Главная » Статьи » Забытые тайны Южного Урала » В тени серебряного века

ДЕВОЧКА ТАСЯ ПРОТИВ РОТМИСТРА ДАВИДОВСКОГО
Не будет преувеличением сказать, что каждый из нас когда-то в детстве мечтал быть разведчиком и, подобно знаменитому Штирлицу, оказаться в кабинете с секретными документами, представляющими особую государственную важность. Риск, азарт, таинственность, понимание своей значимости - все это пленяло, впрочем, и до легендарного героя "Семнадцати мгновений".
 
Подобные чувства не могла не испытывать в 1905 году и сражавшаяся с представителем царских спецслужб девочка Тася, историю которой поведали документы бывшего челябинского истпартархива. Герои этой истории достаточно колоритны, а их поступки меньше всего нуждаются в комментариях. Может быть, поэтому мы, извиняясь за журналистскую леность, приведем его так, как он был написан революционерами по горячим следам.
 
"Наблюдение за политической благонадежностью транспортных рабочих и служащих было в руках железнодорожной жандармерии. Поэтому жандармское управление первого участка Сибирской железной дороги в Челябинске, возглавляемое ротмистром Давидовским, имело в своем распоряжении все грязные средства сыска, существующие у городских жандармов. Железнодорожной организации РСДРП нужно было во что бы то ни стало установить наблюдение за работой начальника жандармского управления ротмистра Давидовского, что частично и удалось сделать.
 
Квартира ротмистра была в одном доме с жандармским управлением. Непосредственно из огромной квартиры начальника жандармов имелась дверь в небольшое управление. Квартира и семья Давидовского обслуживалась двумя молодыми женщинами. Они стряпали, кормили своих хозяев, убирали квартиру и жандармскую канцелярию. Рабочий день их не знал нормы, отдыхали столько, сколько останется от работы.
 
Активист деповец Белышев был давно знаком с молодой работницей Таисьей из квартиры ротмистра. Она всего не знала и не старалась расспрашивать своего Лаврушу о его революционной деятельности, но ей было небезызвестно, что он предан этому делу и находится под постоянной опасностью, исходящей от ротмистра. Знала также Тася и некоторых из друзей своего будущего мужа и товарищески полюбила их за неподдельную скромность и искреннее расположение ко всем обиженным и забитым "злой судьбой", как говорила она.
 
Случилось так. Тася из жилых комнат принесла ротмистру в канцелярии на подносе стакан чая и увидела, что перед Давидовским сидит пожилой бородатый человек в деповской блузе с метром в верхнем кармане. Начальник, пересматривая список, говорит. -- А вы, перечисляя этих людей, не впали в ошибку? Хорошо ли они вами проверены, может быть, более важные сюда не внесены? Сидящий против поспешил уверить, что все сделано не торопясь, с полной проверкой. Ротмистр поставил обратно на поднос стакан и, отказываясь от чая, выслал прислугу из канцелярии. По окончании занятия Давидовский торопился в гости, завидуя, что жена опередила его в этом.
 
Здание полицейской управы в Челябинске
 
Тася, приступая к уборке в канцелярии, заявила, что уборку нужно сделать генеральную, стряхнуть, протереть пыль, перебрать на столах и т.д., на что барин ответил, что это ее дело; "хоть вверх дном поверни, раз это нужно", и предложил для помощи унтер-офицера. "Это не мужское дело, я сама справлюсь", -- ответила Тася. Вслед за начальником убрался и дежурный жандарм.
 
Оставшись одна, Тася быстро нашла в делах интересующий ее список, принесенный деповцем с рыжей бородой. Негодованию ее не было границ, когда она чуть не в первых строках увидела имя дорогого ей человека Лаврентия Белышева, слесаря среднего ремонта мастерских Сибирской ж.д., /который/ "всегда среди рабочих ведет разговоры против войны, правительства и религии. Ходил снимать с работы мастеровых самарского депо в забастовку 30 мая сего года. Пользуется среди рабочих большим уважением. Говорят, что был видным участником беспорядков в главных Красноярских железнодорожных мастерских".
 
Дальше шли провокаторские характеристики на других революционных рабочих. Кончив быстро уборку при помощи другой прислуги Маруси, имея в кармане ценный документ, Тася бросилась к Лаврентию. Белишев на велосипеде быстро перекинулся в текущий ремонт депо, зная, что /его товарищи/ Гаврилов и Осокин вечеруют там. Найдя товарищей, он предъявил им шпионский документ. Рыжая борода на две части - это была неотъемлемая деталь старшего инструментальщика Лумпова. Сейчас же пошли в центральную инструментальную и попросили дежурного ученика показать книгу записей инструмента. Эту книгу ведет самолично старший инструментальщик Лумпов. Почерк установлен, никаких сомнений, предательская работа его. Список сшит из двух полных листов. Бумага - форменные бланки для инструментальной книги, только заголовок с горизонтальными графами отрезан...
 
-- Есть у него новая книга, -- сказал ученик, -- но он ее расшил и почти всю бумагу перетаскал домой. Жадный черт, все, чтобы не покупать. И чернила отсюда носит...
 
Верно, цвет чернил одинаков. Все ясно, установлено. Список участников уже скопирован - это видно по резолюции Давидовского и по отметке жандарма-делопроизводителя, снявшего копию. Белишев через Тасю отправляет список по принадлежности в ту кучу ротмировских бумаг, откуда он был изъят несколько часов тому назад.
 
На другой день на экстренном заседании с присутствием Соломона Елькина ставится на повестку дня вопрос: борьба с провокацией. "Немедленно ликвидировать предателя Лумпова", -- настаивает большая часть присутствующих. "Сделать предупреждение, но настолько жестокое, чтобы оно вызвало у предупреждаемого животный страх, ужас смерти, смерти, которая только случайно временно его обошла. Создать обстановку беспомощности ожидания кары и затем лишить возможность творить гадость", -- предлагают другие.
 
Последнее принимается. Гаврилов и Осокин берут на себя /задачу/ выполнить решение партийной организации..." Незатейливая история о том, как девочка Тася справилась с "бдительным" ротмистром, естественно, имела свое продолжение. Спустя несколько дней в окно слесарю Лумпову была брошена бомба, чтобы образумить его. "После бомбы, -- как вспоминают очевидцы и участники тех революционных событий, -- хозяин дома стал гнать Лумпова, и никто другой не хотел пустить его, боясь за себя и свой дом. Рабочая организация потребовала, чтобы Лумпов оставил Челябинск..."
 
Провал агента и утечка информации - этого вполне достаточно, чтобы поставить на работе царских спецслужб крест, пусть даже в его уездном челябинском исполнении. Это, собственно, и произойдет чуть позднее - в эпоху великих переворотов 1917 года...
 
Вячеслав ЛЮТОВ Олег ВЕПРЕВ
Категория: В тени серебряного века | Добавил: кузнец (05.02.2010)
Просмотров: 277 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: