Главная » Статьи » Забытые тайны Южного Урала » На заре Челябинской области

МАЛЕНЬКИЙ БОЛЬШОЙ ЧЕЛЯБИНСК
«Мелочи суть мои боги», - обронил когда-то Василий Розанов. Он был недалек от истины – и до сих пор каждого из нас встречают «по мелочам»: по ткани, по покрою, по ботинкам, по часам. Так же встречают и нашу область – по ее областному центру, где все должно быть без изъяна…
 
На протяжении двух веков со дня образования Челябинск представлял собой провинциальный уездный городишко, ничем не примечательный. Разве лишь железная дорога превратила его в пересыльно-торговый базар на привокзальной площади. Кустарный уклад воплотился в кожевенном, кирпичном и дрожжевом заводиках, в нескольких мельницах и в плугах завода «Столь». Вплоть до 1929 года численность населения не превышала 70 тысяч человек.
 
Индустриальный прорыв начала 1930-х годов совершенно изменил облик Челябинска. ЧТЗ, ферросплавный, абразивный, цинковый, электродный заводы, будущий Станкомаш, ТЭЦ, ЧГРЭС – вот далеко не полный перечень созданных предприятий. Это и предопределило будущее Челябинска как крупного областного центра.
 
 
 
Но тогда, в 1934 году, этот областной центр еще нужно было приводить в порядок – чтобы соответствовать статусу. Первые годы работы областной исполнительной власти почти целиком состоят из различных бытовых мелочей. Так, в первом номере журнала Челябинского облисполкома «Советский активист» за 1935 год подробно рассказывалось, как «умывался и причесывался» бывший уездный город. Из всего дореволюционного благоустройства города новой власти достались в наследство лишь две замощенные улицы и несколько десятков уличных фонарей. Булыжником мостить было уже не выгодно, и в 1934 году исполком принимает революционное решение – закатывать улицы в асфальт.
 
 Некоторые районы Челябинска вообще не были расчерчены на улицы. К примеру, в Порт-Артуре (Ленинский район) частные дома попросту строились наугад – отсюда в обиходе 1930-х годов был оборот «неорганизованное население».
 
Большая проблема была с транспортом. В прошлом, кроме частных извозчиков и знаменитого челябинского дилижанса (пароконная крытая телега), никакого транспорта город не имел. Первый автобус появился в 1926 году, а в 1932 году челябинцы встречали первый трамвай. Ни о каких централизованных «муниципальных» транспортных предприятиях не шло и речи – на 1 января 1936 года основное количество транспортных единиц (аж 18 штук!) составляли заводские автобусы, развозившие своих рабочих.
 
 
Завтракал и обедал Челябинск тоже не ахти как. «По городу Челябинску в 1934 году, - говорится в отчете облисполкома, - было 60 столовых, из них 53 в помещениях барачного типа, без канализации и отопления. В зимнее время персонал столовых работал в шубах, в столовых был холод, обедающие тоже не снимали одежды. Обстановка была убогая, столы на 20 человек и скамьи. Не доставало ножей, вилок, ложек, стаканов, блюдцев совсем не было…» К слову, за два года местным властям удалось невозможное – почти все столовые были переведены в капитальные помещения.
 
С водопроводом и канализацией также были серьезные проблемы. Если водопровод и обслуживал центр старого Челябинска, то канализации до 1932 года не было вовсе. Но «революционную привычку» выливать нечистоты прямо из окна нужно было ломать. К тому же общее санитарное состояние города, с его стихийными свалками в разных частях, безнадзорным водозабором, было настолько удручающим, что первому начальнику УНКВД по Челябинской области Минаеву пришлось писать секретную записку об «опасности засорения и отравления воды».
 
 
Еще одна бытовая деталь – городские бани. В областном центре их было одиннадцать – почти 1500 «раздевальных мест». Исполкомовская статистика свидетельствовала: бани обеспечивают среднему горожанину «лишь 14 помывок в год».
 
Среди архивных материалов есть весьма примечательные вещи – например, Наказы трудящихся обкому и облисполкому середины 1930-х годов. Так, наряду с глобальными требованиями замостить и озеленить улицы, построить мосты через Миасс, усилить надзор за санитарным состоянием, облисполкому наказывалось: «Поливать и подметать улицы в летнее время, сменить старые вывески учреждений, построить купальни, на главных перекрестках установить часы, завести хороших дворников, на трамвайных остановках установить урны». Наконец, «отвести для мытья белья на реке Миасс определенные места, летом устраивать в этих местах плоты, а зимой ставить теплушки» или «сделать водосточную трубу около школы № 3». Были наказы и в адрес НКВД – «уничтожить землянки на окраинах города…»
 
Житейские мелочи что тогда, что сейчас имеют своеобразную «политическую силу». Мы воспринимаем власть именно в мелочах – в ее способности не только творить промышленную политику, но и залатать какую-нибудь крышу, включить отопление или убрать вовремя мусор. Подобные просьбы – в доброй половине всех писем в общественных приемных. Отсюда простой вывод: нет ничего проще «быть ближе к народу» - нужно лишь уметь жить его повседневными мелочами…
 
Карта-схема Челябинска, 1934 год
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: На заре Челябинской области | Добавил: кузнец (26.01.2012)
Просмотров: 632 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: