Главная » Статьи » Забытые тайны Южного Урала » На заре Челябинской области

ЧТОБ ВСЕМ ТАК ЖИТЬ…
 Человеку свойственно выдавать желаемое за действительное, трубить о маленьких победах и не замечать больших поражений, жить идеологическими установками, четкими и понятными, и не задумываться, насколько они верны. Советский человек прекрасно чувствовал себя в такой системе координат и гордился тем, что происходит в стране.
 
В канун нового 1934 года, года образования нашей области, в «Челябинском рабочем» вышел большой материал - рассказ четырех ударников ЧТЗ, ЧГРЭС и ферросплавного завода и их семей о том, как замечательно им живется. При всем идеологическом пафосе тех лет, доля правды в этих рассказах есть. На фоне мировой депрессии, где «капиталистический мир бился в тисках экономического кризиса», советский индустриальный подъем вселял оптимизм и гордость. «Бодро, уверенно смотрим мы вперед, - писала областная газета. - Ленинская партия на всех парах двигает нас к социализму…»
 
Первые результаты этого движения оказались не только на бумаге – их можно было потрогать руками. Достаточно вчитаться в рассказы. «Приятно работать на нашем заводе, - говорит ударник ЧТЗ Никита Шадрин. - Помню я прежние заводские дворы, где была непролазная грязь, материалы валялись в кучах, не пройти, не проехать. А на нашем заводском дворе, как в хорошем парке: газоны, клумбы. Летом трава и цветы радуют глаз. Отдельные дорожки для машин, отдельные для пешеходов. В цехах никакой грязи, никакой пыли, а в некоторых отделениях даже цветы поставлены. Работается легко в такой обстановке…»
 
Индустриальная волна изменила не только представление о культуре производства. Сама техника, масштабы пленяли. Например, инструментальный цех ЧТЗ по количеству оборудования в 4 раза превышал типовой английский инструментальный завод. На ЧГРЭС гордились генераторами, турбинами, котлами – «все лучшее, что создала передовая капиталистическая техника».
 
Уходило в прошлое ощущение «лапотничества». Рабочий с книгой или чертежами – не издержки советского кино, а самая настоящая реальность. Вообще, за профессиональную грамотность спрашивали строго, и в рассказах 1930-х годов чувствуется, что дело здесь политическое. «Я почти не знаю среди рабочих таких, которые бы не имели теперь своей библиотеки, - говорит работник ЧТЗ Андрей Болотов. - Вот поглядите на мою библиотеку. Здесь есть много разных технических книг. Например, «Приспособление для холодной обработки металлов» Мюллера – книга в 450 страниц. Есть и другие. Поэтому моя производственная выработка стоит на высоком уровне, оправдывает звание коммуниста. А вместе с моим культурным и производственно-техническим ростом растет и мое благосостояние…»
 
Поселок ЧГРЭС
 
О перевыполнении плана и, соответственно, заработках на страницах газет 1930-х годов говорили часто. В отличие от нашего времени, когда каждый по своим причинам стыдливо отводит глаза в сторону, заминая тему. «В ноябре месяце (1933 года), - рассказывает старший плавильщик ферросплавного завода Степан Истомин, - я заработал 630 рублей и получил 100 рублей премиальных за экономию электроэнергии. Такие деньги зарабатывают многие рабочие на нашем заводе».
 
Как потратил? – проследите в процентном соотношении и сравните с нашими нынешними доходами-расходами – «42 рубля заплатил за квартиру, 50 рублей вычли за заем, 40 рублей - подоходный налог и партийный членский взнос. 35 рублей истратил в своем распределителе за продукты. Купил матери ботинки и две пары галош – 30 рублей. 15 рублей ушло на хозяйственные мелочи, 20 рублей – на театр, не считая буфета. 25 рублей заплатил за побелку комнаты. Купил жене трюмо за 70 рублей, на 15 рублей выписал дров, 100 рублей положил в сберкассу. Остальные ушли на мыло, одеколон и папиросы…»
 
Конечно, к таким бытовым мелочам мы сейчас относимся с иронией. Кстати, напрасно – именно быт является постоянным предметом мечтаний и сравнений. Советская власть не всегда, но пыталась быть благодарной за ударный труд. Передовики производства получили квартиры: благо, строились соцгородки тракторного завода, ЧЭМК и других предприятий.
 
Особенно оценили новоселье жены наших героев. «В таких хороших условиях мы никогда не жили. В семье у нас пять человек, а живем мы в двух больших, просторных, светлых комнатах. Кроме этих двух, комнат есть еще небольшая прихожая и кухня. Квартира, одним словом, очень приличная». Вторит и другая: «Раньше мы жили в хате. Муж сам строил ее, а потом три года долги платил. Теперь нам дали квартиру в большом, красивом здании. Две комнаты, теплые, сухие, светлые. Электричество, водопровод, паровое отопление. А в кухне стоит духовка. Я никак не налюбуюсь на нее. Раньше русскую печь топишь, топишь, полвоза дров сожжешь, а в эту три полена сунешь – и готово...»
 
Быт не затрешь. При всем коммунистическом аскетизме, очень четко звучали добротные и вполне мещанские нотки. «Мне так кажется: нашему советскому рабочему совсем не зазорно как следует обзаводить квартиру, чтобы все в ней было красиво и изящно, чтобы во всем видна была настоящая культура, - говорит Андрей Болотов. - Мы теперь не подневольные люди, а хозяева целой страны. Имеем возможность красиво обставлять нашу повседневную жизнь. Поглядите: в нашей спальне стоит роскошный диван. Зеленый, красивый, мягкий. Такие диваны прежде только одни буржуи имели. Сяду я на диван, закурю хорошую папиросу и думаю про всякое...»
 
 
Иногда мысли прерывает стук в дверь. Это пришли разносчики из ОРСа, в белых халатах, в полной готовности – на заводах взяли за практику приносить передовикам продовольственную норму прямо на дом: - Ну, хозяева, получайте муку, сахар! Все уже развешено, разложено по пакетам. Действительно, «нечего ударникам и их женам лишний раз ходить в магазины да ждать в очередях!»
 
Путь к коммунизму, как ни крути, тоже лежал через желудок. «Мы теперь очень хорошо питаемся: сытно, вкусно, - рассказывают наши герои. - Обеды у нас чаще всего мясные, и суп всегда с мясом. Жена, когда не поленится, готовит к обеду пельмени. Мы их очень любим. В этом месяце мы ели пельмени уже три раза. Обычные обеды у нас из трех блюд. На третье бывают кисели, компоты. С вечерним чаем едим мы лепешки на масле. Чай у нас всегда с сахаром».
 
Предметом гордости была и одежда. «Теперь для нас такое время пришло, что одежду мы можем приобретать красивую, изящную и по своему вкусу, - говорит Андрей Болотов. - Я теперь галстуки начал носить! У меня три красивых галстука: голубой, зеленый и черный. Щеголяю в них…» Остальное «щегольство» - наперебой: теплая суконная шапка за 40 рублей, синий шевиотовый костюм, кожаные полуботинки и шелковые носки. «Жена тоже очень хорошо одевается. У нее вязаная зеленая фуфайка, в которой она ходит дома. Одевает и новый шелковый костюм. Обед готовит в белоснежном переднике, какими раньше славились немецкие хозяйки. Есть две пары модных желтых ботинок и даже туфли такого красивого фасона - «джимми».
 
Яркие бытовые мелочи меняются, как в калейдоскопе. Так и нужно писать идеологические статьи, чтобы люди знали – что ждет их в конце напряженного трудового пути. Комментировать нет смысла: «В нашей жизни сейчас появилось такое, чего сроду не бывало у рабочего. У меня, например, есть свой собственный велосипед. В свободное время нажмешь на педаль, и в бор, на озеро купаться. Вскоре и у жены будет велосипед…» «Муж купил часы, на руку. Верные часы, хорошей фабрики: «Сима». До этого у него часов не было…»
 
«Музыку я очень люблю. Купил балалайку. Играю в свободное время, отдыхаю. Больше всего мне нравятся народные русские песни. Они за сердце хватают. Сыновья играют на гармошке. Частенько я погружаюсь в свои стариковские думы под звуки какого-нибудь марша или вальса. Вот надо только инструментов больше изготовлять. Надо, чтобы рабочий мог иметь пианино, рояль…»
 
«Мы теперь зачастили в театр. Мне очень понравился «Суд» Киршона. Очень правильно, волнующе показана жизнь германского пролетариата, предательство социал-демократов. Все это очень разжигает и дает новые взгляды, новые понятия…»
 
«На каждом шагу мы видим большую заботу партии о том, чтобы семье рабочего лучше жилось. Через каждые два дня к нам на квартиру приходит врач, заботливая такая: - Ну, говорит, больные в семье есть? - Нет, отвечаем, все пока здоровы. Мы вообще болеем редко, живем здоровыми. Но если что-нибудь случится, к врачу попадаем без очереди, ни минуты не ждавши…»
 
 В последнее, правда, верится с трудом. Впрочем, от идеологических материалов сложно ждать что-то иное. Если и есть преувеличения, то они оправданы главным – мечтой человека о лучшей жизни. У каждой эпохи будут свои чаяния, и рассказы наших героев это еще раз доказывают. Равно как и то, что газеты никогда не врут, но всегда лукавят…
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: На заре Челябинской области | Добавил: кузнец (26.01.2012)
Просмотров: 215 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: