Главная » Статьи » Отдельные проекты » Путешествие в Танкоград

На ленинской стороне Танкограда (1)

НА ЛЕНИНСКОЙ СТОРОНЕ ТАНКОГРАДА

 

Легендарный Танкоград, ставший символом промышленной мощи нашей страны в годы Великой Отечественной войны, - это десятки предприятий, собранных в один кулак ради Победы. Люди, стоявшие у станка, проявили небывалый трудовой героизм, самоотверженность и мужество, потрясающую выдержку в сложнейших условиях жизни. Они шли к своим рабочим местам не только по улице Спартака, которая считалась главной и парадной всего Тракторостроя. Попробуем заглянуть вглубь Танкограда, чтобы понять его истинный масштаб.

 

1. Музей ЧТЗ (пр.Ленина, 19) – вид с Меридиана

 

По традиции путешествие в Танкоград начинаем с музея ЧТЗ, поэтому можно повториться. Это один из самых крупных заводских музеев, чейархив хранит более 20 тысяч документов, фотографий, личных вещей танкоградцев.Его экспозиции не только раскрывают историюТанкограда, но и дают возможность прочувствовать сердцем и понять умом героический дух ушедших времен.

Здание строилось по особому проекту и должно было символизировать мощь и красоту ЧТЗ. Это было первое здание в Тракторозаводском районе в 7 этажей.Вот только в годы Великой Отечественной войны этого дома не было – весь квартал, получивший название «Южный Спартак», будет застраиваться в 1950-е годы.

Сегодня по левую руку от парадного входа в музей шумит оживленный проспект Ленина; а по правую – теряется в зелени небольшой проезд, упираясь в автодорогу Меридиан и железнодорожную насыпь, за которой город словно кончается, и людей практически не встретишь.

Между тем, во времена Танкограда здесь было многолюдно.

 

2. У Сибирского переезда

 

Вдоль нынешней автодороги в годы войны проходил самый короткий пеший путь сразу к трем заводам: автомеханическому, моторному и заводу им. Серго Орджоникидзе. Проходил по соседству с поселком Сибирский переезд.

Вообще, начало Сибирской слободе было положено в 1897 году, и было связано с и обустройством железнодорожной ветки на Курган. Известно, что первый поезд вышел из Челябинска в этом направлении 4 октября 1893 года, и город стали образно называть «воротами Сибири». Вот у этих ворот, там, где через Сибирскую железную дорогу был обустроен переезд с желто-рыжими железнодорожными домиками, городская управа и выделила железной дороге землеотвод под строительство поселка для железнодорожных служащих. В современных границах – это кварталы в районе улицы Тухачевского.

В слободе было несколько улиц. За топонимами далеко ходить не стали, «прибрав» названия станций курганского направления: Чернявская, Чумлякская, Мишкинская, Шумихинская, Курганская, Юргамышская. Дома строили здесь более приличные, большие, рубленые. В годы войны Сибирская слобода примет на постой большое количество эвакуированных.

Зато с другой стороны переезда,на железнодорожных пустырях между ветками на Курган и Екатеринбург, разместились многочисленные хибары и землянки.Его проулки и худые крыши как раз и наблюдали жители домов «Южного Спартака» и предпочитали сюда без надобности не заходить, так как поселок отличался хулиганским и воровским нравом. Поселок Сибирский переезд был окончательно снесен лишь в 1980-е годы.

 

3. Улица Рождественского

 

Когда-то эта оживленная улица, убегающая от проспекта Ленина под железнодорожные мосты в Ленинский район, носила скромное название 3-й Садовой. Она возникла в самом начале 1930-х годов, и почти сразу же по ней застучал по рельсам трамвай, идущий к «Станкострою».

В 1967 году она будет названа в честь коренного челябинца, танкоградца Константина Ивановича Рождественского. До войны он работал учителем, а потом пришел на тракторный завод и встал за токарный станок. В начале 1943 года, когда формировался Уральский добровольческий танковый корпус, он в числе первых подал заявление. А в мае танкистов-добровольцев провожал весь Челябинск с наказом нещадно бить врагов.

Кстати, еще перед отправкой на фронт каждому добровольцу вручили черные златоустовские клинки, в том числе и Константину Рождественскому, которому на тот момент было чуть более тридцати лет. Позднее фашисты назвали уральских танкистов «дивизией черных ножей».

Константин оказался в одном экипаже с Александром Марченко, чьим именем также названа улица в Тракторозаводском районе Челябинска. Погибнут они вместе в боях за Львов 24 июля 1944 года.

Перед экипажем танка «Гвардия» была поставлена задача – прорваться в центр города и на ратуше водрузить красный флаг. Два дня, маневрируя и ведя дуэли с танками противника, экипаж пробирался к львовской ратуше. Задача была выполнена – Александр Марченко установил Красное знамя.Но по возвращении с задания был сражен пулеметной очередью. Товарищи до последнего надеялись, что он только ранен.Константин Рождественский, будучи в экипаже санинструктором, пытался вынести его из-под огня, но сам был убит.

На доме № 5 по улице К. Рождественского ему установлена мемориальная доска.

 

4. Автомеханический завод (ул. Рождественского, 13)

 

Челябинск стал Танкоградом не сразу – свою промышленную мощь он получил лишь в ходе эвакуации предприятий, масштабов которой мир еще не знал. Вместе с промышленными гигантами в Челябинск были перевезены и небольшие заводы, которые буквально объединялись под одной крышей. К таким относился и будущий Челябинский автомеханический завод.

Уже в августе 1941 года на площадку 7-го эксплуатационного участка ЧТЗ прибыл Херсонский завод передвижных электростанций. Также из Херсона прибыло оборудование комбайнового завода им. Петровского. Наконец, из подмосковного города Пушкино был эвакуирован завод электромонтажных механизмов. Стоит думать, что первому директору объединенных заводов П.Т. Гольштейну пришлось приложить немало сил, чтобы сплотить коллектив и освоить на новом месте большую производственную программу. Первую продукцию завод выпустил уже в октябре 1943 года – это были передвижные электростанции мощностью 30 и 60 кВт, а затем вагоны-электростанции мощностью 200 кВт.

Вклад завода непосредственно в танковое производство внешне будет небольшим – но дорогим. Например, на всех челябинских танках будут стоять его воздушные фильтры, а в двигателях – медно-асбестовые кольца. Также завод выпускал танковые снарядные боеукладки и заправочные комплекты.

После Великой Отечественной войны и до сегодняшнего дня завод будет специализироваться на «двигательной тематике» - производить клапаны, толкатели, поршневые пальцы для всех типов двигателей и поставлять свою продукцию на ведущие моторные заводы страны.

 

5. Моторный завод

 

Большинство эвакуированных в Челябинск предприятий размещались либо на старых производственных площадках, плохо приспособленных под заводскую специализацию, либо вообще в чистом поле. Харьковский дизель-моторный завод № 75, с которого первый эшелон с оборудованием прибыл в сентябре 1941 года, хорошо знал место, где предстоит работать.

Суть в том, что еще задолго до войны челябинцы решили снабдить свои тракторы дизельными моторами, для чего в апреле 1935 году была создана специальная дизельная комиссия во главе с Елизаром Гуревичем, а уже в августе прошли первые испытания. Еще через год тракторы с дизель-моторами М-17 были рекомендованы для пуска в массовое производство, «как экономичный, современный дизель-мотор, не уступающий лучшим заграничным образцам». В январе дизель был утвержден окончательно.

Тогда-то и приехали в Челябинск представители Харьковского завода, работавшие над знаменитым двигателем В-2, - за опытом и помощью. Первые отечественные плунжерные пары, клапаны и распылители для В-2 были изготовлены здесь, на ЧТЗ. То есть еще до Танкограда челябинцы внесли свой вклад в разработку лучшего танкового двигателя Второй мировой войны.

Осенью 1941 года на площадке моторного производства вовсю кипела работа. Последний эшелон из Харькова разгрузили в октябре, а через месяц из привезенных заделов были собраны первые дизель-моторы. С декабря 1941 года дизели выпускались уже из деталей производства Кировского завода.

За моторное производство в Танкограде отвечал бывший главный инженер Харьковского завода Яков Исаакович Невяжский, а силу конструкторской мысли олицетворял главный конструктор - Иван Яковлевич Трашутин.

О трудовой доблести, которая для Танкограда, в принципе, стала нормой, говорят наградные приказы и документы. Например, в 1942 году в цехе «400» появились первые «тысячники» - люди, которые за сменувыполнили объем работы, равный 10-сменным заданиям. В этом же году цех получил право хранить Красное Знамя Государственного Комитета Обороны. Осенью 1942 года на ЧКЗ развернулось движение «фронтовых бригад» - особенно на участке сборки моторов.

За годы Великой Отечественной войны завод разработал 6 модификаций дизельных двигателей и выпустил 48,5 тысячи танковых дизель-моторов. Если сложить их общую мощность, то она превысит 25 миллионов лошадиных сил…

 

6. «Станкомаш»: завод, помноженный на 23 (ул. Енисейская, 8)

 

 

Удивительным образом повторяется история. Современный индустриальный парк, объединяющий несколько крупных производств, который сегодня разворачивается на площадке «Станкомаша» стараниями Промышленной группы «КОНАР», как в зеркале отражает процессы, происходившие осенью 1941 года, - правда, без поправок на военное время.

Бывший завод имени Серго Орджоникидзе, первенец отечественного станкостроения, еще накануне войны был плотно включен в кооперацию по производству тяжелых танков КВ, финальную сборку которых осуществлял ЧТЗ. В начале 1940 года вышло специальное постановление правительства, и перед заводом, который получил цифровое обозначение 78, была поставлена весьма сложная задача – производство башен танков КВ со всей необходимой начинкой. Судя по тому, что первую башню завод выдал уже в августе 1941 года, эта работа, начатая заблаговременно, была проведена вполне успешно.

Все челябинские заводы в первые месяцы войны принимали эвакуированные предприятия. «Станкомаш» принял больше всех – 23 завода. Благо, позволяла площадка, было, куда расти, одновременно оставаясь в едином производственном периметре. На завод были эвакуированы предприятия из Москвы, Ленинграда, Сталинграда, Харькова, Донецка, Мариуполя. Эвакуированные предприятия, формально перестав быть самостоятельными заводами, тем не менее, сохранили структуру и технологическую взаимосвязь своих цехов, свои руководящие, производственные и инженерно-технические кадры, технологию изготовления, документацию, нумерацию деталей, шифры цехов и даже своё трудовое нормирование и трудовые расценки.

Такое количество предприятий объясняет многообразие номенклатуры изделий, как и положено большому индустриальному парку. В годы войны завод выпускал различные боеприпасы: бронебойные, фугасные; был «завязан» на выпуск «Катюш» - изготавливал направляющие для реактивных снарядов и сами снаряды. Кстати, снаряды и направляющие завод им. Серго Орджоникидзе освоил раньше, чем завод им. Колющенко. Под реактивные снаряды пришлось с нуля создавать и оборудовать специальный цех – работала здесь преимущественно молодежь и женщины.

Для удобства управления производством «Станкомаш» был поделен: завод № 200 занимался танковым производством, завод № 78 – всем остальным. В январе 1942 года была создана специальная комиссия по разделению заводов, которая провела инвентаризацию заводского имущества и затем в сжатые сроки перераспределила его, согласно технологическим процессам.

К слову, завод транспортного машиностроения № 200 всю войну работал без остановки. Большой вклад в развитие танкового производства внес директор завода № 200 Семен Капитонович Щербаков, бессменно руководивший заводом все годы войны. Выпускник лучшего в стране Института стали, он превосходно знал производство, пройдя все ступени от мастера до директора. За годы войны было освоено 11 моделей корпусов и башен, а завод стал единственным в стране, который изготавливал корпуса для тяжелых танков и артиллерийских самоходных орудий из комбинированной брони.

 

7. Егор Агарков: человек, подаривший танковый завод

 

Если говорить об именах, то в истории «Станкомаша» в годы войны одно имя прогремело на всю страну: Егора Агаркова, бригадира молодежной бригады электросварщиков. Такие комсомольские бригады назывались фронтовыми – и молодежь вполне осознанно приравнивало свою работу в цехах к фронтовым будням.

В бригаде Агаркова были практически одни неопытные девушки, почти девчонки, которым после рабочей смены не хватало сил распутать сварочные провода, и уж тем более сбивать зубилом металлические капли на деталях, оставшиеся после сварки. Одна из девушек шутки ради на корпусе детали написала свое имя – Тамара – использованным карбидом, которым тогда заправлялись сварочные аппараты. Наутро во время сварки капли просто отскакивали от надписи, как вода от горячей сковородки. Решение пришло быстро – смазывать перед работой детали карбидом и варить без последствий. В итоге – два часа в день сэкономленного времени.

Дальше – больше. На каждом участке слесарные и сварочные работы велись самостоятельно, и узлы изделий «блуждали» по цеху. Агарков предложил объединить родственные бригады – оптимизировать производственную цепочку, как сказали бы сегодня, сократив трудозатраты. Успех превзошел все ожидания – выпуск продукции увеличился в два с половиной раза. Идея объединения бригад и укрупнения участков по всей танковой отрасли позволила ликвидировать 115 мелких цехов и высвободить для других неотложных работ свыше 6 тысяч человек. Нарком В. А. Малышев на Всесоюзном со­вещании танкостроителей не скрывал эмоций:

- Да вы знаете, что это значит? Агарков нам почти целый танковый завод подарил!..

К сожалению, адрес, где жил в Танкограде Егор Агарков, установить не удалось…

 

8. Чтобы помнили – музей «Станкомаша» (ул. Енисейская, 8)

 

В год 80-летия «Станкомаша» перед центральной проходной была торжественно открыта восстановленная Аллея ветеранов. Когда готовили мемориал, провели большую работу по составлению списков участников Великой Отечественной войны - с завода Серго Орджоникидзе на фронт ушло более трех тысяч человек, 206 из них погибли.

«Увековечить каждое имя» - такая задача стоит и перед музеем завода «Станкомаш». Начало его истории связано с именем легендарного директора М.Т. Самарина.Он родился в декабре 1928 года в одной из деревень под Куйбышевым-Самарой. После войны окончил Куйбышевский индустриальный институт и на 15 лет уехал в Новосибирск на завод «Сибсельмаш», где прошел путь от мастера до главного инженера. В 1964 году получил назначение в Челябинск на ЗСО – на эту же должность. А через пять лет возглавил завод.

Именно Самарин подведет «первую черту» в истории «Станкомаша» - будет лично курировать создание заводского музея, который размещался на улице Харлова,3, а в 1987 году вошел в пятерку лучших производственных музеев Советского Союза.

Время реформ чуть было не сгубило музей, который оказался заброшен. Основную часть музейного фонда все же удалось сохранить. Она и станет основой современной экспозиции. Для подготовки материалов были приглашены ветераны завода – специалисты высокой квалификации конструкторско-технологических отделов и руководители по направлениям выпуска продукции. Работа над новой экспозицией музея проводилась при финансовой поддержке АО «КОНАР» и лично под контролем генерального директора В.В. Бондаренко.

Обновленный музей завода «Станкомаш» открылся к 80-летию со дня основания завода, 16 мая 2015 года…

 

9. Мемориал «Тыл – фронту» (ул. Тухачевского, 3)

 

Еще одно мемориальное место, посвященное подвигу танкоградцев, находится в сквере у дворца культуры «Станкомаш». Несколько десятилетий назад в сквере работал большой фонтан, но со временем, особенно в годы реформ, сквер пришел в упадок. «Вторая жизнь» его начнется в 2011 году, когда будет принято решение установить здесь мемориальный комплекс, посвященный участникам Великой Отечественной войны.

Женщина – Великая Победа – с пальмовой ветвью в руках, мать, провожающая сына на фронт, солдаты, идущие в атаку, рабочий за у станка, вытачивающий снаряды, дети, эвакуированные из блокадного Ленинграда…

- У этого мемориала есть свои особенности, - рассказывают ветераны завода. – Ленинский район принял не только самое большое количество эвакуированных в Челябинск заводов со всех уголков страны, но и многих ленинградцев. Поэтому мемориал дополнили две стелы, посвященные «Блокадникам Ленинграда» и «Труженикам тыла». Последняя долгое время была единственным в городе памятником труженикам тыла, а по своей идее весь мемориал символизировал знаменитый лозунг: «Тыл – фронту».

 

10. Дворец культуры «Станкомаш» (ул. Тухачевского, 3)

 

Военную историю имел и сам Дворец культуры «Станкомаш».

Вообще, первый клуб станкостроителей открылся 6 ноября 1932 года. Маленький, деревянный, барачного типа, он был прямой противоположностью нынешнему ДК «Станкомаш». Для кружков была отведена всего одна комната – а приобщиться к искусству хотела не только молодежь, но и люди старшего возраста. Вот и занимались то по очереди, то в фойе, то в зрительном зале. Не пустовал и кабинет директора клуба. Но когда начинал трубить духовой оркестр, другие кружковцы искали пристанища уже в жилых бараках.

Мечта о большом просторном – настоящем! – клубе жгла сердце. Строительство дворца было начато в середине 1930-х годов вместе с вводом в строй первых жилых домов на КБС. Проект архитекторов И. Векслера и К. Истрина впечатлял своим размахом, а интерьеры – помпезной красотой в духе того времени.

К 1941 году уже был возведен «тепловой контур» дворца: стены, крыша, окна, двери. Великая Отечественная война заставила приостановить строительство – недостроенный дворец был отдан под общежитие с его шумной многоголосицей. Основную массу постояльцев дворца составили таджики, узбеки, казахи, направленные на строительство завода. ДК запестрел длинными халатами, тюбетейками, кушаками, пропах кинзой и бараньим жиром.

После войны и долгого расселения строительство дворца было продолжено. Он открылся в 1948 году – по советской традиции: 6 ноября. Как вспоминают ветераны, попасть на открытие можно было только по пригласительному билету, тем не менее, зал был заполнен до отказа, люди стояли в проходах и вдоль стен, а каждое выступление завершалось овациями…

 

11. Странное слово: КБС

 

На Ленинской стороне Танкограда, пожалуй, самым знаменитым местом было трамвайное кольцо КБС.

Как только не переводили, не расшифровывали КБС, особенно по прошествии многих лет, когда истоки подзабылись. Дети из других районов Челябинска, к примеру, называли КБС «краем бешеных собак», взрослые – «концом белого света». Но чаще всего мурлыкали под нос: «КБС – страна чудес…»

Это было ближе к истине. В 1930-40-х годах понятие «соцгород» - социалистический город при предприятии – являлось вполне обиходным. В Танкограде было два больших соцгорода – при ЧТЗ и заводе Серго Орджоникидзе. Но до сих пор КБС расшифровывается двояко: как «коммунально-бытовое строительство» и как «культурно-бытовое строительство». В краеведческой среде нет однозначности по этому поводу – и каждый прочитывает эту аббревиатуру по-своему.

Возле трамвайного кольца на КБС всегда было шумно. В годы Танкограда, да и позднее, здесь располагались разнообразные дощатые торговые лавочки, радиомастерская и фотоателье с витриной из образцовых фотографий и декорацией с пальмами и морем. Рядом, ближе к домам, коптила труба котельной, доказывая, что «баня в солдатской жизни – первое удовольствие». Кстати, эта баня, где всегда было многолюдно, действует до сих пор.

С трамвайными звонками перемежались паровозные гудки – ветка на Копейск проходила всего в нескольких метрах от первых домов на Гагарина, буквально под окнами. У машинистов, рассказывают, была «привычка» задерживаться здесь, а потому прохожим волей-неволей приходилось нырять под вагоны, чтобы перейти на другую сторону…

 

12. КБС-1, КБС-2 и так далее (ул. Гагарина, 2 – 16)

 

Накануне Танкограда соцгород ЗСО считался новой «визитной карточкой» Челябинска. КБС по тем временам был отнюдь не рядовой стройкой – авторы проекта были премированы, а сам поселок станкостроителей был признан в числе лучших соцгородов страны.Все капитальные дома на КБС предлагали невиданный по тем временам комфорт: электричество, в квартире – вода, пусть и холодная, туалет, ванная. Можно представить, какими райскими чертогами предстал он перед новоселами.

Первый квартал КБС представлял собой прямоугольник, образованный одними из первых в Челябинске пятиэтажными домами с семиэтажками на торцах. Внутри располагались дома попроще – в четыре этажа. Несколько домов, как рассказывают, были выстроены по немецкому проекту – с высокими потолками и большими окнами. Кстати, нумерация домов не была привязана к улицам, адреса звучали просто: КБС-1, КБС-2 и так далее.  Всего было построено 16 домов. Нумерацию домов на более привычную для нас изменили в начале 1960-х годов.

Вдоль улицы Строителей, как тогда называлась улица Гагарина, КБС вырастал как бы в шахматном порядке. Например, квартал на Гагарина, 6 достраивался уже после войны. К слову, в недостроенном еще доме по этому адресу размещалась пекарня, а ходовым товаром стало тесто, которое у хорошей хозяйки с легкостью превращалось в галушки и клецки.

В глубине КБСовских кварталов, ближе к улице Коммунаров, было построено множество двухэтажных домов, в которых размещались общежития: мужские и женские – «девичий квартал», если говорить красиво…

Квартал по Гагарина, 12 строили в самый разгар войны. В народе он получил название «Еврейская крепость» - в этих домах селилось начальство эвакуированных заводов, в большинстве своем евреи. Здесь же, в доме № 14, долгое время располагался военкомат; рядом с входом – стеклянные стенды, в которых вывешивались свежие номера газеты «Красная звезда».

Замыкал легендарный КБС дом на Гагарина,16, что сегодня выходит фасадом на улицу Шота Руставели, на оживленный рынок с суетными торговыми рядами и остановку транспорта наискосок к больнице…

Читать дальше: На ленинской стороне Танкограда (2)

Категория: Путешествие в Танкоград | Добавил: кузнец (09.06.2020)
Просмотров: 253 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: