Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » По северным селам

Багаряк (часть вторая)
На центральной улице
 
Ближе к центру – земля дороже. Этот «закон престижа» действовал и в XIX веке. Именно тогда активно перестраивалась центральная площадь Багаряка и прилегающие к ней улицы.
 
 
Особых изысков тоже не было – местные капиталы не всегда позволяли. Обычно, как рассказывает исследователь Т. Липина, купцы, приноравливаясь к духу времени, строили добротные жилые дома и торговые лавки по «образцовым проектам», присылаемым из центра как приложение к планам поселений.
 
Это касалось и магазинов – вся восточная сторона соборной площади была застроена ими. Так как магазины располагались достаточно далеко друг от друга, фасадная часть со всех четырёх сторон завершалась фронтонами с парапетными столбиками по углам. То есть с любой стороны смотрелось хорошо. Индивидуальность торговым лавкам придавало декоративное убранство.
 
Места, поместья…
 
Строились купцы и для себя, для жизни. Причем, выбирали для строительства не кирпич, а дерево – лиственницу, которой сносу нет. В особом фундаменте смысла не было – дома ставили на скальном грунте, поэтому нижние венцы, а с ними и весь дом, практически не гнили. В Багаряке почти идеально сохранилось поместье купца Михайлова (Михеева), самого богатого селянина.
 
Сохранилось и поэтичное описание Багаряка, сделанное в конце XIX века:
«На крутояре, освещенном закатом, стоял Багаряк. Только что не подбоченились управа и государственный банк из красного, как угли, кирпича, за ними позолоченными крестами горела церковь Вознесения. Купеческие дома солидно обрамили торговую площадь, и в самом богатом доме купца Михеева работник, запачканный мукой, уже запирал широкие ворота. Множество крестьянских домов, срубленных из лиственницы в обхват, жались друг к другу, словно соты в улье. И стояло над ними марево от пыли, поднятой деревенским стадом, направляемым на вечернюю дойку единственным босоногим пастухом…»
 
Мост от академика
 
Есть в Багаряке достопримечательность, которая открыта всем в любую погоду и в любое время суток. Это замечательный мост через реку Багаряк в самом центре села. Рассказывают, что до его постройки в 1899 году повозки и экипажи переезжали реку вброд по булыжной насыпи, скрытой под водой. Такое положение дел явно не соответствовало статусу волостного центра.
 
Проект моста разработал академик архитектуры Ю.И. Дютель. Его пятипролетный, аркадный мост словно дополнил – повторяя и подражая – архитектурные элементы Вознесенской церкви и свел центр села в единый архитектурный ансамбль. Строил мост из бутового камня и гранитного плитняка инженер-строитель С.С. Козлов.
 
Сегодня этот мост вызывает настоящее восхищение – путешественники, оторвавшись от объектива фотоаппарата, добавляют: прямо как в Венеции…
 
 
По соседству с Маминым-Сибиряком
 
В октябре 1855 года в «столичном» Екатеринбурге, в одноэтажном деревянном доме по улице Соборной, в двух шагах от дома уральского писателя Д.Н. Мамина-Сибиряка, в большой семье диакона Ивана Смородинцева родился сын Александр. Так начиналась биография человека, который сделает для Багаряка необычайно много.
 
 
Хотя поначалу судьба не предвещала никакого «багарякского поворота». Александр Иванович Смородинцев окончил Пермскую духовную семинарию в числе лучших и уже готовился стать священником, как вдруг… После болезни, которая на всю жизнь оставила ему хромоту, Смородинцев решил связать свою судьбу с медициной. Он уехал в Петербург, где окончил Императорскую Медико-хирургическую академию, затем служил военным врачом в пехотном Калужском полку и, наконец, после отставки вернулся в родной Екатеринбургский уезд.
 
В 1885 году его назначили земским врачом Багарякского участка. Почти тридцать лет – лучших лет – своей жизни он проведет на берегах красной реки.
 
Больница Смородинцева
 
Главным детищем доктора Смородинцева станет удивительный по красоте больничный комплекс, расположенный на высоком косогоре среди соснового бора и работающий до сих пор.
 
Вадим Смородинцев, собирая материалы о своем деде, рассказывал, что Александру Ивановичу пришлось буквально «продавливать» разрешение на строительство. Он доказывал Уездному земскому собранию в Екатеринбурге, что больницу рациональнее всего строить именно в Багаряке, закрывая тем самым несколько сельских кустов. Убедил. Затем предложил в качестве основы проект Глазовской больницы в Московской губернии – удобный, практичный и вместе с тем изящный.
 
«Строительство велось около трёх лет за счёт средств земства и пожертвования местного купечества. Смородинцев тоже вложил в это строительство часть своих денежных средств». К 1890 году больница была готова. Из красного кирпича было построено три помещения: два служебных и одно для жилья. В одноэтажном здании размещалось 5 палат на 15 больных. В двухэтажном здании находились приёмная врача в отдельной комнате, аптека, ванная, комнаты фельдшера, акушерки и сиделки. В отдельных флигелях располагалась кухня, баня, прачечная».
 
Кстати, модные современные теплые полы не столь уж современны, как кажутся. В больнице Смородинцева такая инженерная система была. Где именно? – правильно: в родильном отделении…
 
 
 
Болеть некогда и не на что
 
«За долголетнюю земскую практику Александр Иванович брал всего один отпуск для научной поездки в Петроград и всего три раза брал больничный, - пишет В. Смородинцев. - До последних дней жизни он оставался бессребреником в лучшем смысле слова. Средств после себя никаких не оставил». Здесь, в Багаряке, умерла его первая жена, и он женился вторично. Здесь подрастали дети – семью доктора сельчане считали очень дружной.
 
Сам Александр Иванович был человеком открытым и деятельным – не ему сидеть сиднем, замыкаясь между домом и работой. Так, он берет под общественный контроль организацию торговли, чтобы не было антисанитарии; начинает лечение больных туберкулезом кумысом; создает в Багаряке химическую и метеорологическую лаборатории. На его счету – организация Кредитного товарищества и первых сельхозартелей.
 
Если случался недород, голод, доктор Смородинцев создавал продовольственные комитеты и открывал бесплатные столовые для детей, женщин и бедных селян. Наконец, по его инициативе была построена кирпичная земская школа, где кроме уроков устраивались спектакли и вечера. Увы, в советские годы она сгорела – говорят, кто-то поджёг...
 
Власть меняется
 
Революционная смута спутала карты и планы, нарушила привычный уклад жизни – собственно, ничего иного революция и не обещала. В 1918 году бои за Багаряк вышли шумными, а не кровопролитными – к счастью.
 
Хотя «буйствовали» и красные, и белые. Например, колчаковцами (по непонятным причинам) были расстреляны священники Багарякского прихода П.В. Беляев и А.С. Миропольский. Или большевистские уполномоченные и комиссары здравоохранения, взявшись за больницу, сначала арестовали Александра Смородинцева, а затем, прикрываясь им как заложником, бежали от белых за Екатеринбург. У станции Антрацит доктор Смородинцев был расстрелян. Его могила так и затерялась в ирбитских краях…
 
Красный дипкурьер
 
У нового, советского времени будут свои герои – и свои могилы. Возле Багарякской школы установлен бюст Иоганну Махмасталю, позабытому красному дипкурьеру, который героически защитил важную дипломатическую почту во время нападения на рижский экспресс зимой 1926 года.
 
С этим нападением многие помнят другое имя – Теодора Нетте. Его обессмертил своим стихотворением «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» поэт Владимир Маяковский. На памяти и фильм «Красные дипкурьеры», в основу которого положены реальные события.
 
Во время нападения Нетте был убит сразу. В перестрелке Махмасталь, истекая кровью, держал под прицелом дверь купе и никого к себе не подпускал. Рассказывают, что «когда в Риге в поезд прибыл сотрудник советского постпредства (на беду Иоганн не знал его в лицо), Махмасталь запретил входить в купе и ему, угрожая пистолетом. Только когда приехал известный дипкурьеру сотрудник, Иоганн сдал почту и тут же потерял сознание».
 
 
После этих событий Махмасталь будет работать в советском посольстве в Турции. В 1937 году его арестуют как врага народа, но через два года освободят по личному ходатайству М. Калинина. Осенью 1941 года красный дипкурьер уедет в эвакуацию – в Багаряк. По воспоминаниям жителей села, Махмасталь привез с собой фотоаппарат, делал снимки людей и менял их на продукты питания. Проживет он недолго – умрет через три месяца, в феврале 1942 года…
 
Пепельница Зеленкина
 
У каждой вещи есть история. В школьном музее есть интересный экспонат – старинная пепельница, которая попала сюда кружными путями, через родственников Егора Федоровича Зеленкина, Героя Советского Союза.
 
Он родился в Багаряке в 1914 году. С началом Великой Отечественной войны был призван в действующую армию. Его расчет 82-мм мотострелкового миномета знали на всем Воронежском фронте, называя его «мастером минометного огня». Но особо отличился расчет Зеленкина при форсировании Днепра – одним из первых «зацепился» за другой берег, отбив плацдарм на Букринской излучине.
 
Сегодня его именем названа одна из улиц села.
 
Обелиск на сельском кладбище
 
Лихолетье Великой Отечественной войны оставило за собой могилы и обелиски – цена великой Победы. В Багаряке на сельском кладбище тоже есть обелиск – памятник воинам, умершим от ран в госпиталях. Багаряк в годы войны был районным центром, а потому по разнарядке обеспечивал размещение военных госпиталей. Безусловно, были задействованы все возможности и квадратные метры Багарякской больницы. Но раненые все прибывали и прибывали.

Осенью 1942 года военный госпиталь развернули и в Багарякской школе. Как вспоминают ученики военных лет, они помогали размещать раненых, которых привозили на подводах со станции Чайкино, что в 25 километрах от села. «Здание школы было занято и приходилось учиться в три смены, с переменами в 5 минут. Дровами регулярно отапливался лишь госпиталь, а классы - еле-еле. Занимались во всех возможных свободных помещениях, комнатах при сельсовете. Десятиклассники занимались даже на колокольне церкви при свете керосиновых ламп. Но никто не жаловался, верили и надеялись на Победу…»
 
 
 
Военные дневники
 
Кроме раненых солдат, в село прибывали эвакуированные – из Москвы, Ленинграда, Киева. Сохранился удивительный дневник актрисы Московского художественного театра, выпускницы Московской консерватории Елены Георгиевны Дуловой, в котором ярко описан военный Багаряк.
 
«Наверное, нашу жизнь в Багаряке можно назвать счастливой. Хотя и голодали, и холодали, и страхов натерпелись, и тяжело болели. Первое время имели хождение деньги и можно было купить молока, стакан меду, яиц, даже немного мяса. Потом начался недолгий период «натурального обмена», когда за что-то прельстительно-городское давали, скажем, трехлитровую банку молока…
 
Село, где мы жили, было большое. На круче — огромная каменная церковь, превращенная в Дом культуры. Под горой холодная и чистая река Багаряк. «Электрификация всей страны» до Багаряка еще не докатилась. Жили с керосиновыми лампами, для экономии старались обходиться коптилками. Операционная военного госпиталя освещалась электричеством «от движка». От движка можно было еще «крутить фильмы», и в селе изредка появлялся разъездной киномеханик с пирамидами блестящих круглых коробок. Но сцена дома культуры освещалась только керосиновыми лампами…»
 
Именно на этой сцене произойдет уникальное для всей округи событие.
 
Карло Гольдони в Багаряке

Елена Дулова просто «горе мыкать» не собиралась – и сразу затеяла много начинаний в доме культуры. Например, создала маленький джазовый ансамбль и открыла кружок вокального искусства. А самое главное – преобразила совершенно самодеятельную театральную труппу, в которой наряду с местными школьниками занимались и эвакуированные. Спектакли и концерты шли постоянно – на сцене дома культуры, в школе-госпитале, в больнице, в окрестных селах.
 
 
А в 1942 году Дулова поставила «Забавный случай» Карло Гольдони и сама сыграла Джанину. «Никто ничего подобного в Багаряке не видел. А эвакуированные москвичи и ленинградцы говорили, что они на три часа забыли о своих горестях и потерях, перенеслись в другую эпоху. Педагоги забросали Елену цветами: ирисами и саранками. Словом, триумф был полный…» После таких событий и силы духа Победа становится неизбежной…
 
Сталинский колхоз
 
Еще накануне войны Багаряк стал районным центром. Село, в котором проживало полторы тысячи жителей, вполне подходило для районных властей – благо, сохранилось много добротных старых зданий, в которых можно было разместиться с комфортом. В послевоенные годы тоже не обошлось без преобразований. В частности, в начале 1950-х годов сразу несколько сел объединились в один большой колхоз имени Сталина с центральной усадьбой в Багаряке.
 
Как и большинство колхозов, багарякские «сталинцы» занимались всем понемногу: вырашивали зерно, овощи, собирали корма, разводили коров, свиней, овец, лошадей. «Для души» несколько лет занимались пчеловодством. В 1959 году район упразднили. Переименовали и колхоз, подобрав более нейтральное название – «Багарякский».
 
 
 
Школа Виктора Зайцева
 
От богатых централизованных советских времен Багаряку досталась просторная современная школа. В годы своего учительства в Каслинском районе, именно с этой школы начиналось мое знакомство с Багаряком. Здесь часто проводились учительские семинары, а школа считалась одной из сильнейших в районе.
 
На такие позиции ее вывел директор Виктор Иванович Зайцев. Не просто вывел, а еще удержал на плаву в «лихие девяностые», когда обвал системы образования шел повсеместно. Помогло приусадебное хозяйство, через которое прошло несколько поколений багарякских школьников, выращивая картошку, свеклу, морковь, капусту, кабачки, ягоды. Следом за урожаем – договора на поставку овощей, обеспеченная на целый год школьная столовая.
 
Кстати, первая оргтехника в школах – те же ксероксы, которые казались в начале 1990-х годов настоящим чудом техники – появилась не по разнарядке министерства образования, а с реализации все той же картошки…
 
Праздники в сосновом бору
 
У каждого села есть, как говорится, «намоленное место». В Багаряке – это стадион в сосновом бору рядом со столетней больницей Смородинцева. Здесь проходят все праздники, сюда собираются на день села.
 
Мне тоже можно сказать: и я там был, мед-пиво пил. В году 1993-94-ом наш сельский клубный ансамбль пел песни на дне рождения Багаряка. Было радостно, весело. Вокруг развернулась бойкая торговля домашней выпечкой и прочими вкусными вещами. К слову, расторопные торговцы именно в тот праздник впервые привезли в сельскую глубинку пиво в жестяных баночках – дорогую диковину по тем временам…
 
 
В.Л.
Категория: По северным селам | Добавил: кузнец (21.10.2015)
Просмотров: 319 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: