Главная » Статьи » Забытые тайны Южного Урала » К уральским истокам

В КОСОТУРСКИХ ГОРАХ
 Четырем братьям Масаловым, бывшим тульским оружейникам, в своем продвижении на Урал повезло и не повезло одновременно.
 
С одной стороны, благодаря царским указам, путь на Южный Урал был открыт для частного предпринимательства; к тому же прежние башкирские земли можно было купить за бесценок (что и сделали Масаловы - приобрели почти 300 тысяч десятин всего за 140 рублей), причем, также ссылаясь на указ 1739 года, предписывающий башкирам, чтобы «они никаких затруднений не чинили (при продаже), и против настоящей, излишней цены не требовали».
 
Помогало Масаловым и то, что в заводском деле они были не новички и уже имели 6 заводов в центральной промышленной зоне, обеспечившие им весьма неплохой капитал. Их первым приобретением на Урале стал сначала Нязепетровский завод (затем проданный Демидову), после чего они облюбовали места на реках Ай, Сатка, Куваши и Куса (будущий Златоустовский горный округ).
 
На этом благоприятное стечение обстоятельств кончилось. В 1753-55 годах начались крупные «нелады» с всесильными братьями Шуваловыми, за которыми стояли Сенат и Берг-коллегия. В частности, у Масаловых возникли проблемы с разрешениями на постройку заводов, им не дозволялось (официально) покупать к заводам крестьян.
 
К 1755 году «нелады» перешли почти в открытую вражду - на что рассчитывали Масаловы, было непонятно. В итоге они потеряли два подмосковных завода, которые перешли к Шуваловым, и понесли убытки более 100 тысяч рублей. Подобных потрясений не вынес старший брат - Алексей; он умер в этом же году, после чего между оставшимися братьями начались семейные неурядицы и раздел имущества, затянувшийся на несколько лет и по сути обозначивший конец фирмы.
 
Исследователи склонны называть происшедшее конкурентной борьбой. Это несколько неверно. Если бы Шуваловы действительно были озабочены конкуренцией на горнозаводском Урале, то вряд ли стали, к примеру, уступать права на ряд бывших казенных заводов на юге Урала Твердышевым, а в конце 1760-х даже продавать им заводы целиком. С пресечением активной деятельности Масаловых, по сути, останавливалась тульская экспансия в горнозаводском крае. Как бы то ни было, в истории Южного Урала братья Масаловы остались основателями Златоустовского завода.
 
В 1983 году историю Златоустовского завода подробно расскажет на страницах городской газеты краевед Ф.Н. Яблонский. Она складывалась тяжело. Дважды менялось место под завод. Поначалу место застолбили «на глазок», но произведя подробную разведку, братья к своему сожалению отметили недостаток воды, леса и «мало способные к чугуну руды».
 
В 1754 году, не дожидаясь разрешения Берг-коллегии, Масаловы начали постройку завода на новом месте – на реке Ай. Позднее знаменитый П.П. Аносов отметит удачный выбор места: «Златоустовский завод может оным гордиться: сама природа как бы предназначила сё место для построения завода...» Указ, разрешающий постройку Златоустовского завода на реке Ай, был дан 31 августа 1754 года – эту дату и принято считать официальной датой основания города.
 
Следом за оформлением Златоустовского завода Масаловы всего за 50 рублей прикупили земли и по реке Кусе (позднее эту землю перекупит Л. Лугинин, но уже за десять тысяч). Надежды братьев Масаловых построить завод в скором времени не сбылись. Когда в фирме пошел раздел имущества, работы на заводе были прекращены, работные люди разбежались, кроме «для охранения строящегося завода девяти человек».
 
Доводил завод до ума Максим Перфильевич Масалов, ставший его хозяином. «Строить завод было трудно. Несмотря на имеющиеся капиталы, не хватало рабочих рук, а достать их на безлюдном Южном Урале было практически невозможно. Переводить же со своих московских заводов М. Масалов до бесконечности не мог, ибо это грозило их остановкой. Не мог Масалов и купить крестьян или добиться их приписки к заводу».
 
Но, несмотря на все трудности, Масаловы в 1761 году сумели пустить завод, выстроив на нем одну домну на два горна, молотовую фабрику с шестью горнами и четырьмя кричными молотами, меховую избу, каменную кузницу, плотничный сарай и печи для обжига кирпича и извести. Максим Масалов умрет в середине 1768 года. Два его сына разделят имущество «полюбовно» и продадут Златоустовский завод купцу Л.И. Лугинину за 85 тысяч рублей. Вместе со Златоустовским заводом Лугинин купит, но уже за 185 тысяч, богатый Троице-Саткинский завод барона А. С. Строганова, основанный в 1756 году…
 
Ларион Лугинин оставит последний «тульский след» в заводоустроительстве Южного Урала. К середине XVIII века семья Лугининых была в России «на слуху». Иван Лугинин, выходец из Тулы, еще с основания Петербурга вел в новой столице весьма успешную торговлю и входил в число десяти крупнейших торговцев России с годовым торговым оборотом свыше 600 тысяч рублей. Затем привлек к делу и сына Лариона.
 
 
Покровская церковь в Туле, построенная на средства И. Лугинина
 
Огромные торговые капиталы искали дополнительного выхода – Лугинины начинают вкладывать их в промышленность. В будущем Златоустовском горном округе Л. Лугинин развернется в полную силу. К хорошему по тем временам Саткинскому и перспективному Златоустовскому заводам позднее, уже после пугачевского бунта, добавятся в 1777 году Миасский медеплавильный завод и в 1778 году Кусинский передельный завод.
 
Ставка была сделана на «модернизацию» купленных заводов. Первым делом проводился ремонт и обновлялась часть оборудования Златоустовского завода. Вообще, как писал Паллас, «новый хозяин вознамерился сей завод вовсе снова переделать, почему он будет гораздо превосходнее Саткинского». Для укрепления завода специалистами Лугинин перевел с Саткинского завода немало прежних строгановских рабочих.
 
К слову, появятся и демидовские. В 1772 году Лугинин за бесценок купит у Прокофия Демидова три старых завода на реке Чугунке (правый приток реки Волги). Все три завода «находились в крайней ветхости, так что строения все развалились, плотины в полые воды размыло и припасов при них не имеется». Конечно, такие заводы Л. Лугинина не интересовали. Другой разговор - свыше 400 душ мужского пола, числящихся за ними! Сразу после сделки заводы были закрыты, а чугуновские работники перевезены в Златоуст.
 
Не успел Л. Лугинин укрепить свои заводы, как они оказались разрушенными крестьянской войной. Убытки были огромны. Обратившись к правительству за ссудой, заводчик получил – и на том спасибо - лишь восьмую часть нужных ему средств и освобождение от уплаты десятины в течение десяти лет.
 
Восстанавливая заводы, Лугинин попутно провел техническое перевооружение. Так, на Златоустовском заводе была задута новая домна, производительность которой была намного выше прежней. Кроме того, завод приступил к производству стали, впоследствии принесшей Златоусту мировую славу. Появилось первое прокатное производство в виде «плющильной фабрики» с четырьмя станами. Серьезным техническим новшеством стал и обжиг (обогащение) железной руды – на специальной колосниковой площадке доменными газами.
 
Вообще, лугининские заводы составляли серьезную конкуренцию твердышевским. «Сии заводы по состоянию своему есть почти наилучшие в сем хребте Уральском», - писал в конце XVIII века Е. Мечников, контролировавший работу металлургических заводов. Сам же Златоустовский завод в конце XVIII века был не только самым крупным в хозяйстве Лугининых, но и занимал первое место по производству чугуна среди заводов Южного Урала.
 
«Завод был и столицей лугининских владений, - рассказывает Ф. Яблонский. - Здесь для жилья хозяев в 1783—1786 гг. был построен двухэтажный каменный дом с садом (ныне в этом доме помещается городской краеведческий музей). Отсюда шло управление всеми заводами, расположенными на громадной территории, простирающейся с запада на восток на 100 верст, а с севера на юг — на 200 верст».
 
Наследники Лугинина получили на Южном Урале богатейший заводской округ: четыре завода, более двухсот рудников, почти пять с половиной тысяч душ мужского пола. Вложения Лариона Лугинина в заводы обернулось пятикратным увеличением их стоимости. Все имущество наследников оценивалось почти в 2,5 миллиона рублей – сумма по тем временам, когда рабочему за смену платили не больше 20 копеек, поистине огромная.
 
Ларион Лугинин умер в 1798 году. Заводы сначала будут сданы в аренду, потом поступят в ведение Берг-коллегии, в казну, и, наконец, будут переданы московскому купцу, немцу А.А. Кнауфу…
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: К уральским истокам | Добавил: кузнец (28.12.2011)
Просмотров: 477 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: