Главная » Статьи » Забытые тайны Южного Урала » К уральским истокам

МЕДНЫЙ ТАНЕЦ: Твердышевы против Демидовых
Один известный историк как-то печально пошутил: «Да, история повторяется. Но гораздо чаще она забывается...» Начало нашего ХХI века ознаменовалось шумным делом вокруг Карабашского медеплавильного комбината, вызванным претензиями на контрольный пакет «медных акций», и почти как в зеркале отразило борьбу за уральскую медь, которая развернулась еще во времена становления горнозаводского края.
 
Демидовых особо представлять не надо. Обласканные Петром I, основавшие более 30 заводов только вокруг своей Нижнетагильской столицы, они, в лице самого расторопного и жесткого Акинфия Демидова, имели далеко идущие планы. Так, в руках Демидовых оказался весьма подробный по тем временам план горного Урала, на котором были указаны не только кыштымские и бакальские месторождения, но даже гора Магнитная (по преданиям, Демидовы даже возили с нее руду). Если бы не отсутствие на ту пору южных военных крепостей, то нынешний ММК, к примеру, мог бы гордиться более чем двухвековой историей.
 
 
Резиденция Демидовых в Кыштыме
 
Но пока, в самом начале 1700-х годов, защищаясь от беспокойных башкир и кочевых таджиков, Акинфий решил не рисковать, экспансивные планы отложил и всецело занимался обустройством северных заводов. Не пошел на юга и его брат, Никита Никитич Демидов. Демидовы вспомнили о богатствах Южного Урала уже много позднее, почти через сорок лет, когда там прочно обосновался их соперник - медно- и железоделательная компания братьев Твердышевых.
 
О появлении Твердышевых на Урале тоже есть «легендарная» петровская история, которую рассказал князь П. Долгоруков в своих воспоминаниях. Около Симбирска Петру I как-то пришлось переезжать Волгу. «Гребцами на царской лодке были три брата Твердышевых (Иван, Яков и Петр). Петр 1 разговорился с ними, братья ему понравились, показались бойкими, смышлеными людьми, и Петр предложил им идти на Урал, чтобы, подобно Демидову, заняться горным делом. Когда Твердышевы сослались на отсутствие денег, Петр распорядился дать им 50 рублей (по другим источникам - 500 рублей), с которыми они и отправились на Урал.
 
Они действительно оказались бойкими. Самый проницательный из братьев, Иван, быстро нашел общий язык с башкирами, да так, что они сами стали изыскивать ему медные руды. Кроме того, он показал себя прекрасным экономистом (пусть и сколотившем начальный капитал на винных откупах), и уже к 1744 году представил несколько прошений в Сенат о том, чтобы разрешить ему постройку на Южном Урале своих заводов.
 
Коса на камень в отношениях с Демидовыми нашла из-за полуразрушенного, так похожего на нынешние обанкроченные предприятия, Воскресенского завода. Сам завод, на который и тот, и другой предъявили прошения, был малоинтересен, но владение им давало контроль над обширной башкирской и южноуральской горнорудной территорией - от Оренбурга до Златоуста.
 
В конфликте неизбежно оказалась задействована тяжелая столичная (петербургская) артиллерия - Сенат, Берг-коллегия, Тайная канцелярия. Демидовым, которым на протяжении всего времени благоволили царские особы, не повезло - императрица Елизавета мало обращала внимания на «заводские дела». Да и ее фавориты - братья Шуваловы, один из которых стал главой всесильной Тайной канцелярии, сделали совершенно иной расчет. Свою роль сыграла не только их неприязнь к Демидовым, но и понимание того, что отдавать на откуп всю металлургию одной-единственной монополии губительно для государства.
 
Это отлично понимал и генерал Иван Иванович Неплюев, первый оренбургский губернатор, в чьем ведении находился тогда Южный Урал. В этом споре он жестко подтвердил резолюцию: Демидовым в прошении отказать.
 
Результаты подобной «демонополизации» и предоставлению Южному Уралу своеобразного «частно-промышленного» статуса оказались невероятными. Уже в 1762 году П.И. Рычков укажет девять крупнейших новых твердышевских заводов, в том числе Катав-Ивановский, Юрюзанский и Симский. По сути, на прежних башкирских землях возникала новая заводская империя, не уступавшая демидовской, а иногда и превосходившая ее - например, в отношении новейшего по тем временам доменного оборудования.
 
Всего же на Южном Урале только за одно десятилетие (1750-е годы) было построено 32 завода - подобную динамику развития региона можно считать уникальной в российской истории.
 
Демидовы прежде всего специализировались на железе - медное дело у них поначалу совсем не ладилось. Зато оно стало подлинным завоеванием Твердышевых. С середины 1750-х годов, как только казной была налажена масштабная чеканка монет, медь вообще стала сырьем стратегическим. Так, в 1756 году Сенат уже предписывал заводчикам, «чтоб они не токмо оную медь за море, но и внутри государства никому не продавали».
 
О выгодности медного дела вообще следует сказать особо. Так, стоимость твердышевской меди, с каких бы заводов она не доставлялась и сколько бы ни стоила дорога, не превышала в среднем 2 рублей за пуд. Целиком поступавшая на Екатеринбургский медный двор, она приобреталась уже по 5 рублей 50 копеек. Подобная рентабельность, о которой наши нынешние предприятия могут только мечтать, как о небе в алмазах, позволяла Твердышевым обустраивать целые горнозаводские кусты - Воскресенский, Белорецкий, Симский, Катавский...
 
Медь стала и борьбой технологий, не только промышленных, но и «пиаровских». Если признать под прессой тех «догазетных» времен всевозможные донесения в Сенат, в Горную управу и прочее, всевозможные донесения и письма, то их содержание могло очень сильно повлиять на ход событий. Отсюда и в «лагере» Демидовых, и в «стане» Твердышевых были свои доносители, перлюстраторы, даже шифровальщики, пользовавшиеся особой «стефановской грамотой» - забытым языком одной из народностей коми. Были смутьяны, рассказывавшие о прелестях одного и ужасах другого, профессиональные вербовщики, подбивавшие лучшие кадры на переходы с одного завода на другой, и даже промышленные шпионы (твердышевские заводы считались тогда высокотехнологичными и впоследствии стали исполнителями основных заказов на вооружение).
 
Если в XVIII веке победу одержали Твердышевы, то сегодня, судя по всему, реванш пытаются взять потомки Демидовых. Между тем, как бы ни горячо было желание установить «медный контроль», важно из старой горноуральской истории запомнить один урок: Демидовых не боялись - гораздо опаснее была их «единственность»...
 
 
Кыштым. Вид на завод и господский дом
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: К уральским истокам | Добавил: кузнец (28.12.2011)
Просмотров: 674 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: