Главная » Статьи » Полянцевы: История семьи

Евгений Олегович (1977)

…Это было на Рождество 2007 года. Морозный челябинский воздух встречал двух молодых людей – Евгения и Юлию Полянцевых. Одетые слишком легко для уральской зимы, они были похожи на иностранцев, европейцев, у которых за всю зиму снег выпадает раза два-три и тотчас же тает, а газоны даже под Новый год стоят зеленые.

Действительно, они, выпускники Челябинского медицинского института, уже несколько лет жили в Германии своей семьей – просто так получилось. Евгений, которому в тот год 7 марта исполнялось 30 лет, приехал встретиться с родителями: Олегом Георгиевичем и Надеждой Александровной. Среди домашних разговоров об особенностях жизни «здесь» и «там» была и тема о том, как состояться в своей профессии – профессии врача, которая по определению не знает границ…

Можно сказать, что Евгений Полянцев пришел в медицину в детстве – благодаря бабушке Ольге Григорьевне Полянцевой.

«Я еще ребенком играл дома ее медицинским инструментарием, – вспоминает Е.О.Полянцев. – Несколько раз бабушка брала меня с собой на работу. Так что довелось побывать у нее в поликлинике, больнице… В палаты, правда, не заходил, это не полагалось. Ограничивался ее кабинетом. Короче говоря, здесь все происходило больше на подсознательном уровне. А вообще-то впервые мысль стать врачом посетила меня, наверное, лет в шесть. Дальше она меня уже не отпускала…»

Сергей и Евгений Полянцевы, 1980 год

Отец Олег Георгиевич, энергетик по призванию, будущие профессиональные настроения сына чувствовал. Будучи человеком волевым, но рассудительным, он предоставил Евгению полную свободу: кем хочешь, тем и становись. Главное условие – нужно стать специалистом в своем деле. Еще в школе, когда началась специализация, Евгений выбрал класс с химико-биологическим уклоном. В итоге стал единственным медиком из всего класса. Такой же выбор и также в школе сделала и его будущая жена Юлия Гарш.

Ее отец Отто Гарш, «советский» русский немец по рождению, был тоже далек от медицины – в советские годы он работал в отделе главного конструктора на Челябинском тракторном заводе. После падения «железного занавеса», долгое время отделявшего Советский Союз от другого мира, в 1995 году Отто уехал на историческую родину – в Германию. Ему было тогда 45 лет – возраст, сложный для переездов. Тем не менее, в немецком городе Мосбах он нашел работу с достойной зарплатой на одном из предприятий, которое осуществляло входной контроль поступавших комплектующих на автомобильные гиганты.

Именно Отто Гарш после свадьбы дочери в 2001 году посоветовал молодым перебраться в Германию – подальше от российских неурядиц.

Свадьба Евгения Полянцева и Юлии Гарш, 29 декабря 2001 года, Челябинск

Становление врача Евгения Полянцева шло в сложные пореформенные годы, когда резко упал жизненный уровень, а люди жили «как Бог на душу положит».

В 2000 году, по окончании медицинского института он, молодой врач, попал на кафедру детских болезней, которой руководила доктор медицинских наук А.Н.Узунова. Удивительно пересекаются судьбы! – выпускница Челябинского мединститута, она была дочерью профессора Натальи Сергеевны Тюриной, одноклассницы Георгия Алексеевича Полянцева. Анна Николаевна является крупным авторитетом в области педиатрии. Ею было написано около 200 научных работ. В последний период она стала уделять внимание проблемам региональных особенностей состояния здоровья детей: эпидемиологии вскармливания, физическому и половому созреванию.

Евгений проработал под ее руководством около года. Вел исследования иммунной системы детей в детсадовском возрасте, наблюдал за их самочувствием, проводил антибактериальную терапию в рамках профилактики острых респираторных заболеваний. Это было созвучно темам его исследований в годы учебы.

Студенты Медицинской академии на занятиях по микробиологии, 1996 год, Челябинск. Евгений - первый слева.

В целом, в профессиональном плане дела у молодого врача шли хорошо. Вот только в это самое время появились у него сомнения: делом ты занимаешься, вроде бы, полезным и интересным, но полноценно существовать на мизерную зарплату, содержать семью и детей, невозможно. Поэтому по завершению интернатуры в 2001 году Евгений Полянцев резко меняет свою медицинскую специализацию – сферой его исследований и интересов становится психиатрия.

Около года Е.О.Полянцев, в составе группы специалистов-медиков, проводил психофизиологическое обследование персонала Челябинской ТЭЦ-1, которой руководил его отец. Результат работы значительно дополнил традиционные подходы отдела кадров к анкетным данным – их было явно недостаточно для того, чтобы объяснить неудачи отдельных людей и даже спрогнозировать возможность травм и аварий именно в силу психологических особенностей работников станции.

Эта успешная договорная работа добавила уверенности, что все получится – не только в России.

В 2002 году Евгений и Юлия, отправляясь за рубеж, отчасти владели иностранным языком, хотя этого оказалось недостаточно. Несколько дней по прибытии в Германию Полянцевы провели в так называемом «лагере» – в микрорайоне, состоявшем из построек барачного типа, где им предоставили отдельную комнату в восемь квадратных метров со столом, стульями и двухъярусной кроватью. Эти дни ушли на оформление нужных документов.

Общаясь с иммиграционными чиновниками, Евгений и Юля высказали просьбу помочь им обосноваться в том самом регионе, где жили уже немало лет их родные. Это был юг Германии, земля Баден-Вюртенберг, небольшой город с населением в 40 тысяч человек в ста километрах от Штутгарта. Просьба никого не удивила, показалась вполне обычной, и чиновники ее удовлетворили.

Полянцевы не были в Германии «одинокими странниками» – в этих местах поселилось немало немцев из бывшего Советского Союза, и услышать на улицах родную речь было совсем не редкостью. К тому же отец Юли вместе с женой Анной и сыном Андреем встретили дочь и зятя радушно, всячески опекали их, особенно на первых порах.

Первые курсы по изучению языка, что ребята посещали в Германии, продолжались 10 месяцев. К началу занятий немного опоздали, отстали от ранее прибывших на пару месяцев, но быстро нагнали основную группу. Помогли челябинские курсы. Следующий языковой курс непосредственно в Германии проходил у них уже в Гамбурге. Он был специализированным – в расчете на лиц, кому предстоит работать в области медицины.

В бытовом плане устроились тоже неплохо. Пусть и не сразу, но после переезда в город, где жил отец Юли, удалось снять вполне приличную трехкомнатную квартиру. Чуть позже молодые Полянцевы приобрели автомобиль, и теперь уже на своем «опеле» в свободное время путешествовали по Германии, знакомясь со страной.

Встать на ноги в новой стране помогло само государство и фонд Отто Бенеке, который оплачивал в виде стипендии расходы на подтверждение высшего профессионального образования, полученного за пределами Германии, а также курсы по языку, проживание в другом городе на время прохождения курсов. Основным же источником доходов до и после стипендии фонда – а ее давали только четыре месяца – оставалось пособие по безработице (или социальное пособие).

Подтверждение образования являлось обязательным условием для дальнейшей работы. Согласно установленным правилам, Евгению и Юлии надлежало прежде всего пройти практику в одном из медицинских учреждений. Врача с российским дипломом, даже если он свободно владеет немецким языком, до работы не допустят. И дело не в недоверии, а в кардинальном отличии российской и европейской системы медицинской подготовки и обслуживания населения. В советское время выпускника вуза направляли в тот или иной здравотдел и «прикрепляли» к поликлинике или больнице. На первых порах, пока не хватает практики, помогали коллеги. Позднее можно было получить дополнительное образование в Институте усовершенствования врачей или ординатуре при медицинской академии.

В Германии все обстоит иначе. Там за человеком с малых лет наблюдает и лечит так называемый семейный врач. Ведя пациента по жизни, он знает своего больного, как говорится, «от и до». Все сведения у такого врача занесены в компьютер – когда и чем болел, когда, где и чем лечили. Когда требовалось, то все необходимые сведения передавались в больницу по факсу или электронной почте. Эти записи хранятся до последних дней – недаром же человек годами вносил средства в страховой фонд.

В небольшом городе, где обосновались Полянцевы, можно было оценить организацию медицинского обслуживания. При каждом домашнем враче – штат младших медицинских работников: диспетчер, принимающий заявки по телефону, медсестра. Диспетчер при необходимости может вызвать реанимационную машину, направить к больному медицинский персонал и оказать первую помощь. Все действия – под контролем домашнего врача, специалиста широкого профиля.

– Отличия от России, конечно, чувствовались, – рассказывает Евгений Олегович. – Мы, отправляясь туда, полагали, что лучшей, чем у нас, подготовки и быть не может. Однако, когда познакомились с немецкой системой и попрактиковались в медучреждении, то утратили такую уверенность. Особенно нам это стало ясно после примерно года пребывания. Я убедился: у нас дают недостаточную как теоретическую, так и практическую подготовку. Уровень ее таков, что с нашим дипломом ты там домашним врачом работать просто не сможешь.

Были и другие отличия. Например, пришлось согласиться с выводом, что в России на учебу в медицинский институт поступают достаточно рано, когда человек еще не вполне осознает, чего он хочет, когда за него еще многое решают родители. За рубежом – учеба в школе до двадцати лет, затем служба в армии. Наконец, когда человек уже понимает, чего намерен добиться в жизни, тогда и поступает в вуз. Кроме того, за рубежом врачебной практикой большей частью занимаются мужчины – в отличие от России, где профессия врача считается женской.

Сравнивая организацию системы здравоохранения, Е.О.Полянцев отмечает, что у каждой системы есть свои плюсы и минусы. Да и провести перестройку на «западный лад» давно сложившейся российской системы было бы непросто, хотя перенять определенные практики не помешало бы. Сегодня главный вопрос в другом – нужно в корне менять финансирование отечественной медицины, повышать оплату труда медработников. Лишь тогда врач будет иметь возможность расти в профессии. А пока он даже не в состоянии приобретать крайне необходимую ему специальную литературу, медицинские журналы. Без этого, по словам Е.О.Полянцева, на Западе медики вообще не существуют, поскольку медицина – это очень развивающаяся, прогрессирующая наука.

– В России есть проблемы и с оснащением медицинских кабинетов современной техникой и оборудованием, – говорят Полянцевы. – Когда-то мы занимали в смысле оснащения наших поликлиник и больниц медтехникой достойное место. Только все это за последние десять-пятнадцать лет сильно поизносилось. Технику необходимо срочно заменять. В свое время Юле довелось поработать в нашем челябинском ожоговом центре, созданном профессором Р.И.Лившицем сразу после трагедии под Ашой в 1989 году, года при взрыве газа сгорели два пассажирских поезда с детьми. Этот центр был передовым. Позднее его многие годы возглавлял талантливый врач и неравнодушный человек М.Ю.Коростелев. Так вот, после знакомства с оснащением центра у нас создалось впечатление, что это почти образцовое учреждение. Теперь же, увидев многое, осознаешь, что это совсем не так. Хотя и в системе здравоохранения Германии не все гладко. Государство, точно так же, как и в России, старается переложить расходы и свою ответственность на кого-либо другого…

Впрочем, несмотря на некоторые пессимистические нотки, свойственные любому человеку, умеющему критически мыслить, перспективы профессионального роста здесь были более ощутимы. В 2003 году, после того как были пройдены курсы Отто Бенеке в Гамбурге для молодых врачей, а затем курсы в Дрездене по подготовке к экзамену на подтверждение диплома, предстояло сдавать госэкзамен в городе Ульм.

Новый важный этап начался после сдачи госэкзамена 4 мая 2005 года. Евгению и Юлии предложили работать в клинике города Мосбах, где они проходили годовую обязательную медицинскую практику уже в качестве полноценных врачей-специалистов. Затем Евгений принял участие в конкурсе на замещение должности врача уже в более солидном медицинском учреждении, клинике вблизи города Штутгарта, в которой насчитывалось уже 900 больничных мест.

Евгений съездил туда, успешно прошел собеседование и заключил четырехлетний контракт. Там он специализировался на гемодиализе – это метод прижизненного очищения крови больного посредством избирательной диффузии с помощью искусственной почки. Потом перешел в отделение «приемного покоя» и впоследствии работал в отделении гастроэнтерологии.

Проработав в двух больницах, в нескольких отделениях, в том числе отделении неотложной помощи (реанимации), а также в отделении широкого профиля, он, естественно, накопил большой опыт практической работы и приобрел дополнительные теоретические знания. Это послужило хорошей предпосылкой, чтобы в 2013 году Е.О.Полянцев смог перейти на новый профессиональный этап, переняв освободившееся место в Праксисе – частной практике семейного домашнего врача.

Надежным доказательством, что Полянцевы прижились на новом месте, стала дружба. Евгений практически сразу сошелся характером со своим коллегой, врачом-реаниматологом Матиассом Шельманом. Его фамилия переводится на русский язык как «колокольчик» – и вполне отвечала его веселому, «звонкому» характеру. Они вместе отдыхали, играли в футбол, а их жены одновременно рожали детей – в «своей» больнице.

В Германии у Евгения и Юлии родилось двое детей: в 2008 году – дочь Софи и в 2010 году сын Марк. Естественно, они сразу же стали предметом пристального внимания со стороны бабушек и дедушек. Мать Юлии Клавдия Васильевна, родители Евгения Олег Георгиевич и Надежда Александровна часто стали бывать в Германии – два-три раза в год.

Евгений и Юлия Полянцевы с дочерью Софи и сыном Марком, 2014 год

«Нам очень понравилось место, где живут дети, внуки, – рассказывает Н.А.Полянцева. – Места курортные – природа и чистейший воздух, какого в промышленном Челябинске так не хватает. И климат мягкий: зимы почти совсем нет, на лыжах не походишь. Правда, Евгений часто выезжает с семьей покататься на горных лыжах в Австрию, Швейцарию, Италию…»

Помогают быть ближе и не чувствовать особой разлуки и современные средства коммуникации: мобильная связь и интернет. Поэтому семейные новости расходятся в режиме реального времени – достаточно нажать на клавишу, чтобы увидеть друг друга.

К слову, о времени…

«Однажды, еще в Челябинске, мы просчитывали с сыном Евгением, что на утверждение его в Германии как врача потребуется лет пять-шесть, как минимум, – вспоминает О.Г.Полянцев. – Фактически на это ушло лишь три года. Евгений стал профессиональным врачом в 27 лет, преодолев многие трудности и полагаясь больше на свои силы. Он остался верен профессии и у него прекрасная семья; есть Дом и есть Дело, окруженные Любовью. А это главные ценности нашей жизни – других человечество пока не изобрело…»

 

Вепрев О.В., Лютов В.В., Полянцев О.Г. Полянцевы: История семьи. - Екатеринбург: Банк культурной информации, 2018.

Категория: Полянцевы: История семьи | Добавил: кузнец (03.03.2019)
Просмотров: 498 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: