Главная » Статьи » Человек из банка

ВЕРА ЧИРКОВА - (2)

БЕЗУМНЫЙ ГОД

 Осень 1993 года окажется для В.Ф. Чирковой самой сложной. Ей предложили должность начальника Главного управления.

Согласия долго не давала: пугал масштаб ответственности,  да и опыта управления большим коллективом было маловато. Все решил звонок из Москвы поздним вечером от заместителя председателя Банка России, разговор с которым закончился фразой:

- Если Вы не согласны возглавить главк,  тогда мы пришлем  в область  человека из другого региона…

Надо было принимать решение. И она его приняла. Все-таки знала хорошо коллектив главка,  рассчитывала на коллег. Надеялась, трудолюбие, настойчивость в достижении цели помогут.

Вера Федоровна принимала Главное управление ЦБ России по Челябинской области в совершенно «безумной макроэкономической обстановке». Сложно представить, как на территории области нужно «проводить государственную денежную и кредитную политику, направленную на защиту и обеспечение устойчивости рубля», если он стремительно обесценивался. Страна входила в период галопирующей инфляции.

Так, лишь за 1993 год потребительские цены на продукты питания выросли в среднем в 10 раз: на хлеб и молоко – в 12 раз, на овощи и фрукты – в 19-25 раз. Рост цен на медикаменты составил 5434,1 процента, ценники на одежду и трикотаж поднялись в 18 раз, на обувь и игрушки – в 15 раз. Цены и тарифы на платные услуги населению выросли в 48 раз, на жилищно-коммунальные услуги – в 60 раз. Если в 1990 году ежемесячный доход в расчете на одного жителя составлял 207 рублей, то уже в 1992 году – 4102 рублей, а в 1993 году – 42599 рублей.

Также стремительно менялись параметры бюджетных назначений. Тот же А.Г. Галимов вспоминал, что в итоге пришлось перейти к утверждению бюджета области не на год, а на каждый квартал в отдельности.

Как отмечают исследователи, нерегулируемый в тот период отпуск цен обусловил «вымывание» оборотных средств предприятий, их неплатежи поставщикам, бюджету, банкам и, как следствие, падение производства и дефицит бюджета. Стремительный рост инфляции оказал влияние на повышение стоимости ресурсов в банках. Так, только учетные ставки Центрального банка увеличились за три года (с 1992 по 1994 годы) в 19 раз и поднялись до 210 процентов годовых.

Все это срочно требовало увеличения безналичной и наличной денежной массы, чего невозможно было обеспечить без кредитной эмиссии Банка России. Однако и она не  могла угнаться за ценами. Создался огромный дисбаланс в экономике.

Банк России не успевал обеспечивать регионы и наличными деньгами: их везли самолетами, поездами. Распоряжения на распределение денег рассматривались в кабинетах руководителей области: допустить социальный взрыв ещё и из-за невыплат зарплат - было бы слишком.

Шоковым мероприятием  стало и   изъятие Банком России из оборота в сжатые сроки  (с 27 июля по 1 сентября 1993 года) денежных  билетов и банкнот образца 1961-1992 годов.  Условия обмена были жесткими, но это было требование времени: Россия нуждалась в своих денежных знаках. Практически за один месяц в области было обменено денежных билетов, выведенных из обращения,   в объеме, превышающем обычные месячные показатели более чем в 10 раз. Обеспечен этот обмен ценой больших усилий. Нагрузка на аппарат кассовых работников расчетно-кассовых центров оказалась столь велика, что им приходилось работать без выходных и по ночам.

Впрочем, когда в конце сентября 1993 года в Москве раздались первые выстрелы, а в ночь с 3 на 4 октября перед зданием Верховного Совета появились танки, стало не до денег – на глазах всего мира умирала прежняя «советская Россия» и завершалась целая эпоха. Новую историю теперь приходилось писать с чистого листа…

  РАБОТА И ЕЁ РЕЗУЛЬТАТ

 Известно, что работа лечит… В лечении тогда нуждались все: политические и экономические потрясения переживали в регионах особенно тяжело. Да, подобно монете, жизнь в пореформенной России имела две стороны. С одной, люди и предприятия  выживали, предоставленные большей частью сами себе. С другой, время оказалось необычайно разнообразным, интересным, аккумулировало и стимулировало деловую энергию, которую высвободила рыночная  предпринимательская эпоха.

Задаваться вопросами оправданности реформ в экономическом хаосе было некогда, обстановка требовала разумных действий. С 1992 года стал  формироваться надзор за деятельностью банков, началась работа по их акционированию.

- Надо сказать, что банковское сообщество подталкивали к этому процессу «сверху». В стране необходимо было разворачивать рынок ценных бумаг и формировать класс собственников. Как могли, мы банкам в этом помогали; и мы, и банки учились «на ходу»,  - рассказывает В.Ф. Чиркова. 

Процесс акционирования в Челябинской области растянулся на несколько лет. Первыми в 1992 году преобразовались в акционерные общества «Челиндбанк» и «Челябинвестбанк».

К концу 2001 года собственниками региональных банков стали по преимуществу физические лица - более 99 %. А количество акционеров приблизилось к 130 тысячам.

Сложным для банков оказался 2004 год. Он хорошо запомнился. Это был год вступления кредитных организаций  в систему государственного страхования вкладов физических лиц. Принятый в декабре 2003 года закон волновал не только банковские круги, но и общественность. Все опасались высоких требований к устойчивости банков, предъявленных этим  законом. В прессе публиковалось много материалов и высказываний, в том числе и представителей банков, о трудностях вступления в систему страхования на этих условиях. Особенно много «кивков» было в адрес региональных банков. Однако на всем протяжении современной истории «регионалы» не так часто подводили (в том числе в кризисные моменты) своих клиентов.

Ещё до выхода этого закона и нормативной базы  и в Главном управлении, и в банках области развернулась работа по оценке деятельности по этим высоким критериям на основании проектов документов. В результате были выявлены слабые места в организации работы, вовремя  приняты корректирующие меры.

И на удивление всей российской общественности именно региональные челябинские банки первыми  в сентябре 2004 года получили «мандат» на вхождение в систему страхования: под №1 ОАО «Челиндбанк» (Генеральный директор М.И. Братишкин); под №2 «КУБ» ОАО (Председатель правления А.Э.Грабовский); под №3 ОАО «Челябинвестбанк» (Председатель Правления  В.Г. Назарец).

Чуть позже, 18 октября 2004 года, в Челябинскую область прибыл А.В. Турбанов – руководитель Агентства по страхованию вкладов. Он встречался с представителями Главного управления, работавшими с банками по проблеме страхования, с банкирами и с общественностью. Да, Челябинская область стартовала в этом вопросе первой. В этом заслуга и руководителей  банков, первыми вошедших в систему страхования, и Главного управления, которые тесно взаимодействуя, интенсивно работали и добились необходимого результата.

Генеральный директор ГК "Агенство по страхованию вкладов" А.В. Турбанов и В.Ф. Чиркова с коллегами по работе после обсуждения проблем страхования

Вера Федоровна вспоминает, что проблем в нестабильной экономике было много. Поэтому отрабатывались и другие новые  задачи, например, организация рефинансирования (кредитования) коммерческих банков.

 Первоначально порядок рефинансирования был прямым и целевым. Центральный банк через Главное управление предоставлял  централизованные кредиты для поддержки коммерческими банками предприятий машиностроения, металлургии, легкой, пищевой и угольной промышленности, электроэнергетики, сельского хозяйства, транспорта, торговли, строительства и даже фермеров. Он понимал, что это важно для государства и  разделял с банками риски невозврата заемщиками кредитов. Но  это было временным решением. При двухуровневой банковской системе Центральный банк - это кредитор банков, а не прямой участник сделок по коммерческим кредитам.

С середины 90-х годов рефинансирование  получали в основном крупные  банки, допущенные на рынок  государственных ценных бумаг, под их залог.  В последующем спектр инструментов рефинансирования расширился, кредиты стали доступны для всех устойчивых  региональных кредитных организаций.  Это позволило банкам эффективно использовать свои средства для вложений в кредиты и другие активы, а для осуществления расчетов клиентов привлекать средства Банка России.

 Позже, накануне финансового кризиса 2008 года, Главное управление  отработает с каждым региональным банком вопрос рефинансирования под обеспечение  требований по выданным банками кредитам. Эта   мера, конечно же, помогла стабилизировать финансовый рынок и не допустить паники и кризиса платежеспособности банков, как это было в августе 1998 года.  Некоторые  региональные банки получили и беззалоговые кредиты, предложенные в качестве резервной поддержки, но она им не потребовалась.

Кроме того, в  острую фазу кризиса (август-сентябрь 2008 года), когда опустели счета предприятий, беспокойно вели себя вкладчики, отток ресурсной базы банковского сектора области был существенным, большое  значение  имела  и активная работа Главного управления  и руководителей банков с  обращениями клиентов,  а также со средствами массовой информации. Она   позволяла формировать   объективную картину ситуации в экономике и не усугублять имеющиеся  негативные тенденции.

Успокоить и мобилизовать силы и средства на разрешение финансовых и производственных проблем очень помогли органы власти. А кредитная поддержка банков была предметом еженедельного рассмотрения у Губернатора области П.И. Сумина.

Кризис 2008-2009 годов банковская система Южного Урала прошла, продемонстрировав достаточную устойчивость, хотя для ряда банков других регионов, работавших в нашей области, последствия кризиса были разрушительными.

 После новогодних праздников, в январе 2009 года, руководство Банка России было  проинформировано, что все механизмы рефинансирования использованы максимально для решения проблем межбанковских расчетов и недопущения неплатежей банков. Их своевременное  применение позволило банкам воздержаться от требования к своим заемщикам досрочно возвратить кредиты, помогло пролонгировать кредиты  многим предприятиям реального сектора. Большинство банков, работающих в регионе, максимально мобилизуя и свои ресурсы, в этот сложный период смогли кредитами поддержать предприятия основных отраслей хозяйства области и малый бизнес.

В целом, это свидетельствовало о том, что банковская система повзрослела,  большинство банков, грамотно работая с клиентами, преодолели очередные испытания без серьезных потерь. В этом заслуга регулятора, надзорного органа, руководителей и ответственных собственников банков.

 

П.И. Сумин, губернатор Челябинской области, и В.Ф. Чиркова на вручении знака отличия "За заслуги перед Челябинской областью, 2008 г.

ОТОЗВАТЬ ЛИЦЕНЗИЮ ВОВРЕМЯ

 Впрочем, опыт профессиональной работы в обновленной  банковской системе появился далеко не сразу и не у всех. К нему шли методом проб и ошибок. Выживали, как правило, лишь те банки, чьи руководители и сотрудники знали либо стремились познать основы, правила и специфику банковского дела. Люди со стороны «удерживались»  в банковской системе не столь часто. А приходили в неё врачи и учителя,  инженеры и научные работники,  милиционеры и работники торговли.

Возвращаясь к прошлому, скажем, что в 1990-е годы по стране прокатились две своеобразных банковских волны.

Первая (в самом начале пореформенных лет) ознаменовала собой бурный рост коммерческих банков. Этому способствовали минимальные требования к  уставному  капиталу и количеству разрешительных документов, а также к образованию и опыту работы руководителей.

Результат - кредитные организации, имевшие недостаточный уровень профессионализма и управления, не смогли грамотно выстроить политику вложений средств банка,   своевременно отреагировать на трудности клиентов. Более того, в этот исторический отрезок времени экономика начала интенсивно криминализироваться, мошенничество и вывод средств из банков позволили себе некоторые из их собственников и управленцев. Возникла проблема возврата большого объема выданных кредитов. Все это вызвало серию банкротств кредитных организаций: в 1995-1997 годах лицензии были отозваны у 6 банков области (магнитогорского «Уникала», челябинских «Ротор-банка», «Синтеза», «Крестьянского ипотечного банка», «Форум-банка» и «Банка содействия приватизации»).

Совершенно не способствовали гладкому течению дела экономические неурядицы, гиперинфляция, «сырое» законодательство, низкий уровень платежной дисциплины заемщиков и неустойчивое финансовое состояние хозяйствующих субъектов.

Вдобавок страну со всех сторон «поедал» бартер – система товарных взаимозачетов. Банки рисковали превратиться в безденежную товарно-сырьевую биржу в худшем ее варианте. В эту же пропасть скатывались региональные бюджеты. Доходило до крайностей – предлагалось составлять два бюджета области: денежный и товарный. Опытные финансисты сразу назвали бартер «деградацией финансово-бюджетной системы». В таких условиях грамотно спрогнозировать банковские риски было крайне сложно.

Вторая волна, нахлынувшая после августовского дефолта 1998 года, принесла с собой горечь разочарования, несбывшиеся надежды, дела о банкротстве и отозванные лицензии у крупнейших, «федеральных» банков. В этот период в области закрылись два филиала «Инкомбанка», филиал банка «Менатеп»; по три филиала банков «СбС-АГРО» и «Промстройбанка». Проблемы вкладчиков филиалов обанкротившихся банков, превратившиеся из экономических в социальные, были решены Правительством и Банком России через Сбербанк (ему было поручено принять на себя обязательства по выплате вкладов этих проблемных банков).

Но все региональные банки в этот период оказались «на плаву». Такой ход событий был неожиданным для общественности. Все верили в устойчивость только крупных банков. Но, к сожалению, они пренебрегли многими рисками в период дефицита бюджета, увлеклись игрой на рынке государственных ценных бумаг, безответственно вели себя перед кредиторами.

Региональные банки оказались осторожнее. Отчасти этому способствовал профессионализм их руководителей, а также «привязанность» к нуждам региональной экономики, реально работающим предприятиям. Использование имеющихся ресурсов на  их поддержку уберегло банки от вложения существенных средств  в ценные бумаги. Поэтому и потери от обрушения пирамиды ГКО, оказались  некритичными для их финансового положения. Это был ценный опыт и хороший урок для органов надзора, банков и всех тех, кто предоставлял банкам деньги.

Надо сказать, что первое десятилетие становления банковской системы России было периодом накопления опыта в организации надзора. Законодательство того времени давало банкирам (и не только) много свобод, устанавливало мало ограничений. Потому так трудно было пресекать отзывом лицензий неразумные действия отдельных руководителей банков. До определенного этапа эту защитную меру удавалось применять, когда обнажались проблемы с выдачей вкладов и платежами клиентов. И тогда это было благом, средством очищения банковской системы и защиты прав кредиторов.

И во втором десятилетии существования банковской системы тема ее очищения отзывом лицензии периодически становится актуальной. Пример тому – Банк «Монетный дом», новые собственники которого начали выводить средства из банка мошенническим способом сразу по приходу. Главное управление вскрыло это оперативно, и Банк России осенью 2010 года в интересах кредиторов пресек такую деятельность, лишив «Монетный дом» лицензии.

 ЗАКРУЧИВАЯ ГАЙКИ

 Анализируя ошибки и «слабые места» Банк России (в том числе в регионах) рос как регулятор банковской системы. Любой кризис или изменение экономической ситуации в стране подталкивали к разработке новых «правил игры» и, как следствие, новых подходов в банковском надзоре, которые учитывали и международный опыт.

- Сегодня это кажется парадоксальным, почти невозможным, но реформированная банковская система в начале 1990-х годов практически два года жила на «честном слове», почти без регулирования и нормативной базы, - вспоминает Вера Федоровна. – Оценка устойчивости кредитных организаций проводилась только по отчетности, которую представляли сами банки. Обязательность проведения проверок деятельности коммерческих банков, достоверности отчетности нормативно была закреплена только в 1993 году.  

Настройка банковской системы, которая фактически рождалась в стихии рынка и кризиса государственности, не могла произойти в одночасье, не могла быть «мягкой». Многие руководители коммерческих банков критиковали Банк России за постоянное ужесточение требований и «фискальный характер банковской политики», но все же признавали, что «затягивать гайки» необходимо.

Встреча с Виктором Владимировичем Геращенко на приеме в Государственном Кремлевском дворце в честь 150-летия Государственного банка России, 2010 г.

Ужесточение требований к банкам и качеству надзора шло  поэтапно.

Так, с 1994 года были уточнены процедуры  открытия кредитных организаций и  расширены нормы их лицензирования. Следом  повышены требования к сумме минимального уставного капитала для открытия банка. Одновременно с этим непрерывно совершенствовались процедуры надзора, укреплялась нормативной база; повышалась ответственность кредитных организаций за соблюдение обязательных нормативов, учет и отчетность; сформулированы требования к  профессионализму  руководителей и управлению кредитными организациями.

В начале 2000-х годов появился новый термин: «комплексный риск-ориентированный надзор»: в единую систему мониторинга, наблюдения были сведены основные риски, которые влияют на устойчивость банковского сектора. Это и соблюдение законодательства в деятельности кредитных организаций на рынке кредитования и ценных бумаг, в сфере валютного регулирования и валютного контроля; выполнение требований в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путем и т.д. Также при  оценке уровня устойчивости кредитных организаций стало учитываться и финансовое положение  акционеров банков,  их политика по управлению банком.

А сегодня чтобы оценить реальное финансовое состояние банков необходимо знать положение всех его клиентов. И особенно крупных. Это трудно. Но надзор идет по этому пути, так как законодательство и нормативная база развиваются в этом русле.

 БЕРИ НОШУ ПО ПЛЕЧУ

 Относительно благополучные 2000-е годы позволили банкам активнее кредитовать,  наращивать собственный капитал, расширять сеть. Но мировой финансовый кризис заставил вспомнить, что надежность – в умеренности, что «нужно брать риски по плечу». У Веры Федоровны Чирковой это своего рода принцип жизни и деловых взаимоотношений. Да и здравый смысл в принятии решений никто не отменял…

В аналитических материалах не раз отмечалось, что Главное управление Банка России по Челябинской области поддерживает разумность практики распределения кредитных рисков по отдельным крупным заемщикам между разными банками. А это возможно только в случае, если банков в области будет не три и не пять, а больше, причем тех, что ориентированы на долгосрочную перспективу работы с «хозяйством» региона, на реальные партнерские отношения с предприятиями, которые несовместимы с  односторонней выгодой. И сегодня такая практика позволяет банкам области участвовать в кредитовании крупнейших предприятий, все-таки сохраняя свою устойчивость.

- Банки Челябинской области постоянно наращивают портфели кредитов,  берут на себя риски при выдаче средств заемщикам, как правило, адекватные их капиталам. И мы за этим следим, - говорит В.Ф. Чиркова. –Крайне непростая ситуация в экономике заставляет банки создавать и «подушки» безопасности в виде резервов на возможные потери. Это надзорное требование, отступить от которого - значит не думать о завтрашнем дне.

Один из важных секторов деятельности коммерческих банков сегодня - кредитование физических лиц. Когда регионы ожили после кризиса 2008-2009 годов, потребительское кредитование вновь стремительно пошло вверх. Независимые эксперты даже назвали Челябинскую область «самым закредитованным регионом России».

- Конечно, мы предостерегаем руководителей банков, что надо быть осмотрительней, - поясняет Вера Федоровна. – Беспокоит то, что этот рост не подкреплен соответствующим увеличением доходов населения. Когда объем выдачи розничных кредитов, к примеру, увеличивается на 20 процентов, а реально располагаемые денежные доходы населения – всего на 2 процента, мы получаем в итоге неприятные «ножницы», а в перспективе - рост просроченной задолженности, потерю капитала.

Вера Федоровна Чиркова в рабочем кабинете

И опять-таки основные факторы невозврата кредитов - не только переоцененные возможности по их возврату заёмщиками, но и неоправданные риски, на которые банки идут открыто, внедряя, в частности, «поточные» технологии предоставления кредитов физическим лицам.

Поступающие в Главное управление обращения жителей области отражают многие проблемы экономики. Но и банковского дела тоже. Оно меняется стремительно: с одной стороны, за счет применения современных технологий становится ближе к людям, с другой – непрерывно усложняется, проникает в совершенно новые области нашей жизни.

Кажущаяся простота привлекательна. Но впоследствии она может обернуться серьезными проблемами банков и заемщиков. Особенно сегодня, когда традиционные банковские услуги меняются на стандартизированные технологичные продукты, рассчитанные на большой поток клиентов и мало учитывающие их персональные возможности.

Впрочем, в современной России еще множество вопросов не отрегулировано, и в ближайшее десятилетие «повестка дня» в работе регулятора будет весьма острой и плотной.

 *   *   *

Жизнь человека течет и меняется. И освоение нового в ней - обязательно. Это как в старой поговорке, которую часто повторял отец Веры Федоровны: «Век живи – век учись». Она со своими коллегами живет, руководствуясь этим правилом, понимая, что «жизнь прожить – не поле перейти», сложности не преодолеть, не изучая опыт предшественников и в одиночку.

Благо в банковской сфере всегда были крупные государственные личности, думавшие об отечестве. Мы их помним, видели в работе, знаем по архивным документам. Им и посвящены страницы этих очерков.

 

Категория: Человек из банка | Добавил: кузнец (08.11.2013)
Просмотров: 514 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: