Главная » Статьи » Отдельные проекты » К 80-летию Арбитражного суда Челябинской области

ПРИВАТИЗИРОВАННЫЙ ВЕК

ПРИВАТИЗИРОВАННЫЙ ВЕК

 

Сегодня, пожалуй, только ленивый журналист не писал о приватизации в России - слишком значительный резонанс вызвало "реформирование собственности", проведенное в начале 1990-х годов, и слишком спорны последствия этой государственной акции. Приватизация подвергается жесточайшей критике - и не без основания: весьма противоречивыми оказались те законодательные акты, принятые под "программу приватизации". Тема нового передела собственности или пересмотра приватизационных договоров на протяжении целого десятилетия является одной из актуальных, и вряд ли перестанет быть такой в ближайшее время, несмотря на волевое решение президентской власти остановить бесконечные споры о незаконном и неправовом характере приватизации.

В этом решении есть своя ясная логика - новый тотальный передел собственности неизбежно приведет к обвалу экономики, к тому хаосу, из которого России только-только удалось выбраться.

Есть и еще одна значимая причина не допустить "ре-приватизации" - перевод государственной собственности в акционерную является историческим фактом, переписать который уже невозможно (хотя можно и нужно законодательно исправлять негативные последствия приватизации). Поэтому несколько неверно смотреть на приватизацию начала 1990-х годов только глазами начала нового века. Тогда, в 1991-1992 годах, сам "приватизационный порыв" воспринимался совсем иначе, равно как иными были и законодательные акты.

 

ПРИВАТИЗАЦИЯ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Историю приватизации в Челябинской области в полной мере можно начинать с февраля 1992 года, когда была принята "Программа приватизации государственных и муниципальных предприятий". В решении Челябинского областного совета народных депутатов говорилось, что целями программы являются переход к свободным рыночным ценам, освобождение государства от неэффективных предприятий, создание условий для "широкомасштабного развертывания процесса приватизации". В программе определялись и подлежащие обязательной приватизации предприятия, "в наибольшей степени влияющие на формирование рыночной инфраструктуры экономики Челябинской области". К таким объектам относились предприятия оптовой и розничной торговли, общественного питания и бытового обслуживания, строительные организации, предприятия пищевой и легкой промышленности, законсервированные объекты и объекты незавершенного строительства. Вместе с тем, были определены объекты, не подлежащие приватизации, разграничена государственная собственность области и муниципальная собственность, составлены перечни областной и муниципальной собственности.

В февральских решениях 1992 года были предусмотрены и способы приватизации: преобразование государственных предприятий в акционерные общества открытого типа с последующей продажей акций на рынке ценных бумаг, продажа предприятий по конкурсу или на аукционе, выкуп имущества государственных предприятий, сданного в аренду с правом выкупа.

Естественно, только торговыми, строительными, автотранспортными предприятиями дело не ограничилось, и уже в апреле 1992 года в перечне предприятий, по которым было принято решение о приватизации, появились Челябинский кузнечно-прессовый завод, Южноуральский завод "Кристалл", Ашинский завод светотехнических изделий, Кыштымский каолиновый комбинат. Пройдет совсем немного времени, и начнется реорганизация собственности крупнейших металлургических предприятий области, договоры приватизации которых сегодня стали "неотъемлемой частью" многотомных материалов прокуратуры.

 

К ИСТОРИИ ОДНОЙ ПЕРЕПИСКИ

 

В одном из своих интервью Председатель арбитражного суда Челябинской области Геннадий Никитович Ямщиков рассказывал: "Желающих видеть арбитражный суд под каблуком администрации достаточно много - споры-то, которые разрешает арбитраж, хозяйственные, коммерческие. К чести для правительства Челябинской области, административного давления на арбитражный суд нет. Губернатор Петр Иванович Сумин в этом отношении очень корректен; он может посоветоваться, как поступить в том или ином случае, но никогда не обязывал ни меня, ни судей принимать то или иное решение. Правда, некоторые его бывшие заместители пытались оказать давление, но эти попытки не увенчались ничем".

Об одной "правовой" попытке такого давления, происшедшей на заре арбитражного суда и в разгар приватизации, стоит рассказать - посредством двух писем.

Первое - из Комитета по управлению имуществом в адрес арбитражного суда за подписью В.И. Головлева:

"Рассмотрев исковое заявление прокурора города о расторжении договора аренды с УПТК государственного арендного строительно-монтажного объединения "Челябтракторострой", договоры аренды и другие материалы, областной комитет по управлению госимуществом считает исковые требования необоснованными по следующим причинам:

1. Ссылка на п.5 ст.7 Основ законодательства Союза СССП и союзных республик об аренде применена неправильно, так как договор аренды был заключен в соответствии со ст. 22 Основ.

2. Непонятен довод прокуратуры о нарушении условий договора аренды, так как сделан без ссылок на конкретные факты.

3. Вызывает удивление и то, что прокуратура, обращаясь с исковым заявлением, сама не определилась в требованиях, выражая просьбу по договору аренды "признать недействительным и расторгнуть".

Учитывая изложенное, комитет не считает возможным расторгнуть договор аренды с УПТК "Челябтракторострой".

Внешне письмо ничем не примечательно, разве что попыткой трактовать основы законодательства и оценкой поданного прокуратурой иска. В Комитете по имуществу, возможно, даже не предполагали той жесткой реакции арбитражного суда на это письмо.

"В соответствии с Законом РСФСР "Об арбитражном суде", - писала в ответе Н.П. Петренко, - арбитражный суд является органом судебной власти при разрешении возникающих в процессе предпринимательской деятельности споров, вытекающих из гражданских правоотношений и правоотношений в сфере управления. При этом следует иметь ввиду, что, согласно ст. 23 вышеназванного Закона, арбитражный суд и его судьи независимы, самостоятельны и подчиняются в своей деятельности только закону. Какое бы то ни было вмешательство любых органов, организаций и должностных лиц в эту деятельность не допускается.

Вместе с тем арбитражный суд вправе для разъяснения возникающих при разрешении спора вопросов, требующих специальных познаний, обратиться в какие-либо компетентные органы. Однако, это не означает, что суду должны разъясняться правовые вопросы, поскольку на основании ст. 30 Закона давать судам разъяснения по вопросам применения законодательства полномочен только Пленум Высшего арбитражного суда РСФСР".

Так была заявлена принципиальная позиция арбитражного суда Челябинской области, изначально пресекавшая какие бы то ни было попытки воздействовать на судей и навязывать им свои трактовки. Эта позиция остается неизменной и сегодня и является единственным гарантом справедливого разрешения споров, "коммерческая стоимость" которых чрезвычайно высока, тем более относительно договоров приватизации или применения закона "О несостоятельности (банкротстве)".

 

СПОРЫ ПО ПРИВАТИЗАЦИИ В 1995 ГОДУ

 

Споры, связанные с приватизацией, естественно, не заставили себя долго ждать - арбитражный суд Челябинской области рассматривал десятки исков, связанные с нарушением законодательства о приватизации.

Примеров "приватизационных дел" достаточно много. Только в одной справке за 1995 год, подготовленной арбитражным судом, указано почти 30 таких рассмотрений. Основной поток исков от приватизированных предприятий и частных предпринимателей был адресован Комитету по управлению имуществом - в исках было заявлено о понуждении заключить договор купли-продажи земельных участков собственнику приватизированного предприятия. Основанием для обращения в суд служили факты отказа или уклонения Комитета по имуществу от заключения подобных договоров. В большинстве случаев иски были удовлетворены, равно как и иски к Комитету по управлению имуществом о признании недействительным решения об отказе в приватизации.

Со своей стороны, и Челябинский областной Комитет по имуществу заявлял иски к приватизированным предприятиям. Такова, к примеру, история с кыштымским рестораном "Малахит", где основанием для иска стало нарушение условий договора - "прекращение деятельности по обслуживанию населения общественным питанием, решение о продаже ресторана другому юридическому лицу для погашения долгов". Иск был удовлетворен. Арбитражным судом удовлетворялись иски Комитета и в случаях неоплаты объекта приватизации. Областной комитет по имуществу выходил с исками и в отношении своих отделений. Так, Комитет по управлению имуществом города Златоуста принял решение о создании акционерного общества и включении в его уставный капитал имущества, являющегося объектом государственной собственности. Иск был удовлетворен, а договор купли-продажи на сумму свыше 6 млн. рублей был признан недействительным.

Целый ряд исков был заявлен прокуратурой в защиту государственных интересов. В частности, в 1995 году Прокурором Челябинской области к Фонду имущества Челябинской области, печально известному "ЧИФ Социальной защиты населения", Челябинскому фондовому центру о признании недействительным протокола аукциона по продаже пакета акций АО "ММК" и расторжении договоров купли-продажи ММК. Основанием для иска, как указано в справке о делах, рассмотренных в 1995 году в связи с нарушением законодательства о приватизации, послужили существенные нарушения правил проведения аукциона - в аукционе участвовал очень ограниченный круг претендентов, что и повлияло на определение победителя аукциона. Иск Челябинским арбитражным судом был удовлетворен.

Существенный процент прокурорских "приватизационных исков" связан с актами оценки стоимости имущества. Так, Прокурор области в интересах администрации Челябинска заявил иск о признании недействительным решение Комитета по управлению имуществом в части утверждения плана приватизации ГКАО "Челябинскгражданстрой", в уставный капитал которого были включены объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения. Арбитражный суд Челябинской области иск удовлетворил, так же, как удовлетворил иск прокуратуры к Уральскому автозаводу в части включения подобных объектов в план приватизации.

 

ОПЫТЫ С КУНАШАКСКИМ РЫБЗАВОДОМ

 

Приватизация изначально не могла пройти гладко - слишком много оказалось противоречий в законодательстве и слишком много "свободного творчества" было на местах. Именно приватизационное творчество - в "золотое время" первого передела собственности, когда новые имущественные отношения воспринимались как настоящая экзотика, когда в оформление собственности пускались "без руля и ветрил" - стало главной причиной того огромного количества исков, которыми оказался "завален" арбитражный суд.

Примеров здесь очень много. И если некоторые единичные дела о приватизации крупнейших индустриальных гигантов Челябинской области у многих на слуху, то основной "пакет" исков о признании недействительными договоров приватизации средних и малых предприятий остается "в стенах" арбитражного суда. Между тем, именно они способны прояснить наиболее проблемные моменты приватизации, правовые последствия которой еще долго будут основанием для возбуждения дел.

В 1997 году судьи арбитражного суда Челябинской области Г.Г. Шевкунова, Т.И. Пашнина, Л.А. Багмет удовлетворили исковые требования прокурора Челябинской области в защиту государственных и общественных интересов к администрации Кунашакского района, районному комитету по управлению собственностью и АООТ "Кунашакский опытный рыбоводный завод" (АООТ "КООРЗ"). Материалами дела были установлены многочисленные нарушения требований законодательства, допущенных при приватизации этого предприятия в 1992 году. Рыбзавод, стоимость основных фондов которого превышала 1 млн. рублей, являлось арендным предприятием, а потому выкуп имущества должен был производиться путем преобразования арендного предприятия в акционерное общество открытого типа. В ходе этого преобразования многие работники арендного коллектива, пенсионеры и лица, имеющие право на приватизацию и свою долю в капитале, оказались "за бортом" акционирования. Тех же, кто получил обыкновенные акции (проспектом эмиссии было предусмотрено распространение обыкновенных акций среди акционеров), ждал еще один "правовой сюрприз" - в Уставе нового АООТ не было ни слова о правах и обязанностях "обыкновенных акционеров". Тем не менее и Устав, и предприятие были зарегистрированы в 1994 году Администрацией Кунашакского района.

Если бы мы задались целью завязать узлы психологии "приватизированного века", то это чувство оставленности, которое испытывали рядовые работники многих предприятий, оказалось бы доминирующим. Равно как и желание нового собственника, прекрасно знающего о допущенных нарушениях, оспорить решение суда. К слову, дело о приватизации КООРЗ прошло через апелляционную и кассационную инстанцию - Федеральный арбитражный суд Уральского округа оставил решение арбитражного суда Челябинской области без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения...

 

ЗА ТОНИРОВАННЫМ СТЕКЛОМ

 

В арбитражной практике арбитражного суда Челябинской области есть еще одно, не очень заметное на первый взгляд, но важное по существу приватизации дело о признании недействительным решения Комитета по управлению имуществом Челябинской области и соглашения о выкупе арендованного имущества в отношении одного из магнитогорских кооперативов, взявшего в аренду цех тонированного стекла на заводе металлургического машиностроения. Спор рассматривали судьи Н.В. Краснихина, Л.А. Багмет, К.М. Малышева.

Суть спора, рассмотренного арбитражным судом в 1996 году, такова. Еще в 1990 году Магнитогорским заводом металлургического машиностроения на территории завода был построен цех тонированного стекла и приобретено оборудование за счет средств завода. В 1991 году цех был передан в аренду кооперативу "Комфорт-авто" на основании договора аренды с правом выкупа имущества. Кооператив был создан физическими лицами путем объединения их имущества и не являлся арендным предприятием, созданным трудовым коллективом завода. Последнее являлось принципиальным условием Указа президента РФ "О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных предприятий, сданных в аренду" - выкуп имущество мог осуществляться только арендаторами, созданными трудовым коллективом и заключившими договор аренды с правом выкупа с предприятиями, в состав которых они входили. Кооператив, таким образом, был вправе приобрести арендованное им имущество только по конкурсу или аукциону. Но в этом случае пришлось бы платить "по полной программе".

Далее события, как это следует из решения арбитражного суда Челябинской области, развивались весьма стремительно. В декабре 1992 года по устному распоряжению директора цех был передан на баланс кооперативу в нарушение порядка передачи нежилых помещений с баланса на баланс. Затем, при приватизации завода в начале 1993 года, участок тонированного стекла и его оборудование были незаконно исключены из перечня приватизируемого имущества, что непосредственно нарушало права трудового коллектива. В апреле 1993 года появится и оспариваемое решение Комитета по управлению имуществом Челябинской области о досрочном выкупе арендованного имущества.

Решением арбитражного суда Челябинской области исковые требования были удовлетворены, хотя само дело на этом не завершилось --прошло через апелляционную инстанцию, кассационную инстанцию Федерального арбитражного суда Уральского округа и Высший арбитражный суд РФ. Еще раз подтверждая правомерность решения в части различия между арендным предприятием, созданным трудовым коллективом, и кооперативом, учрежденным физическими лицами, ВАС в принесении протеста отказал.

Эта история является свидетельством еще одной черты "приватизированного века" - распыления имущественного фонда прежних государственных предприятий, выведения объектов собственности "на сторону".

 

НЕБЕСНЫЕ ЛАСТОЧКИ

 

В различных информационных изданиях не раз появлялось сообщение о том, что Генеральная прокуратура РФ "завалит" арбитражные суды исками - при приватизации было допущено колоссальное число отступлений от закона. Указывается, что сама Генеральная прокуратура накопила большое число материалов по этой проблеме и ведет активная работа с ними.

Между тем, сегодня и прокуратурой накоплен значительный опыт в работе с подобными делами, определены условия и приоритеты. Так, в заявлениях генеральной прокуратуры все чаще звучит дифференциация по таким делам - к примеру, было бы экономически неоправданно "наказывать" то или иное предприятие иском в арбитражный суд за незначительные нарушения, которые несложно исправить, а также предприятия, которые стабильно работают, платят налоги в бюджет и не имеют долгов по заработной плате. Если картина иная, и предприятие развалено, а именно такая ситуация складывается сейчас во многих регионах, исковые обращения необходимы.

И все же степень сложности дел по приватизации такова, что рассмотреть правильность проведенной приватизации, тем более предприятий "федерального значения", и дать правовую оценку принятым документам может только арбитражный суд, причем, такие дела проходят, как правило, через все инстанции судебно-арбитражной системы.

Ярким примером может стать история с открытым акционерным обществом "Челябинское авиапредприятие". Рассмотрение этого дела оказалось очень сложным, прежде всего для арбитражного суда Челябинской области, решения которого были отменены Федеральным арбитражным судом Уральского округа.

Как следует из постановления Высшего арбитражного суда РФ от 8 февраля 2000 года, Прокурор Челябинской области в защиту государственных интересов обратился в Арбитражный суд Челябинской области с иском к Комитету по управлению государственным имуществом Челябинской области, открытому акционерному обществу "Челябинское авиапредприятие" о признании недействительным решения от 8 июня 1994 года Комитета по управлению государственным имуществом Челябинской области о преобразовании Челябинского авиапредприятия в акционерное общество открытого типа.

Решением арбитражного суда от 2 июля 1997 года исковые требования о признании решения Комитета недействительным были удовлетворены, а в иске к авиапредприятию отказано. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. Осенью 1997 года ФАС Уральского округа решение отменил и передал дело на новое рассмотрение. Но и при новом рассмотрении в январе 1998 года исковые требования арбитражным судом Челябинской области были удовлетворены; и снова ФАС Уральского округа решение отменил. Теперь уже на уровне заместителя генерального прокурора РФ в Высший арбитражный суд подается протест, в котором предлагается постановление суда кассационной инстанции отменить, а решение Арбитражного суда оставить в силе.

Мы не станем подробно описывать все перипетии этого своеобразного "кружения по инстанциям" - это тот случай, когда различные трактовки закона, допускающего, кстати, необходимую для судьи "свободу" в принятии того или иного решения, завязывают проблемный узел в арбитражной практике, и было бы ошибкой требовать от того же ВАС РФ распутать его в одночасье. Кроме того, слишком значительна ответственность за принимаемое решение - речь идет о предприятии "федерального значения".

Именно этот федеральный "статус" и стал главным героем дела о приватизации Челябинского авиапредприятия.

"В обоснование иска и протеста, - говорится в постановлении Президиума ВАС РФ, - прокуратура ссылается на то, что Челябинское авиапредприятие является предприятием федерального значения, приватизация которого должна была осуществляться по решению Правительства Российской Федерации. Поскольку такого решения правительство не принимало, суд первой инстанции, по мнению прокуратуры, пришел к обоснованному выводу о неправомерности названного решения комитета".

 В соответствии с Программой приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 года, по решению Правительства Российской Федерации приватизируются объекты и предприятия, находящиеся в федеральной собственности, в том числе предприятия авиационного транспорта федерального значения. Другие же предприятия приватизируются в соответствии с разделом 3 Программы приватизации по решению территориального агентства Госкомимущества России.

 Суд кассационной инстанции сослался на отсутствие на момент приватизации соответствующих актов, позволяющих отнести Челябинское авиапредприятие к предприятиям федерального значения. В августе 1995 года был утвержден Перечень предприятий воздушного транспорта федерального значения, однако в этот перечень Челябинское авиапредприятие включено не было.

"Поэтому предприятие как объект федеральной собственности приватизировалось в соответствии с разделом 3 Программы приватизации по решению территориального агентства Госкомимущества России, с учетом мнения Минтранса России".

В материалах дела были представлены и объяснения Госкомимущества России и Федеральной авиационной службы России, где указано, что Челябинское авиапредприятие было преобразовано в акционерное общество в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 01.07.92 и действующим законодательством о приватизации, а перечень предприятий федерального значения был утвержден распоряжением Правительства РФ только в августе 1995 года.

Кроме того, суд кассационной инстанции, отклоняя исковые требования, сослался и на утвержденный в сентябре 1995 года правительством перечень акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, в уставном капитале которых закреплялись находящиеся в федеральной собственности акции, не подлежащие досрочной продаже. В данный перечень Челябинское авиапредприятие было включено. "Таким образом, - говорится в постановлении Президиума ВАС РФ, - Правительство России фактически признало правомерной приватизацию Челябинского авиапредприятия".

Впрочем, время вернуться с небес на землю, чтобы поговорить еще об одной составляющей прошедшего "приватизированного века" - о создании торгового и имущественного капитала.

 

ПО ТУ СТОРОНУ ПРИЛАВКА

 

Торговый капитал всегда был и остается залогом рыночной экономики. Этот очевидный принцип, собственно, и был изначально основой приватизации - создание в России взамен малоподвижного "оптово-розничного" госсектора значительного числа конкурирующих собственников. Это очень важный момент, особенно на фоне тотальной критики приватизации и негативного к ней отношения, - создание предпринимательской системы, основанной на конкуренции и владении капиталом. Несмотря на все "приватизационные изъяны", сегодня можно говорить, что главную свою задачу по формированию многоукладной экономики приватизация выполнила. Вот только выполнила весьма "варварскими" методами, мало заботясь о праве всех граждан на собственность, полученную в ходе приватизации. Однако, времена меняются (пусть и медленно) в лучшую сторону - и доказательством тому является возможность собственника оспорить те или иные "прежние решения" в арбитражном суде.

Большой поток исков от приватизированных торговых предприятий был предсказуем. Равно как предсказуем и характер исков - значительное их число связано с понуждением к заключению договора купли-продажи.

Таким, к примеру, был иск ТОО магазин "Содружество" к Комитету по управлению имуществом Магнитогорска. Причем, как следует из материалов дела, рассмотренного арбитражным судом в 1997 году, "хроника отношений" между сторонами была достаточно долгой. В 1992 году правопредшественник "Содружества" арендное предприятие "Меркурий" выкупило арендованное трудовым коллективом государственное имущество. В начале 1995 года "Содружество" подало в Комитет заявку на выкуп арендуемого им помещения - стороны составили и подписали акт оценки. А осенью того же года Комитет отказал в договоре купли-продажи, ссылаясь, что "указанное помещение в то время (апрель 1992 года) не было передано в муниципальную собственность Магнитогорска". Действительно, магазин был включен в реестр муниципальной собственности лишь в ноябре 1992 года. Но арбитражный суд счел, что оформление новой заявки на выкуп помещения проводилось уже на основании вышедшего в 1994 году пакета указов президента, а сама заявка от ТОО "Содружество" подавалась в тот момент, когда помещение магазина являлось объектом права муниципальной собственности, и ТОО "Содружество" имело право на его выкуп. Решение суда было обжаловано в кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Уральского округа, которая подтвердила обоснованность решения челябинских судей: "Арбитражным судом исследованы все обстоятельства дела, им дана правильная правовая оценка. В связи с изложенным решение Арбитражного суда Челябинской области является законным и отмене или изменению не подлежит".

С вопросом о разграничении государственной и муниципальной собственности связан и еще один "магнитогорский иск" - от магазина "Подарки" к Комитету по управлению имуществом о понуждению к заключению договора купли-продажи. Причем, это дело интересно с точки зрения апелляционной инстанции и способности арбитражного суда исправлять ошибки при вынесении решения. Суть в том, что первоначально магазину в иске было отказано на основании того, что принятое в 1992 году решение о передаче объектов в собственность Магнитогорска "само по себе не порождает право муниципальной собственности" (противоречивость законодательства начала 1990-х годов) и что спорное помещение относилось к федеральной собственности. Апелляционной инстанцией эти основания признаны ошибочными, кроме того, выяснено, что объект находился в чужом незаконном владении и даже истребовался Комитетом в защиту права муниципальной собственности. Апелляционной инстанцией иск был удовлетворен. В постановлении кассационной инстанции указано, что решение апелляционной инстанции арбитражного суда Челябинской области является законным и отмене не подлежит.

 

Впрочем, отношения между приватизированными торговыми предприятиями и государственными структурами в спорах по сделкам купли-продажи имели и "обратную связь" - в исках о применении последствий недействительности ничтожных сделок. Суть иска - в желании вернуть в государственную собственность те или иные объекты недвижимого имущества. Ярким примером подобного арбитражного спора стал иск Комитета по управлению имуществом и земельным отношениям города Челябинска к ООО "Детский мир", поданный в конце 1999 года и оспаривающий договора аренды от 1990 года и договора о досрочном выкупе от 1992 года (мы подробно указываем даты десятилетней давности, чтобы еще раз показать действительное наличие права собственников - как настоящих, так и бывших - оспорить решения по приватизации в суде).

Спор о передаче здания одного из старейших и известных магазинов Челябинска в Челябинский комитет по управлению имуществом - именно такова была "цена" иска - рассматривал судья В.В. Рачков. Было установлено, что договор аренды 1990 года заключен в соответствии с Основами законодательства СССР об аренде (яркий пример, что прошлое не исчезает бесследно и, в данном случае, является правовым основанием для решения суда). Также установлено, что выкуп арендованного имущества произведен ответчиком в соответствии с Законом РСФСР "О приватизации государственных и муниципальных предприятий". Наконец, договор от 1992 года обоснованно не признан судом новым договором, поскольку его условия были лишь приведены в соответствие с законодательством РФ о приватизации. Федеральный арбитражный суд Уральского округа в постановлении кассационной инстанции от 10 апреля 2000 года признал, что выкуп арендованного имущества (сделка приватизации) соответствует законодательству РФ и не может считаться ничтожной сделкой, а решение арбитражного суда Челябинской области об отказе в удовлетворении исковых требований является законным и обоснованным.

 

ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ

 

Вопрос о земле уже давно стал неотъемлемой частью не только исторических декретов, но и современной арбитражной практики. Это отражено в Гражданском кодексе РФ, согласно которому по договору купли-продажи недвижимости покупателю одновременно передаются права на ту часть земельного участка, которая этой недвижимостью занята.

Достаточно ясные положения закона тем не менее на практике использования порождают значительное количество споров, рассматриваемых арбитражным судом. В частности, в обзорах арбитражной практики рассмотрения споров о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним спорам по земельным участкам уделяется немалое место.

В 1996 году арбитражный суд Челябинской области под председательством судьи Н.К. Репренцевой рассматривал иск АОЗТ "Челябинский завод органического стекла" к Фонду имущества Челябинской области о понуждении заключит договор купли-продажи земельного участка, занимаемого приватизированным предприятием. Истцом были предоставлены все необходимые документы и обоснования для заключения договора. Между тем, современная "нормативная действительность" такова, что ее разнообразие является основанием для препятствий к заключению договора. Ответчик, в частности, в ходе этого дела ссылался на постановление Главы администрации Челябинской области "О временном положении о порядке оформления документов при совершении сделок купли-продажи земельных участков", кроме того считал, что к нормативной цене должен применяться иной коэффициент и т.д.

Суд, рассматривая данный спор, исходил прежде всего из "Основных положений государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий РФ" и того перечня документов, который в этих "Основных положениях" обозначен (выписка из реестра кредиторов, документ о праве собственности и другие), причем, данный перечень являлся исчерпывающим. С учетом изложенного, суды первой и апелляционной инстанции, как говорится в постановлении кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Уральского округа, сделали законный и обоснованный вывод о неправомерности действий Фонда имущества и обязали его заключить договор купли-продажи земельного участка.

Немалое количество споров возникает из-за смежных земельных участков. Так, в 2001 году одно из обществ с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с малого предприятия убытков, возникших в результате нарушения права истца на проезд по земельному участку, арендованному ответчиком.

При рассмотрении дела было установлено, что в договоре аренды, заключенном городской администрацией (арендодатель) и малым предприятием (арендатор) указано ограничение в пользовании земельного участка и предусмотрено право проезда по нему. Арбитражный суд Челябинской области, как указано в постановлении ВАС РФ об отказе в протесте по данному делу, исковые требования истца о возмещении убытков удовлетворил обоснованно.

 

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ (из обзоров арбитражной практики)

 

Сегодня уже практически не вызывает сомнений, что основой правового государства в его хозяйственной деятельности является признание права собственности. Это, пожалуй, единственный, но принципиально важный итог приватизации, пусть и прошедшей в разных регионах России по-разному, с многочисленными нарушениями, ущемлением прав граждан, что и является, по словам заместителя председателя арбитражного суда Челябинской области заслуженного юриста РФ Александра Павловича Стерлигова, главной причиной споров о "правовой" природе приватизации. К сожалению, история обратного пути не имеет, и сегодня задачей арбитражного суда становится не только защита права собственности, но и скрупулезный анализ совершенных некогда ошибок, обобщение текущей арбитражной практики рассмотрения споров о регистрации прав собственности, практики споров по договорам купли-продажи недвижимого имущества.

Количество споров, связанных с признанием права собственности, с истребованием имущества из чужого незаконного владения, с нарушением прав собственника, если судить по отчетам о работе Арбитражного суда Челябинской области, неуклонно растет. Так, если в 1998 году по данной категории споров было рассмотрено 77 дел, то в 2000 году - 101 дело, в 2001 году - свыше 130 дел.

Практика разрешения споров, связанных с правом собственности на недвижимое имущество и его государственной регистрации, богата примерами. Но прежде чем приводить их, необходимо сделать небольшой комментарий.

Сегодня регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним осуществляется исключительно учреждением юстиции по государственной регистрации, которое выдает соответствующий документ и вносит запись в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество. Только после получения такого документа можно утверждать, что сделка совершена в соответствии с законодательством. Следует учитывать и то, что при уклонении одной из сторон от государственной регистрации прав перехода собственности арбитражный суд, исходя из материалов дела, может своим решением обязать учреждение юстиции зарегистрировать переход права собственности.

Так, одно из челябинских обществ с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском о вынесении решения о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенное по договору купли-продажи. Договор был подписан уполномоченными лицами истца и ответчика, обязательства по договору, как видно из материалов дела, были исполнены в полном объеме. Между тем, ответчик не подписал заявление о государственной регистрации перехода прав собственности и не выдал покупателю доверенность для подписания такого заявления. Эти обстоятельства и были квалифицированы судом как уклонение от государственной регистрации. Иск арбитражным судом был удовлетворен.

В государственной регистрации может быть отказано, если, к примеру, "правоустанавливающий документ об объекте недвижимого имущества свидетельствует об отсутствии у заявителя прав на данный объект. Так, арбитражный суд, рассматривая материалы дела о государственной регистрации, где на регистрацию был представлен договор купли-продажи, а в качестве правоустанавливающего документа - регистрационное удостоверение с указанием, что оно выдано на основании распоряжения Комитета по управлению имуществом "О передаче помещений на баланс", в иске отказал, поскольку передача объекта на баланс, в соответствии со ст. 218 ГК РФ, не свидетельствует о переходе права собственности. Кассационная инстанция подтвердила это решение арбитражного суда, указав, что регистрирующий орган должен был проверить основание возникновения права собственности у продавца и юридическую силу правоустанавливающих документов, чтобы признать затем законность сделки.

Документом, подтверждающим право собственности на отдельные объекты, является реестр федеральной, государственной и муниципальной собственности. Так, в 1999 году арбитражный суд Челябинской области рассматривал спор вокруг известного челябинского магазина "Дом книги", который постановлением правительства РФ был передан в государственную собственность Челябинской области еще в 1992 году и внесено в реестр государственной собственности Челябинской области. Комитет по управлению имуществом и земельным отношениям города Челябинска, оспаривая судебные акты, ссылался на то, что ранее, в 1991 году, в силу постановления Верховного Совета РФ объект является муниципальной собственностью, а потому постановление правительства РФ не подтверждает право собственности. Спор рассматривался в Высшем арбитражном суде РФ, который признал, что постановление правительства было принято в пределах компетенции, установленной законом о приватизации и в протесте отказал.

"Особенность этого дела, - говорится в практике разрешения споров, связанных с правом собственности на недвижимое имущество, составленной в ноябре 2001 года Н.П. Петренко, - заключается в том, что специальное постановление Правительства РФ, соответствующее закону и изданное в пределах полномочий, также является основанием возникновения гражданских прав, в том числе приобретении права собственности на имущество".

В этом обзоре есть еще ряд примеров, подчеркивающих обширный спектр споров, связанных с признанием права собственности. В частности, примечательна практика споров о признании права собственности на самовольную постройку на не принадлежащем участке за лицами, которым данный участок будет в установленном порядке предоставлен. В этой категории споров истец (лицо, претендующее на право собственности на самовольную постройку) должен предоставить целый ряд доказательств, что земельный участок будет передан именно ему. Так, в одном из дел рассматривалось признание права собственности за двухэтажным пристроем одной из механических мастерских. Истцом были предоставлены суду постановление главы города о предоставлении земельного участка в долгосрочную аренду и договор долгосрочной аренды этого земельного участка с Комитетом по управлению имуществом. Кроме того, арбитражный суд учитывал и тот факт, что самовольная постройка не нарушает права и интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан (соответствующие подтверждения органов санитарного и пожарного надзора, а также письмо Главного управления архитектуры и градостроительства).

На основании представленных доказательств, суд данный иск удовлетворил...

Читать дальше: Признать должника банкротом

Категория: К 80-летию Арбитражного суда Челябинской области | Добавил: кузнец (09.06.2020)
Просмотров: 191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: