Главная » Статьи » Отдельные проекты » Отдельные проекты

В ОТДЕЛЕНИИ МИЛИЦИИ 1
«Все изменяется, но ничто не исчезает». Так говорили когда-то древние философы. И говорили справедливо, словно заглядывая в будущее.

На историю Советского РОВД, и в целом Советского района, следует взглянуть именно по-философски – их становление шло под знаком постоянных метаморфоз, административных преобразований, мерцающих границ. Раз в десятилетие Советский район то обрастал новыми поселками, то разукрупнялся; отделения милиции, хотя и имели номера, но кочевали из одного райисполкома под присмотр другого. В общем, жили в постоянном обновлении, записывая свои исторические страницы на бланках разных районных администраций. Административно-территориальные реорганизации всегда были особым уделом Челябинской области – на ней «отрабатывались» механизмы различных нововведений, она не раз становилась экспериментальной площадкой для «обкатки» новых идей.

Впрочем, жизнь не стоит на месте, и перемены, в том числе административные, вполне логичны и ожидаемы. В этой любви к переменам достаточно сложно установить дату образования Советского РУВД. Нет, она существует вполне официально – 10 сентября 1937 года. Именно в этот день Президиум ВЦИК принял решение за номером 649/24 об образовании в Челябинске нового Советского района, выделив его из территории Кировского района. Соответственно, было образовано и отделение милиции, которое курировало новый район.

Между тем, это отделение уже имело свою историю. Еще в июне 1937 года появилось решение Президиума Челябинского городского Совета РКДД «Об укреплении районных советов г. Челябинска». Одним из пунктов стояло предложение заместителю начальника областной милиции «в декадный срок пересмотреть дислокацию отделений милиции с тем, чтобы создать в границах районов Кировского, будущего Советского, и Тракторозаводского по одному отделению милиции, а в Сталинском и Ленинском по два отделения».

В итоге на свет появилось 7-ое отделение милиции, которое и станет впоследствии Советским. Немало административных преобразований будет и позднее. Территории челябинских районов перекраивались многократно. Так, в 1944 году на базе Ленинского и Кировского районов, согласно Указу Президиума Верховного Совета РСФСР, был организован Железнодорожный район и, соответственно, созданы районный исполнительный комитет и отделение милиции. Железнодорожный район просуществовал до 1960 года, пока не перешел в состав Советского района.

Подведомственная Советскому районному отделению милиции – РОМу – территория оказалась огромной и включала в себя не только центр города с границей по проспекту Ленина, не только «традиционные» поселки, но и всю береговую линию реки Миасс, включая площадь будущего Шершневского водохранилища.

К концу 1960-х годов под водным зеркалом окажется целый ряд поселков, в том числе и знаменитое имение братьев Покровских, фамильный склеп Владимира Корнильевича Покровского, которому Челябинск во многом обязан проведением железной дороги. С заполнением Шершневского водохранилища закончится и своеобразный период сосуществования Советского и Сосновского районных отделений милиции. Разукрупнение Советского района произойдет в 1970 году, когда в Челябинске появится Калининский район, будут пересмотрены границы Центрального района. Наконец, последнее уточнение территорий и утверждение современных границ района произойдет уже в пореформенное время – в 1999 году.

Как бы то ни было, территориальная широта охвата и постоянное мерцание административных границ стали одним из исторических условий работы Советского РОВД, потребовали от сотрудников и руководителей неординарных решений в организации оперативной деятельности.

Искать следы первых руководителей Советского районного отделения милиции пришлось не столько в ведомственном архиве, сколько по линии районных администраций. Суть в том, что в «традициях» того времени начальники отделений милиции возглавляли и административные комиссии при райсоветах. Именно среди административных бумаг удалось обнаружить первого руководителя 7-го отделения милиции. Им был Петр Филиппович Глебский, который возглавил отделение уже в октябре 1937 года – по истечении всех кадровых неурядиц. Глебский продержался на своем посту относительно долго. Затем начинается настоящая кадровая чехарда. За два предвоенных года сменилось четыре руководителя, в 1941 году – три, также трижды менялись начальники отделения в 1942 году. До конца войны сменилось еще пятеро.

Безусловно, в такой ситуации выделить кого-либо и тем более выписать историю становления РОВД через «эпохи руководителей» не представляется возможным. Да и «проявляли» они себя, судя по доносам и докладным запискам, совершенно в духе того времени – как «враги народа» и дети «врагов народа», как немецкие или японские шпионы. Участь их была предрешена молохом репрессий и не предполагала иного пути, как через камеры родного же НКВД.

Первые шаги Советского отделения милиции оказались достаточно прогнозируемыми. Район был челябинскими воротами, и через них шел большой людской поток. Это и определяло основные формы и методы работы сотрудников милиции. К слову, «день рождения» милиции Советского района пришелся как раз на генеральную чистку города от нищенствующих элементов. В протоколах тех времен милиции предписывалось «всех не прописанных в Челябинске нищенствующих лиц немедленно отправить за пределы города, а в случае возвращения привлекать к судебной ответственности». Тех нищих, кто мог работать, - «трудоустроить в предприятиях и мастерских города». Причем, «изъять и взять на учет всех нищих» предстояло в весьма короткие сроки – в течение трех дней. Под эту акцию начальники отделений и участковые должны были провести совместные совещания с членами бюро Собеса, со всеми заведующими магазинов и рынков, с комендантами и дворниками.

К концу 1930-х годов Челябинск изменился – он стал далеко не тем, чем прежде. Он совершил индустриальный прорыв, выстроил тракторный гигант, первый ферросплавный завод, стал мощным транспортным узлом, многократно увеличил темпы жилищного строительства. Обратной стороной медали стал рост преступности, и, прежде всего, хулиганства.

Во многих архивных документах, протоколах президиумов райисполкомов, горисполкомов тех времен прослеживается очень ясная и верная мысль – успешно бороться с преступностью, с хулиганством можно лишь всем миром, не «свешивая» проблему только на органы внутренних дел. Многие протоколы представляют собой целый спектр профилактических мер, реализовать которые можно лишь совместными силами – и милицией, и обществом. Советское отделение милиции, равно как и другие РОМы, выстраивало свою работу в соответствии с протоколом Президиума горсовета от 20 августа 1937 года.

Это постановление сохранилось и во многом показательно. Чтобы «обеспечить в ближайшее время перелом в сторону значительного снижения проявлений хулиганства и краж», в нем был предложен комплекс мероприятий, который вполне актуален и сегодня. В частности, предлагалось «просить профсоюзы и комсомольские организации развернуть через депутатские группы… клубы, избы-читальни развернуть воспитательную работу по предупреждению пьянства, хулиганства и других видов нарушений общественного порядка – в ЖАКТах (жилищно-коммунальные службы), рабочих общежитиях, бараках и в местах общественного пользования».

Также предлагалось «обязать директоров промышленных предприятий и строительных организаций немедленно включиться в работу по устранению причин, порождающих хулиганство, путем оборудования клубов и культурных очагов для проведения массовых культурно-просветительских мероприятий, обеспечивающих нормальный отдых рабочих и молодежи». Наконец, сближая милицию и общество, комсомольским организациям надлежало вести «подбор и выделение лучших работников в бригады помощи милиции». Особая ответственность председателей райсоветов и начальников районных отделений касалась профилактики пьянства.

Постановлением предписывалось в кратчайшие сроки «пересмотреть все предприятия, торгующие спиртными напитками с целью перенесения их из мест, пораженных хулиганством». Одновременно предлагалось «принять решительные меры к прекращению продажи спиртных напитков несовершеннолетним» и прекратить торговлю спиртными напитками, за исключением пива, в парках и местах отдыха. К слову, в том же городском саду, по решению горсовета, был образован «паркоприемник» для пьяных, а здравотдел выделил специально оборудованную автомашину для постоянного дежурства.

Не был забыт и базовый принцип неотвратимости наказания, в отличие от нашего пореформенного времени с его социальным безразличием к правонарушениям. Так, постановлением поручалось прокуратуре и народным судам «обеспечить быстрое рассмотрение дел о хулиганах в нарсудах, применяя к ним строгие меры, практикуя рассмотрение дел показательными процессами». Милиции вменялось «обо всех случаях нарушений сообщать по месту работы для общественного воздействия».

Последняя мера вообще станет «завоеванием развитого социализма», а сила общественного порицания станет существенной мерой профилактики правонарушений. Немало поспособствуют этому и газеты. Уже с тех времен и в «Челябинском рабочем», и в многотиражках, будет практиковаться «систематическое освещение характерных случаев хулиганских проявлений и приговоров нарсудов над хулиганами». Наконец, начальникам районных отделов вменялось в обязанность «ставить в известность председателей райсоветов обо всех выдающихся преступлениях». Эта мера в дальнейшем станет основой партийного и советского контроля за деятельностью народной милиции.

На бумаге всегда все гладко. На деле организовать работу по охране общественного порядка оказалось намного сложнее. Основной проблемой Советского отделения стал «квартирный вопрос». Несмотря на то, что «в целях быстрейшего пресечения преступлений» райсоветам было предложено отвести помещения для резиденций и квартир участковым инспекторам и установить там телефоны, в том числе и на отдаленных окраинах, свободных квадратных метров зачастую не оказывалось. Что говорить, когда само помещение 7-го отделения было абсолютно не пригодным для работы и подлежало сносу! Этот вопрос не раз поднимался накануне войны. Лишь в мае 1941 года проблема с помещением несколько утряслась, и 7-ое отделение обосновалось в здании бывшей сберкассы на улице Кирова.

Не все удачно складывалось и с борьбой с хулиганством. В 1939 году, к примеру, работа административной комиссии по профилактике хулиганства и беспризорности была признана неудовлетворительной. Так, на одной из сессий Советского районного Совета даже состоялась показательная перепалка между депутатами и заместителем начальника отделения. Депутаты упрекали сотрудников милиции в том, что «когда работники райкомхоза задержали в сквере хулиганов, которые портили газоны, милиция их не наказала». Заместитель начальника, хотя и признал ошибки, все же добавил:

- Да, первое время мы затягивали дела о хулиганстве, так как не было ясности порядка их разбора. Кроме того, граждане нам плохо оказывают помощь при задержании, не идут в свидетели. Бывают случаи приведения в милицию, а свидетелей нет, подтвердить некому, и работа идет впустую. Виной этому, конечно, слабая разъяснительная работа как с нашей, так и с вашей, товарищи депутаты, стороны…

Тем не менее, с административными делами, которые сегодня буквально захлестнули милицию и «обрушили показатели», удавалось справляться. Так, в мае 1941 года в 7-ое отделение нагрянула проверка по ведению административных дел. «Все дела рассматриваются законно, - говорилось в отчете. – Невзысканных дел не имеется. Административных дел зарегистрировано 368, из них разобрано 350 дел. Все дела разбираются своевременно. Просроченных дел по разбору не обнаружено. Незаконного наложения штрафа нет. Хранение и учет поставлен хорошо…» Через месяц начнется Великая Отечественная война…
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: Отдельные проекты | Добавил: кузнец (15.01.2010)
Просмотров: 438 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: