Главная » Файлы » Воспоминания » Из материалов к книге "Государственная безопасность: Три века на Южном Урале"

Из воспоминаний В. Маланова
12.02.2010, 11:29
В Челябинской губчека с первых дней ее организации после освобождения Челябинска и районов, входящих в губернию от колчаковской армии и других белогвардейских банд, численность оперативного состава сотрудников отделов была очень малочисленной, 3-5 уполномоченных на отдел, в том числе в Особом отделе и КРО, возглавляемого мною, мы обслуживали военные гарнизоны как в Челябинске, так и в уездах губернии (Кургане, Троицке, В-Уральске).
 
Нужно отметить, что в большинстве оперативный состав всех отделов губчека был исключительно работоспособный, значительная часть - участники Октябрьской революции и гражданской войны - Коростин, Грязнов, Татаркин, Муравьев, Россинский, Агалаков, Заправский, братья Касьяновы, Клочков, Аравицкий.
 
В работе оперативных отделов осуществлялась тесная связь и взаимодействие при выполнении оперативных заданий. Независимо, по какому отделу операция проходила, включался весь оперативный состав, не считаясь со временем дня и ночи. Кроме того, по мере надобности, привлекались к выполнению оперативных заданий начсостав и стрелки отдельного батальона и дивизиона губчека, а также чекисты иногда привлекали комсомольцев и членов РКП(б).
 
Нужно отдать должное хорошему и умелому руководству работой чекистов председателя губчека Коростина Андрея Петровича, который уделял большое внимание воспитанию чекистских кадров путем проведения совещаний, инструктирования и дачи указаний по конкретным материалам агентурных разработок, а также в процессе следствия по делам.
 
Территориальное расположение Челябинской губернии в то время требовало от руководства губчека и оперативного состава особой бдительности с учетом того, что территория эта занималась ранее колчаковской армией, после разгрома которой находившиеся в ней активные белоказаки и значительная часть бывшего командного состава ушли за пределы сСоветского Союза - в Китай, Монголию, Афганистан. Позднее они возвратились обратно на родину, т.е. репатриировались.
 
Весь этот контингент учитывался. Также учитывались и все бывшие белые офицеры и перебежчики. Последних особенно был большой поток в 1922-1923 годах со стороны капиталистических стран - Польши, Литвы, Латвии и Эстонии. Весь этот контингент входил в обслуживание особого отдела и КРО. Кроме того, в 1922-23 годах и даже позднее в Челябинске имелись политссыльные эсеры, в том числе их известный лидер Комков.
 
В Челябинске, В-Уральске имелись политизоляторы, где содержались политзаключенные, в основном эсеры и меньшевики, а позднее троцкисты. Находясь в изоляторе, эти лица имели между собою общение и вели переписку с родственниками и знакомыми, продолжая и в заключении свою антисоветскую деятельности, вследствие чего периодически все камеры и все заключенные подвергались тщательному обыску, со взятием у них всей переписки. В этих операциях участвовал и руководил ими лично Коростин и весь оперативный состав губчека.
 
Торговцы и спекулянты, пользуясь новой экономической политикой, развернули свою деятельность в интересах обогащения и легкой наживы, и под всевозможными предлогами вступали в сделки с представителями военного ведомства, дабы от последнего, за счет снабжения Красной армии, заполучить по низким ценам дефицитные продукты питания для реализации через свою торговую сеть в городе Челябинске и в других городах.
 
Чекисты вели борьбу и с этими махровыми спекулянтами. Так, в апреле 1923 года в Челябинске мною была раскрыта и ликвидирована группировка, возглавляемая начальником Управления снабжения армии Базилевичем, его заместителем Кутузовым и комиссаром Новыиковым, которая сбывала вагонами дефицитные продовольственные товары, в частный торговый сектор за счет снабжения войсковых подразделений Челябинского и Курганского гарнизонов. После соответствующей проверки все руководящие работники Управления снабжения армии во главе с Базилевичем были арестованы.
 
Одновременно были арестованы в Челябинске владельцы продовольственных магазинов, пойманные с поличным в момент транспортировки с баз военведа на квартиры и склады торговцев больших партий дефицитных товаров. Преступники были преданы суду Окружного военного трибунала. Судебный процесс проходил в Челябинске в течение двенадцати суток. Основные виновники - Базилевич, Кутузов и Новиков были приговорены к расстрелу, другие к разным срокам наказания, в том числе и торговцы. У последних было конфисковано все имущество, несколько домов и одна водяная мельница.
 
В марте 1924 года нами были вскрыты преступные связи Троцкого с лидером рабочей оппозиции Мясниковым, который находился в то время в Томской тюрьме и через заключенных Чернышова и Макарова, отправляемых из Томской тюрьмы в Челябинск, послал на имя Троцкого рукописи антипартийного содержания. Рукописи были заделаны в двойных стенках чемодана. Эти материалы в то время для партии представляли большой интерес и были направлены специальным нарочным в Москву в ОГПУ.
 
В июне 1923 года в 171 стрелковый Челябинский полк на должность начальника штаба полка прибыл Семенов, который в 1919 году в Москве командовал школой начсостава, вместе со школой направлен был на фронт, на Украину, против белогвардейских частей Врангеля и перешел на сторону белой армии, где ему было присвоено офицерское звание и дано войсковое подразделение, с которым он воевал уже против частей Красной Армии, а позднее, после крупного поражения вражеских войск, перешел на сторону Красной армии и продолжал служить, скрывая свою измену.
 
После прибытия в Челябинск, он был разоблачен, во время следствия сознался и подробно изложил свою преступную деятельность. Следственный материал был направлен в военный трибунал, который в закрытом судебном заседании приговорил Семенова к расстрелу, но благодаря его чистосердечному признанию расстрел был заменен 10 годами лишения свободы.
 
В июне месяце 1923 года Челябинский 171 полк находился в лагерях вблизи поселка Шершни. К этому времени в сельсовет устроился на должность секретаря бывший офицер, участник повстанческих белогвардейских банд Мамонтова, который написал несколько десятков воззваний антисоветского содержания к красногвардейцам, призывая последних не подчиняться командованию и передал эти листовки одному из красноармейцев. Он после получения листовок передал их уполномоченному Особого отдела тов. Ильинскому, обслуживавшему полк. Ильинский в тот же день доставил листовки в отдел и после доклада Коростину автор листовок был арестован и предан суду.
 
В 1928 году по решению Коммунистической партии и Советского правительства по всей стране проводились мероприятия по закупке государством у населения излишков зерна. Для осуществления этих мероприятий по сельским районам области были командированы уполномоченные окружкома РКП(б), которые на местах вместе с представителями райкомов вели разъяснительную работу.
 
Одновременно при сельских советах были организованы приемные пункты зерна с последующей отправкой на ближайшие элеваторы и государственные зернохранилища. Большинство населения на эти мероприятия отозвалось положительно, продавали хлебные излишки и даже организовывали "красные обозы" с зерном.
 
Но отдельные кулацкие хозяйства зерно упорно не продавали и даже имелись отдельные случаи открытого выступления. К таковым можно отнести случай в селе Б. Баландино, Сосновского района, куда в октябре 1928 года был командирован уполномоченный от окружкома начальник окружной милиции Чопп.
 
Во время проведения им совместно с секретарем райкома Багиным общего собрания жителей села в сельском клубе, кулацкие элементы заранее подготовили и подпоили подкулачников, дабы последние открыто выступили против этих мероприятий. Когда на собрании стал выступать Чопп, группа лиц погасила свет и призывала бить представителей окружкома и райкома. После этого в клубе получилось замешательство и все бросились на улицу, где тоже продолжалась шумиха, но Чопп и Багин, пользуясь темнотой, удалились. Таким образом, собрание было сорвано, и кулаки, под командой бывшего казачьего атамана станицы, торжествовали.
 
Но это торжество длилось недолго, так как после сообщения Чоппа об этом инциденте, этой же ночью в Челябинск в окротдел ОГПУ, утром я был командирован с группой красноармейцев кавалерийского дивизиона ОГПУ в село Б. Баландино. По прибытии на место я собрал советский актив, установил через них инициаторов выступления и после этого провел аресты в количестве 7-9 человек, и под командой красноармейцев отправил их в Челябинский окротдел ОГПУ, а сам остался для проведения следствия по этому делу. Позднее эта группа предстала перед судом, и виновные были приговорены к различным срокам наказания.
 
Архив ЛГ "Раритет"
Категория: Из материалов к книге "Государственная безопасность: Три века на Южном Урале" | Добавил: кузнец
Просмотров: 266 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: