, как в общежитии».

В таком «формате» дом на улице Спартака жил и в первые послевоенные годы. Затем здесь располагался областной профсоюз работников тракторной и автомобильной промышленности, а с 1960 года – филиал ЧПИ для работников ЧТЗ.

 

13. Соцгород ЧТЗ (пр. Ленина, четная сторона)

 

Превращение Тракторостроя в Танкоград произошло стремительно – за первые три месяца войны. При всех тяготах военного времени, танкоградцы не раз повторяли: очень многое успели сделать за предвоенное десятилетие. Это касалось, в том числе и жилья. К примеру, эвакуированные работники Мариупольского трубного завода вообще жили в палатках на берегу озера Смолино, в наспех сколоченных бараках и землянках. У ЧТЗ и «Станкомаша» были хотя бы уже свои соцгорода.

Соцгород ЧТЗ проектировался в самом начале 1930-х годов, и главную скрипку здесь сыграл выдающийся архитектор Андрей Константинович Буров, влюбленный в конструктивизм и считавший, что именно конструктивистские формы в полной мере соответствуют представлению о простоте, функциональности и «коллективизме» истинно пролетарской архитектуры. 

Челябинские просторы его пленяли. Он и квартиры для рабочих ЧТЗ запланировал просторные: в четырех кварталах из 8 четырехэтажных домов в каждом средняя площадь двухкомнатных квартир составляла 46 кв. метров, трехкомнатных – 72 кв. метров. Были и четырехкомнатные квартиры по 82 кв. метра. В документах предвоенных лет отмечалось, что «при дальнейшем улучшении культурно-бытовых условий каждая квартира будет предназначена для заселения одной семьей 4-7 человек».

Именно эти «спасительные» квадратные метры в Танкограде были уплотнены под эвакуированных в первую очередь.

 

14. Кухня, столовая, ресторан (пр. Ленина, 9)

 

Соцгород проектировался как комплекс, где органично сочетались предприятие, жилой массив и система коллективизированного культурно-бытового обслуживания – кстати, именно так нужно переводить аббревиатуру КБС. В соцгороде ЧТЗ объекты соцкультбыта располагались компактно, в непосредственной близости от жилого комплекса – у перекреста нынешних пр. Ленина и ул. 40-летия Октября.

Здание с рестораном «Восток» - чисто «буровский» почерк. Оно изначально проектировалось под большую «фабрику-кухню». Выстроенная в 1932 году, она считалась самой мощной в стране и могла производить 100 тысяч блюд в сутки. При фабрике была большая столовая и магазин полуфабрикатов. Стоит ли говорить, что в годы войны повара здесь несли круглосуточное боевое дежурство, кормили и рабочих, и военных, в том числе тех, кто прибыл для получения в Танкограде новых танков, и учащихся ремесленного училища ЧТЗ.

Чуть поодаль располагался еще один принципиально важный объект – банно-прачечный комбинат. Это тоже спасало, и не только от грязи – в таких комбинатах устанавливались жаровни, на которых белье прокаливали от вшей. Сейчас это здание частично утрачено – осталась лишь баня (ул. 40 лет Октября, 31).

 

15. Центр притяжения: театр ЧТЗ (пр. Ленина, 10)

 

«Из всех искусств для нас важнейшим является кино», - эту классическую ленинскую фразу можно воспринимать буквально. При строительстве любого крупного предприятия и соцгорода при нем киноклуб был обязателен.

Строительство театра ЧТЗ началось в 1930 году. В своем первоначальном виде – это одноэтажное здание в конструктивистском стиле без излишеств и украшений. Киноклуб был открыт в декабре 1931 года, и 1932 год молодежь тракторного завода встречала в новом здании. Кстати, киноклуб ЧТЗ стал первым звуковым кинотеатром в Челябинске.

В 1933 году - 2 июня - здесь проходило собрание трудящихся в связи с пуском ЧТЗ, где выступил с речью М.И. Калинин. Он уже мог оценить функциональное пространство театра, где крутили не только кино - зрительный зал, фланкированный обширными фойе, и театральная сцена позволяли проводить самые разные общественные мероприятий. На лицевой стороне фасада установлена мемориальная доска, посвященная «всесоюзному старосте» М.И. Калинину.

В первые годы войны в здании киноклуба были размещены эвакуированные. Многие из них, пережив бомбежки, гибель родных, рвались добровольцами на фронт. Когда в военкомате на них заполнялись документы, то в графе «домашний адрес» можно было встретить: Тракторозаводский район, кино-клуб ЧТЗ, оркестровая яма…

Одно время в театре ЧТЗ размещался учебный танковый батальон. «Жили целыми танковыми экипажами — командир танка, механик-водитель, наводчик… Однажды директор И.М. Зальцман пришел в здание театра и всех жильцов выгнал в одночасье: «Рабочие тоже отдыхать должны!» Потребовал восстановить театр. А следом на его сцене стали выступать приглашенные знаменитые артисты: Марк Бернес, Клавдия Шульженко, Лидия Русланова.

Уже после войны, в 1946 году, была проведена большая реконструкция театра по проекту архитектора М.А. Леженя. Чувствовалось, что люди устали от колоссального напряжения в годы войны и теперь им хотелось красоты. Театр ЧТЗ был надстроен, появилась большая лоджия главного фасада с четырьмя колоннами коринфского ордера, изящные пилястры в межоконных простенках и горельефы, обрамленные гирляндами работы скульптора И.Н. Клигера…

 

16. Центр притяжения: Дворец культуры ЧТЗ (пр. Ленина, 8)

 

Это здание в Танкограде также никогда не пустовало. «Корпус с кружковыми помещениями» - рабочий клуб ЧТЗ – функционировал, как единый организм, с февраля 1934 года. В годы войны было определенное сожаление, что конструктивистский проект архитекторов А. Бурова и Г. Кириллова не был доведен до конца. В первоначальном проекте клуб должен был разместиться в нескольких композиционно связанных зданиях с различным функциональным назначением. Выстроено только одно из них.

Как любой дворец культуры, призванный разнообразить жизнь заводчан, Дворец ЧТЗ был разбит на несколько зон. В правом крыле первого этажа был выделен библиотечный сектор с книгохранилищем и читальным залом. В левом крыле - «научный блок» с производственными лабораториями, аудиториями для занятий и залом-лекторием. На втором этаже справа разместился «общественно-политический блок» с секторами молодежного и женского движения, а в левом крыле – клубы по интересам.

В истории Великой Отечественной войны Дворец ЧТЗ останется местом, где был сформирован первый отряд танкистов-добровольцев. В сентябре 1941 года от стен ДК на защиту Москвы отправились 7 тяжелых танков КВ. 22 октября отряд принял первый бой на Можайском шоссе. Три танка противника уничтожил комиссар роты, доброволец с ЧТЗ А.В. Бойков (погиб осенью 1941 года). В боях под Москвой вышли из строя 6 танков, в 1942 году под Ржевом был сожжен последний – 7-й танк – «Илья Муромец», уничтоживший за время боев 29 танков и 36 орудий противника. Из 41 добровольца первого отряда остались в живых три человека.

Сегодня на фасаде дворца культуры в память о легендарной бригаде, защищавшей Москву, установлена мемориальная доска…

 

17. От парка до сада (перекресток пр. Ленина с ул. Героев Танкограда)

 

На этом большом Т-образном перекрестке стоит задержаться. В годы войны на карте Танкограда его не было – между театром ЧТЗ и Дворцом культуры располагался единый для них парк. За парком смотрели, содержали в чистоте, но до особой красоты руки не доходили – не то время. После войны парк будет благоустроен – появятся цветущие газоны, дорожки с фонарями. Ветераны вспоминали, что вдоль аллей были установлены портреты знатных людей и различные скульптуры.

Увы, в 1960 году этим парком придется пожертвовать. Тракторозаводский район стремительно строился, и к новостройкам требовались дорога и транспорт. 4 ноября 1960 года первый троллейбус повернул на улицу Героев Танкограда (тогда она называлась улицей Туристов, поскольку по ней ехали до аэропорта).

Но большому трудовому району не гоже быть без сада. Именно тогда обратили пристальное внимание на «парк ЧТЗ» (так он значился в «Справочнике милиционера за 1957 год), который появился еще в 1930-х годах среди березовой рощи. Парк был в плачевном состоянии: покосившийся забор, полуосвещенная аллея, пасущиеся козы… В одном из докладов на заседании Тракторозаводского райисполкома в апреле 1956 года отмечалось, что «сад ЧТЗ остается пока пустынным и необитаемым уголком. К нему еще не прикасалась ни одна рука работников УВС и Дворца культуры. Кроме двух сторожей, в саду никого и ничего нет».

В мае 1965 года к 20-летию Великой Победы восстановленный и облагороженный парк, где появились лыжная база, летняя эстрада, читальный павильон, прокат детских игрушек и спортивного инвентаря, будет открыт. А еще через 10 лет парк получит новое имя: «Сад Победы», и в нем установят памятник солдату и рабочему – на 36 метров ввысь взметнется стела, опираясь на куб – символ вечности.

Кстати, с этим памятником приключится своя история. Ветеран ЧТЗ В.А. Карпов вспоминал, что обелиск изготовили в одном из цехов, но не учли, что его габариты превышают размеры въездных ворот в цех. Что делать? На носу 30-летие Победы, медлить нельзя. Директор Г.В. Зайченко дал разрешение разобрать стену. В Сад Победы стелу везли всю ночь, приподнимая шестами троллейбусные провода…

Еще одна реконструкция Сада начнется в 2006 году – появятся Аллея ветеранов, Аллея мира, Аллея молодежи, крытый летний театр, детская площадка. В 2007 году в саду Победы состоялось открытие военно-патриотического музея под открытым небом – дань инженерному гению танкостроителей ЧТЗ в годы Великой Отечественной войны…

 

18. Зенитки у «фазанки» (пр. Ленина, 5)

 

Впрочем, вернемся на наш перекресток. Здесь, рядом со школой № 107, построенной уже после войны, есть еще одно удивительное здание от архитектора А. Бурова, которое в Танкограде хорошо знали.

Задуманное в строгой геометрии, со сплошным остеклением фасада и контрастными вертикалями лестничных клеток, оно строилось в 1931-1933 годах, и строилось как комплекс зданий для фабрично-заводского училища – молодому ЧТЗ не хватало рабочих и специалистов. В народе такие училища – ФЗУ – прозвали «фазанками». К сентябрю 1932 года учебный комплекс был сдан, а к пуску завода полностью введен в эксплуатацию

Сложное по конфигурации сооружение совмещало трехэтажный учебный корпус с общежитием и расположенные за ним двухэтажные здания мастерских, соединенные переходом. В годы войны в одном крыле этого здания находились жилые помещения, где жили эвакуированные. А второе крыло было занято производством, где изготавливались детали для танков. Зал, где в 1946 году открылся кинотеатр «Кировец», был столовой. Здесь кормили ленинградцев. Рассказывали, что к качестве витаминов каждому давали по полстакана хвойного настоя.

Но главное – именно за этим зданием начиналась территория завода, огороженная высоким забором. Значение ЧТЗ, ставшего Танкоградом, для страны было настолько велико, что по периметру завода были установлены зенитные орудия, как в Москве вокруг Кремля. На «фазанке» ЧТЗ заканчивался город – и начиналось легендарное производство…

 

19. Танковый король: И.М. Зальцман (пр. Ленина, 3)

 

11 октября 1941 года в здание заводоуправления ЧТЗ, пленявшее своей конструктивистской выверенностью геометрических линий еще со времен архитектора А. Бурова, быстрой походкой вошел человек невысокого роста – новый директор завода Исаак Моисеевич Зальцман и «по совместительству» заместитель наркома танковой промышленности. В первом же приказе значилось новое название завода: Челябинский Кировский завод – за несколько дней до этого Зальцман встречался со Сталиным, и тот одобрил предложение о переименовании.

Судьба этого человека удивительна. В советской системе координат он был «директором от Бога». Зальцмана сразу же окрестили «королем танков» - и враги, и союзники – хотя он сам танки не создавал. Он был талантливым организатором, работоспособность которого была просто невероятной.

Выходец с Украины, из семьи портного-еврея, выпускник Одесского индустриального института, в 1933 году И.М. Зальцман буквально ворвался в жизнь Ленинградского Кировского завода – бывшего знаменитого «Красного путиловца». Всего за пять лет он от сменного мастера дошел до директора. Казалось, для него не было невыполнимых задач – а завод в то время усиленно занимался проектированием и строительством тяжелых танков – и успех в этой работе позволил выиграть войну.

«У него все держалось на нервах, - скажет о Зальцмане Мариэтта Шагинян. – Это бархатный орешек с металлом внутри». Руководители такого ранга всегда воспринимаются неоднозначно. Одни вспоминали, как Исаак Моисеевич помогал приобрести обувь взамен развалившейся; другие – как он на совещаниях мог положить пистолет на стол, грозя провинившимся расстрелом. Напряжение было колоссальным. Рабочая смена длилась по одиннадцать часов, люди трудились без выходных и отпусков. Сам Зальцман даже ночью находился на заводе. Не справившихся с заданием начальников цехов увольняли и ставили работать у станка. Дисциплина была строжайшей – в условиях военного времени иначе и быть не могло. К тому же характер у директора был вспыльчивым, а решения он принимал стремительно…

После войны Исаак Моисеевич осуществлял переход ЧТЗ на «мирные рельсы» - на выпуск тракторов. Это оказалось значительно труднее, чем перейти с тракторов на танки в военное время, когда мобилизованы все силы. Тем не менее, в январе 1946 года будет собрана совершенно новая модель трактора С-80.

А 27 декабря 1947 года И.М. Зальцман, большой любитель спорта, подпишет примечательное распоряжение, в котором «переквалифицировал» футбольную команду тракторостроителей в хоккейную. Эта дата станет Днем рождения знаменитого клуба «Трактор» и челябинской хоккейной школы.

В 1949 году И.М. Зальцман оставит Челябинск, став фигурантом «ленинградского дела», которое могло бы обернуться для него арестом и расстрелом. Рассказывают, что когда докладывали Сталину всю эпопею Зальцмана, он спросил: «А кем он начинал?» Сталину ответили: «Он начинал мастером на Кировском заводе». Вождь решил: «Вот пусть и вернется к этому занятию…»

Между тем, ни звания генерал-майора, ни наград его не лишили, хотя и отправили на небольшой завод в Муром. Лев Лурье рассказывал: «Исаак Зальцман был мастером и выполнял свою работу, не лез в дела начальника цеха, тем более – директора завода. Но когда наступали праздники, он надевал генеральский мундир и все свои ордена и медали. А он был Герой Социалистического труда, трижды кавалер Ордена Ленина, кавалер орденов Суворова и Кутузова. Начальство просто столбенело и на дух не выносило свалившегося к ним орденоносца…»

Исаак Моисеевич умрет в 1988 году в Ленинграде. В Челябинск так и не сможет приехать…

 

20. Пропуск в Танкоград (пр. Ленина, 3)

 

На здании заводоуправления ЧТЗ и главной проходной, вровень с верхней кромкой стены – шесть высочайших наград легендарного предприятия. На стенах – несколько мемориальных досок, в том числе именных: И.М. Зальцману, И.Я. Трашутину, И.С. Белостоцкому; есть доски, которые сообщают, что предприятие посетили М.И. Калинин и Г.К. Орджоникидзе.

Одна доска очень примечательна: «В 1941-42 гг. на ЧТЗ были эвакуированы: из блокадного Ленинграда – 7500 чел., из Харькова – 3000 чел., из Сталинграда – 2050 чел., из Москвы – 1000 чел. Слившись воедино с челябинцами, они образовали ТАНКОГРАД».

Это не просто цифры - это судьбы и характеры. Каждый эвакуированный завод, как человек, имел свой «почерк», свой взгляд на производство. Исследователи отмечали, что, к примеру, «харьковские моторостроители, формально перестав быть самостоятельным заводом, полностью сохранили структуру и технологическую взаимосвязь цехов, свои руководящие, производственные и инженерно-технические кадры, свою технологию изготовления моторов, техническую документацию, нумерацию деталей, шифр цехов и даже свои нормы и расценки».

Сложнее «притирались» ленинградцы и челябинцы. На Кировском заводе в силу сложных и многочисленных правительственных заданий была широкая номенклатура изделий, но малые серии выпуска – под их выпуск серьезная технологическая подготовка производства была невыгодной. У челябинцев наоборот – «здесь много лет подряд выпускали одни и те же изделия. Выпуск их измерялся тысячами штук в год. На тракторном за специальными станками стояли операторы - рабочие, умеющие вести обработку деталей только на одной закрепленной за ними операции. Здесь привыкли к серьезной подготовке производства, к проектированию и изготовлению специальных приспособлений, инструмента, моделей и штампов». Спор двух заводов решила сама жизнь – в пользу челябинцев. Выпуск танков ставился на поток и исчислялся тысячами.

Кроме того, в Танкоград влилось несколько конструкторских бюро. На любом предприятии конструкторы – это, по сути, «штучный товар», а между КБ всегда шла конкурентная борьба. Тем не менее, удалось создать работоспособный конструкторский коллектив. Тот же И.М. Зальцман отмечал, что «решающую роль в успехах Танкограда сыграла высочайшая концентрация научно-технических кадров, а так же наличие в структуре завода многочисленных научных конструкторских подразделений. Это и позволило Танкограду выиграть не столько «войну брони», как называли танковое противостояние немцы, а «войну умов».

Мы возвращаемся к тому, с чего начали: великая сила духа и великая сила мысли приблизили Великую Победу.

Что же касается цифр, то за годы Великой Отечественной войны Танкоград выпустил:

18 000 боевых машин

48 500 танковых двигателей

85 000 комплектов топливной аппаратуры

17 миллионов заготовок боеприпасов

13 типов танков и САУ

6 типов дизельмоторов

 

Категория: Отдельные проекты | Добавил: кузнец (13.09.2016)
Просмотров: 582 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: