Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » По северным селам

Булзи
Личное дело
 
Путешествие по родному краю редко обходится без личных воспоминаний – чай, мы в этих местах не иноземцы. Вот и в моей жизни старинное село Булзи раскинулось на несколько лет, едва я, выпускник Челябинского университета, подписал в 1992 году бумагу о распределении – учителем русского языка и литературы в сельскую школу в Каслинском районе.
 
С Булзями будет связано и профессиональное становление (когда понимаешь, что все, чему тебя учили в вузе, не слишком соответствует реальному делу), и друзья (когда молодость с жадностью впитывает мир и открыта для дружбы), и семья (когда… в общем, и так понятно). Здесь у меня родится старшая дочь, да и для младшего сына бабушкина – тещина – деревня будет вторым домом. Поэтому такое лирическое отступление позволительно.
 
Моя маленькая эпоха
 
Она начиналась с большого простора. По-другому село Булзи трудно воспринять. С какой бы стороны не подъезжал, за несколько километров будет видна колокольня храма Покрова Святой Богородицы – церковь точно приподымает горизонт. Еще днем здесь всегда ветер – зимой это особенно чувствуется – ему ничто не мешает.
 
Село Булзи
 
Само село, по советским меркам, тоже было большим. В самом начале 1990-х годов в школе, например, училось более двухсот ребятишек, хотя сейчас едва дотягивает до пятидесяти. Шумела-гудела совхозная зерносушилка, сновали трактора и машины, мычало довольное стадо, возвращаясь с пастбища, запах свежего сена разливался по округе. В общем, почти идиллия, да и рыночная удавка над новоявленными акционерами тогда еще не была столь «ощутима».
 
 Вечерами, в том числе и зимними, не было скучно. При сельском клубе играл вокально-инструментальный ансамбль – к нему я примкнул сразу по приезду и прикипел надолго. В 1994 или 95-м году коллектив получил звание «народного» и с блеском выступил на гала-концерте в Каслях.
 
Конечно, народный – мы даже шутили между собой, что «переженили» все села в округе, играя на свадьбах и праздниках. Ансамбль назывался просто – «Селяне» - и держался на двух выпускниках Челябинского института культуры: Викторе Выдренкове и Александре Сыскове.
 
«Лихие 90-е» дойдут до Булзей, как и до многих других сел, с опозданием, но с не меньшей разрушительной силой. Останется в прошлом некогда богатый совхоз, по сельским избам потянется нежить, амбарный замок на дверях клуба станет нормой, люди потянутся в другие края за лучшей долей и заработком. Увы, обыкновенная история…
 
В кабинете по соседству
 
На излете советской эпохи селу повезло – здесь появилась новая двухэтажная школа. Как раз на втором этаже располагался мой кабинет, солнечный настолько, что все нарисованные планшеты с правилами русского языка выцвели за один учебный год.
 
Рядом – кабинет истории, которую вела Варвара Павловна Попова. Ее стараниями в небольшой лаборантской в 1990 году появился школьный музей – простой, с прялками, веретенцами, чугунками, ухватами и прочей старинной домашней утварью.
 
Варвары Павловны уже давно нет. Но именно ей (и Юрию Степановичу Попову) Булзи обязано своей историей – она подробно записана, проверена, бережно собрана, рассказана в «Каслинском альманахе». На эту работу и опираюсь в нашем историческом путешествии.
 
О чем не знал татарин Булза?
 
Можно по-разному относиться к «космической конспирологии» - извечному желанию людей найти «вселенскую ось» или центр древних цивилизаций. Чаще всего – с интересом и иронией, хотя на средневековых картах такие центры отмечены.
 
Недавно одно из уральских сообществ провело любопытное исследование. Сначала соединили точки цивилизаций: Тибет и Иерусалим. Затем спроецировали на карту звездного неба – на Вифлеемскую звезду в созвездии Дракона и на Сириус, покровителя земных цивилизаций. Проекция вышла в виде равнобедренного треугольника, пропорционального Большой Египетской пирамиде. Вершина «космологического треугольника» как раз и пришлась… на село Булзи.
 
Вот только вряд ли три века тому назад татарин Булза мог представить, что пасет скот в таком сакральном месте – в самом «центре цивилизаций»…
 
Пастбище и стойбище
 
О самом Булзе мало что известно. Говорят, это был татарин, сосланный из Казани за конокрадство. На новых землях, возможно, он «перевоспитался», раз бросил прежнее занятие и стал пастухом. Другие говорят, что Булза – не татарин, а башкир; иногда и вовсе называют это место «киргизским стойбищем».
 
Точной даты основания села никто не знает. Не исключено, что село основано в 1710 году. Поэтому будет вернее расплывчатая формулировка – село «определилось» к середине XVIII века. Крестьяне-основатели быстро обжились, разрослись, и уже с 1782 года Булзи стало центром волости.
 
 
Село Булзи
 
Беглое племя
 
Кстати, существует местное предание, что первыми поселенцами этой местности были беглые крестьяне из центральных губерний. Хотя – почему «предание»? За Камень уходили порой целыми деревнями; сюда тянулся и поток старообрядцев; наконец, здесь прятались от каторги, неправого суда и прочих российских «свинцовых мерзостей». Во время колонизации Южного Урала на беглых смотрели сквозь пальцы – эти люди делали наш край русским.
 
В доказательство булзинцы приводят одну из старинных и распространенных в селе фамилий – Ежовы. И дело не в маленьком колючем лесном обитателе, а в том, что ежами как раз и называли беглых. Другая распространенная в селе фамилия – Сысковы – говорит сама за себя.
 
Сиреневые времена
 
Накануне революционного ХХ века Булзи – это большое и очень разномастное село по национальностям и достатку. Оно протянулось на несколько километров, имело несколько частей, и молодежь частенько сходилась стенка на стенку. Здесь насчитывалось 800 дворов и почти пять тысяч жителей. А сейчас и тысячи не наберется.
 
Село Булзи
 
Это человеческое разнообразие когда-то собирала воедино сирень – село в ней буквально утопало, пропитываясь в мае сиреневым запахом на весь год. Затем добавлялся терпкий вкус черемухи, которой тоже было множество, особенно вдоль Синары.
 
При полном выезде…
 
Большое село редко бывает «тихим». Деловая жизнь кипела, ширились хозяйства, шла оживленная торговля. Булзинцы быстро прославились своим горохом – его с охотой скупали и развозили по городам и весям. Кстати, на горохе сделал свой капитал и самый видный купец в Булзях – Кулаков. Он держал большой магазин и имел отличных выездных лошадей. Скупая крестьянские продукты, Кулаков поставлял их в военное ведомство Екатеринбурга. Оттуда привозил нужные для села товары. Магазин его открыт был круглосуточно.
 
Было в Булзях и отделение «Крестьянского банка». Это двухэтажное каменное здание пережило и революцию, и колхозное время, и акционерное, «приютив» совхозную контору. А в «лихие 90-е» дом сгорел – и восстанавливать его, похоже, не собираются.
 
Удивительно, но в народной памяти булзинцев закрепились «помещики» и «крепостные», хотя для уральских сел это не характерно. Крупных землевладельцев вернее называть латифундистами. Из таких в истории села закрепились имя помещицы Горбуновой (часть деревни носит и сейчас название – Горбуновка), Нуровой и землевладельца Патрушева.
 
Как рассказывает В.П. Попова, в целом в селе насчитывалось около 50 богатых семей, чьи дома, правда полуразрушенные, стоят и сейчас.
 
…и в одной рубашке
 
Но в основном жители села жили весьма небогато. Немногие, что «по среднее», имели рубленые дома-пятистенники. Кстати, в них кухня располагалась посреди дома. Так и говорили: где лежит что-то – на середе.
 
В подавляющей массе в селе – обычные крестьянские избы. «Изба состояла, как правило, из одной комнаты, сенок и чулана, - рассказывает В.П. Попова. - При входе в комнату направо – кровать, над ней полати («второй этаж») – здесь спали дети. В передней части домика – стол, иконы, позже появился диван. Налево – печь. Небольшая перегородка отделяет от жилой комнаты кухню. На кухне – шкаф для посуды, на стенках и перегородке – полочки. В потолке – металлический крюк или петля для «очепа», куда подвешивается детская люлька. Везде занавески.
 
Жили небогато. Сами пекли хлеб, калачи, шаньги; ставили брагу; по субботам драили березовыми вениками некрашеные полы; сами ткали половики и полотенца и катали пимы. К вещам вообще относились крайне бережно. «Иногда, из-за бедности или наличия дефицита товаров, несколько человек по очереди венчались в одной и той же рубашке. Но жили, растили детей; честь семьи строго соблюдали и берегли…»
 
Впрочем, в 1911 году одно событие жестоко «примирит» и богатых, и бедных…
 
Пожар 1911 года
 
То лето выдалось жарким. Стояла сушь, июль. Уже заготовлено сено; на гумнах многолетней соломы накопилось у каждого двора. Рассказывают, что в самом конце Романовской улицы, на окраине села, один из работников привез сено, поставил телегу во дворе и ушел в избу.
 
«Телега была на деревянном ходу, на ось накрутилось сено и воспламенилось от трения. Так как оси колес не были смазаны, они и перегрелись. Когда вышел из дома, сено уже горело. Дул сильный ветер в сторону Булзей. Лошади с бочкой воды не успели подъехать. Улица Романовка запылала, люди еле успевали выскочить из дома и вынести на улицу домашний скарб – как избушки охвачены были огнем».
 
Рассказывая историю своего каменного столетнего дома, Ю.С. Попов пишет: «Прежде на этом месте стоял деревянный пятистенник. Принадлежал он богатому крестьянину Попову Тимофею Яковлевичу, имевшему доброе подворье, несколько десятков лошадей да коров, постоянных работников и более двухсот десятин пашни. Жил в повседневных заботах, долго наживал добро, а вот сгорел в одно мгновение, только и успел схватить заветный ларец. Все ждал, сидя на сундучке у озерка, и спрашивал: «Ну что, догорело уже все?»
 
Пожар забрал с собой не менее пятисот дворов. Говорят, он остановился лишь в середине села, у церкви – ветер неожиданно прекратился и пошел дождь…
 
Под покровом Богородицы
 
Храм Покрова Пресвятой Богородицы можно назвать одним из красивейших в округе. Его заложили в 1831 году на высоком холме над Синарой, через десятилетие освятили главный придел; затем еще 40 лет достраивали два других придела, доводили до ума, обустраивали.
 
Вся постройка церкви с колокольней, как свидетельствуют источники, проводилась исключительно на средства прихожан, затративших на нее в течение полувека около 36 тысяч рублей. Значительная часть этой суммы была уплачена зерновым хлебом. Если пуд зерна стоил в те времена 40 копеек, то булзинские крестьяне «вложили» в храм более тысячи тонн зерна.
 
На простенке с правой стороны при входе в церковь можно разобрать фамилии некоторых селян, внесших основные средства: Востряковы, Бушуевы, Глазырины, Сысковы, Поповы, Ежовы – все фамильное разнообразие современных Булзей.
 
 
Богородицкая церковь в Булзях
 
Березка на церкви
 
Величие Богородицкой церкви поражает и сегодня, как бы ни пытались крушить храм в советские годы. После закрытия храма в 1930-х годы, началось его разграбление. «Из икон готовили бочки, детские кроватки, - рассказывает В.П. Попова. - Большой колокол увезли в Касли на литье. Поповские наряды унесли в сельский клуб, ими пользовались самодеятельные артисты. Затем в храме будет и зерносклад, и мастерская".
 
В 1970-х годах с крыши снимут железо, растащат по кирпичикам церковную ограду, выломают полы и решетки. Попытаются разбить и кирпичную кладку. Кстати, не так-то просто справиться с раствором, замешанным на яичных желтках! Он в итоге оказался сильнее человека.
 
А потом на крыше церкви проросла березка. Как-то над Булзями пронеслась сильная гроза, что толстый ствол старого тополя около церкви расщепило молнией пополам. А березка оказалась нетронутой, как символ продолжающейся жизни…
 
Два памятника
 
 Есть в Булзях два памятника по соседству. Первый поставлен красноармейцам-милиционерам во главе с Андреем Гусевым и Филимоном Глазыриным, которых расстреляли колчаковцы. Революцию 1917 года подавляющее большинство булзинцев приняли сразу – сказались многие обстоятельства: и разношерстный характер села, и «помещичий» уклад жизни, и ужасный пожар, после которого многие семьи так и не смогли восстановиться и буквально сводили концы с концами.
 
Второй памятник – памятник селянам, ушедшим на Великую Отечественную войну. Как рассказывает В.П. Попова, о начале войны уже к вечеру 22 июня 1941 года знали все булзинцы. «Провожали на фронт у клуба, иные уходили прямо с поля от трактора. На войну с фашистами из Булзей ушло около 400 человек. Из них – 283 погибли. Спустя три десятилетия в центре села жители его соорудили обелиск, где написаны имена погибших. Большую роль в сооружении памятника-обелиска сыграли Востряков Егор Евдокимович и Сысков Василий Афанасьевич…»
 
 Центральная усадьба
 
Советские годы для Булзей были «полу-благодатными». От прежнего большого крестьянского быта селянам досталась первая коммуна из двадцати семей под председательством И.С. Костарева. Затем, после голода 1920-х годов и тифа, в Булзях было организовано Товарищество по совместной обработке земли. Ее члены: крестьяне-бедняки и батраки – объединили своих лошадей и инвентарь. Затем возник в селе первый колхоз, который назвали «Красное знамя».
 
В «застойных» 1980-х годах, как их принято называть, в селе не было никакого застоя. Мощный совхоз, включавший в себя несколько отделений по всей округе, «гремел» на весь Каслинский район. Знамя победителей по итогам уборочной здесь практически прописалось. В селе стали строить новые, пусть и типовые коттеджи на две семьи, уложили бетонными плитами ключевые улицы, задумывали выстроить перерабатывающие цеха. За Булзями тогда зацепился статус центральной усадьбы. Зацепился, но… сорвался.
 
В сухом остатке
 
Проезжая по бетонке по центру села, видно, как кипит жизнь: как к сельскому универмагу-столовой подбираются автомобили, как перекрываются крыши старых домов, как…
 
 В общем-то и все. Как говорит глава поселения, многие здания в Булзях «ищут своего хозяина» - кто-то уехал, кто-то «растворился» вместе с юридическими бумагами, кто-то не может «найти» свои земельные паи после аховой приватизации. Вот и здание сельской школы из красного кирпича, возле самой церкви, построенное еще в 1912 году и некогда ухоженное директором Иваном Кузьмичом Полюном вместе с учениками, стоит сейчас неприкаянным. Хотя прежде земские школы строили крепкостенными, просторными, чтобы ребятне с окраин села расстояние доставалось поровну…
 
Собственно, возвращаюсь к тому, с чего начал – к школе. С ней и прощаюсь, продолжая дальше свое путешествие по сельской истории…
 
 
В.Л.
Категория: По северным селам | Добавил: кузнец (21.10.2015)
Просмотров: 158 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: