Главная » Файлы » Воспоминания » Из материалов к книге "Петр Сумин. Штрихи к политическому портрету"

Избранные интервью П.И. Сумина. Интервью журналу «ПАБ», 2000 г.
01.04.2010, 12:58
ПЕТР СУМИН: ВЛАСТЬ – ЭТО ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
 
Что мы знаем о людях, которые руководят субъектами Российской Федерации, от которых во многом зависит жизнь в том или ином регионе страны и в какой-то мере жизнь России в целом? В сущности, не так уж много. Мы видим их в новостях на телеэкранах, слышим их политические заявления по тому или иному поводу, знаем что губернатора «икс» поддержала на выборах КПРФ, а губернатора «игрек» — Союз правых сил. Вот, пожалуй, и все...
 
Гораздо меньше мы знаем о том, что они за люди, чем увлекаются, что читают, замкнуты или общительны, каковы у них отношения в семье, что за плечами в прошлом, когда самого слова «губернатор» еще не было в нашем политическом лексиконе. Это не праздный интерес. Мы ведь все — избиратели, и не только можем, но и должны знать тех, кого выбираем...
 
Именно поэтому мы решили подготовить серию материалов под условным названием «российские губернаторы». Кто ее откроет? Хотелось, чтобы герой первого материала не был новичком в политике, но будучи вполне узнаваемым, не слишком бы примелькался. И чтобы результаты его деятельности были бы существенными. А регион достаточно типичным.
 
По всем этим показателям стало ясно, что вашему корреспонденту предстояла командировка в Челябинск. Кстати, именно Челябинскую область первой в качестве избранного президента посетил Владимир Путин. Губернаторский график оказался напряженным. Наш журналистский десант (автор этих строк и фотограф Александр Черных) терпеливо ждал, пока Петр Иванович Сумин все-таки выкроил время, чтобы принять нас за чаем у себя на служебной губернаторской даче. В интервью приняла участие его супруга Ольга Ильинична. Сумин - прирожденный рассказчик с мягким, мудрым юмором и образными сравнениями. Время за чаем из калины из собственного сада пролетело незаметно...

- Петр Иванович, когда начинается обычный рабочий день губернатора?
Петр Сумин: День на день, конечно, не приходится. Но обычно в 8.00, в 8.10 я уже в кабинете. Если ехать куда-то надо, то гораздо раньше. Очень много поездок по области. Это ведь более 50-и городов и районов, тысячи населенных пунктов.
 
- Почему так мною приходится ездить? Вы планируете такое количество поездок?
П.С.: Разные причины. Есть тяжелые города, тяжелые районы. Есть мероприятия, где надо быть. Это важно, потому что, например, всегда много прессы там, где бывает губернатор. И слава Богу. Мне важно, чтобы не губернатора показали, а чтобы объекты показали или проблему осветили.
 
- Подходит к концу первый срок вашего пребывания на посту губернатора. Понимаю, что задаю слишком глобальный вопрос, но все-таки, в нескольких словах: как вы оцениваете главные итоги этих четырех лет?
 
П.С.: Мне много раз этот вопрос задавали. Я не могу сам себе объективную оценку дать. Ее вынесут избиратели. Вот 24 декабря вскроют урны - тогда все станет ясно...
 
*   *   *
Я не стал настаивать на ответе, позиция Сумина показалась абсолютно корректной. Он вообще не любит хвастаться успехами, тем более накануне выборов. Мы решили сами ответить на этот вопрос и познакомить читателя с некоторыми фактами из жизни Челябинской области за последние четыре года.
 
Победив на губернаторских выборах в декабре 1996 года, Сумин возглавил областную администрацию в драматический период. Экономика области застыла на грани полного паралича. Огромными суммами исчислялись долги областного бюджета перед учителями, врачами, пенсионерами. Некоторые предприятия просто остановились, многие люди оказались без работы. Дело осложняли многочисленные злоупотребления. Например, 30 процентов акций флагмана областной индустрии, одного из крупнейших предприятий России — Магнитогорского металлургического комбината оказались в оффшоре за границей.
 
Благодаря усилиям Сумина акции вернули, комбинат успешно работает. А ведь это 35 процентов объема производства области. Самым сложным временем для Сумина оказалась вторая половина 1998 года — общероссийский кризис область почувствовала уже в мае, когда банки резко подняли процентную ставку. Сумин был одним из первых областных руководителей, кто сразу понял масштабы надвигающейся опасности.
 
В июне, выступая на расширенном заседании правительства в Москве, он предупредил о необходимости принятия срочных мер для стабилизации ситуации. Тогда его не услышали. В августе все остановилось. Пережив кризис, область не только сумела сохранить экономический потенциал, но и укрепила его. За четыре неполных года суммарный рост производства в области перевалил за 20 процентов. Увеличилась зарплата, вовремя выплачиваются пенсии.
 
Единственная категория областных бюджетников, которой при Сумине зарплату не повысили — чиновники администрации. Изменения к лучшему произошли и в экологической ситуации — давней, застарелой болезни Челябинской области. Я спрашивал многих челябинцев об этом — говорят, дышать стало легче. На многих крупных предприятиях построены эффективные очистные сооружения. Создан проект строительства таких сооружений в Карабаше — а это одно из самых загрязненных мест на планете. В администрации губернатора считают, что в результате принятых мер через 3-4 года экологическая обстановка серьезно улучшится.
 
- Хочу вернуться к тем тяжелым дням, когда после победы на выборах в 1993 году вы указом Б.Н.Елъцина были отстранены от должности главы администрации. Как вы пережили этот период? Что дало вам силы выдержать, не сломаться?
П.С.: Была сильная обида, конечно. И не потому, что губернатором тогда не стал, а потому что люди-то свои выбор сделали. А на их мнение наплевали. Я, кстати, всегда боролся за то, чтобы должность губернатора была выборной. Очень много на эту тему с Путиным разговаривал. Вертикаль власти можно другими способами укреплять. А губернаторам надо обязательно избираться. Только выборы могут обеспечить приход нормальных руководителей. Если будут назначать, то многое станут лоббисты решать. Нельзя этого допускать.
 
- Вы из крестьянской семьи. А как вы стали металлургом?
П.С.: Случайно. Родители очень старались, чтобы дети получили образование. Мой старший брат Анатолий закончил механико-технологический факультет. Нас семеро в семье росло — пять сестер и я с братом — так что помогать возможности не было. Брат говорит: «Поступай на металлургический, там стипендия выше». Я и поступил. И в том же году стипендию всем уравняли. Я к Челябинску долго не мог привыкнуть. Не любил асфальт, все к природе тянуло. Если бы тогда кто-то сказал, что я председателем горисполкома стану, я бы подумал, что этот человек не в себе. Но потом, ничего, привык.
 
- А как вы познакомились с Ольгой Ильиничной помните?
Ольга Сумина: Помним, конечно. На первом курсе. Мы учились на одном курсе.
П.С.: Но в разных группах.
О.С.: Мы хотя и обратили внимание друг на друга, но как-то стеснялись подойти. Воспитание, наверное, такое. Только после третьего курса поехали на практику в Новокузнецк. Это было в 1967 году. И вот здесь уже, как говорится, объяснились.
П.С.: Я не хотел, чтобы она ехала на практику.
 
- А от вас зависело, поедет она или нет?
П.С.: Если бы от меня зависело, то я бы не взял. Хотя и был старшим группы.
О.С.: Да он просто не знал, что я тоже еду. Увидел меня уже на вокзале. Слышу, недовольным голосом кому-то говорит: «Договорились же девчонок не брать!»
П.С.: В поезде едем: шесть парней, одна девушка. Смотрю, на остановках ребята выскакивают, цветы ей покупают. Ну, тут меня задело. Пришлось и мне активность проявить. А поженились мы только в 1969 году, когда выпускались. Вы помните, тогда распределение было — по городам и весям. И мы могли потеряться.
О.С.: Он учился отлично, с красным дипломом заканчивал, ему «светила» кафедра или свободное распределение. А я училась, честно сказать, так себе.
 
- Петр Иванович всегда проявлял качества лидера, не только в учебе?
О.С.: Он не промолчит, если считает, что нужно сказать. Другие махнут рукой, мол, ладно, обойдется. А он обязательно свое мнение выскажет.
 
- Но ведь это — не слишком удобное качество?
П.С.: Доставалось, конечно. Особенно в молодости. Я пришел на комбинат выпускником политеха, а там - люди опытные, закаленные. Работа у металлургов тяжелая, напряженная...
О.С.: Я недавно внуку Даниле рассказывала: как-то Сумин сливал металл и кусок шлака попал ему в ботинок. А оторваться ни на минуту нельзя. Не знаю уж, как до дома дошел...
 
- А в школе вы какие предметы больше любили?
П.С.: Русский, литературу. Ботанику любил. Особенно потому, что учитель наш – Алексей Дмитриевич — доверял мне яблони в саду поливать. Мне давали лошадь, бочку и я ездил, поливал деревья.
 
- У вас две взрослые дочери , живут они уже своими семьями. А все вместе, большой семьей, вы собираетесь?
О.С.: Конечно, особенно летом.
П.С.: Я иногда говорю: давайте соберем большой семейный совет. Покупаем мяса на шашлыки, арбуз, вина хорошего. У нас сад есть, от города минут 20 на машине, шесть соток. Кстати, только в этом году от грядок отказались.
 
- А что сажали? Кто за всем этим хозяйством следил?
О.С.: Да все сажали. Морковь, чеснок, огурцы, помидоры...
П.С.: С хозяйством сами управлялись. Я детям задания давал. Посадили газонную траву. Сам несколько раз косил. Красиво получилось. Там и банька у нас хорошая есть.
 
- Любите на земле повозиться?
П.С.: Люблю. Я ведь на земле вырос. Землю люблю, волу, лес. Лошадей люблю.
- И верхом, конечно, можете?
П.С.: Я в детстве с коня не слезал. Тогда лошадь основой хозяйства была. мы, детишки, возили на лошадях молоко. Взрослого человека на такую работу не поставишь — не выгодно, а нам интересно... Последний раз я года три назад верхом ездил. В Башкирии, вместе с Муртазой Рахимовым. Я ему говорю: «Муртаза, почему у вас принято поводья обеими руками держать? А шашку чем держать?»
 
- Казачьи, выходит, у вас корни?
П.С.: Да, я из уральских казаков. Здесь когда-то большие казачьи станицы были.
- И запрячь коня сами можете?
П.С.: Запросто. И запрячь, и распрячь. Иногда вот по телевизору в фильмах смотрю — лошадь запрягают, думаю, ну кто же так учил, ведь неправильно. Случай в молодости такой интересный был. Закончил я институт, получил диплом и с друзьями поехал на летние месяцы подработать. Семья ведь уже. Была у нас лошадь, на ней мы груз возили. Мощная лошадь, тяжеловоз. Стоила она тысяч 25 - по тем временам две с половиной «Волги». А управляться с ней из всех ребят мог я один. Вот прошло полтора месяца, настало время расчета. Получить мы должны были но 700- 800 рублей. Повезли сдавать инструмент и надо было переезжать небольшую речку. А дно там илистое, лошадь начала тонуть. Что делать? Пытаться вытащить? Бесполезно. Бежать за помощью? Далеко. Товарищ мой бегает, причитает: «плакали наши денежки!» Я к лошади, супонь развязал, освободил дугу. А без телеги лошадь сама выбралась...
 
О.С.: Наша свадьба в деревне была на лошадях.
П.С.: Сначала отпраздновали в городе. А потом рейсовым автобусом поехали к родителям в деревню. На трассе нас встретили на тройке с бубенцами. Я у кучера поводья взял, и сам молодую жену с ветерком покатал. Красивые кони были.
О.С.: Все красиво было.
 
- Вы когда-нибудь с Ольгой Ильиничной отпуск порознь проводили?
О.С.: Такого не было, мы всегда вместе. Пока родители были живы — к ним в отпуск ездили. На сеновале спали, много ходили.
 
-Ваш отец кем по профессии был?
П.С.: Ну какая в селе профессия! Он на земле работал, стало быть, многое мог. Одна из наших титульных, так сказать, профессий — валенки катать. И вы умеете валенки катать?
О.С. Конечно, умеет. Я до сих пор храню валенки, которые он мне в молодости сам сделал и подарил.
 
- То есть без работы вы не останетесь?
П.С.: Тут одна трудность — инструмента нет. Там же своя технология. Работа, между прочим, тяжелая, грязная. Помню, когда в школе учился, все время стеснялся, потому что руки никак не мог отмыть.
 
- А давно в последний раз в отпуске были?
П.С.: Недавно, в Башкирии, на курорте. Прекрасный, кстати, курорт. Там впервые на горные лыжи встал. Пригодилось потом, когда Путин в область приезжал. Хотя сначала я эти горные лыжи проклинал.
О.С.: Ему ботинки на размер меньше выдали.
 
- А с Путиным вы где катались?
П.С.: В Абзаково, на базе отдыха Магнитогорского металлургического комбината. Путину очень понравилось, хотя был конец марта - начало апреля, снег уже подтаял. Теперь у нас новый центр появился — гора Завьялиха, около города Трехгорный. Доходы появились, там их в дело пустили. Создали отличные условия. Подъемник там очень хороший, комфортный, кресельный. Оборудование купили за границей, другого такого в России, между прочим, нет.
О.С.: Я тоже с этой горы съехала. С грехом пополам, но съехала.
 
- Вы от Петра Ивановича ни в чем не отстаете?
О.С.: Нельзя отставать.
 П.С.: В грибах отстает.
О.С.: Ну, их я просто не вижу. А он их под землей видит.
П.С.: А вот в рыбалке не отстает. И внук, и дочь младшая, и зять - все рыбаки хорошие. Окунь, линь, щука, карась, карп... Мы рыбаки серьезные.
 
- А есть хорошие места для рыбалки?
П.С.: Ну, с этим проблем нет. Вот прилетел к нам Владимир Владимирович Путин. Встретили мы его в аэропорту, пересели на вертолет и полетели в Снежинок, на коллегию Минатома. Летим, а он спрашивает: а это как озеро называется, а это? А ведь их тут более трех тысяч!
 
- А на профессиональные темы друг с другом спорите?
О.С.: Почти нет. Хотя иногда и бывает. Когда с налогами все в порядке, бюджет хорошо наполняется, то о налоговой службе никто не вспоминает, она, вроде, и не причем. Зато как налоги плохо поступают, тут начинают склонять...
П.С.: Да у меня тоже самое. Когда дела идут хорошо, про губернатора не вспоминают, как только проблемы — губернатор виноват. В принципе, это правильно. Когда у вас в квартире тепло, свет горит, вода горячая и холодная течет — вы же никого не вспоминаете. Но если что-то сломалось — тут же вспоминаете и мэра, и губернатора. Это нормально.
 
- Вас часто называют твердым прагматиком — это так?
П.С.: Я все делаю, исходя из одного критерия - полезно это для области или нет. Я ведь со всеми должен работать. Ум есть, опыт есть - добро пожаловать, независимо от политических и идеологических взглядов.
 
- Какими принципами вы руководствуетесь в своей предвыборной программе?
П.С.: То, что серьезный руководитель обещает, должно быть выполнимо. На нынешних выборах многие программы от лукавого. Например, лозунг: «Мы понизим цены на электроэнергию!» Как, за счет чего, если область потребляет энергии больше, чем производит. Или: «Мы повысим зарплату в 3-4 раза». Ну, хорошо, повысили. А больницы на что строить? Детские сады, газ селянам проводить? Все проесть — дело нехитрое. Если все на зарплату бросить, развитие остановится. Очень это, знаете, несерьезно. Я таких популистских заявлений никогда не делал. Хотя бюджетникам зарплату повысил.
 
- Что означает для вас должность губернатора?
П.С.: Власть не может быть самоцелью. Вернее, может, но не должна. Я ее рассматриваю как инструмент, чтобы порядок в области навести, жизнь сделать лучше. Недаром говорят, что из всех испытаний -огонь, вода и медные трубы - самое трудное - это как раз медные трубы. Власть, известность. У меня, слава Богу, от этого голова никогда не кружилась. Власть — это прежде всего ответственность. Частенько слышу: «это федеральное правительство виновато», или «это президент виноват». У меня к ним тоже есть претензии. Но если в области руководитель я, что толку, если я своим избирателям буду говорить, что кто-то виноват. Они же мне доверили проблемы решать. Значит, это я должен идти в правительство, в администрацию президента, убеждать, доказывать, добиваться. Каждый должен отвечать за свои действия. И за бездействие тоже.
 
- Ваш рабочий день начинается в восемь часов утра, а заканчивается когда?
П.С.: К девяти вечера стараюсь быть дома. Надо хотя бы по телевизору посмотреть, что в мире делается.
 
АЛЕКСАНДР СМАГИН Челябинск - Москва
Категория: Из материалов к книге "Петр Сумин. Штрихи к политическому портрету" | Добавил: кузнец
Просмотров: 211 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: