Главная » Статьи » Забытые тайны Южного Урала » Широкой поступью

КВАДРАТУРА КРУГА. К истории южноуральских "хрущевок"
Если верить булгаковскому Воланду, все мы – обыкновенные люди, только квартирный вопрос нас испортил. Вот уже на протяжении века мы бродим по замкнутому кругу в поисках заветных квадратных метров. В этом движении были свои светлые минуты, самой яркой из которых стала «эпоха хрущевок».
 
С позиции нынешних стереотипов строительство хрущевок – этот переход страны на индустриальное домостроение, совершенный в конце 1950-х годов, - воспринимается с иронией. Воспринимается, как одна из авантюр Н.С. Хрущева сродни кукурузному буму или «обгону» Америки. На деле, идея перевести строительство жилья на промышленные, поточные рельсы взамен прежнего локального самстроя – лучшее, что осталось от наследия Никиты Сергеевича. Е
 
сть и провинциальный стереотип: принимать за исходную точку «эпохи хрущевок» постановление Совмина СССР 1955 года «О развитии жилищного строительства» или 1958 год, когда в московских Черемушках появилась первая типовая «хрущевка». Именно она гордо зашагала по всей стране – без излишеств и лепнины, с маленькими квартирами, низким потолком, проходными комнатами, совмещенным санузлом и «холодильником» под кухонным окошком.
 
В истории Челябинской области 1958 год не столько открывал новый строительный круг, сколько замыкал старый – долгое двадцатилетнее ожидание решения квартирного вопроса.
 
Идея скоростного поточного строительства жилья не нова и уж тем более не является хрущевским изобретением. Первые улицы, выстроенные по принципу смены специализированных бригад с объекта на объект, появились, например, в Магнитогорске еще накануне войны благодаря «промышленной логике» начальника «Магнитостроя» В.Э. Дымшица.
 
Война спутала все карты, в том числе и строительные. Хотя идея в целом была оформлена. В материалах, предоставленных комитетом по делам архивов Челябинской области, задача перейти на индустриальный метод строительства датирована 1945 годом. «Руководителям строек, - говорится в документе, - необходимо… иметь к новому году хорошо продуманный план организации строительства, предусмотреть в нем переход на поточное строительство зданий из крупных блоков, подготовить соответствующие механизмы… произвести необходимую перестройку производственных предприятий, чтобы готовить сборные элементы. Иначе говоря, дело надо поставить так, чтобы мы не строили дома, а собирали их…»
 
После войны проблемы в жилищной сфере обострились. Послевоенный Южный Урал – это сотни новых предприятий, совершенно иной промышленный потенциал, который всей своей массой ложился на прежние бараки, частный сектор, довоенное жилье, уплотненное до предела.
 
Директора предприятий, естественно, старались обратить внимание министерств на бедственное положение своих подчиненных и хоть как-то исправить ситуацию в жилищной сфере. Сотни запросов о незамедлительной помощи в строительстве жилья чаще всего оставались без ответа. Многие предприятия или вообще не получали жилья, или строили в мизерных объемах – 20-50 квартир в год.
 
Жилищное строительство финансировалось по остаточному принципу. Как правило, суммы, выделяемые на эту статью расходов, не превышали четверти от общей суммы капиталовложений. Средства шли, в первую очередь, на развитие предприятий, строительство новых мощностей, цехов, участков.
 
Не слишком изменило положение дел перевод предприятий на конверсионные рельсы, на выпуск мирной продукции. Планы и задания росли, доходя подчас до абсурда. В Симе заводу № 132, две трети работников которого проживали в бараках 1912 года постройки и, как говорится, «ходили до ветру», министерство авиапромышленности поручило выпуск… сливных бачков для унитазов в количестве 300 тысяч штук в год. Лишь дойдя до ЦК, заводчанам удалось снять этот абсурдный заказ – кто бы выстроил за год 300 тысяч квартир!
 
Было и более радикальное «отвлечение средств» от жилищного строительства. Для Южного Урала война в победном мае 1945 года не кончилась – начиная с ноября, в области ведется форсированное строительство предприятий атомной промышленности. Насколько сильно была натянута социальная струна, особенно чувствовалось по периметру будущих атомных наукоградов – местное население напрямую связывало замедление своего жилищного строительства с новыми городами.
 
Даже в «эпоху хрущевок», к примеру, каслинцев обошли стороной. В 1964 году жители Каслей писали в обком партии: «За 47 лет советской власти в городе построены только один кинотеатр и одна средняя школа… Жилищное строительство развивается медленно… В городе нет Дворца культуры, нет настоящей поликлиники… Почему же наш Касли не развивается? Да потому что вокруг города-новостройки: Челябинск-50 и Челябинск-40…»
 
Людей понять можно. Пройдя через тяжелые испытания, подняв эвакуированные предприятия, приютив тысячи людей, он надеялись на компенсацию. И вот – новый город строится, а они, старожилы, забыты…
 
Справедливости ради скажем, что и на будущем «Маяке» с жильем было не все в порядке. Так, в 1956 году на первой Озерской партийной конференции главный инженер комбината Г.В. Мишенков докладывал: - У нас начался массовый уход с предприятия. Причины самые разные: и неудовлетворенность жилплощадью, расчетными условиями, и просто без всяких причин… Если мы не будем создавать нормальных расчетных и жилищных условий, мы не решим этот вопрос…
 
Круг замыкался, и единственным выходом из него могло стать только массовое строительство. Как говорят в таких случаях, нужна была государственная воля, люди, способные принимать стратегические решения. Челябинской области «повезло». В марте 1950 года партийную организацию области возглавил Аверкий Борисович Аристов. Именно он «продавил» в Правительстве СССР постановление «О мероприятиях по улучшению строительства жилищно-коммунальных и культурно-бытовых объектов в Челябинской области». Это постановление легло в основу многолетней стратегии развития жилищной инфраструктуры.
 
Через два года А.Б. Аристов стал секретарем ЦК партии – взлет по тем временам стремительный. Но Южный Урал не забыл. При его непосредственном содействии Челябинск и Магнитогорск становятся «экспериментальными площадками» в жилищном строительстве.
 
А в августе 1954 года на пленуме Челябинского обкома партии в должности секретаря отдела промышленности и строительству был утвержден Михаил Сергеевич Соломенцев. Он имел хороший опыт. За плечами – военные годы на заводе № 613 в Каслях, и обустройство производственных площадок в Озерске и Снежинске. Наконец, работа в должности директора завода им. С. Орджоникидзе, где ему в числе немногих удалось добиться увеличения капиталовложений в строительство.
 
С М.С. Соломенцева, собственно, и начнется на Южном Урале «эпоха хрущевок», которая совпадет со временем совнархозов. Сущность предстоящей работы была понятна.
 
- Вероятность получить квартиру в те годы была равнозначна расчету на выигрыш в лотерее автомобиля, - рассказывал В.Э. Дымшиц. – Проектами /хрущевок/ активно занимался известный строитель, председатель Госстроя В.А. Кучеренко. Он по поручению Хрущева требовал от проектантов и строителей дома самые простые, самые дешевые, самые быстрые в постройке, чтобы могли они послужить хотя бы 50 лет, но чтобы вытащить людей из подвалов…
 
Насчет архитектурных излишеств вопрос стоял ребром. Тот же Соломенцев в выступлении на Озерской конференции отмечал, что сначала нужно обеспечить всех нормальными жилищными условиями, а уже потом говорить, «чтобы набережная в граните была на озере…»
 
Основная нагрузка по реализации планов массового строительства жилья легла в области на самые крупные строительные тресты: «Магнитострой», «Челябметаллургстрой» и Челябинский трест № 42 (последнему «принадлежал» весь Ленинский и Тракторозаводский районы Челябинска, где начиналось активное строительство хрущевок). С образованием совнархоза наладилась строительная дисциплина, были упорядочены схемы взаимодействий со строительными трестами.
 
- На совнархозы легла основная нагрузка по развитию индустриального домостроения, - вспоминает бывший директор «Челябинскгражданпроекта» Вадим Петрович Туркин. – Пришлось осваивать и набирающую обороты технологию сборного железобетона, крупнопанельного домостроения.
 
Была и «война принципов» - панель или кирпич? Последний, с легкой руки Н.С. Хрущева, был объявлен материалом «отсталым». Соответственно, на контроле партийных органов оказалось строительство заводов по производству железобетонных изделий. Первая очередь Челябинского завода ЖБИ-1 была пущена уже в 1958 году. Вскоре заработают цехи крупнопанельного домостроения (КПД) под 464-ю серию хрущевок.
 
Конечно, «хрущевский строительный бум», несмотря на однотипность проектов и тотальное вытеснение кирпича из домостроения, имел массу местных особенностей. Самая яркая и легендарная история произошла в Миассе. В июле 1960 года управляющим трестом «Уралавтострой» был назначен Иван Иванович Седов, профессиональный строитель и отличный организатор, которого позднее строители области будут с уважением называть «дедом».
 
Седов сразу оценил строительные возможности – в Миассе прекрасно работал кирпичный завод, производивший кирпич высокого качества, и отказываться от него не было никакого резона. Панели же приходили в Миасс из Кургана и Челябинска – подчас некомплектно и с перебоями. Дело доходило до смешного: пятый этаж на стройплощадку поступил, а второго еще нет и неизвестно, когда будет. Против партии не пойдешь, и Седов принимает решение построить в Миассе совершенно новый завод по выпуску панелей. Он лично возглавил строительство, буквально став чернорабочим, нашел источники финансирования, отыскал типовой проект, хотя и не слишком хороший, и уже через два года завод выдал первую продукцию.
 
При этом строительство в Миассе не останавливалось. Седов «осваивал» тогда Машгородок, строил, в основном, из кирпича. Проверяющие постоянно ему на это пеняли. Директор «Уралавтостроя» обратился к директору ракетного центра В.П. Макееву, высказал свои доводы. Виктор Петрович снял трубку телефона, переговорил с Москвой – и Седову было разрешено строить так, как он посчитает нужным. Пожалуй, именно поэтому Машгородок так самобытен среди типовой застройки…
 
Впрочем, при всех перипетиях хрущевской эпохи результат вышел колоссальным. За семь лет реализации хрущевской жилищной программы в Челябинской области было введено в строй 11 миллионов кв. метров жилья! 270 тысяч семей отпраздновали новоселье! Брежневская эпоха, более комфортная по советским меркам, уже не изменит принципа индустриального строительства жилья. Она будет лишь продолжением темы, новым грифелем для прежнего циркуля…
 
Вячеслав ЛЮТОВ Олег ВЕПРЕВ
Категория: Широкой поступью | Добавил: кузнец (15.01.2010)
Просмотров: 573 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: