Главная » Статьи » Южноуральский биограф » Современники (XX-XXI вв.)

ПАРЛАМЕНТСКАЯ ЭПОХА ВИКТОРА ДАВЫДОВА (2005 г.)
Каждому человеку дано свое дело, и каждому делу – свое время.
Сенека.
 
Виктор Федорович Давыдов, председатель Законодательного собрания Челябинской области, умер ночью 19 июня. Приехавшие врачи скорой помощи оказались бессильны что-либо сделать – у них попросту не было времени. Утром, в понедельник, и в ЗСО, и в администрации области стояла странная тишина, похожая на совершенную растерянность. Как же так? почему? разве это может быть правдой? Все слишком неожиданно, невероятно. В сентябре Виктору Федоровичу исполнилось бы всего 56 лет, и вдруг…
 
 
СТАРАЯ ШКОЛА
 
 «Бояться нужно не смерти, а пустой жизни», - говорили древние, и вряд ли эта мудрость будет зависеть от эпох или политических систем. В идеологическую советскую эпоху, к слову, прослыть «пустоцветом» было равнозначно человеческой трагедии, «крестом на жизни». Первое послевоенное поколение чувствовало это подкожно. Не был исключением и молодой слесарь ТЭЦ-1 Виктор Давыдов, который в конце 1960-х годов отправился завоевывать новые знания, поступив на металлургический факультет Челябинского политехнического института.
 
Металлургический факультет для искони «железоделательного» Урала – не просто alma mater. Это стальной нерв, своеобразная основа кадровой школы. Как ни старался декан факультета Давид Яковлевич Поволоцкий внушить студентам, что он готовит, прежде всего, металлургов, а не государственных деятелей, судьба распорядится по-своему – из стен факультета выйдет и будущий председатель ЗСО, и, чуть раньше его, будущий губернатор Челябинской области Петр Сумин. Их дружба – оттуда родом.
 
Советская эпоха выплавляла свои кадры в заводских цехах. Эта истина оказалась гораздо глубже нынешней «деньги к деньгам» - тяжелая школа жизни не в пример «карьерной лестнице» от одного кресла к другому. «Иди на производство, - наставлял молодежь тогдашний первый секретарь обкома Г.Г. Ведерников. – Тогда все дороги будут тебе открыты».
 
В 1974 году молодой инженер-металлург Виктор Давыдов приедет в Сим – на механический завод. Долгое время работал мастером и начальником цеха; затем – заместителем председателя профкома, начальником отдела материально-технического снабжения и, наконец, генеральным директором Симского агрегатного производственного объединения Минавиапрома. Снова почувствует нехватку знаний – окончит в 1991 году Академию народного хозяйства при Совмине СССР…
 
МЕЧИ НА ОРАЛА
 
- Когда я работал генеральным директором в Симе на «Агрегате», к власти пришел Горбачев, - рассказывал Виктор Федорович. – Времена для нас, оборонщиков, наступили сложные. Раньше перед нами стояли такие масштабные задачи! А тут такое… У меня до перестройки предприятие на 97 процентов выпускало оборонную продукцию и только 3 процента – товары народного потребления…
 
Эпоха «вхождения в рынок» поставила заводы на грань выживания. Выплывет предприятие из этой пучины – хорошо, не выплывет – значит, так тому и быть. «Танки и истребители нам не нужны, будем делать кастрюли». Слышать это из уст первых лиц государства было больно, еще тяжелее понимать, что высокие технологии пущены на производство дверных петель. Конверсия стала не просто тяжелым испытанием – для многих предприятий ОПК это был роковой поворот.
 
- Я очень хорошо помню постоянное напряжение того времени, - вспоминал Виктор Федорович. – Решения нужно было принимать очень быстро и фактически на ходу менять весь производственный процесс. Мы справлялись, но ситуация действительно была критическая. Нужна была поддержка государства…
 
Самой большой бедой, по словам Виктора Давыдова, стал развал всех производственных связей. Предприятия оказались одинокими игроками на рыночном поле, и никто не знал, куда выведут реформы и что будет дальше. Решить проблемы оборонного завода в маленьком провинциальном Симе, который, как и другие горнозаводские города, стал «заложником» градообразующего предприятия, не представлялось возможным.
 
Впрочем, и Челябинск мало чем мог помочь. Тем не менее была надежда «хоть на каком-то законодательном уровне стабилизировать ситуацию» - и в 1994 году Виктор Давыдов стал кандидатом в депутаты областной Думы от Ашинского избирательного округа:
 
- Я потому и принял для себя решение избираться в областную Думу, чтобы хоть как-то повлиять на ситуацию. Просто невозможно было смотреть, как все гибнет. Изменить все в одночасье, как по мановению волшебной палочки, невозможно. И человеку, вышедшему из строгих белых халатов оборонного комплекса, пришлось выстраивать себя почти заново.
 
 ПЯТНАДЦАТЬ
 
Тогда, в 1994 году, Виктор Давыдов попал «из огня да в полымя». Политическая жизнь Челябинской области еще не оправилась от двоевластия, противостояния П. Сумина и В. Соловьева; еще кипели страсти вокруг выборов и их легитимности; и все это происходило на фоне расстрела Белого дома в Москве, безудержной приватизации, ликвидации советов; бурного оттока капиталов и бесконечно-благостных либеральных обещаний.
 
Назвать Челябинскую областную Думу образца 1994 года представительной можно было лишь с большой натяжкой – всего 15 человек (хотя по законодательству допускалось 50 депутатов). Тем не менее ее состав оказался значимым: В. Рашников (ММК), В. Прокудин («Мечел»), А. Белошицкий (Южно-Уральское управление строительства), В. Чернобровин (ЧЭМК). Возглавлял Думу В. Скворцов – после его избрания генеральным директором Златоустовского метзавода спикером Думы станет Виктор Давыдов.
 
О первой областной Думе Виктор Федорович рассказывал много:
- Интересная у нас была Дума! Голосование всегда проходило жарко: судьбу многих вопросов решал один голос – восемь голосовали «за», семь – «против». К тому же мы не имели за плечами необходимого опыта. Работать было тяжело. У меня как депутата были Ашинский, Каслинский, Катав-Ивановский районы, половина Саткинского, Усть-Катав и Трехгорный. Одного депутата на такую территорию явно не достаточно. Что можно решать в таких условиях? Вот ты 1-го числа уехал, а 30-го возвращаешься с больной головой и сделать ничего не можешь, поскольку в бюджете попросту нет денег…
 
Не одним безденежьем и тотальным взаимозачетом испытывалась первая Дума. Давно стала притчей зависимость Думы от администрации В. Соловьева. Иногда депутатам-хозяйственникам говорили: голосуй за то или иное решение, а иначе мы подведем твое предприятие под процедуру банкротства или вообще снимем с должности, и тем самым почти не оставляли выбора.
 
Хотя и «карманной Думы» тогда не вышло. Было бы счастье, да несчастье помогло – работать приходилось в условиях полного упадка промышленного производства. Здесь не до интриг. «Мы просто старались сдерживать темпы падения производства. Другой задачи объективно не было. Ни о каком развитии речи не шло». Лишь много позднее, в 1999 году, уже после испытания дефолтом, в Челябинской области был принят закон «О промышленной политике» и утверждена Концепция промышленной политики – документы, благодаря которым удалось остановить промышленный спад и создать условия для роста промышленного производства. Эти документы в полной мере можно назвать наследием Виктора Давыдова.
 
Впрочем, есть еще один документ, который Давыдов называл главным своим достижением и достижением своих первых пятнадцати коллег, - Устав Челябинской области, Основной закон.
 
- Мы начинали с чистого листа, - рассказывал Виктор Федорович. - Практически сразу создали рабочую группу по разработке проекта Устава области. Было проведено очень много совещаний. На 127 статей Устава поступило 112 поправок. Для людей, не имевших опыта парламентской работы, это было колоссальной нагрузкой. Затем встал вопрос о законе о представительском органе власти, который бы давал нам право определить статус депутата. И с этой задачей мы успешно справились, несмотря на не очень благоприятную внешнюю обстановку. Постоянно шли разговоры о том, что областную Думу вот-вот разгонят, что работать ей остался от силы год…
 
История эти «слухи» опровергла. Более того, система работы законодательной власти Челябинской области сегодня считается одной из самых эффективных в Российской Федерации. Но прежде чем стать такой, ей пришлось преодолеть все наносное, что мы всуе называем «политикой».
 
ПОЛИТИК ВНЕ ПОЛИТИКИ
 
«Политика - это умение добиваться равновесия сил», - писал в свое время Андре Моруа. Парламентская эпоха Виктора Давыдова и есть этот уникальный навык, неоспоримое завещание, итог, за который пришлось заплатить дорогую цену. И еще один важный урок: политические дрязги легко съедают человеческое сердце…
 
 Пресса всегда живет ожиданием сенсации, хорошего скандала. И это объяснимо. В 1994 году немногие верили заявлению того же В. Скворцова, что Дума будет стремиться «устранить противоречия между законодательной и исполнительной властью, сцементировать в единое целое государственную власть и начать полноценную работу на благо родного края». Не верилось хотя бы в силу того, что во многих российских регионах оголенные провода власти искрили безудержно.
 
Со временем журналисты стали «скучать» в ЗСО, и «со скуки» появилось убеждение, что законодатели единогласно и без обсуждения поддерживают все то, что предлагает исполнительная власть. Виктору Федоровичу оставалось лишь улыбаться, когда его спрашивали о «чисто техническом принятии решений»:
 
- Какой толк шуметь на заседании ЗСО? Законотворческий процесс от этого только проигрывает. Решения проходят очень тщательную проверку сначала в рабочих группах, затем в комитетах. Если депутаты не находят общего языка с представителями областного правительства, создаются специальные согласительные комиссии. И мы всегда находим компромисс. От противоречий никто не застрахован, зато властен не впадать в противостояние.
 
Председателя ЗСО спрашивали не раз, например, о спорах с губернатором.
- Без них не обходится, - отвечал Владимир Федорович и тут же менял тон разговора. – Но это рабочие вопросы. Вот когда в 1996 году бюджет составлял всего 40 миллионов, такое было! Вы не представляете. Мы в декабре избрались, а в январе-феврале поехали с Петром Суминым по области. Приезжаем в Карталы, а там люди с плакатами стоят: «Долой Сумина», «Долой Законодательное собрание»! Мы говорим: «Вы же нас только избрали и уже «долой»? Дайте нам хоть какое-то время!»
 
Тратить это время на политические склоки ни Сумин, ни Давыдов не стали. Ветви власти разные – упряжка одна. Тут не до сиюминутных амбициозных политических дивидендов; тут нужно наступить на горло личной политической песне, чтобы услышать других, расстаться с политической шумихой ради чистоты самой политики. То же касается и всевозможных партий. «Хозяйственнику» Давыдову не было смысла скрывать политические симпатии или антипатии. К примеру, «Яблоку» доставалось за «разговоры ради разговоров» - учить всех на протяжении десяти лет и ничего реального не сделать. Иногда говорил вполне категорично: «Я думаю, что чем меньше партий пройдет в Государственную Думу, тем больше там порядка будет». Эта формула оказалась ключевой и для Законодательного собрания Челябинской области.
 
- Нас нельзя сравнивать с Государственной Думой, где фракции ведут торг за ту или иную должность или закон. У нас работает только одна фракция – «Единая Россия», в которую входят 20 человек. Другие партии представлены по 1-2 человека. И не оказывают существенного влияния на работу ЗСО. Впрочем, и фракция «Единая Россия» не влияет на законотворческую деятельность, выступая скорее координирующим звеном между депутатами. - Вообще, задача спикера, - продолжал Виктор Федорович, - добиваться того, чтобы все фракции, образно говоря, «дудели в одну дуду», принимали законы и работали на благо жителей области. Навязывать свою партийную точку зрения просто недопустимо. Я всегда говорил своим коллегам: «Давайте работать профессионально. А все политсоветы и другие партийные мероприятия проводить после окончания рабочего дня».
 
В этом есть своя жесткая логика - буква закона суха, и политические эмоции ей не нужны. И за этой «сухостью» скрываются совершенно особые глубины.
 
ВРЕМЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ
 
Бывший оборонщик, «красный директор», Виктор Давыдов воспринимал Законодательное собрание как своеобразный последний оборонительный рубеж – на пути непродуманных реформ, скоропалительных решений, на пути обычного непрофессионализма, который в государственных масштабах оборачивается настоящим бедствием. Вести конфронтацию с исполнительной властью – непрофессионально. Прыгать из комитета в комитет – непрофессионально. Тянуть одеяло только на свой избирательный округ – непрофессионально. Пренебрегать рабочими связями между органами власти городов и районов – непрофессионально. Это аксиомы – причем, одни из многих.
 
Есть и мерило профессионализма – качество принимаемых законов. Даже в том случае, если на федеральном уровне все весьма туманно. Таким, к примеру, оказался 131-й федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления», и копья по нему придется ломать еще долго.
 
- Федералы предложили очень необычные схемы отнесения поселений в тот или иной муниципалитет, - рассказывал Виктор Федорович в одном из интервью. – Например, объединенными в один округ считаются те поселения, которые находятся друг от друга на расстоянии «пешего хода». Мы спрашивали, что значит сия мера длины? Нам объяснили: человек при скорости три км/ч должен пройти за день от одного поселка до другого и обратно. Мера более чем странная. На Урале, особенно в северных районах и зимой, никто пешком не ходит. А в километрах эту меру нам никто не дал. Пришлось каждую неделю в ЗСО встречаться с главами городов и районов и все вопросы по границам решать только с ними, не дожидаясь, когда за нас это сделают в Москве.
 
Подобная скрупулезность и точность сопровождала не один закон, не одни поправки, предложения и законодательные инициативы. Это было заложено в самом характере Виктора Давыдова. И стало характером всего депутатского корпуса, не ограничиваясь старыми стенами Законодательного собрания. Время вносит свои коррективы – и вновь избранные представительные органы местного самоуправления потребовали помощи в организации своей работы, в воспитании кадров…
 
 О кадрах вообще следует говорить отдельно. Историю делают люди, и от них зависит, хорошей или неказистой она выйдет. Южноуральцам повезло – они, в большинстве своем, сделали хороший выбор из списка кандидатов. Хотя были и исключения. Например, в 1996 году, во втором созыве, когда разгорелся скандал с Александром Морозовым, лидером златоустовской преступной группировки.
 
- Скомпрометировать власть довольно легко, - говорил Виктор Федорович. – Мы работаем с теми депутатами, которых выбрал народ. Меня удивляет, когда меня кто-нибудь начинает спрашивать, почему в Златоусте выбрали Морозова, как будто это каким-то образом от меня зависело. Но когда дело дошло до снятия депутатской неприкосновенности, ни один депутат ЗСО не высказался в его защиту.
 
На вопрос о депутатской неприкосновенности Виктор Давыдов отвечал с улыбкой: - Мне лично неприкосновенность не нужна. Я не Морозов. Сам сижу за рулем машины, и если нарушу правила, гаишник меня оштрафует. Как любого гражданина. Спикеру ЗСО никуда не уйти от «воспитательной работы» - и не только положение или опыт обязывают. Качество парламентской работы замешано на дрожжах личной ответственности и ежедневной работы с избирателями. Виктор Федорович вспоминал, как однажды сказал трем депутатам: «Ребята, к своим обязанностям надо относиться более серьезно. К вам невозможно попасть даже на прием. Смотрите, если отношение к людям не изменится, то могут и отзыв начать. И будут правы!»
 
Но в целом… В целом Законодательное собрание Челябинской области при «непотопляемом Давыдове», как называли спикера газеты, если и не стало идеальным, до достаточно близко подошло к этому.
 
- Мне есть, с чем сравнивать, - говорил Виктор Федорович в одном из последних интервью. – Сегодня ЗСО является очень сильным по кадровому составу. Пришли люди дела, с колоссальным опытом управленческой работы, обладающие широкими знаниями. Но и первому составу областного парламента я очень благодарен. И даже перед новым годом каждый раз собираю депутатов областной Думы – даю правительственную телеграмму, что такого-то числа состоится заседание, просьба явиться. Обсуждаем, вспоминаем…
 В этом году на новогодней телеграмме будет стоять уже другое имя…
 
ОСТАНОВЛЕННОЕ ЛЕТО
 
«Ошибки и заблуждения исходят от людей, - писал когда-то Гете. – Только природа всегда правдива, всегда строга, всегда права». Уникальность уральского характера, может быть, в том и заключается, что его сначала пишет величественная красота нашего края, а затем уже человек вносит свои добавления.
 
Привязанность к Уралу огромна, и она, большей частью, с поразительной легкостью перевешивает столичные искушения. Виктор Давыдов побывал в различных уголках планеты – предпочитал проводить отпуск вне дома, в путешествии. Но признавался, что «таких красивых мест, как у нас, нигде больше нет», что «наша уральская природа моментально восстанавливает силы».
 
Он жил в своем доме. Городские «скворешни» - не его стихия. И о своем саде рассказывал много и охотно:
- Люблю по весне привести приусадебный участок в порядок: убрать прошлогоднюю листву, вскопать грядки. Дорожки посыпал мраморной крошкой – очень красиво и удобно получилось. Приятно, когда выходишь из дома, а перед тобой лучок, редиска, морковь. Свое оно всегда вкуснее, интереснее и надежнее… Решил сделать на своем участке зону экзотических растений. Посадил там тую, голубые ели, различные декоративные растения. На всю зиму экзотику укрыли: волнуюсь – удачно ли перезимуют… Сделал симпатичную лужайку. Думаю, как дальше облагородить этот уголок сада…
 
Говорят, желание возиться с землей – это свидетельство возраста. Возможно, это и так. Но за этим мы не увидим главного: парламентская эпоха Виктора Давыдова – и в этом ее глубинное своеобразие и достояние – произрастала; произрастала, как сад, - на расчерченном Уставом области участке. Всему было свое время, свое место, своя «методика» и забота. Вот только ветер судьбы этим холодным летом изменился внезапно и скоро…
 
 Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: Современники (XX-XXI вв.) | Добавил: кузнец (16.10.2012)
Просмотров: 855 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: