Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » По северным селам

Багаряк (часть первая)
Рождение слободы
 
Красное место на плавильной речке русские присмотрели давно. Багаряк – старейшее село на Южном Урале, которое появилось за полвека до Челябинска. Как свидетельствует указная память в Тобольской приказной палате об основании Багарякской слободы, это произошло 31 октября 1688 года.
 
«Память» - это особая инструкция, выданная по указу царевны Софьи, разрешающая устройство слободы. «Память» получили драгуны Шадринской слободы Ивашка Кузнец с сыном Данилкой и Катайского острога крестьянин Понкратка Жданов. Имена не случайные – накануне основателями села была составлена подробная челобитная на эти земли.
 
Медная печать
 
Новые слободчики были людьми расторопными и толковыми. Наверняка заручились поддержкой башкир-катайцев – знали, что места здесь не столь уж безлюдны, как казалось на первый взгляд. Еще с середины XVII века по Синаре и Багаряку стали селиться бежавшие из Прикамья башкиры, чуваши, марийцы, мещеряки. Были желающие сменить место жительства и в русских уездах: Тобольском, Тюменском, Верхотурском.
 
Начать жизнь с чистого листа помогла… медная печать, которую выдали слободчикам. Она узаконивала право приглашать крестьян на постоянное поселение, оформлять прописку жителей и таможенные сборы. Кроме того, жители новой слободы на три года освобождались от уплаты податей. Взамен должны были отстроить укрепления, церковь, нести ответственность за сбор оброка, вести наблюдение «за ворами». Часть крестьян, естественно, записали в казаки…
 
Рубленый острог
 
Надо сказать, что слободчики выбрали все же противоречивое место. С одной стороны, это был живописный край с плодородными землями, озерами, богатыми рыбой, лесами, где можно успешно промышлять зверя. С другой, Багарякская слобода находилась в зоне военных набегов, а потому раскинуться «просто так» не получалось.
 
Багарякский острог, 1707 г.
 
Острожный характер Багаряка был неизбежен. На высоком берегу реки возвели деревянную крепость с рублеными стенами и башнями, установили две пушки. Была и большая проезжая четырехугольная башня с чердаком для караула в степь. Также «в систему оборонительных укреплений включались различные постройки: амбары, избы, церковь со звоном, земляные валы, рогатки, надолбы и окружающие рвы».
 
Багарякский куст
 
Слобода росла быстро. При этом «ширился» и ее многоголосый характер, в котором заплетались русские, мишарские, башкирские корни. В 1719 году, согласно первой генеральной ревизии, к Багарякской слободе относились уже 23 деревни. Некоторые из них сохранились до сих пор: Боевское, Ларино, Огневское, Зотино, Шаблиш. К середине XVIII века насчитывалось почти две с половиной тысячи багарякцев.
 
Обид не чинить
 
Разросшийся куст, естественно, не обошелся без земельных споров, да и люди притирались с трудом. Считали себя уязвленными – и по праву – башкиры, считавшие зауральские земли своими искони. К тому же их часто обманывали в вопросах аренды и продажи земель, а «воеводы белого царя» зачастую действовали нахрапом, как слоны в посудной лавке, пренебрегая дипломатией как таковой.
 
Башкирские и мишарские старшины обращались с челобитными – на имя того же Василия Татищева, например. «Мы просим Вашего превосходительства, чтоб Вы соизволили приказать русским людям, которые живут близ наших жилищ, чтоб они обид нам никаких не чинили. А мы, которые к нам русские люди ездят, обид также чинить не будем…»
 
Увы, к концу 1730-х годов пламя башкирского бунта занялось. Летом 1737 года прапорщик Осип Белевцев доносил из Багаряка Татищеву: «Поутру 30 /июня/ приступ чинили они, воры-башкирцы, к Багарякской слободе с боем и стрельбою. Токмо по милости Всемогущего Господа Бога оную Багарякскую слободу от них оберегли. А числом их сколько – познать мне невозможно того ради, что их кругом слободы было немалое число. А по отступке оные башкирцы сожгли деревень немалое число. Також и людей мужеска и женска полу, что побито или в полон взято – о том неизвестно… При мне солдаты – и те все под караулом денно и нощно стоят бессменно…»
 
 
 
Неприятный оброк
 
Кроме противостояния с башкирами, были и другие неприятности. Первая индустриальная волна с ее обустройством железоделательных заводов потребовала сил и средств. Жители Багарякской слободы, в частности, были привлечены к строительству Каменского завода. И хотя пуск его состоялся в 1701 году, работа для крестьян не кончилась – их приписали к заводу, куда приходилось выезжать «отрабатывать оброк».
 
А в 1759 году багарякцы вспыхнули не на шутку, когда их приписали к Сысертскому заводу. «Оброчная повинность» отнимала много времени и сил, отрывала от повседневных сельских забот. Угли недовольства тлели в Багаряке почти четыре года. И не затухли – если судить по тому, что багарякцы, в целом, поддержали войска пугачевских атаманов.
 
Храм Вознесения Господня
 
Времена сплетаются – и не всегда в красивый узор. Прошлое Багаряка заброшено в настоящем. Современные путешественники часто употребляют слово «мрачный», в том числе и полуразрушенному храму Вознесения Господня.
 
 
Его добротные стены, почти метровой толщины, не выдерживают испытания временем. Большие кирпичные своды медленно осыпаются; часть окон в храме заложена, что только усиливает сгустившийся мрак. Сквозь проломы видны еще фрагменты сохранившихся росписей. Специалисты говорят, что храм восстановлению практически не подлежит. Хотя история показывает, что для людей сообща невозможного мало.
 
Как все начиналось
 
В острожной Багарякской слободе во времена Екатерины Великой было два деревянных храма. Один из них в 1797 году снесли «за ветхостью» - как-никак уже целый век прослужил. А второй сгорел в декабре 1817 года – вместе с ним превратились в пепел многие ценные вещи, а также богатый церковный архив.
 
Новую каменную церковь заложили спустя год после пожара. Трехпрестольный храм с колокольней в три яруса «о семи колоколах по ряду» строилась быстро. Уже осенью 1819 года прошли первые богослужения. Церковь обустраивали всем миром, и на это ушло несколько десятилетий. Только иконостас в главном храме «потянул» на 12 тысяч рублей – значительные деньги по меркам середины XIX века. Храм несколько раз перестраивали, словно доводя до совершенства. Поэтому последний, северный придел был освещен только в 1899 году.
 
Вокруг храма разместились два деревянных дома для священников, деревянный дом-квартира для просвирни, деревянное здание церковно-приходской школы. Как и в других селах, храм стал центром духовной жизни села. Из прихожан избирался церковный староста и церковный совет, которые следили за нравственным воспитанием людей и вместе со священниками укрепляли в вере.
 
По быту и приход
 
Багарякский приход не был ни бедным, ни богатым, да и само село на фоне других казалось крепким середнячком. Поэтому в описаниях XIX века авторы, «разочарованные отсутствием чего-нибудь особенного», писали, что «несмотря на благоприятные условия ведения сельского хозяйства, экономическое благополучие прихода незавидное. В глаза бросается бедность и нужда, чем довольство и достаток. Много домохозяев, имеющих из рабочего домашнего скота одну лошадь и корову. Немало и таких, у которых кроме жилья, кое-как сколоченного, за душой нет ничего. Грамотных в приходе немного из-за недостатка мест в школах…»
 
Следом упоминается, что в храмовые праздники, когда в село приезжает много родственников и знакомых, «угощение водкой не всегда бывает в меру», а «любители выпить кончают праздник полнейшим разгулом». Впрочем, водкой, равно как и суевериями, в России трудно кого-либо удивить…
 
По народным традициям
 
От Багаряка, где в силу переплетения различных национальных культур, трудно, да и не нужно, требовать «единства веры». Рудименты языческих представлений, народные традиции в укладе – все это вещи естественные.
 
Например, в следующий после Троицы Духов день никто в Багаряке не копал землю – ее считали «именинницей» и не пытались тревожить. На день святых мучеников Флора и Лавра приходился праздник скота – соответственно, в этот день лошадей не запрягали. Верили и в «мелких бесов» - например, в банника, который в бане грохочет тазами и шуршит сухими березовыми вениками. С позапрошлого века идет традиция с большим усердием проводить родительскую субботу, да и на похоронах сохранился обычай причитать в голос над телом умершего.
 
Что же до всевозможных сказаний, преданий – то их тоже хватает…
 
Чудь белоглазая
 
- Наверное, каждый второй в Багаряке знает поверье об удивительном народе, жившем в незапамятные времена в этом крае, - рассказывает в журнале «Вокруг света» Елена Беляева. - Назывался он чудью белоглазой. Те чудины темны лицом, но красивы и статны и, говорят, знали тайные науки. Да только стали в тех краях расти белые березы, что, согласно древнему предсказанию, означало скорый приход сюда «белого царя», который подчинит себе Урал и уничтожит чудь.
 
Так и вышло – в конце XVI века появились здесь русские первопроходцы. Чтобы не встретиться с чужаками, вырыли чудины пещеры, сделали крыши на столбах, насыпали сверху земли и камней, а потом столбы подрубили и заживо погребли себя под землей. Курганы и городища, насыпи и могильники, разбросанные по всему Уралу, считаются теми местами, откуда чудь ушла в пещерную глубь.
 
С тех пор стала чудь хранителем несметных сокровищ, которые таятся в уральских краях. Не удивительно, что многие наши современники пытались и пытаются открыть чудские тайники.
 
 
 
Золотая баба
 
Еще одна легенда пришла в Багаряк из соседнего Пермского края – о Золотой бабе, которую древние люди утеряли где-то в уральских пещерах и болотах. Это был языческий идол в виде старухи с ребенком на руках, сделанный из чистого золота.
 
Найти мифического истукана пытались многие, но безуспешно. От вятских до обдорских земель считалось, что к Золотой бабе нельзя приближаться. А если даже проходишь мимо, то нужно сделать приношение – любое: от ценного дара до обычного клока шерстины с одежды.
 
Кстати, поговаривают, что Золотую бабу следует искать в глухих и мрачноватых болотинах и лесах вокруг озера Шаблиш…
 
Багарякская волость
 
Реальность редко бывает благосклонной к истории. К Багаряку это имеет самое прямое отношение. В селе сохранилось более 150 исторических зданий, и многие из них повторяют судьбу Вознесенской церкви.
 
Вокруг нее с середины XIX века жизнь бурлила по-настоящему. Село стало административным центром Багарякской волости. Зимой через село вереницей проходили обозы с товарами – челябинские, каслинские, кыштымские купцы везли товары на знаменитую Ирбитскую ярмарку. Свой «торжок» с прилавками и навесами появился и на церковной площади. Вокруг нее по периметру стали расти купеческие дома. Затем появятся и земские здания, первым из которых стало начальное училище.
 
Земская управа
 
Характер и значимость села, естественно, определялись «степенью зажиточности». Еще с екатерининских времен своеобразным мерилом являлось наличие каменных публичных зданий, о чем даже был подписан царский указ. Поэтому выстроить в Багаряке каменную земскую управу было, как говорится, делом статусным.
 
Сказано – сделано, и на берегу реки появился двухэтажный «административный особняк», с одной стороны выходивший окнами на Вознесенскую площадь, а с другой – на реку. Багарякцы не стали «мудрствовать лукаво» и выполнили фасады здания в скромной, даже простодушной манере, ограничившись оконными «бровками» и венчающими карнизами.
 
Здание земской управы
 
Как пишут исследователи, это лишило здание представительности и монументальности. Зато все было функционально. Рядом с управой располагались складские помещения, конюшня, а на краю оврага примостилась одноэтажная пожарная каланча.
 
Остатки государственного банка
 
О торговом достатке Багаряка свидетельствуют величественные двухэтажные руины из красного кирпича. До революции это здание принадлежало государственному Крестьянскому банку (как и сегодня, банки могли позволить себе строительную роскошь). В советские годы здесь размещался клуб – причем, размещался с большим комфортом: не каждый провинциальный город мог похвастаться таким зданием.
 
 
К сожалению, в наши пореформенные годы клуб сгорел подчистую – осталась только кирпичная кладка. В Багаряке, кстати, рассказывают, что «кто-то из челябинских олигархов имел виды на банковские стены, собирался вложить средства, отдать селу сколько-то квадратных метров площади, а на остальных расположиться сам. Посмотрел, оценил размеры вложений и, судя по всему, передумал…»
 
Категория: По северным селам | Добавил: кузнец (21.10.2015)
Просмотров: 419 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: