Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » По северным озерам

Силач
Неизвестный рисунок
 
Иногда поражаешься, насколько по-разному люди видят, воспринимают одно и то же место. В своих исторических изысканиях наткнулся на удивительный старинный рисунок. Если бы не подпись под ним, счел бы, что это озеро где-нибудь в уютной тихой Европе или вообще в стране эльфов, гномов и хоббитов.
 
 
Вид на озеро Силач и Уральские горы принадлежит потомку старинного шотландского рода Вильяму Споттисвуду, который предпринял путешествие на тарантасе по восточной России осенью 1856 года. На его пути: Екатеринбург, Касли, Кыштым, Златоуст. Итогом стала книга с гравюрами и описанием наших краев.
 
Кстати, сам автор – не просто «скучающий турист». Выпускник Оксфорда, доктор математики, Споттисвуд через два десятилетия после своего российского путешествия станет президентом Лондонского королевского общества по развитию знаний о природе, а похоронен будет в Вестминстерском аббатстве…
 
Радующий родину
 
Сейчас невозможно сказать, как из названного по древнему тюркскому имени Илашты – радующий родину – озеро превратилось, видоизменилось в русского Силача. Внешних причин, кроме традиционной суровости уральских просторов, практически нет. Это далеко не самое большое озеро в каслинской цепи – чуть больше четырех километров в диаметре – и не самое глубокое. По берегам, поросшим лесом, хоть и есть каменные выступы, но не чета Иткулю.
 
Рыба тоже обычная, уральская: плотва, окунь, карась, линь, язь, щука, ерш. Правда, в 1911 году ихтиолог И.В. Кучин запустил сюда 500 мальков сига и Чудского озера, а потом еще шесть тысяч. Вот только хорошей рыбалки на Силаче не удалось добиться ни тогда, ни сейчас.
 
 
Город в нагрузку
 
Близость города сказывается на любом водоеме. Силач со Снежинском на берегу – не исключение. Городская инфраструктура с очистными сооружениями досталась озеру в нагрузку за цивилизацию. И хотя специалисты, которые осуществляют контроль за содержанием вредных веществ в воде, говорят о допустимых нормах и стабильном состоянии озера, местные жители – особенно вниз по каскаду озер – им не слишком верят.
 
Силач все чаще стал промерзать зимой, что приводит к гибели рыбы. Его дно становится все более илистым и впитывает в себя снежинский «производственный мир», как губка. Немного спасает болото между озером и очистными сооружениями – тростник, камыш и ил служат дополнительным природным фильтром.
 
Такова данность, которую приходится принимать. Но отдыхать люди предпочитают за протокой, по ту сторону Мендаркиного мыса – на Сунгуле…
 
В.Л.
Категория: По северным озерам | Добавил: кузнец (24.10.2015)
Просмотров: 103 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: