Главная » Статьи » Забытые тайны Южного Урала » На заре Челябинской области

РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

       РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

      

       Мы уже привыкли к тому, что любая история – это история власти, в каких бы масштабах она не измерялась. Безумный творческий водоворот, закруживший молодое советское государство в 1920-30-е годы, обернулся не только строительством промышленных гигантов на фоне кровавой жатвы, но и эпохой карьер и выдвижений с неизбежной неразберихой в полномочиях.

       Южный Урал начала 1930-х годов не был исключением. Попытки реформировать органы власти, конечно, делались. Так, еще в 1929 году специальным постановлением правительства Челябинский округ был объявлен экспериментальной площадкой по реорганизации органов исполнительной власти. Тогда впервые многие властные полномочия были переданы райсполкомам, а сельсоветы даже получили строчку в бюджете.

       Но самостоятельность хороша в меру. Да и советские органы в общей большевистской иерархии занимали весьма незавидное место. Они служили своеобразной ссылкой «провинившихся» партийцев: кого за левый или правый «уклон», кого за элементарное пьянство.

       «Чистили» исполкомы часто. Больше всего досталось Златоустовскому округу, имевшему богатое эсеровское прошлое. Не скрывал свою эсеровскую анкету даже начальник Златоустовского ОГПУ Андрей Клочков. Стоит ли удивляться тому, что причастность к социал-революционерам станет главной «темой» златоустовских расстрельных приговоров?

       Накануне образования Челябинской области, Южный Урал представлял из себя гремучую смесь. Строительство крупных предприятий, модернизация старых горных заводов, создание оборонных промышленных площадок – все это внесло настоящую неразбериху в органах местной власти.

       Ситуация сложилась парадоксальная. Партийные органы, главенство которых никогда не оспаривалось, словно уступили место представителям ОГПУ-НКВД. Уступили даже в бытовых мелочах – к примеру, зарплата начальника городского отдела ОГПУ могла вдвое превышать заработок секретаря горкома партии. При такой «субординации» отчитываться чекистам перед местными партийными органами не имело смысла.

       Не способствовала сближению с местными партийными органами и политика полномочного представительства ОГПУ по Уралу, «изымавшего» избранные округа в свое прямое подчинение. С мая 1930 года в оперативном подчинении аппарата полномочного представительства оказался Магнитогорск, с февраля 1933 года – Златоуст.

       В 1933 году произошло еще одно событие -  в Челябинский отдел ОГПУ прибыл новый сотрудник, Карл Петрович Радецкий-Крумин. В воспоминаниях челябинских чекистов о нем не сообщается ничего особенного. Рассказывают, что Радецкий был исполнительным и трудолюбивым работником, принимал активное участие в общественной жизни коллектива, был грамотным и даже знал несколько языков, когда-то жил за границей и был директором ресторана-кабаре.

       Между тем, его послужной список заслуживает особого внимания. Радецкий пришел в ВЧК с момента ее основания. Затем, работал в военном разведывательном Управлении Наркомвоенмора, был резидентом разведотдела штаба РККА в Финляндии, а также секретарем военного атташе посольства СССР. Приезд такого «директора кабаре», правой руки Лазаря Кагановича, означал лишь одно – пришла пора «стратегической ревизии» южноуральских предприятий и усиленного контроля за ними.

       Стоит думать, что в своих докладных записках Радецкий отмечал неразбериху в местных органах партийной и хозяйственной власти и отсутствие «оперативно-территориального единства».

       Восстанавливать это единство придется двум людям – первому начальнику УНКВД по Челябинской области А.М. Минаеву (Цикановскому) и первому секретарю обкома партии К.В. Рындину, выходцу из Уфимской ЧК…

       Можно с определенной уверенностью сказать, что в феврале 1934 года была образована не просто Челябинская область – формировался особый южноуральский стратегический центр, курировавший ключевые предприятия и непосредственно подчиненный Москве. Это ощущение значимости было сильным, оно сближало и объединяло.

       На чистый лист истории молодой Челябинской области заносились многие противоречивые вехи: и раскулачивание по партийным разнарядкам, и первые дела о вредительстве на предприятиях, и контроль за строительством новых промышленных объектов, и проблемы санитарно-эпидемиологического состояния городов, и борьба с расхитителями зерна.

       Заново создавалась властная инфраструктура – нужно было преодолеть прежние центробежные силы, восстановить нормальные отношения с бывшими обособленными округами. Шла реорганизация партийных, советских и хозяйственных органов.

       Удивительно, но эта сложная и напряженная работа была проведена в кратчайшие сроки – и уже к концу 1935 года Челябинская область представляла собой единый и слаженный организм, сумевший оправиться от прежних «властных» противоречий и «полномочной» неразберихи…

      

       Вячеслав ЛЮТОВ

       Олег ВЕПРЕВ

 

Категория: На заре Челябинской области | Добавил: кузнец (15.06.2020)
Просмотров: 177 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: