Главная » Статьи » Забытые тайны Южного Урала » На заре Челябинской области

ПОЗОЛОЧЕННЫЙ ВЕК УРАЛЬСКИХ КРАЕВЕДОВ
 Как-то, в октябре 1926 года, Американская библиотечная ассоциация праздновала свое 50-летие. По этому случаю была развернута огромная выставка. Среди множества экспонатов нашлось место для журнала «Челябинский красный библиотекарь» и избранных материалов по истории Южного Урала. Этой экспозиции смело можно присвоить имя Анатолия Котельникова, основателя Челябинской областной научной библиотеки.
 
На рубеже 1920-30-х годов уральское краеведение переживало «второе рождение». Индустриальный порыв, изменивший облик Урала, своим пафосом взбудоражил сонную провинцию. Казалось, что родной край нужно было открывать заново. Именно в эти годы собираются основные краеведческие фонды, призванные соединить «уездное прошлое» с бушующим настоящим. Именно в это время публикуется самое огромное за всю советскую историю количество краеведческих материалов и описаний.
 
«Урал живет лихорадочной жизнью. На Урале нет пункта, нет угла, где бы не строилось, не разыскивалось», - так писали газеты первой половины 1930-х годов и добавляли, что «возможности краеведной работы на Урале громадные» и «нужно только поэнергичнее взяться за работу». Идеологические установки, естественно, были: «Краеведение – форма участия в социалистическом строительстве», «Краеведы, познающие свою родину не для любопытства, а ради обогащения своего советского государства – настоящие строители социализма», «Их систематическая работа должна быть поставлена на плановые рельсы…»
 
Мало быть любителем родной истории. В партийных докладах того времени краеведение прочно увязывали с Урало-Кузнецким проектом, со строительством крупнейших промышленных предприятий. Так, в задачи краеведов входили «вопросы изучения водного режима» (особенно в Магнитке), «разведка полезных ископаемых», где краевед должен был идти впереди геолога, «вопросы изучения климата и метеорологические наблюдения». Доходило до того, что краеведам вменялось в обязанность решать проблемы транспортного обеспечения, заниматься поиском новых сельскохозяйственных культур или искать строительные материалы. К 1934 году, к образованию Челябинской области, уже развернулась настоящая борьба «за большевистскую бдительность в краеведении» с ее непременными ярлыками в виде «троцкизма» или «правого оппортунизма».
 
Впрочем, следует остановиться, чтобы почувствовать подмену, чтобы увидеть, как краевед становится подсобным рабочим на строительстве Урало-Кузнецкого комбината, мальчиком «подай-принеси». Любовь к истории родного края вдруг становилась преступлением. Это почувствовали многие.
А.В. Котельников
 
Анатолий Котельников, будучи не просто краеведом и основателем Челябинской библиотеки, но и депутатом горсовета, отвечавшим за сектор образования, за любовь к истории оказался не у дел. Он даже не стал директором созданной им же библиотеки – был понижен в заведующие методическим отделом. Надо сказать, ему еще повезло. В Воронеже, к примеру, изучавшие дореволюционную историю краеведы, с подачи НКВД, были «изъяты» как контрреволюционная организация, желающая «реанимировать царизм».
 
Хорошему другу Котельникова, знаменитому Владимиру Павловичу Бирюкову, тоже пришлось не сладко. Еще в докладах Уралобкома о нем говорили, как об отступнике: «Работник т. Бирюков видит всю краеведную работу в розовом свете, хотя и носит синие очки. Он вернее всего научный работник старого порядка, он вне общественности, он целые дни может копаться в разрешении каких-нибудь вопросов и тогда для него ничего не существует. В такие моменты он забывает, что Урал строится, что Урал вздыблен, что создаются новый человек, новые порядки, новая жизнь. От него сильно попахивает старым краеведом-любителем. Им руководит прошлая закваска изучения своего района только под углом музея…»
 
В 1935 году произошло одно событие, о котором даже написала газета «Правда». Бирюков безвозмездно передал Челябинскому городскому Совету свою личную, собранную за 32 года библиотеку из 80 тысяч (!) экземпляров книг, брошюр и годовых комплектов различных газет. Думается, что причины этого подарка не только в бескорыстии – увы, для отечественного краеведения вопросом жизни и смерти стало избавление от собранной истории.
 
В.П. Бирюков
 
Но не сжигать же! Идея Бирюкова и Котельникова была до гениального проста: чтобы сохранить для истории частную коллекцию, нужно сделать ее общественным достоянием. Под бирюковскую коллекцию Котельников, несмотря на опалу, все же добился строительства нового здания областной библиотеки (ныне здание Челябинского часового завода). Он оставался хранителем этой коллекции и в годы репрессий (многие родственники Котельникова, в том числе и родной брат, были арестованы НКВД), и в самом начале войны – до своей смерти в мае 1942 года.
 
Вместе с Котельниковым умрет и библиотека Бирюкова (почти 80 процентов всего собранного) – часть ее растащат при всевозможных «эвакуационных» переездах, часть сожгут, часть сгноят в подвалах…
 
Существует старая закономерность – в переломные эпохи история не нужна, как змее не нужна ее старая кожа. Позолоченный век уральского краеведения 1920-30-х годов начинался ярко, с азартом, со знанием дела. Со временем краеведческий пафос сойдет на нет, растворится в промышленных пятилетках и повседневной текучести жизни – на долгие десятилетия. Правда, сегодня вновь стали появляться историко-краеведческие очерки. И очень хочется верить, что это не сиюминутная акция, а подлинная потребность общества, которое устало жить без своего прошлого…
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: На заре Челябинской области | Добавил: кузнец (26.01.2012)
Просмотров: 568 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: