Главная » Статьи » Отдельные проекты » К 80-летию Арбитражного суда Челябинской области

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ПЛАТЕЖ (2)

 

ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ

 

Сегодня в отечественной публицистике, сопоставляющей разные эпохи в российской (в том числе и бывшей          советской) экономике, красной нитью проводится мысль о том, что хозяйствующие субъекты наконец-то научились считать свои деньги. Более того - научились в определенной степени регулировать свои убытки, обращаясь в арбитражные суды с исками не только о взыскании с должника тех или иных сумм, но и о взыскании процентов за пользование ими. В арбитражной практике подобные иски определены как иски о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами.

Финансовая сторона спора никогда не была простой - слишком много деталей приходится учитывать судьям, слишком много вопросов возникает по решениям суда. Наконец, спорными оказываются сами расчеты по процентам.

Так, в августе 1999 года в арбитражный суд Челябинской области обратилось закрытое акционерное общество "Дукат" с иском к ООО "Медиком-центр" о взыскании 605 тысяч рублей за пользование чужими денежными средствами. Решением суда иск был удовлетворен частично - в половину суммы, апелляционная инстанция снизила размер процентов до 133 тысяч рублей. Эта сумма была оставлена без изменения и кассационной инстанцией ФАС Уральского округа.

Подобное "разночтение в суммах" объясняется сложностью самого дела. Его суть в следующем. Одна из компаний, зарегистрированная в княжестве Лихтенштейн, продала обществу с ограниченной ответственностью "Медиком-центр" долю в уставном капитале в одном из совместных предприятий. Договорная цена определена сторонами в размере 80 000 долларов США и подлежала уплате в рублях по курсу доллара на день платежа. На основании соглашения, принадлежащее иностранной фирме право требования долга перешло к закрытому акционерному обществу "Дукат", в связи с чем решением арбитражного суда Челябинской области, принятом еще в июле 1999 года, в пользу акционерного общества было взыскано свыше 1,5 млн. рублей. Так как обязательство по оплате было исполнено несвоевременно, новый кредитор обратился в арбитражный суд с иском о взыскании процентов.

Спор при расчете подлежащих уплате процентов возник сначала при применении ставки рефинансирования Центрального банка РФ, действовавшую на день принятия решения, а затем, при изменении решения апелляционной инстанции, вокруг определения процентов, исходя из ставки банковского процента по валютным кредитам. С последним доводом не согласился Президиум ВАС РФ, так как в одном из пунктов договора между сторонами значилось, что оплата должна производиться покупателем в рублевом эквиваленте по курсу доллара США на день оплаты путем перечисления денежных средств на российский расчетный счет, указанный продавцом. На этом основании Президиум ВАС РФ признал решение первой инстанции арбитражного суда Челябинской области правомерным и оставил его в силе.

 

Арбитражная практика рассмотрения споров о взыскании процентов за пользование чужими деньгами еще достаточно противоречива, хотя количество рассмотренных судами дел значительно и, скорее всего, будет увеличиваться именно как способ финансового урегулирования отношений по тем или иным договорам. О том, что в Высшем арбитражном суде идет кропотливая теоретическая проработка этой категории споров, может свидетельствовать спор между Фондом развития жилищного строительства Челябинской области (истец) и "Челиндбанком" (ответчик), рассмотренный в 1997 году арбитражным судом Челябинской области, удовлетворившим иск о взыскании свыше 800 млн. неденоминированных рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

С протестом выступил заместитель председателя ВАС РФ - и в июне 1998 года дело рассматривалось Президиумом ВАС РФ. Основной спектр вопросов, на которые президиуму пришлось дать правовую оценку, был связан с признанием сделки по продаже филиалом банка векселей фонду ничтожной, с возвращением денежных сумм, с применением двусторонней реституции. Кроме того, была сделана ссылка и на ст. 58 АПК, где указано, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Президиум ВАС РФ, рассматривая протест, постановил решение Арбитражного суда Челябинской области оставить без изменения, а протест - без удовлетворения.

 

При рассмотрении финансовых споров ошибки неизбежны, но вместе с тем они являются бесценным опытом арбитражной практики и служат особым импульсом к выработке единообразного толкования тех или иных вопросов, даже если эти вопросы касаются сроков исполнения обязательств или досудебного порядка урегулирования спора. Именно поэтому хотелось бы привести еще одно дело, рассмотренное как арбитражным судом Челябинской области (решение суда по данному делу было отменено), так и Федеральным арбитражным судом Уральского округа (решение также отменено и дело направлено на новое рассмотрение) и Высшим арбитражным судом.

В 1999 году открытое акционерное общество "Курскатомэнергострой" обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к открытому акционерному обществу "Мечел" о взыскании свыше 2,5 млн. рублей основного долга по договору на поставку металлопродукции и 780 тысяч рублей процентов за пользование чужими денежными средствами (правда, еще до принятия судебного решения истец уменьшил сумму процентов почти вдвое). Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Между тем, Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 16.08.99 отменил решение, иск оставил без рассмотрения, ссылаясь на несоблюдение истцом досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора, предусмотренного договором.

Как следует из постановления ВАС РФ от 6 июня 2002 года, согласно заключенному между сторонами договору ответчик обязался осуществлять поставку металлопродукции по согласованным заказам. "Поскольку договором предусмотрена предоплата, в том числе векселями ОАО "Мечел", истцом были переданы ответчику векселя на сумму договора, равную 3 млн. рублей, что подтверждается актом приема-передачи векселей".

Однако в адрес истца поступила только часть продукции. Телеграммами и письмами истец просил ответчика исполнить договор, но обязательства по поставке металла так и оказались невыполненными. Попытки урегулировать спор в досудебном порядке (возражение кассационной инстанции) истцом предпринимались, свидетельством чему стали копии претензии и почтовой квитанции об ее отсылке ответчику. Сам же иск был заявлен лишь по истечении законного срока для ответа на претензии. Именно эти доказательства, по мнению ВАС РФ, не были "предметом исследования и оценки суда кассационной инстанции", что и послужило причиной отмены решений и направления дела на новое рассмотрение.

 

Есть еще один пример, который хотелось бы привести в силу его значения для развития среднего бизнеса и частного предпринимательства, и который показывает, что споры вокруг "чужих денег" далеко не является прерогативой только крупных промышленных, банковских и коммерческих структур. В свете современных приоритетов правительства РФ и президента РФ на расширение и укрепление частного предпринимательского сектора это представляется весьма актуальным. Вместе с тем остается актуальным и правовое образование самих предпринимателей, которые подчас трактуют законодательство "выборочно" - в свою пользу - и, соответственно, получают отказ в удовлетворении иска.

В 1997 году один из частных предпринимателей обратился в арбитражный суд Челябинской области с иском к товариществу с ограниченной ответственностью "Магазин "Кристалл" о взыскании 768 тысяч рублей штрафа за несвоевременную оплату товара и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме почти 300 рублей в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.  Право требования было основано на договоре уступки требования (цессии). Цессия, собственно, и стала "главным героем" этого дела.

Арбитражный суд Челябинской области, рассмотрев предоставленные материалы, отказал в иске, ссылаясь на то, что права (требования), принадлежащие первоначальному кредитору, переданы новому кредитору по сделке купли-продажи за 10 000 рублей, что, по мнению суда, противоречит правовой природе цессии, следовательно, сам договор цессии был заключен с нарушением законодательства и признан ничтожным.

Дело было пересмотрено и апелляционной инстанцией, которая оставила решение суда без изменений, но в своем постановлении сделала примечательное указание на отсутствие в договоре цессии предмета договора как его существенного условия.

Действительно, два предпринимателя при передаче прав (требований) не указали в договоре цессии конкретные требования, передающиеся новому кредитору. Кроме того, законодатель, регламентируя возможность передачи прав (требования) по сделке, не определил вида договора, по которому эта передача происходит. "При таких обстоятельствах, - говорится в постановлении Президиума ВАС РФ, - оснований для удовлетворения иска не имеется. Решение по существу принято правильно..."

 

ВЕКСЕЛЬНОЕ ОБРАЩЕНИЕ

 

Сегодня вексель является одной из популярных корпоративных ценных бумаг. Между тем, операции по ним, само вексельное обращение вызывает не только немало вопросов, но и немало споров. Стоит думать, что с развитием рынка ценных бумаг в России, с его стабилизацией (вексель является как объектом мены, так и удостоверяет имущественные права) количество споров, связанных с вексельным обращением, будет расти. Специалисты отмечают также, что сегодня вексельный рынок России приобретает "цивилизованный вид", а сам вексель все чаще используется как "безусловное денежное обязательство", хотя в течение последних двух лет особой популярностью пользовались товарные векселя крупных нефтяных компаний и металлургических комбинатов. Кроме того, существенный вес на вексельном рынке занимают и векселя различных железнодорожных и энергетических предприятий, позволяющих отчасти решить хроническую проблему неплатежей.

В 2001 году в научно-практическом журнале "Южно-Уральский юридический вестник" появился первый и пока единственный обзор арбитражной практики по вексельному обращению, подготовленный заместителем председателя арбитражного суда Челябинской области Н.П. Петренко.

Спектр споров, связанных с вексельным обращением, очень широк. Так, немалую часть дел, рассмотренных арбитражным судом Челябинской области, составляют претензии, в которых оспаривается добросовестность векселедержателя. По закону, векселедержатель считается добросовестным, пока не доказано иное.

Так, в 1999 году в арбитражный суд Челябинской области обратился "Межотраслевой концерн "Уралметпром" с иском к ОАО "ММК" об обязании возвратить простые векселя. Векселя использовались по распространенной сегодня схеме - в качестве взаиморасчетов. Как следует из материалов дела, при расчетах за газ ответчику по акту было передано двадцать простых векселей, подписанных истцом. Рассматривая дело, суд исходил из того, что факт недобросовестности приобретения векселей истцом не был доказан, а потому в иске было отказано.

В 2000 году арбитражный суд Челябинской области рассматривал дело об исправленном (подделанном) векселе: ОАО "Сбербанк РФ" обнаружило подделку в сумме векселя, представленного коммерческим банком "Ураллига", что и было зафиксировано заключением экспертизы и стало основанием для отказа в его оплате. Между тем, банк "Ураллига" обратился в суд с иском  о взыскании вексельной суммы, руководствуясь положением закона о том, что лица, поставившие свои подписи до изменения текста векселя, отвечают в соответствии с содержанием первоначального текста. Первоначальный текст был установлен судом и подтвержден материалами дела (заявка на приобретение векселя, договор купли-продажи, подтверждение векселедателя), а потому вексель подлежал оплате в первоначальной сумме. Дело рассматривалось и кассационной инстанцией ФАС Уральского округа, которая подтвердила правомерность решения суда первой инстанции.

 

Вексель, как "безусловное денежное обязательство", дает его держателю право требовать от векселедателя сумму вексельного долга, издержек по протесту векселя, пени и процентов по день фактической оплаты. По сути, не столько прописанная в векселе сумма, закрепленная печатью, сколько именно это право является главным обеспечением ценности бумаги. Отсюда и значительное количество исков, представленных в арбитражный суд, о взыскании с векселедателя вексельного долга.

В 1998 году в арбитражный суд Челябинской области обратился предприниматель Д. с иском к ОАО АКБ "Промстройбанк России" о взыскании вексельного долга, издержек по протесту векселя, пени и процентов по день фактической оплаты. "Согласно простому векселю, - говорится в обзоре арбитражной практики, - векселедатель взял на себя безусловное обязательство уплатить по данному векселю обусловленную сумму". Между тем, в установленный срок платеж по векселю предприниматель не получил. "Факт отказа в платеже был удостоверен нотариальным актом протеста в неплатеже, составленным в установленные сроки".

Арбитражный суд принял принципиальное решение (судебные акты по этому делу ФАС Уральского округа изменил) - поскольку банком платеж по векселю не произведен, суд удовлетворил требования истца в части взыскания с банка вексельной суммы и издержек по протесту.

Данное дело вполне может служить примером того, что сама психологическая ситуация в обществе, привыкшем за перестроечное десятилетие к необязательности и "короткой памяти" на долги, начинает меняться, хотя поводов для того, чтобы не оплачивать тот же вексель, находится предостаточно.

Так, в 2000 году арбитражным судом Челябинской области был рассмотрен иск акционерного общества "Бизнес-комплекс ЧЭК" о взыскании вексельной суммы в связи с неоплатой векселя. Ответчик, отказывая в уплате вексельного долга, ссылался на то, что в форме векселя был допущен дефект - в векселе отсутствовало указание "место". Между тем, суд установил, что требования истца о взыскании вексельной суммы основаны на подлинных векселях, и доводы ответчика не принял. Иск акционерного общества был удовлетворен, постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Обращение векселя может быть различным по сути - и наряду с векселем как долговым обязательством в экономической деятельности используется и вексель как средство платежа. Принципиальным примером, показывающим эту сторону вексельного обращения, может стать дело, рассмотренное арбитражным судом Челябинской области в отношении иска одного из пензенских акционерных обществ к ОАО "ММК" о взыскании суммы задолженности по договору поставки. Суть дела в следующем. Между сторонами был заключен договор на поставку металлопродукции; в договоре содержалось условие о том, что с согласия поставщика предварительная оплата может быть произведена векселями. "Истец по акту приема-передачи передал в качестве предоплаты простые векселя ОАО "ММК", однако поставка металла ответчиком не произведена".

Рассматривая иск, суд счел претензии к ответчику обоснованными и признал в данном случае использование векселя как средства платежа (это подтвердил в принесении протеста по данному делу и Высший арбитражный суд РФ) - разница между произведенным платежом и стоимостью отгруженной продукции подлежит взысканию...

Наконец, стоит привести еще один пример, подчеркивающий многогранность споров, возникающих вокруг векселей. Речь идет о налоговых правоотношениях в процессе вексельного обращения и различной трактовке вексельного и гражданского законодательства..

В 1998 году индивидуальный предприниматель Д. Галанов обратился в арбитражный суд Челябинской области с иском к инспекции МНС РФ Центрального района Челябинска о признании недействительным решения о взыскании заниженного дохода и штрафа. Поводом для взыскания послужил вексель, полученный предпринимателем в качестве оплаты за незавершенное строительство и не отраженный в налоговой декларации. Налоговая инспекция (а также кассационная инстанция Федерального арбитражного суда Уральского округа) сочла данный вексель как доход в натуральной форме.

Между тем, удовлетворяя иск предпринимателя, первая и апелляционная инстанции арбитражного суда Челябинской области исходили из того, что "получение векселя в качестве оплаты за реализованное имущество не может отождествляться с получением дохода в натуральной форме, а потому не является объектом налогообложения". Правильность позиции суда была подтверждена постановлением ВАС РФ по данному делу - "Вексель удостоверяет обязательство займа. Поэтому, являясь долговым обязательством, он не может отождествляться ни с денежными средствами, ни с иной формой эквивалента, используемого в товарном обращении... Переход к физическому лицу права требования по векселю не признается объектом налогообложения... Получив право требования исполнения обязательства по векселю, истец не имел фактического дохода ни в денежной, ни в натуральной форме и у него не возникло обязанности вносить сумму денежного обязательства по векселю в налоговую декларацию..."

 

КРАСЕН ДОГОВОР ПОСТАВКОЙ

 

Договор и исполнение договора всегда были и остаются предметами споров - это нормальное состояние динамично развивающейся экономики. И дело здесь не столько в том, качественно ли составлен договор и удовлетворяет ли интересы сторон, сколько в вечно меняющихся обстоятельствах и отношениях. К сожалению, мы еще в полной мере можем говорить о некоем "варварском рынке", где желание составить заведомо неравноценный (в свою пользу) договор сильнее долгосрочного партнерства, а исполнение обязательств совсем не обязательно...

В одной из подготовленных гражданско-правовой коллегией справок по договорам купли-продажи и поставки (1998) обозначены такие вопросы, как право покупателя по своему усмотрению требовать уплаты договорной неустойки или процентов, правовая оценка договоров реализации, распределение расходов по доставке товаров, взаимозачет как форма оплаты, комбинированные формы оплаты и т.д. Нужно заметить, что сама коллегия по рассмотрению споров, вытекающих из гражданских правоотношений, накопила богатейший опыт по рассмотрению таких дел, о чем свидетельствует минимальный процент отмен решений суда первой инстанции в апелляционной или кассационной инстанциях.

И все же, как уже не раз отмечалось в книге, именно отмена и направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, анализ разноречивых трактовок законодательства и своих ошибок (повторимся еще раз: арбитражная система уникальна именно правом стороны обжаловать решение суда в трех инстанциях) являются своеобразной практической основой для теоретического обобщения и единообразия применения законодательства. Поэтому к ним и стоит внимательнее присмотреться.

 

Тяжесть бремени доказательства можно показать на примере одного из дел по поставке металлопроката. Так, в 1999 году закрытое акционерное общество "Росснабсервис" обратилось в арбитражный суд Челябинской области с иском к закрытому акционерному обществу "Русская металлургическая компания" о взыскании почти 600 тысяч рублей неустойки за непоставку металлопродукции. Иск судом был удовлетворен, решение оставили без изменения апелляционная инстанция и кассационная инстанция ФАС Уральского округа.

Суть дела в следующем. Согласно договору и дополнению к нему ответчик обязался поставить истцу металлопродукцию на 3,3 млн. рублей, а истец обязался в счет оплаты поставляемой продукции погасить задолженность ответчика перед федеральным бюджетом по налогу на прибыль за 1997 год. Истец перечислил платежным поручением данную сумму, но продукции от ответчика не получил. Это и стало основанием для предъявления иска, удовлетворенного судом, исходя лишь из самого факта неисполнения ответчиком обязательств.

Между тем, Президиум ВАС РФ, пересматривая дело, указал целый ряд спорных моментов. В частности, в постановлении от 14 марта 2000 года речь шла о том, что документы и обстоятельства были исследованы неполно - по меньшей мере, стороны в "спорный период" вели переговоры о заключении другого договора на ту же сумму (оферта в виде проекта договора). Также возникли разночтения при указании в платежном поручении номера договора. Кроме того, не был обозначен срок исполнения обязательства истца по оплате, а само обязательство было исполнено истцом в срок, превышающий разумный, за который цены на металлопродукцию значительно увеличились. Наконец, в материалах дела, как указывает Президиум ВАС РФ, имеются две спецификации, имеющие различие в части наименования и количества металлопродукции.

На основе этого был сделан вывод, что документы истца и ответчика, приведенные в обоснование требований и возражений по данному спору, нуждаются в дополнительном исследовании...

 

Дополнительное исследование материалов потребовалось и в деле, рассмотренном Арбитражным судом Челябинской области в 1998 году, по иску открытого акционерного общества "Орский машиностроительный завод" к АОЗТ "Лира" о взыскании стоимости поставленной продукции (водопроводные трубы).

Из материалов дела следовало, что истец отгрузил грузополучателю с Таганрогского металлургического комбината водопроводные трубы согласно факсимильному письму ответчика, но оплату за поставленную продукцию не получил. Направленная претензия осталась без ответа. Оценив имеющиеся в деле документы, суд первой инстанции признал задолженность ответчика доказанной и удовлетворил иск за счет АОЗТ "Лира".

Сложности начались уже на уровне апелляционной инстанции. "Оспаривая решение суда, ответчик заявил о том, что с истцом никогда не имел договорных отношений и трубы у него не заказывал, а также указал на существование двух самостоятельных юридических лиц - АОЗТ "Лира" и АОЗТ "Лира-3", директором которых является одно лицо. Ответчик также сослался на техническую ошибку, в результате которой на угловом штампе факсимильного письма было указано АОЗТ "Лира" вместо АОЗТ "Лира-3", поэтому истцу следовало предъявить иск к АОЗТ "Лира-3". Согласившись с доводами ответчика, апелляционная инстанция признала требования истца к АОЗТ "Лира" необоснованными и отказала в удовлетворении иска.

Казалось, ошибка, возникшая вследствие "обществ-однофамильцев", исправлена. Но осенью 2000 года Президиум ВАС РФ, пересмотрев дело, пришел к выводу, что анализ имеющихся в деле документов свидетельствует о принятии оспариваемых судебных актов по неполно исследованным обстоятельствам и документам. "Так, в материалах дела имеется договор от 1996 года, заключенный Орским машиностроительным заводом с АОЗТ "Лира-3" (г. Кыштым) с печатью АОЗТ "Лира" (г. Озерск), не исследованный и не оцененный апелляционной инстанцией. Не были затребованы судом и учредительные документы выше перечисленных юридических лиц и бухгалтерские документы, свидетельствующие о самостоятельности финансовых операций. Кроме того, в материалах дела имеется письмо администрации г. Озерска о том, что на территории города зарегистрировано ЗАО "Лира" и ООО "Лира-3", а ЗАО "Лира-3" на территории города Озерска не зарегистрировано. Имеется и письмо Южно-Уральской регистрационной палаты Кыштымского филиала об отсутствии АОЗТ "Лира-3", ООО "Лира-3" в реестре государственной регистрации юридических лиц на территории г. Кыштыма..."

Впрочем, пора завершить это "лирическое отступление" - сам пример лучше любого комментария говорит о специфике работы арбитражного суда.

 

Разговор о договорах поставки был бы неполным, если бы мы обошли стороной еще один пример, показывающий характер современных "энергетических отношений" - иск о понуждении исполнить договор энергоснабжения.

С таким иском весной 2001 года обратилось в арбитражный суд Челябинской области областное государственное унитарное предприятие "Южуралзернохлеб"; ответчиком выступило ОАО "Челябэнерго". Исковые требования касались не только понуждения исполнить договор энергоснабжения, но и взыскания штрафа и убытков, вызванных прекращением подачи электроэнергии. Суд, рассмотрев материалы дела, обязал ответчика подавать предприятию электроэнергию через присоединенную сеть и взыскал в пользу истца неустойку. Во взыскании убытков было отказано по причине их недоказанности.

Однако, Федеральный арбитражный суд Уральского округа счел решение суда первой инстанции неверным и в иске отказал, сославшись на то, что "договор считается продленным на тех же условиях на один год, если не менее чем за месяц до окончания его действия не последует заявление одной из сторон об отказе от настоящего договора. Доказательств, свидетельствующих о том, что стороны договорились о его продлении, не представлено". Кроме того, не переоформлялись и приложения к договору, где указывалась величина и мощность потребляемой электроэнергии.

Принося свой протест на решение ФАС РФ, Президиум Высшего арбитражного суда указал, что, согласно условиям договора, он считается продленным на один год на тех же условиях, если не менее чем за месяц до окончания срока его действия не последует заявление одной из сторон об отказе от настоящего договора. Ни одна из сторон в установленный договором срок об отказе не заявила, равно как и не заявила об отказе от его пролонгации.

Президиум ВАС РФ, рассматривая дело, пришел к выводу о том, что у ответчика не было оснований прекращать подачу электроэнергии, в том числе ссылаясь и на "длительную неоплату полученной энергии - должник в погашение текущей задолженности и в качестве предоплаты за последующий период передал "Челябэнерго" векселя, о чем свидетельствовали копии актов приема-передачи.

"При таких обстоятельствах, - говорится в постановлении Президиума ВАС РФ от 15 февраля 2002 года, - суд первой инстанции решением, обоснованно оставленным апелляционной инстанцией без изменения, правомерно обязал ответчика исполнять договорные обязательства по поставке электроэнергии и взыскал в пользу истца предусмотренную договором неустойку..."

 

УБЫТКИ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ

 

Если говорить о природе экономических споров, то мы неизбежно придем к тому, что во главе угла придется поставить природу убытка. Это - основа, суть. Вместе с тем, именно убыток ярче всего объясняет миссию арбитражного суда в создании правового государства - суд призван реализовать право участника экономических отношений на возмещение ущерба, причиненного ему в процессе хозяйственной деятельности. Может быть, поэтому само понятие "убыток" является глубинным в понимании назначения и ответственности арбитражного суда. Внешне же...

Внешне убытки бывают разные.

Так, в одну из декабрьских ночей 1995 года был ограблен ювелирный магазин в Калининском районе Челябинска, находившийся под охраной ОВО Калининского РУВД. Частный предприниматель, владелец магазина, обратился в арбитражный суд Челябинской области с иском о взыскании в счет возмещения ущерба почти 80 млн. рублей, основываясь на условиях договора, по которому ответчик "несет материальную ответственность за ущерб, причиненный кражами товарно-материальных ценностей... в результате необеспечения надлежащей охраны". Иск рассматривали судьи В.В. Рачков, Н.Т. Хасанова и А.Ф. Башарина и удовлетворили требования. Доводы ответчика о том, что кража произошла "вследствие неисполнения истцом обязательств по оплате охраны, по технической укрепленности объекта, как арбитражным судом Челябинской области, так и кассационной инстанцией ФАС Уральского округа, были признаны несостоятельными...

В 1996 году в арбитражный суд Челябинской области обратилось акционерное общество "Магнитогорский комбинат хлебопродуктов" с иском о взыскании с АКБ "Челиндбанк" 700 млн. неденоминированных рублей убытков, возникших в результате нарушения условий аккредитива. Решением суда иск в основной его части был удовлетворен, и его правомерность подтверждена постановлением Президиума ВАС РФ.

История же была такой. Одна из казахских фирм обязалась поставить комбинату пшеницу на сумму 1,9 млрд. рублей (в ценах 1996 года). Стороны предусмотрели, что расчеты за пшеницу будут производиться посредством аккредитива, который будет открыт покупателем на 50 процентов стоимости товара на счете кооператива "Спецсервис" в филиале банка в Трехгорном. Как и было договорено, комбинат подал заявление на аккредитив на сумму 900 млн. рублей с указанием на его исполнение при представлении поставщиком железнодорожных квитанций, сета платежного требования, акта приемки-передачи пшеницы.

По истечении срока поставки, не получив пшеницы, комбинат обратился с заявлением о возврате. Между тем, оказалось, что выплаты по аккредитиву были произведены на основании представленных фирмой "железнодорожных накладных вместо железнодорожных квитанций, счет-фактуру и реестр счетов без указания номеров перевозочных документов, акт, составленный не на станции получателя". Комбинат вследствие нарушения банком порядка расчетов аккредитивами, вернул со счета кооператива "Спецсервис" только 200 млн. рублей. Остальная часть стала предметом иска, правомерно удовлетворенного арбитражным судом Челябинской области...

В ноябре 1997 года на автодороге Челябинск-Москва произошла авария по вине одного из водителей Ашинского металлургического завода. ОАО "Полиавтотранс", чьей машине был причинен при столкновении ущерб в размере 78 тысяч рублей, обратилось в арбитражный суд Челябинской области с иском о взыскании убытков, возникших в связи с ДТП. Дело было рассмотрено судьей В.И. Зайцевой. В соответствии с Гражданским кодексом, где указано, что "лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков", и на основании материалов дела исковые требования были полностью удовлетворены...

В 1998 году Арбитражным судом Челябинской области рассматривался иск общества с ограниченной ответственностью "Металлургическое производственно-торговое объединение" к одному из акционерных обществ о взыскании 500 млн. рублей ущерба, причиненного утратой хранившегося у ответчика металла, и 250 млн. рублей процентов за пользование чужими денежными средствами. Судом было установлено следующее. Согласно договору трест (ответчик) должен был принимать и хранить на своей базе поступающие в адрес объединения грузы, производить погрузочно-разгрузочные работы, а объединение - оплачивать оказанные услуги. В октябре 1995 года на базу треста поступило почти 60 тонн металла, который был выгружен и помещен на хранение. Через месяц половина металла была утрачена с территории базы в результате разбойного нападения.

На основании материалов дела суд удовлетворил иск о взыскании ущерба. Кроме того, было удовлетворено и требование о взыскании процентов за пользование чужими деньгами. В этой части Президиум ВАС РФ решение суда отменил, указав, что ответственность в виде уплаты процентов наступает за неисполнение денежного обязательства, а обязательство, возникшее между сторонами, согласно законодательства того периода денежным не является. "При таких обстоятельствах, - как говорится в постановлении ВАС РФ, - у ответчика не возникло денежного обязательства, за несвоевременное исполнение которого предусмотрено взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами..."

Впрочем, время остановиться в примерах. К тому же эта мозаика, не выстроенная и не собранная по "стоимости иска" или по "форме собственности", призвана еще раз показать главную задачу арбитражного суда - реализовать право каждого на рассмотрение в суде экономического спора, независимо от счета в банке или величины убытка.

Остановиться в примерах стоит еще и потому, что их количество настолько значительно, а спектр споров настолько широк и разнообразен, что нам попросту не хватит ни времени, ни места на книжных страницах. Мы можем лишь прикоснуться к этой сложнейшей работе арбитражного суда, требующей от судей колоссального напряжения и сил и не слишком заметной для многих за сухими выверенными строчками решений и постановлений...

Читать дальше: В стенах арбитражного суда (1)

Категория: К 80-летию Арбитражного суда Челябинской области | Добавил: кузнец (09.06.2020)
Просмотров: 151 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: