Главная » Статьи » Человек из банка

ВЕРА ЧИРКОВА - (1)

*   *   *

В массовом сознании, едва речь заходит о Центральном банке, сразу возникает образ, бюрократической  структуры, далекой от нужд обыкновенного человека, который чаще всего даже не ведает, что Центральный банк это часть двухуровневой банковской системы. Схематично  в  учебниках она рисуется просто: под прямоугольником Центрального банка находятся банки коммерческие. Немногие знают и могут поместить Банк России  в центр единой банковской окружности,  к которому тянутся многочисленные, но прочные нити денежных потоков, связывающие  банки  и «Банк банков», как еще образно называют Центральный банк Российской Федерации (Банк России).

Хорошо это познается на региональном уровне, где территориальное подразделение Банка России является органом ответственным за организацию и обеспечение  денежного обращения (наличного и безналичного) во всем хозяйстве,  за  устойчивость функционирования банковского сектора, порядок и законность. Ведь в денежной сфере коммерческий интерес и риск должны быть уравновешены разумностью. Без надзора со стороны Центрального Банка в интересах общества и государства здесь не обойтись: мировая практика доказала.

Это также место, куда кредитные организации, их клиенты, граждане могут обратиться по любым волнующим их вопросам банковской деятельности. А это, согласитесь, уже не мало. Может быть, именно поэтому эксперты, когда говорят о Челябинской области как о регионе со сложной структурой, представленной крупными, средними и малыми банками, их многочисленными подразделениями, непременно ссылаются на профессионализм специалистов Банка России и опыт Веры Федоровны Чирковой, которая возглавляет региональное управление уже два десятилетия…

 

Вера Федоровна Чиркова

РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА

 Она родилась в самом начале весны, в марте 1949 года – в небольшой удмуртской деревне под названием Кокляшур.  Если его переводить с удмуртского – «избушка лесного духа на берегу речки». Вот только ничего сказочного не осталось: этой деревни, как и многих других, уже давно нет на карте.

1950-е годы стали временем «крестьянского исхода»: в большие города и поселки за работой и лучшей жизнью, от полуголодного существования и постоянных «правительственных ограничений», когда по крестьянским дворам с пристрастием пересчитывали кур, гусей, свиней и коров – не приведи Бог, если свыше…

Родителям В.Ф.Чирковой – Федору Васильевичу и Ксении Петровне – тоже пришлось сделать такой выбор. Семья была большой: семеро детей, и всех нужно было ставить на ноги. На новом месте, в большом поселке Игра, устроились сносно, прижились. Федор Васильевич прошел и войну, и нужду; хорошо знал цену жизни и ремесла – он был кузнецом, человеком востребованным.

Он любил порядок и чтобы все было «ладно». Не только в кузнице, но и в домашнем хозяйстве. А хозяйство семьи было большое. И дом строили, и косили, и огороды копали, и урожай собирали. Много трудились.

Эта еще одна сторона жизни людей послевоенного времени, в котором у рядовой советской семьи не было отдыха в привычном, нынешнем понимании. И когда говорят, что послевоенное поколение не боялось никакой работы, - это истина. В то скудное и голодное время приусадебное хозяйство, корова и домашний скот были гарантией сытой жизни.

Послевоенные дети не боялись и стремились учиться. Вообще, в годы лишений, нехватки всего и вся в детях просыпался особый интерес и азарт к учебе – школьный мир, новые знания. Компенсировали скудость текущего быта книги, воображение…

- До сего дня остались в памяти удивительные школьные мелочи: пение в хоре под баян; театральный кукольный кружок, где дети сами делали из папье-маше кукол, писали сценарий и окунались с их героями в другой, сказочный и радостный мир, - вспоминает В.Ф. Чиркова.

- В школе был педагог с большой буквы, Раиса Георгиевна Васильева, учитель русского языка и литературы. Добрейшая душа, интереснейший человек. Она пробудила уважение к языку, грамотности в письме и речи. Ох, как пригодилось это в работе. Жаль, что сегодня нашим детям любовь к русскому языку и русской культуре не прививаются: ведь они и формируют особое мышление и русский дух, его силу. Маловато его сегодня.

- Для нашего учителя не считалось зазорным, к примеру, пригласить детей целого класса к себе домой, хотя дома – своих шесть. Пусть общаются, творят и радуются; ей хватало на всех внимания и теплоты.

С учительницей русского языка и литературы Раисой Георгиевной Васильевой и одноклассницами, 1963 г.

Такой образ жизни детей формировал многие навыки и расширял интересы. Поэтому с выбором профессии выпускнице школы Вере Чирковой пришлось оказаться на перепутье, как, впрочем, и любому другому выпускнику. Осознанный и целенаправленный выбор делают лишь единицы. Большинство идет по стопам родителей, или по совету старших братьев и сестер, или за компанию со школьными друзьями. В любом случае – доверяя судьбе.

Так и вышло: вместе с двумя своими одноклассницами в 1965 г. вчерашняя выпускница школы Вера Чиркова поднялась по большой парадной лестнице к четырем колоннам центрального входа Казанского финансово-экономического института. Эта знаменитая лестница казалась символичной для многих, вела к настоящей взрослой жизни. Но на тот момент будущее в области финансов и банковского дела было для первокурсницы весьма туманным…

 НА ЮЖНОУРАЛЬСКИХ ПРОСТОРАХ

 Каждая эпоха имеет свой особый колорит. Годы 70-е в СССР не зря называют временем капиталовложений – в производство, строительство, социальную сферу. Страна мечтала, стремилась и в ряде областей имела великие достижения: в космосе, в военно-промышленном комплексе, культуре.

Студенческое время пролетело быстро. Выпускнице института повезло с распределением – в 1970 году ей выпал Челябинск. С Казанью не хотелось расставаться, но уезжать было нужно. Пришла пора работать. Время покажет, что «распределительный билет» окажется судьбоносным.

Город сразу понравился. Понравилась и контора Государственного банка на пропитанной теплым летним солнцем площади Революции. Остаться в Челябинске очень хотелось. Но начинать работу пришлось в другом месте – в Южноуральске, в отделении, куда молодого специалиста направил управляющий Михаил Иванович Братишкин. Он знал, с чего нужно начинать банковскую деятельность…

Южноуральск – молодой город Челябинской области. Он был на пике своей юности, строился и развивался, заявлял о себе такими предприятиями как Южноуральская ГРЭС, арматурно-изоляторный завод и завод «Кристалл». По всему городу высились строительные краны, росли жилые кварталы. Это, действительно, был подарок судьбы – увидеть, как расширяется город. Банковское дело на такой «богатой» почве постигалось быстро.

 В планово-распределительной системе советского хозяйства банк очень тесно работал с основными государственными структурами, находившимися в области. Через конторы Госбанка шло бюджетное финансирование и кредитование предприятий, здесь аккумулировалась полученная выручка всех отраслей хозяйства. При тех темпах, какими развивался Южноуральск, служба кредитным инспектором вполне могла считаться год за три: окунала во все вопросы экономики и жизни.

Приходилось вникать и в производственные дела, планы, следить за выполнением  разных экономических нормативов, сметными расходами и т.д. Для банковского контроля и  кредитования бухгалтерских и экономических знаний было недостаточно. Чтобы проследить за разумным  расходованием средств, требовалось понимание технологических процессов в отрасли. В те времена в институте пусть ознакомительно, но все-таки изучали технологию различных производств. И это  позже помогало общаться с производственниками всех областей хозяйства.

Обычной практикой тогда были визиты в банк директоров предприятий. Этого требовали  производственные планы по расширению производства, необходимость дополнительных финансовых вложений в предприятия, в кредите.  Но и банк, в свою очередь,  по документам и на месте проверял все финансовые резервы предприятия. И если их действительно не хватало, поддерживал ходатайство на предоставление кредита в соответствующее Министерство и Государственный банк. Естественно, банковские служащие, курировавшие тот или иной сектор, были ориентированы именно на решение задач роста производства, его поддержку.

В советской эпохе было достаточно много положительного в организации экономической жизни. К примеру, четко было налажено взаимодействие между ведомствами. Система планирования давала определенную стабильность и предсказуемость в действиях. Безусловно, работа в отделениях Госбанка СССР очень быстро дисциплинировала человека, учила понимать основы организации  и приоритеты направления средств в экономику. Кстати, сегодня элементы прежних плановых подходов отчасти возвращаются.

 Облегчало задачу контроля то обстоятельство, что у любого предприятия был один расчетный счет,  а расчеты с контрагентами велись только безналичным путем. Банкир четко видел, что происходит на предприятии, откуда приходят и куда направляются средства. Регулярно, выходя на место к заемщику, проверял достоверность баланса, наличие запасов ценностей,  их соответствие нормативам, интересовался любыми вопросами его деятельности. Секретов и коммерческой тайны от банка тогда не было.  Клиенты банку были открыты,  а бухгалтерские отчеты представляли ежемесячно

Вся эта разноплановая работа быстро формировала профессиональный кругозор, самостоятельность у кредитного инспектора.

 ЧЕЛЯБИНСК ПРИНЯЛ

 Молодой банковский специалист, но уже с опытом кредитной работы в отделении банка, не остался незамеченным: Веру Чиркову пригласили в Челябинск, в областную контору Госбанка. Она работала сначала простым экономистом, затем старшим,  заместителем начальника планово-экономического отдела. В ее послужном списке есть руководство кредитным отделом и должность заместителя управляющего отделением Госбанка СССР.

Тем не менее,  судьба сделает и  «внебанковский» поворот – в 1984 году В.Ф. Чиркова перейдет в финансовую службу Челябинского электролитно-цинкового завода.

Она попала в самый разгар реконструкции, реализации   заводом  масштабного проекта. Время  запомнилось напряженной работой, общением с высокообразованными инженерами, производственниками, замечательными людьми. Там тоже был получен богатейший  профессиональный и жизненный опыт.

В 1988 году В.Ф. Чиркова снова возвращается в систему Госбанка. Это было переломное время, период реорганизации всей советской банковской системы и создания отраслевых банков,  время становления Государственного банка в его новой роли. Приглашение Сергея Павловича Пискунова, тогдашнего руководителя конторы Госбанка в Челябинской области, она приняла с интересом.

 

С коллегами по работе в планово-экономическом отделе Челябинской областной конторы Госбанка. 1975 г.

МИР НАДВОЕ

 В перестроечной и пореформенной России  жизнь менялась стремительно, банки - тоже.

Первый «разлом» произошел изнутри самой банковской системы. В конце 80-х и начале 90-х годов стояла задача ликвидировать монополизм в банковском деле: вначале Госбанка и Стройбанка, а затем и созданных  на их основе (в 1988 году)  государственных спецбанков.

Потому  вскоре наступил второй разлом, когда начали регистрироваться частные коммерческие банки. Это были  уже паевые банки, сформированные за счет коммерческого паевого капитала и средств физических лиц.

Уже в 1990 году были зарегистрированы «Индустриальный коммерческий банк» с 30 филиалами, «Челябинвестбанк» с 3 филиалами и «Челябкомзембанк» с 20 филиалами, а также банки «Синтез», «Миасс», «Златкомбанк», «Дорожник» и «Мечел». Всего в Челябинской области в 1988-1996 годах был открыт 21 самостоятельный банк. Развивалась и сеть банков с других территорий, в основном московских, в том числе таких, как «Инкомбанк» (было открыто 2 филиала), «СбС–АГРО» (2 филиала) и Коммерческого банка «Российский кредит». Баланс каждого из них имел величину, превышающую баланс  всех региональных банков вместе взятых.  Позже  проблемы именно этих банков станут причиной системного кризиса, принесут большие потери хозяйству области и населению.

В 1990 году Челябинское областное управление Госбанка СССР было реорганизовано в Главное управление Госбанка РСФСР по Челябинской области, а в 1991 году – в Главное управление Центрального банка Российской Федерации  по Челябинской области.

Возникновение в стране новых отношений требовало их законодательного оформления и в банковской сфере, в том числе пересмотра статуса Центрального банка, создания принципиально новой расчетной системы в государстве.

Время раздела Госбанка в конце 1980-х годов оказалось самым тяжелым. Госбанк словно ушел в тень. Законодательно, особенно на региональном уровне, его роль была прописана не сразу.  Он не обслуживал хозяйство,  работал только со спецбанками и бюджетом: обеспечивал их  наличными деньгами для нужд всего хозяйства; подпитывал кредитами  для целевой поддержки сельского хозяйства, промышленности; организовывал и вел расчеты. Поэтому внешне его работа не была так заметна для общественности, да и властей тоже. Но главное,  на этом этапе реорганизации банковской системы оставалась должным образом непродуманной система межбанковских расчетов.  И вскоре это вылилось в огромную проблему: платежи просто перестали доходить до получателя. В Москве скопились «горы» мешков с банковскими расчетными документами – система была почти парализована. Лишь приход В.В. Геращенко в 1992 году на должность председателя Центрального банка смог выправить ситуацию.

Виктор Владимирович сам вспоминал это время: «Положение в Центральном банке было плачевное, страшно запутан учет... В этом ералаше появились и фальшивые авизо, которые получили название «чеченских».

Кстати, в Челябинском управлении эти авизо запомнились надолго. Были не единственными случаи, когда платежные требования предъявляли в банк для списания средств со счетов предприятий совершенно странные личности. Их поведение и настойчивые, жесткие требования обеспечить немедленную оплату вызывали вопросы и сомнение в подлинности  документов. Сотрудники  управления должны были распознать такие документы и не допустить их оплаты со счетов банков. Чаще это удавалось.

- Виктор Владимирович тогда поступил единственно верно, так нам виделась эта ситуация «снизу», из региона, - вспоминает В.Ф. Чиркова. – Прежде всего, волевым решением отменил нарочную доставку авизо. Затем собрал людей с регионов на расчистку «завалов», обеспечил быстрый выпуск нормативных документов по расчетам и поставил задачу открыть в каждом районном центре подразделение Банка России. Эти меры и легли в основу функционирования расчетной сети Банка России и кредитных организаций, обеспечили в стране нормальные расчеты.

За короткий период (всего один год) на территории области было открыто 26 расчетно-кассовых центров, которые обеспечивали выпуск наличных денег в обращение, их изъятие через банки, а также проведение безналичных межбанковских расчетов через открытые банкам в Центральном банке счета. Позже, по мере внедрения   электронных технологий межбанковских расчетов,  сеть расчетно-кассовых центров была сокращена более чем в 2 раза.

Сердцем расчетной системы, а в последующем электронных платежей стал Региональный центр информатизации, входивший в структуру Главного управления. Он обеспечивал в области не только быстрое и бесперебойное осуществление расчетов, в том числе в банках, но и оперативное получение и обработку их отчетности.

Все это «оформлялось в систему» на фоне еще одного политического разлома – регионального…

 ВРЕМЯ СЕРГЕЯ ПИСКУНОВА

 Политические катаклизмы, которые, начиная с «путчистского» августа 1991 года шли один за другим, многих выбивали из колеи. Естественно, не обошли они стороной и Челябинскую область.

Власть в Челябинской области «раздвоилась» еще в конце 1991 года. Тогда  главой области был избран бывший Председателем областного Совета народных депутатов Петр Иванович  Сумин,  а центральная власть несколько месяцев не высказывала своего отношения к результатам этих выборов. Истина региональными политиками выяснялась в судебных инстанциях, долго не было определенности. Это и вызвало трудности с передачей власти и полномочий, привело к её раздвоению, созданию двух центров управления бюджетом области.

О двоевластии в Челябинской области газеты писали много и охотно. Была введена даже рубрика «Хроника двоевластия» - благо, поводов для журналистских материалов оказалось с избытком.

- Этот период для всех оказался крайне напряженным, даже если приходилось быть «на вторых ролях», - рассказывает В.Ф. Чиркова. – Особенно трудно пришлось Сергею Павловичу Пискунову, тогдашнему руководителю  управления Банка России по Челябинской области, который невольно оказался в «политических тисках» и законодательной неопределенности.

Сергей Павлович Пискунов, первый начальник Главного управления Банка России по Челябинской области (с 1991 по 1993 гг.)

На тот момент он был далеко не новичком в банковской системе. За плечами более тридцати лет работы: сначала в Пермской областной конторе Госбанка, затем, с 1971 года, в Челябинской – в должности заместителя управляющего. С.П. Пискунов курировал  работу банка с промышленностью, занимался вопросами  кредитования, прекрасно знал многих директоров предприятий. Вот только предположить, что весьма далекий от политической борьбы банковский сектор окажется на самом ее пике,  никто не мог.

Разделение властей, раздвоение административных функций, постоянные политические баталии, можно сказать, «врывались» в стены банка. Суть в том, что на счетах в  Главном управлении Банка России размещались бюджетные средства области. Ими должен распоряжаться Глава области. Какой: действующий, вновь избранный? В условиях «двоевластия»  вопрос этот перешел в политическую  и правовую плоскости.

- Что было делать в такой ситуации? – вспоминает В.Ф. Чиркова. – До появления Указа Президента не было никакой ясности: не поставлены точки в назначении на высшие должности в регионе. Каждая из сторон  считала себя правой: одна - подкрепленная решением суда, другая – отсутствием решения Президента. В кабинете у Сергея Павловича «сходились», как на дуэли, руководители-финансисты: Виктор Николаевич Молодецкий, Александр Евгеньевич Прокин, Альфред Галимович Галимов. Искали выход. С.П. Пискунов старался снизить «градус напряжения». Отчасти, в этом помогал характер: неконфликтный, выдержанный, что позволяло выслушивать стороны и действовать осторожно. Было у него и отличное чувство юмора, которое тоже разряжало атмосферу. И все же… Этот политический прессинг обойдется Сергею Павловичу слишком дорого. В апреле 1993 года сердце его не выдержит напряжения…

После него Главное управление возглавил С.А. Даниленко.

Принципиально решить проблему можно было только в Москве. Из Челябинска одно за другим уходили письма к руководителям государства и Центрального банка.

А в это время в области дело дошло до того, что в ней параллельно действующему финансовому управлению было создано еще одно. Начал формироваться его аппарат, который убедил С.А. Даниленко дать разрешение на открытие счета новому финансовому управлению в территориальном учреждении Центрального банка.  И бюджетные потоки пошли по «политическому» признаку. Впоследствии столь смелый шаг стоил С. А. Даниленко должности.

В это время, думается, все действовали во благо общества. Однако в результате противостояние политических сил еще более обострилось.

Возможно, на тот момент по-другому поступить было нельзя, правильного выхода не существовало… Полностью ситуацию разрешил Указ Президента, подтвердивший полномочия действовавшего Губернатора.

читать дальше


Категория: Человек из банка | Добавил: кузнец (08.11.2013)
Просмотров: 728 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: