Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » По северным селам

Огневское
По северным селам
 
Выезжая из Багаряка в сторону Снежинска – в продолжение путешествия по северным селам – придется, как в сказке, остановиться на перепутье. Прямо поедешь – с "ветерком", благо дорога хорошая (когда-то была), и на трассу М-5 выберешься, не заметив красоты вокруг. Вот именно: не заметив. Стоило ли тогда путешествие затевать? Налево поедешь – попадешь в села на синарских землях, направо – в села на берегах Багаряка и Боевки. Что, собственно, нам и надо.
 
Вот только из Багаряка придется выехать дважды. Ничего. Как говорится, бешеной собаке полста верст – не крюк…
 
Солнечное озеро
 
Южнее Багаряка раскинулось удивительно светлое озеро – Большой Куяш. Оно и вправду мало похоже на своих северных собратьев: пологие песчаные берега, чистый горизонт, никаких неприступных зарослей камыша и кустарников.
 
Зато имя озера так и не подпускает к себе исследователей. Одни слышат в нем пуштунский «родник в каменном месте», другие – угро-финское или марийское слово «мелкий» (кстати, глубина озера от 2 до 4 метров), третьи – башкирский «шалаш», четвертые – распространенное тюркское мужское имя «Коаш»: «солнечный».
 
На последнем мы и остановимся – солнца и света здесь действительно много, и под водой в том числе. Изначально в озере водился золотой карась, затем в течение десятилетий озеро зарыбляли золотистым карпом. Рассказывают, что бывалые рыбаки вытягивали карпов килограммов в восемь.
 
 
 
На косулю и кабанчика
 
Огневские места – не слишком сельскохозяйственные: сказывается песчаная почва. Зато охота здесь знатная – не зря в этим местах не раз останавливался маршал Г.К. Жуков. На озерах гнездится водоплавающая дичь: чирок, кряква, серая утка, красноголовый нырок, лысуха, кулик.
 
В лесных угодьях, которыми владеет одно из известных южноуральских охотхозяйств, помимо лося, зайца, лисицы, рыси главными «героями охоты» стали косуля и кабан. К слову, на территории заказника находится озеро, которое говорит само за себя – Кабанье.
 
Огневская заимка
 
Село Огневское – одно из старинных на Южном Урале, основанное в самом начале в самом начале ХVIII века (1701-1705 годы). Как и многие села, выросло из поселенческих заимок. Скорее всего, один из жителей Багарякской слободы: Огнев – решил подыскать для себя и своей семьи новое место.
 
Заимка быстро разрослась в деревню, деревня – в село. Как свидетельствуют источники, в 1827 году в селе была построена церковь Святого Пророка Илии, в 1841 году - земское училище. В середине позапрошлого века в окрестностях села действовала алебастровая копь, принадлежащая церкви. Кроме того, жители занимались намывкой золота на реке. О добротности села говорит хотя бы то, что в ХIХ веке оно стало центром Огневской волости.
 
В честь Ильи-пророка
 
Ильинский храм в Огнево многие называют удивительным...
Вообще, православный народ пророка Илию почитает особо. Илия является не только предтечей Христа, но и пророком, который первым совершил чудо воскрешения ребенка. Кстати, первый храм в Киеве после крещения Руси тоже посвятили пророку Илии. В Челябинской области три Ильинских церкви: одна – в Троицке, другая – в северном селе Клеопино, и третья – здесь, в Огнево.
 
 
Как и многие сельские храмы, Ильинская церковь поначалу была деревянной. Затем в 1820-х годах ее перестроили. Она вышла богатой, большой, в «петровском стиле» - в виде корабля, парящего над озером, - с тремя пределами и высокой звонницей, которую венчал деревянный шпиль с крестом, покрытым сусальным золотом. Огневский приход тоже оказался немаленьким – в начале ХХ века он насчитывал почти 4 тысячи прихожан.
 
Крест и фрески
 
Судьба Ильинской церкви будет такой же, как и во многих других селах. Вот только за советские атеистические годы она сохранилась лучше, чем другие храмы.
 
Не обошлось и без Божьего наказания. Огневский храм оказался единственным в округе, где сохранился тот самый шпиль с позолоченным крестом. Местные жители рассказывали, что были смельчаки, которые отваживались забраться на шпиль и снять крест, но срывались и разбивались насмерть. Кстати, после того, как однажды ночью со шпиля сорвались два вора, посягнувших на распятие, на окнах церкви появились железные решетки. Увы, человека самого от себя не защитишь.
 
Еще храм поражает тем, что здесь мало пострадали чудесные фрески XIX века, написанные в светлых, солнечных тонах: «Возвращение блудного сына», «Лепта вдовицы», «Добрый Самаритянин» и другие. А вот на картине «Добрый пастырь» лицо Иисуса все в мелких выщерблинах – видимо, убогие любители пневматики тренировались на нем в стрельбе…
 
 
Отзвуки гражданской войны
 
У дороги, что ведет к церкви, стоит старый кирпичный дом с фигурными водосточными трубами, уже местами утраченными. Сегодня это молельный дом, хотя более века назад, в 1905 году, в нем открылась огневская школа – стараниями учительницы и заведующей Марины Елисеевны Чусовитиной.
 
 
Ее судьбу прервет гражданская война. Деятельный и мятежный по духу характер не оставит ее в стороне от революционной бури. С Чусовитиной расправятся колчаковцы. На школьной мемориальной доске написано, что она будет расстреляна в 1918 году. А на могильных плитах на кладбище – что ее белогвардейцы живой бросили в шахту. Здесь же, на кладбище, находится еще несколько могил красноармейцев и первых организаторов Огневского волостного совета.
 
Директор Бердников
 
Еще одно школьное, учительское имя также будет связано с войной – но уже Великой Отечественной. Это имя Степана Александровича Бердникова, возглавлявшего Огневскую школу в 1950-60-х годах.
 
Авторитет его был непререкаем. Коренной огневец, он в 1941 году ушел добровольцем на фронт, участвовал в боях за Красный Лиман, что в Курской области, где был тяжело ранен и попал в плен. «Он трижды бежал из плена и каждый раз был пойман собаками, - напишет позднее о своем наставнике М.Г. Ускова. - После каждого побега его жестоко избивали, он не досчитался десятка зубов, был в кандалах, находился в семи тюрьмах, три месяца в карцере, пока наконец не был брошен в лагерь смерти Бухенвальд».
 
 
Узники вспоминали: «Это невысокого роста коренастый человек с волевым лицом быстро завоевал расположение и доверие нашей группы. Был уполномоченным подпольной организации в малом лагере, куда прибывали все новые и новые транспорты с заключенными. Здесь они проходили невидимый для них фильтр - группа подпольщиков тщательно проверяла вновь прибывших, выявляла провокаторов и изменников, отбирала нужных людей». Позднее эти люди из разных стран, городов и весей будут писать ему в Огнево письма…
 
После войны Степан Александрович вновь вернулся в школу, где стал директором и преподавал историю. Ученики вспоминали, что на его уроки буквально бежали бегом – боже упаси опоздать или не приготовить задание. С.А. Бердников умрет летом 1971 года…
 
Юшково
 
Из Огневского вдоль дороги в сторону поселка Береговой разместилось ныне небольшое село Юшково. Село потому, что в нем в середине XIX века была построена церковь в честь святых бессребреников Косьмы и Дамиана. Церковь была деревянной и… родом из Арамиля. Суть в том, что юшковцы выкупили старый арамильский храм и перевезли его на подводах на новое место. Лишь в 1897 году здесь появится каменная церковь – небольшая, однокупольная, с одним алтарем, совершенно пропавшая в советские времена.
 
А вот главная, и единственная, улица села – Новая – осталась: пусть и со столетними домами. Сюда хорошо приезжать летом. Например, 30 июля. По традиции, в этот день на поляне в конце Новой селяне устраивают свой праздник – День Улицы – с песнями под гармошку до самой полночи.
 
От Юшково дорога берет к югу и стремится к Пороховому озеру. А Синара вверх по течению уходит на север. Это тот «путешествующий» случай, когда за тайной на машине не проедешь…
 
В.Л.
Категория: По северным селам | Добавил: кузнец (21.10.2015)
Просмотров: 123 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: