Главная » Файлы » Воспоминания » Из материалов к книге "Челябинский монтажный колледж. Страницы истории".

Из воспоминаний Виктора Дмитриевича и Элеоноры Александровны Тарховых
04.06.2010, 12:09
* * *
- Я попал в техникум совершенно случайно, - рассказывает Виктор Дмитриевич. – Это было в 1951 году. Я как раз окончил семилетку. Материальное положение у родителей было очень сложно, денег постоянно не хватало. В принципе, одна, но четкая цель у меня была – поступить так, чтобы быстрее попасть на производство и начать зарабатывать.
 
А о выборе специальности я не задумывался. Как-то ехал на трамвае вместе с другом. Смотрю: остановка – строительный техникум. Я и вышел, друг поехал дальше. Зашел в центральный вход с колоннадами, брожу по первому этажу. Первым, кто мне встретился, был Танич – остановил меня, расспросил. Так моя судьба и решилась: подал заявление на электротехническое отделение…
 
- После 10 класса я собиралась поступать в медицинский институт, - рассказывает Элеонора Александровна. – Пошла сдавать экзамены. И сдала хорошо, но проходного балла все же не набрала. Нужно было что-то решать, и достаточно быстро. Тогда и пришла в техникум.
 
Тоже волновалась при поступлении – здесь нужно было сдавать математику, а у меня с ней отношения еще в школе не заладились, да и в аттестате была «тройка». Пришлось все поднимать, готовиться. В итоге, математику сдала на «отлично» и поступила на электротехническое отделение. Сейчас, уже по прошествии многих и многих лет, думаю, что судьба распорядилась очень правильно, и хорошо, что я не стала врачом – душа прикипела к проектированию, технике…
 
* * *
Первые два курса (на базе 7 классов) у нас вели занятия преподаватели «местные», в штате техникума. В основном, читали общеобразовательные дисциплины: математика, физика, русский язык, история. Начиная с третьего курса, а тем более на четвертом курсе, когда появились специальные дисциплины, характер преподавания изменился очень сильно.
 
До 90 процентов преподавателей спецдисциплин – это люди с производства, знавшие свой предмет досконально, по ежедневной практике. Изменилась и наша жизнь: потекла по вечерней системе образования. Занятия начинались чаще всего с 6 часов вечера, после рабочего дня.
 
Преподаватели-производственники были очень сильными, да и должности на своих предприятиях занимали немалые. На нашем электротехническом отделении читали специальные курсы по электроснабжению, технике высоких напряжений преподаватели с ЧТЗ: Околотько, Водкин, возглавлявшие каждый в свое время электроцех ЧТЗ; Водкин был и главным энергетиком ЧТЗ. Люди масштабные, интересные, слабинку в знаниях чувствовали сразу же. Такими были и Анатолий Сергеевич Кудрявцев, ровный, очень спокойных человек, читавший у нас курс по электроприводу, и Бенцион Наумович Найш, начальник термического цеха ЧТЗ, преподававший в техникуме теплотехнику.
 
Особенно запомнился Владимир Алексеевич Пыхов, тоже инженер-производственник, читавший у нас курс электрических машин, электротехнику. Мы поражались: он знал любую электрическую машину до болтиков. Он спрашивал нас, как школьников – откроет журнал, и вперед по алфавиту. Мы сначала поддались на эту привычку – мол, сегодня спросили, завтра можно и не готовиться. Владимир Алексеевич прервал эту иллюзию быстро – и вызвал к доске «вне очереди».
 
Еще у него была манера обязательно спрашивать тех, кто пропустил занятия. Причина пропуска его не интересовала – если только небо на землю не падало. В остальных случаях – будьте добры знать пропущенную тему.
 
- Мы иногда пользовались этой привычкой Владимира Алексеевича. Например, он долго кого-либо не спрашивает - сидишь, как на иголках; потом специально пропустишь занятия, подготовишься за раз как следует, а на следующем занятии отчитаешься. Он почувствовал, что мы пытаемся его провести, и принялся в такой ситуации спрашивать от души – чуть ли не по всему курсу, по всем темам…
 
* * *
Техникум давал очень сильные, прочные знания. Пока учились, мы, может быть, этого не замечали. Зато когда поступили в институт, техникумовская подготовка сразу сказалась. - Первые три курса я училась практически на «отлично», легко, - говорит Элеонора Александровна. – Основа ведь была сформирована, и теперь на нее ложились дополнительные знания. А предметы были далеко не простые – один сопромат чего стоил! Его в техникуме нам читала Нина Андреевна Махалова, отличный преподаватель, способный рассказать просто о сложном. Потом уже, учась в институте, где я была единственной девушкой на потоке, мне оставалось лишь иронично улыбаться в ответ на студенческую поговорку – мол, сдашь сопромат, тогда и жениться можно. Этот студенческий рубикон я прошла без особого труда.
 
- Челябинский строительный техникум в те годы достаточно высоко котировался, - рассказывает Виктор Дмитриевич. – Поэтому нам, выпускникам, с одной стороны, было легче устроиться после техникума на работу. А с другой, тяжелее – потому что приходилось соответствовать. Я почувствовал это, когда сразу после окончания техникума приехал в Нижний Тагил. Со мной на работу устраивались еще двое ребят с Украины, с таким же, как у меня образованием. Начальник монтажного управления, который и сам в свое время заканчивал в Челябинске одногодичные ускоренные курсы, сразу назначил меня инженером в производственно-технический отдел – должность весьма высокая. А других распределили по участкам…
 
* * *
Очень интересным преподавателем был Леонид Максимович Чумаков. Он вел у нас физику. Его методика преподавания была очень своеобразной и очень эффективной. Он всю физику выдавал нам на задачах. Заходит в кабинет, предстоит новая тема, а он вызывает к доске – решай из нового параграфа. Стоишь, пытаешься нащупать решение, опираясь на прежние знания. Весь класс пытается выдвинуть свои версии решения. Но все равно не идет задача, чего-то важного не достает. И вот это «что-то», спрятанное в новой теме, Леонид Максимович нам и объясняет.
 
* * *
Преподаватели были достаточно сильными, строгими. У нас вели некоторые дисциплины преподаватели с ЧПИ и, естественно, повышали техникумовскую планку до вузовской, не делая больших различий. Но чтобы мы психологически боялись преподавателей, дрожали как осиновые листы – такого не было. Что же касается строгости, даже жесткости в отношении к знаниям – так это вполне справедливо и правильно.
 
* * *
- Я еще со школьных лет увлекалась спортом, - рассказывает Элеонора Александровна. – В техникуме эта любовь усилилась, стала ярче, выразительнее, потому что приходилось выступать за честь техникума на различных министерских соревнованиях. Мы часто занимали призовые места, в том числе и в легкой атлетике, которая мне особенно нравилась. Конечно, многое зависело от преподавателей, и физкультура – не исключение.
 
- У нас был замечательный преподаватель физкультуры Владимир Анатольевич Ольденборгер, внук прибалтийских баронов, как говорили. Очень простой в общении, не столько «белой косточки», сколько мужицкий по характеру, он мог запросто поиграть с нами в баскетбол после занятий. Это, конечно, сближало. Но и ответственность возрастала – нам не хотелось подводить его на соревнованиях. А ездили мы много, Уралом дело не ограничивалось – были в Москве, и даже в Запорожье.
 
- Со мной вместе училась и занималась спортом Татьяна Мохина-Сидорова. Мы не раз участвовали в легкоатлетических эстафетах. Но настоящей страстью у Татьяны был конькобежный спорт – она станет мастером спорта, будет выступать на соревнованиях вместе с будущей шестикратной олимпийской чемпионкой Лидией Скобликовой.
 
* * *
К производственной практике отношение в техникуме всегда было серьезным. Да и мы не хотели падать в грязь лицом – в том же электроремонтном цехе ЧТЗ или Челябинском монтажном управлении, где студенты техникума распределялись по участкам и бригадам.
 
В середине 1950-х годов монтажное управление возглавлял Степан Анисимович Романенко, который одновременно являлся и председателем государственной экзаменационной комиссии. Вот где внешность обманчива! Внешне он был хмурым, серьезным, молчаливо-грозным; казалось, что к нему никак не подступишься. Но вот работа пошла, он менялся, становясь душевным, заботливым человеком. Его сын, к слову, тоже учился в техникуме вместе с нами.
 
- В отношении практики, конечно, никто с нами в бирюльки не играл, - говорит Виктор Дмитриевич. - Задания получали серьезные, объемные и ответственные. На третьем курсе мне вместе с другими студентами пришлось, к примеру, работать по освещению улицы Мира в металлургическом районе; преддипломная практика – освещение в районе Центрального клуба ЧМК, по улице Сталеваров, там, где были выстроены первые пятиэтажки. Я был дублером мастера, и в моем подчинении была целая бригада. Студенты были задействованы и в промышленном строительстве.
 
- Около десяти человек, сокурсников, работали на ЧМК, принимали участие в монтаже непрерывно-заготовительного стана «250», первого на комбинате агрегата непрерывного литья. Ребята пригласили нас на «прокатку» стана. Это было интересно. Запустили стан для пробы – в печь пошел первый металлический слиток, а на выходе принимали уже готовый пруток. Мне пришлось участвовать в пуско-наладочных работах по мостовому заливочному крану. Тоже был интересный опыт. Кстати, в те годы в Челябинске еще работали пленные немцы. Скрупулезные, дотошные, они показывали, как нужно правильно оконцовывать провода, лудить, паять.
 
* * *
- Техникум многим из нас дал настоящую путевку в жизнь, - говорит Элеонора Александровна. – После окончания техникума меня определили в проектный институт «Тяжпромэлектропроект». Потом была учеба в институте. Чувствовала, как проектирование все больше и больше притягивает меня. В «Электропроект» вернулась дипломированным специалистом и 42 года проработала конструктором-проектировщиком.
 
* * *
Многие наши товарищи, сокурсники не «потерялись в жизни», нашли свое призвание. Любовь в электротехнике делала самые неожиданные повороты. Например, Вячеслав Зазуленко, Марк Чутко, … Дубовик связали свою судьбу с оборонным комплексом. Закончив институты, работали в Арзамасе-16, занимались разработкой систем управления для ракет.
 
Наши ребята по просьбе крупнейшего в СССР управления «Союзспецмонтаж» были направлены на Байконур. Это было очень престижно в 1960-70 годы. Да и сам «Союзспецмонтаж», входивший до 1990 года в Минмонтажспецстрой, был достаточно богатой и, безусловно, весомой организацией. Управление вело все зарубежное строительство: в Индии, Египте, на Кубе, в европейских странах, на Ближнем Востоке. Кроме того, «Союзспецмонтаж» занимался строительством военных объектов, секретных оборонных производств.
 
Челябинский монтажный техникум, находившийся в этой мощной и масштабной системе координат, чувствовал себя достаточно уверенно, располагал добротной материально-технической базой, а главное, в большинстве случаев был спокоен за своих выпускников – без работы, причем, престижной и хорошо оплачиваемой, они не оставались.
 
Да и в «бытовых мелочах» техникум оказался на высоте – возможности и связи позволяли. - У нас был практически полностью решен квартирный вопрос, тот самый, который, по словам Михаила Булгакова, так испортил россиян, - говорит Виктор Дмитриевич. – Когда при техникуме построили большой пятиэтажный дом для преподавателей, выделили соответствующие деньги, фонды, нам некого было селить – большинство уже имело свою жилплощадь. Вдобавок, в этом вопросе техникум «держал нос по ветру». Если в Челябинске что-нибудь строилось, тем более с участием техникума, рассчитывались «взаимозачетом» - квартирами. Каждый год техникуму перепадало 2-3 квартиры…
 
* * *
- В 1966 году я вернулся в родной техникум, но уже преподавателем, - рассказывает Виктор Дмитриевич. – Интересное было время. Государство весомо укрепляло материально-техническую базу среднего профессионального образования, усиливало преподавательский состав. Важную роль сыграло то, что зарплата преподавателей в техникуме была значительно выше, чем других учебных заведениях. Работать в техникуме считалось престижным.
 
К слову, в преподаватели шли люди с производства – в полном расцвете сил, имея на предприятиях хорошую зарплату и высокую должность. Преподавательский коллектив техникума, в основном, был мужским. На электротехническом отделении первой женщиной-преподавателем спецдисциплины стала Лариса Афанасьевна Абросимова.
 
К концу 1970-х годов положение с зарплатой в системе образования стало нивелироваться, хотя качественный кадровый прорыв все же тогда был сделан. - Конечно, тогда, в 1966 году, как преподаватель я был совершенно зеленым. Есть знания, есть практика в монтаже, но этого недостаточно, чтобы владеть аудиторией, сделать свой предмет ярким и четким. Мне многие помогли освоить новую специальность. Тон задал бывший директор техникума Петр Архипович Моисеев. Он очень бережно относился к молодежи, к молодым преподавателям, поддерживал, подсказывал, успокаивал, наконец.
 
Очень сильно помог мне Василий Степанович Трошев, заместитель директора по учебной работе, завуч. Помог поверить в себя и не «теряться» на уроках. Как-то он пришел ко мне на урок – в первый раз, в меру строгий, как инспектор. Сел на задней парте и слушает. А я как назло переволновался до неприличия. Рассказывал студентам механическое устройство трансформатора – тема элементарная, как коробок спичек – и надо же: перепутал обмотки. Трошев, само собой, услышал такой ляп, видимо, улыбнулся про себя. После урока подошел:
- Ничего, хорошо. Урок получился обстоятельный. Вот только чего было так сильно волноваться?..
 
Иногда приходилось попадаться, как кур в ощип – участь любого молодого преподавателя. Руководство подчас пользовалось нашей неопытностью – бросало, как кутенка в прорубь. Зато если выплывешь – будешь читать курс. Подобные «вещи» любил проделывать Николай Макарович Гузь, заведующий курсами повышения квалификации.
 
Помню, пришел он ко мне и попросил прочитать небольшой курс лекций по электроснабжению.
- А кому читать? – поинтересовался я. -
 Да так, инженеры-строители, они ничего об электричестве особо не знают, - не моргнув глазом, ответил Николай Макарович.
Я прихожу на лекцию, а там – не просто инженеры, а начальники участков, производственники, которые знают электроснабжение как «дважды два четыре». Смерили меня взглядом – ну-ну, что еще нового расскажешь? Я тогда провел лишь одно занятие – по новшествам в системах снабжения…
 
* * *
К концу 1980-х годов, когда на волне горбачевской перестройки и гласности, начала меняться вся система государственности, еще мало кто предполагал в порыве эйфории обновления, что стране придется жить в неизвестности – в буквальном смысле этого слова. Мы тоже оказались перед выбором. Директор техникума Гельмут Эрихович Риккер уходил на пенсию и, естественно, искал преемника. Переживал очень сильно – кто будет после меня, как сложится судьба техникума, куда идти дальше?
 
- В то время я был заместителем директора и секретарем партийной организации, - рассказывает Виктор Дмитриевич. – Мы сели в кабинете директора, перебрали всех, кого можно, остановились на кандидатуре Игоря Иосифовича Тубера: достаточно молодой, энергичный, не нашего «старческого» склада ума, более подвижный, мобильный, хорошо ориентирующийся в экономике, он действительно был человеком, который оказался на своем месте в нужное время. Его и рекомендовали в директора, поставили кандидатуру на голосование.
 
Правда, была проблема – Тубер не являлся членом партии. А в конце 1980-х годов это играло свою роль. Мы позвонили Трошеву, переведенному в Москву: - Если с райкомом партии уладите дело, то мы не против, - был ответ. В райкоме нам ответили – поступайте, как сочтете нужным. Мы и сочли… И не ошиблись.
 
* * *
Бесспорно, Игорю Иосифовичу было, от чего отталкиваться. Челябинский монтажный техникум в те годы не просто прочно стоял на ногах – он был на взлете, в зените, имел прекрасную материально-техническую и учебную базу, какой можно было только позавидовать. Мы использовали все свои «монтажные преимущества». В структуре министерства, управления «Тяжпромэлектропроекта» техникум был ведущим среди 16 других профильных учреждений, два из которых находились на Украине.
 
- По электротехническим специальностям мы, наряду со Свердловским монтажным техникумом, «закрывали» своими специалистами всю Уральскую зону – от Нижнего Тагила до Оренбурга. Были и уникальные специальности. Так, только Челябинский монтажный техникум готовил специалистов по специальности «Строительство и монтаж объектов химической защиты» - выпускников с руками и ногами забирали от Урала до Дальнего Востока.
 
- Правда, на химзащите наши выпускники «разбаловались», - поясняет Виктор Дмитриевич. – По КЗОТу, по всем нормативам им полагалось работать в респираторах 15 минут, а потом два часа отдыхать. А они залезут в респираторах в какой-нибудь реактор или на футеровку котлов часа на три-четыре – и вот зарплата под 800 рублей, безумные деньги по советским меркам! Но и приходилось им трудно – смолы, газ, кислоты и прочая «химическая нечисть» быстро расстраивали организм. На химзащите работали только мужчины… Руководил этим уникальным отделением Г.С. Вирченко…
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: Из материалов к книге "Челябинский монтажный колледж. Страницы истории". | Добавил: кузнец
Просмотров: 391 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: