Главная » Статьи » Отдельные проекты » Отдельные проекты

СОВЕТСКАЯ ЭПОХА СОВЕТСКОГО РОВД 1
Человеку свойственно идеализировать свое прошлое. Поэтому по-человечески объяснимо настроение сотрудников милиции, вышедших в отставку, ветеранов, которые, вспоминая прошлое, с гордостью говорят: «Да, были люди в наше время…» Сменятся и нынешние поколения, а значит и наша пореформенная эпоха рубежа веков также станет легендарной, особенной по своему характеру, делам, людям.

Тем не менее, когда ветераны называют 1960-80-е годы «золотым веком советской милиции», они имеют на это особое право – по всем показателям, которые когда-либо применялись в оценке милицейской работы, это было самое позитивное и эффективное время, наиболее безопасное для жизни, пусть и проникнутое духом «кодекса строителей коммунизма».

«Легких времен», как говорят ветераны, в милиции никогда не было, да и «золотой век» начинался далеко не идеально. Тогда, в конце 1950-х - начале 1960-х годов, опьяненные хрущевской оттепелью идеологи доказывали, что с приближением коммунизма преступность будет сокращаться чуть ли не автоматически, как само собой разумеющееся. Под эту идею «подвели» вполне конкретное решение – сократили государственные ассигнования на развитие правоохранительных органов.

Одновременно началась реорганизация МВД. В августе 1962 года МВД РСФСР было переименовано в министерство охраны общественного порядка – МООП. Как и прежде, Челябинск стал экспериментальной площадкой – теперь уже по ведомственной линии: область – город - район.

Серьезной ошибкой реформаторов стало упразднение городского УВД, координировавшего деятельность районных отделений. Решение основывалось на том, что в качестве координатора достаточно и областного Управления. Изъятие городского «звена» будет дорого стоить - райотделы оказались буквально завалены работой, в том числе и той, которая выходила за пределы «районной компетенции».

Сотрудники еле успевали перевести дух. Иллюзорность таких начинаний на местах была очевидна. Более того, в 1962-63 годах был зафиксирован резкий всплеск рецидивной преступности. Это было связанно с массовой амнистией, открывшей тюрьмы и лагеря. Практически во все крупные города нахлынули бывшие бандиты. Сразу же возросло число убийств, грабежей и краж. Так что «коммунистическое завтра» снова откладывалось на неопределенный срок…

Райотделы по определению находятся на передовой милицейской работы. Это положение «на земле» сослужило добрую службу – многие непродуманные начинания «сверху» останавливались здравым смыслом «снизу». Безусловно, в подобной динамике преобразований существенное значение имела позиция руководителей районных отделений, которым каждый раз приходилось примерять нововведения на свои территории.

В 1961 году Советское районное отделение милиции, которое было самым большим в городе, возглавил Геннадий Иванович Иванов и вывел его в один из лучших в Челябинской области. Конечно, в том, что Иванов сумел в короткие сроки наладить работу на месте, сказался фактор знания вверенной территории и структуры преступного мира, сформировавшейся во второй половине 1940-х годов и в 1950-е годы.

В свое время Иванову пришлось плотно поработать в учетном отделении в группе по рассмотрению жалоб и заявлений спецпереселенцев. Послевоенное наследие выразилось в различных маргинальных группах - это и бывшие трудармейцы, и граждане «неблагонадежных национальностей», и спецпоселенцы, которые юридически и являлись свободными лицами, но на деле оказывались людьми «второго сорта», а их дети «отверженными». Старшему поколению памятно это противостояние - в подростковой и молодежной среде, негласно разделенной на «отверженных» и «правильных», жестокие стычки и драки на этой почве были делом обыденным.

С первых дней вступления в должность Иванов уделил большое внимание подбору, расстановке и воспитанию кадров. Опыт работы с 1956 года по 1961 год следователем особой инспекции, оперуполномоченным и старшим уполномоченным по личному составу отдела кадров УВД Челябинского облисполкома позволил со знанием дела подходить к вопросу формирования резерва. Он лично отбирал и направлял на учебу сотрудников, которые в дальнейшем могли работать и повышать уровень знаний по линии ОУР и ОБХСС.

С учебой тоже было не все ладно. Школы милиции лишь набирались опыта, формировали методики обучения, разрабатывали спецдисциплины. Не всегда выпускники оказывались подготовленными – основную массу знаний получали уже на местах.

Так, в декабре 1963 года Иванов напишет в Елабужскую школу милиции: «При организации и совершенствовании учебного процесса просим учесть наши замечания и пожелания: 1. В период прохождения практики и учебы, при решении любых вопросов больше развивать у курсантов инициативу, самостоятельность. Например, при решении вопроса о целесообразности заведения агентурного дела, дела предварительной проверки, осуществления вербовки и проведения тех или иных мероприятий по раскрытию преступления. 2. Прививать курсантам чувство любви, а также необходимые качества в работе с агентурой. Разъяснять им, что работа с агентурой является наипервейшей обязанностью оперативного работника ОУР и ОБХСС. Без работы с агентурой не может быть и речи об оперативном обслуживании участка и организации оперативного учета. 3. Культура в работе – это прежде всего. Поэтому необходимо требовать от курсантов, чтобы… чисто и грамотно оформляли документы, а также и дела, находящиеся у них в производстве».

Ветераны всегда с теплотой говорят о Геннадии Ивановиче. Для многих, как, например, для Пархоменко, он оказался первым начальником:

- Он не мог не понравиться – даже по своей выправке: бывший авиамеханик, хороший спортсмен, футболист; всегда подтянутый, жесткий. Хотя и встречал нас, новоиспеченных сотрудников, очень приветливо. Конечно, запомнился своим профессионализмом, спокойным и взвешенным подходом к делу. Он всегда держал на контроле нашу работу, часто проверял, смотрел дела. Но разносов ради разносов не устраивал - больше подсказывал, помогал, учил.

Не забывал Иванов и об организации спортивно-массовой работы, в результате чего коллектив активно участвовал во всех спортивно-массовых мероприятиях. При этом Иванов искренне считал, что это базовый принцип не только в сплочении коллектива, но и в профессиональной подготовке – чтобы при выполнении служебных обязанностей, которые, как правило, не имели часовых границ, суббот и воскресений, сотрудники не «замаривались», не теряли выносливости и бдительности. По этим параметрам Советский РОМ также был лучшим в области.

Самым богатым на приятные события можно назвать 1962 год. Тогда был установлен ежегодный профессиональный праздник - День Советской милиции (10 ноября). Введено торжественное принятие Присяги, учреждены преходящие красные знамена Челябинского горисполкома и облисполкома.

Но главное, Советское районное отделение праздновало новоселье - в здании на улице Константина Монакова. До этого отделение располагалось на первом этаже обычной жилой пятиэтажки по улице Клары Цеткин.

При Г.И. Иванове направляются и утверждаются на должности в Советский РОМ легендарные оперативники: Рудольф Павлович Дергунов и Андрей Васильевич Завозин, будущие руководители Советского РОВД.

Рудольф Павлович Дергунов еще в начале 1950-х годов прошел обучение в специальном училище по линии комитета госбезопасности как «оперативник с внедрением» и раскрытием групповых хищений. Как отмечалось в аттестации: «Приобрел навыки в правильном анализе следственных материалов, приемах и метода разоблачения преступников. Кроме того, приобрел практический опыт в составлении следственных документов и систематизации следственных материалов по одиночным и групповым делам…» В служебной характеристике от 30 апреля 1957 года на оперуполномоченного отдела уголовного розыска Управления милиции города Челябинска Р.Д. Дергунова отмечалось: «Работая в данной должности и возглавляя оперативную группу по обслуживанию рынков, скупочных магазинов, Дергунов только за четыре месяца раскрыл 24 кражи государственного и личного имущества граждан и одно уличное ограбление…»

В сентябре 1965 года Дергунов будет утвержден на должность начальника Советского РОМ. Одной из отличительных черт его руководства, как отмечалось в поздних аттестациях, была четко поставленная оперативно-служебная работа личного состава, а также совершенствование форм и методов раскрытия уголовных преступлений. Ему пришлось самым плотным образом воплощать в жизнь новый закон об административном надзоре за лицами, освободившимися из мест лишения свободы. В том, что эта идея имеет важное профилактическое значение, не сомневался никто. Но и объемы работы оказались колоссальными.

Летом 1968 года Дергунов докладывал на постоянной комиссии по соцзаконности и охране общественного порядка Советского районного Совета депутатов: «С момента издания закона об административном надзоре в Советском районе было взято под адмнадзор 132 человека. Из этого числа в отношении 45 человек вынесено постановление о снятии надзора в связи с тем, что они правильно себя ведут и связи с преступной средой не поддерживают. 25 человек привлечено к уголовной ответственности за нарушение поднадзорными установленного режима. 46 человек привлечено к уголовной ответственности за совершение преступлений. В настоящее время под надзором находятся 56 человек. Кроме того, в районе сейчас находится 150 человек судимых за опасные преступления… Однако всех под надзор мы взять не можем… Устанавливая режим поднадзорному, мы организовали контроль через участковых, жильцов дома, в котором поднадзорный живет, и администрацию предприятия, где он работает, путем направления писем. Недавно коллегия УООП рассматривала состояние работы по установлению надзора в органах милиции Челябинской области и работу Советского РОМ отметила с положительной стороны…»

При Р.П. Дергунове в середине 1960-х годов началась перестройка здания Советского РОВД. Вообще, ветераны рассказывали немало легенд и историй об этом здании. Многие из них - тихий ужас. Например, говорили, что в подвале здания райотдела оперативники когда-то брали знаменитого бандита Ваньку Косого, своего рода Леньку Пантелеева челябинского розлива. Так что кого и чего только не было в тех подвалах на месте сегодняшнего Управления!

В октябре 1968 года Советский РОВД возглавил Андрей Васильевич Завозин. Шесть лет назад он был назначен начальником отделения уголовного розыска Советского районного отделения в порядке выдвижения по службе с должности старшего оперуполномоченного уголовного розыска ОУР УООП Челябинского облисполкома. Достаточно быстро освоился с обстановкой в районе, изучил личный состав отделения.

В течение года, как говорилось в служебных аттестациях, «осуществил правильную расстановку оперативного состава и обратил особое внимание на улучшение оперативной работы, а также взаимосвязь с другими службами районного отдела милиции и горотделом. Все это позволило отделению уголовного розыска из года в год добиваться положительных результатов».

«За время работы в должности начальника отделения уголовного розыска, - отмечено в личном деле, - А.В. Завозин путем умелой организации работы добился такого положения, что отделение уголовного розыска Советского РОМ в целом в 1963-65 годах по всем показателям оперативно-розыскной работы занимало первое место в области. По итогам оперативной работы и раскрываемости совершенных преступлений Советский ром в 1966 году и в первом квартале 1967 года занял первое место в области». Его «коньком» стала работа с агентурой – основным источником оперативной информации. В частности, в служебной аттестации Завозина от 7 сентября 1965 года отмечалось: «При помощи агентуры раскрыто 95 преступлений, что составило 40 процентов к общему числу раскрытых преступлений, предотвращено 124 преступных замысла, что составило 50 процентов к числу раскрытых преступлений…»

Проработав в должности до 1965 года, А.В. Завозин занял должность заместителя начальника райотдела по оперативной части. В 1967 году коллектив Советского РОМ будет награжден переходящим Красным Знаменем Челябинского облисполкома. Этот успех разделили по праву и Р.П. Дергунов, и А.В. Завозин.

Стиль руководства и расстановка приоритетов, конечно, за десятилетие существенно изменились. Если у Г.И. Иванова, к примеру, была поставлена на высоту работа по линии ОБХСС, то у А.В. Завозина – работа по линии уголовного розыска. Завозин лично участвовал в раскрытии сложных уголовных преступлений. Раскрываемость по горячим следам была одна из лучших в городе. В отчетах за 1972-73 год говорится: «В результате правильного руководства и умелой мобилизации личного состава раскрываемость составляет 97 процентов. Снижено на 38 процентов количество тяжкий телесных повреждений, убийств – на 44 процента, краж государственного имущества – на 7 процентов… Улучшилась раскрываемость по «горячим следам», которая за год составила 79,5 процентов. По итогам работы за 9 месяцев 1973 года Советский РОВД занял второе место среди райотделов города…»

Огромный опыт определил и характер отношений начальника райотела с личным составом. Выходец из деревни, участник войны, Завозин прекрасно разбирался в людях. Спокойный по характеру, он никогда ни на кого не кричал, не устраивал разносы, не грубил. Вообще, легко находил взаимопонимание.

Когда он стал начальником РОВД, как вспоминают ветераны, то особое внимание уделил кадрам – подбирал, по возможности, опытных людей; по меньшей мере, чтобы даже при беглом осмотре места происшествия или трупа могли сразу определить: убийство это или нет. Если кто-то подводил и не справлялся с работой, он говорил как есть: - Не можешь справляться, то лучше найти более спокойное место. Давайте заниматься каждый своим делом…

В 1974 году Завозин пошел на повышение. На его место был назначен Рудольф Иванович Левин. В органы милиции он пришел в 1963 году, был заместителем начальника отдела по политико-воспитательной работе Ленинского РОВД, затем работал в аппарате отдела уголовного розыска УВД области. Левин проработает в должности начальника Советского РОВД недолго – полтора года.

В декабре 1975 года его сменит Анатолий Степанович Прохоров. Анатолий Степанович Прохоров десять лет проработал на труднейшем участке – в Ново-Синеглазовском отделении внутренних дел. В одной из служебных аттестаций есть примечательные строки: «Следует обратить внимание тов. Прохорова в дальнейшей работе не бояться трудностей и смелее проводить все оперативные мероприятия…»

Он и не боялся трудностей, все старался довести до логического завершения. Добился не без труда введения патрульной радиофицированной службы в поселке. В 1970 году Синеглазовское отделение добилось снижения уголовной преступности с 66 до 50 случаев. С охраняемых объектов в 1970 году не было допущено ни одной кражи.

В 1971 году с должности начальника Ново-Синеглазовского отделения Прохоров был выдвинут на должность заместителя начальника Советского РОВД по службе. По своим функциональным обязанностям Прохоров отвечал за организацию работы отдела охраны объединенного дивизиона, медицинского вытрезвителя, паспортного отделения и ГАИ. Как записано в личном деле, большой опыт милицейской работы, хорошее знание территории района, оперативной обстановки помогли Прохорову правильно организовать взаимодействие всех служб по единой дислокации в предупреждении и пресечении уличных преступлений, нарушений общественного порядка. В 1975 году объединенный дивизион по итогам года и социалистического соревнования среди городских и районных органов милиции займет первое место в области.

В конце 1975 года Анатолий Степанович Прохоров возглавит Советский РОВД.

- О своей работе он мало что рассказывал, - вспоминает его жена Тамара Николаевна. - Хотя я знаю, что в обеспечении оперативной работы на него, как на руководителя, свалилась тысяча хозяйственных мелочей. Самой больной темой был транспорт, которого катастрофически не хватало, и вечный дефицит бензина. Анатолию Степановичу приходилось договариваться с различными предприятиями – кто что может сделать. Сломался автомобиль – кто возьмется ремонтировать, и так далее. Не менее сложным – как всегда в России – оказался квартирный вопрос. Добиваться выделения квартир для сотрудников приходилось, как говорится, с боем. Что греха таить, иногда приходилось идти на ухищрения. Так, для нескольких сотрудников милиции Анатолий Степанович подписал прописку в бараках под снос. Бараки снесли – милиционеры получили новое жилье…

В первый же год его работы разгорелся скандал. Здание Советского райотдела весьма небольшое, и помещений всегда катастрофически не хватало. Приходилось «подселяться» в других зданиях. В 1975 году на уровне области было принято решение «поджать» паспортный стол, а в высвободившихся помещениях устроить вытрезвитель. Буквально заперли паспортистов в двухэтажном жилом доме. Анатолий Степанович пытался «продавить» отмену этого решения.

- Тебе надо, ты и строй, - слышал в ответ. Проблему удалось разрешить лишь через два года.

- Его отношение к людям всегда было очень ровным, спокойным, внимательным, - вспоминают ветераны. - При нем начинали работать такие замечательные сотрудники, как Валерий Иванович Маскаев, Валерий Науменко, Нина Петровна Залеская и многие другие. Он был очень внимателен к женщинам. Всегда улыбался, пропускал вперед. Он замечательно готовил – особенно любил печь пироги. Вкусные, с тонкой верхней корочкой – пальчики оближешь. Этот вкус до сих пор помнят многие, которые работали рядом с ним…

Ровной истории не бывает, как не бывает побед без поражений, взлетов без падений. В «золотом веке» Советского РОВД было свое кризисное время – конец 1970-х годов. Это был очень сложный период. Объективно изменилась обстановка, в которой работала милиция, значительно повысился уровень напряженности, рост преступности. Менялись, соответственно, и требования, особенно к руководству, нужны были новые люди, которые смотрели бы иначе на современные проблемы в работе милиции.

- В этой ситуации, безусловно, сложнее всего пришлось моему предшественнику, начальнику Советского РОВД Прохорову, - рассказывает Виктор Владимирович Эбингер, возглавивший райотдел в 1980 году. - Он попал в неприятные ножницы – в новой ситуации нельзя было управлять старыми методами. Отношения с Прохоровым у меня всегда были нормальные; он хороший мужик, грамотный, опытный. Вот только время было уже не его. И по-человечески весь драматизм его ситуации понять можно. Все решила инспекторская проверка, которая прошла в мае 1980 года. Итоги проверки для Советского РОВД оказались неутешительными – работа была признана неудовлетворительной и, соответственно, было предложено «принять меры в отношении руководства».

- Для коллектива Советского РОВД день 16 июня 1980 года стал настоящим шоком, - вспоминает В.В. Эбингер. - В один день были отстранены начальник райотдела, начальники штаба и следствия, заместитель по оперативной работе. Следом представили меня, нового руководителя РОВД.

Как это всегда бывает в таких случаях, все ждали, что «новая метла будет мести по-новому». Между тем, на следующий день после своего представления Эбингер собрал коллектив и сказал:

- Все, не будем вести никаких ненужных разговоров. Никто из Советского райотдела не уходит.

У него были веские, основательные причины для такого решения. Советский РОВД очень сильно отличался от других райотделов – например, от «молодого», недавно образованного Калининского РОВД, где на то время личный состав был собран с миру по нитке. Здесь же люди работали одним составом долгое время, прекрасно знали друг друга, хорошо владели оперативной обстановкой в районе. Вообще, по профессиональному подбору здесь, как говорится, «пыли было мало» - практически все на своем месте и хорошо знают дело.

- У коллектива Советского РОВД была уникальная черта – человечность в служебных отношениях, - говорит Виктор Владимирович. - И это качество являлось чрезвычайно ценным. К тому же, мне было ясно, что нет никакого смысла перетряхивать весь райотдел. Следовало лишь качественно изменить руководящий, командный состав.

При назначении В.В. Эбингер поставил одно условие – взять с собой из Калининского РОВД, где он работал, тех, кого посчитает нужным. Заместитель начальника городского УВД Николай Лукьянович Кравчук согласился. Тогда, летом 1980 года, в Советский РОВД пришли Николай Васильевич Бойченко, ставший заместителем по оперативной работе, Олег Николаевич Гульковский, назначенный начальником штаба, Николай Иванович Сильвестру, возглавивший следствие.

- Мы начали «разруливать» ситуацию, - вспоминает В.В. Эбингер. - Первую и главную задачу очень ясно сформулировал Н.Л. Кравчук: «Ни шагу назад» - по показателям. Иными словами, не допустить никакого роста преступности, ухудшений в оперативной и следственной работе. Первые полгода мы практически ночевали в райотделе – приходили на работу к шести утра и уходили далеко за полночь. В декабре мы уже почувствовали перемены – работать стало легче.

Во многом был задействован кадровый потенциал Советского РОВД. Команда сложилась сильная. Особую роль играли дежурные помощники начальников отделений – «ночные директора», как их называли, – Петр Лазаревич Горештейн, Юрий Геннадьевич Гордиевский, Николай Александрович Пархоменко. Они всегда держали руку на пульсе, прекрасно владели оперативной информацией. Кроме того, ночное дежурство крепко воспитывало характер – на них лежала ответственность за оперативное принятие решений, причем, самостоятельных.

Была еще одна примечательная деталь. Руководящий состав Советского РОВД в начале 1980-х годов оказался достаточно молодым – и по возрасту, и по званиям. Возглавлял РОВД капитан, его заместители – старший лейтенант, лейтенанты. Такого не было ни в одном другом райотделе. На поверку вышло, что на тот период времени это было правильным кадровым решением, и молодой азарт вытянул работу отдела на иной уровень.

- Свою первую победу мы праздновали в 1981 году. Тогда, по итогам работы, мы впервые за 10 лет «отобрали» переходящее Красное Знамя у Металлургического РОВД. Это было настоящее событие. Металлургический райотдел – один из сильнейших в области, это базовый райотдел союзного значения! А дальше уже был азарт. Когда в городе Знамя взяли, коллектив почувствовал свою силу. Можно сказать, нам стало тесно в городе. Работали с особым подъемом. И по итогам 1982 года Советский РОВД стал лучшим в Челябинской области…

Тогда же, в 1982 году В.В. Эбингер передаст Советский РОВД, который работал стабильно и надежно, новому начальнику – Николаю Васильевичу Бойченко.

- Невысокого роста, худощавый, Бойченко заводился, как пружина, взрывался, - рассказывает Игорь Владимирович Яковлев. - Но настолько был профессионалом своего дела, что взрывной характер сразу уходил на второй план. Если он выезжал на место преступления, то из всех предварительных версий выбирал решение, как говорится, «в елочку» - очень точно. Именно это профессиональное чутье, умение сконцентрировать силы и направления поиска, делали его для сотрудников Советского РОВД непререкаемым авторитетом.

- Порой казалось, что он всегда прав. В какой-то мере, именно Николай Васильевич составил для многих из нас первое впечатление о милиции и о профессионализме руководителя. Авторитет начальника районной милиции – это важный показатель и для района в целом, для его повседневной жизни и работы.

- Николай Васильевич Бойченко - очень легендарная личность, - рассказывает глава Советского района Михаил Васильевич Буренков. – Помню одну примечательную историю. В 1980-х годах у нас лопнула колющенская теплотрасса-семисотка, и 300 домов было отключено. ЧП огромного масштаба, жители находились в нервном напряжении. Бойченко много помогал: выделял наряды, перекрывал участки. В общем, занимались вместе целую неделю…
Категория: Отдельные проекты | Добавил: кузнец (15.01.2010)
Просмотров: 1305 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: