Главная » Статьи » Отдельные проекты » Публикации

Николай Щапин. ПЕТР СУМИН КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, 1993 г.
Петру Сумину 47 лет, его судьба во многом типична для партийно-хозяйственной номенклатуры. На металлургическом факультете ЧПИ будущий лидер советской власти на Южном Урале отнюдь не блистал.
 
Но, несомненно, был заметен. Из мозаики воспоминаний его наставников и однокашников предстает образ человека, знающего себе цену, самоуверенного, склонного комиссарить. Преподаватели до сих пор не без удивления вспоминают, как он не просто уверенно, а местами как-то снисходительно объяснял им безоблачность своих перспектив, несмотря на скромные познания.
 
Похоже, не было людей, на которых молодой Сумин смотрел снизу вверх. Хотя как профорг, а затем и комсорг факультета с начальством ладил. Дальше была работа на ЧМК, разбавленная активным комсомольством.
 
Оценки молодого специалиста, в общем, добрые. Если, конечно, очистить их от обычного советского брюзжания в адрес начальства. Живой ум, напористость, великолепно подвешенный язык, умение ладить, никаких комплексен, кроме молодого бонапартизма. И никакой склонности к интеллигентским сомнениям, рассуждениям, самокопанию. Почти рафинированная конкретность.
 
С идеями и новациями техническими было хуже. Намного. В стране победившего пролетариата это гарантировало отсутствие головной боли. Поэтому П. Сумин избежал трудной адаптации и сразу же почувствовал себя в «своей тарелке».
 
Набор советских достоинств был от бога. Тянуло к работе с людьми, тянуло к начальству — он как будто был создан для советской системы. Почти все получалось. По-советски, конечно, но...
 
Не случайно стареющие доценты скоро стали удивляться точности прогноза бывшего "неотличника", Тот успешно карабкался по ступенькам партийно-советской номенклатуры. Ступеньки номенклатурные менялись: районные и городские, комсомольские, партийные и советские...
 
Сам же П. Сумин как личность во многом остался тем самым "заметным студентом". Конечно, он заматерел и набрался ума. Да и шишек тоже — седая и лысая номенклатура доставала всех, молодых да ранних — тем более. А вот грандиозная самоуверенность и упрямая независимость остались первозданными.
 
Показателен здесь один эпизод. В 1986 году на заседании облисполкома председатель Челябинского горисполкома П.И. Сумин вступил в диалог с замминистра коммунального хозяйства РСФСР. И вполне естественно, не давал высокому гостю толком открыть рот. Пока тот не взревел: "Вы дадите мне говорить?!"
 
Думаю, что дело здесь не в бестактности. Хорошо было видно, как молодого "отца" города переполняла непоколебимая убежденность в своем праве на последнее слово. И вновь, похоже, уровень самооценки был таков, что людей, на которых он смотрел снизу вверх, просто не было.
 
А время шло. Уже наконец-то стало ясно, что страна давно неуверенно сползает к катастрофе. Но еще наивно представлялось, что надо только прижать номенклатуру да бюрократов и депо пойдет.
 
Чужая душа -- потемки Но, скорое всего, начало перестройки было самым счастливым периодом жизни П.Сумина. Сходил на нет единственный источник дискомфорта — дряхлеющая номенклатура отступала, теряя авторитет, портфели и кресла. Нарастала аварийная обстановка в КПСС.
 
И здесь волевой, напористый, подчеркнуто конкретный П. Сумин, казалось, везде был нужен. Никакая философичность, никакие мировоззренческие поиски его не отягощали. Он снова был самим собой, четким и сиюминутно конкретным. Примерно так же, как и при ремонте лопнувшей в разгар зимы тепломагистрали.
 
Для провинциальной партийной публики, растерянной и обескураженной, это было намного ближе и понятнее, чем тревожащие призывы демократов и злое упорство консерваторов. Один из руководителей областной парторганизации быстро стал ее любимцем и фактическим лидером. Добавьте к этому, что П. Сумина хорошо принимали руководители производства и рядовые труженики, взращенные на коммунистической конкретике и уставшие от маразма и болтовни руководящих старцев.
 
Провинциальный народ и провинциальная партия еще долго были едины,. Вакансий тогда стало беспримерно много. Окрепший П. Сумин поднялся на самый верх областной номенклатуры. Будущее уже явно попахивало Москвой. Правда, на последней предсъездовской областной партконференции под аплодисменты влюбленного зала он отказался от места в ЦК КПСС в пользу какого-то сельского труженика.
 
Кто знает, что тут сработало; или интуиция, или желание высвободить время и силы для депутатов, или еще что. Депутатом России стал, легко сокрушив соперников. И надо отдать должное, при этом он не лез избираться в дремотное политическое захолустье, как это сделал Б, Исаев, и не впал в бессовестный популизм, как это до сих пор делает А. Бароненко, которому чуткий нос заменяет убеждения.
 
Стоит уточнить, что с популизмом наш герой в общем-то никогда в разлуке не был. Но его популизм был не новым, не псевдодемократическим, а традиционно коммунистическим. Это была обычная левая демагогия "про народ". Позднее в духе ее уже в пылу борьбы с В. Соловьевым он изречет по-сумински четко; "Реформы не должны проводиться за счет народа".
 
Удивительно, что нас не коробит пустая красивость и вздорность подобных речей. А время ужо не просто шло. Оно становилось совсем другим. Молодая и полная наивных надежд российская демократия охватывала общество. Приближался крах КПСС, И здесь впервые в жизни профессиональный политик коммунист П. Сумин стал как-то «спадать с волны".
 
Постепенно вокруг него стали вызревать новые источники хронического дискомфорта и сверху, и снизу. На съездах народных депутатов России тон задавали демократы. За ними шумно и плотно валили просто полулисты типа нашего А. Бароненко. Прокоммунистическое большинство съезда и Верховного Совета несло потери катастрофические.
 
Но депутат П. Сумин здесь ни при чем. Он вновь остался самим собой. Нет. не твердолобым и затравленно упорным, как Слободкин и Тарасов, а действующим по-советски конкретно в конкретной ситуации. Поэтому вполне логичным было его сползание в депутатское «болото», основу которого составили депутаты, ошарашенные крахом коммунизма. лишенные стратегических ориентиров, не шибко грамотные политически и полагающиеся на сегодняшний «здравый смысл».
 
Август 1991 года П Сумин встретил на посту председателя областного Совета. Это кресло далось легко - Совет был почти традиционно советским. ГКЧПистов председатель облсовета не поддержал. Но он вел себя как коммунист из "болота". Его осторожная и неоднозначная реакция контрастировала с настроением общества и еще более ухудшала отношения с демократически настроенными земляками.
 
Дальнейшие события показали, что эту реакцию оценили не только земляки. Вдобавок ко всему скоропостижно скончалась КПСС. Глава советской власти области лишился ее мощнейшей поддержки.
 
Провал с назначением главой администрации Челябинской области явился, скорее всего, самым сильным потрясением для П. Сумина. Дорожка к вожделенному креслу выглядела не прости торной, а прямо-таки ковровом. Лидера, уверенно владеющего облсоветом, последний поддержал по нынешним меркам почти на "ура". Казалось, у Президента России не было альтернатив. Однако Б. Ельцин назначил главой администрации В. Соловьева.
 
Козни демократов? В какой-то мере, конечно. Противодействие назначению П. Сумина для них было естественным. В глазах демократов тот был в лучшем случае главарем притихшей номенклатуры, а в худшем — опасным коммунистическим рецидивистом.
 
Более важным представляется другое. Президент и правительство для трудного дела реформ комплектовали команду единомышленников, к которым П. Сумин не относился. Так чувствующий свою советскую силу председатель Челябинскою облсовета получил личные основания быть недовольным президентом, его властью и своим положением.
 
А скоро приспело другое время. В России начались реформы экономики. Наступил период испытаний молодой российской демократии. Б. Ельцин и его сторонники испили горькую чашу всех реформаторов посткоммунистических стран – под тяжким бременем реформы ряды приверженцев демократии заметно таяли. Как и ожидалось, о6щественная поддержка реформ пошла на убыль. И надо отдать должное чуткому носу популиста…
 
Его поклонники первыми с привычным негодованием заклокотали уже на другой стороне политического спектра, Наш А. Бароненко договорился даже до "костей народных". Заметно оживились организации неокоммунистов и националистов. Пошел процесс консолидации сип тоталитарного реванша — был создан Фронт национального спасения. Страна приобрела на удивление всему миру странного вице-президента.
 
Наконец зашевелилось и тихое депутатское "болото». Из него началась мобилизация активных «чертей" на борьбу с реформой президента и правительства. П Сумин более чем охотно откликнулся на новые призывы. Обстановка для нею изменилась к лучшему — стали хоть как-то меркнуть источники дискомфорта в этом мире
 
Он постепенно выходит из "болота", постепенно обретая поддержку, становится на путь открытой политической борьбы с президентом и правительством. Логика этой борьбы вовлекает ого в серию изнурительных конфликтов Три из них известны всей читающей России.
 
По инициативе П. Сумина облсоветом было принято решение о прекращении выплат налогов в федеральный бюджет. Надо сказать, что Челябинская область действительно платила да и продолжает платить непомерно большие налоги.
 
Слов нет, за справедливость нужно бороться. Нужна спокойная и настойчивая работа. Бюджетный же мятеж облсовета, несомненно, имен политическую начинку и подлил масла в огонь кризиса российской государственности. На политическом горизонте замаячил обновляющейся России замаячил призрак "Челябинской Чечни». Сейчас он прописался там постоянно, подтачивая власть и порядок.
 
Масштабным выступлением Челябинского облсовета против руководства России была попытка блокировать процесс приватизации собственности. Характерна внешняя деталь. П.Сумин даже не встретился с заместителем премьер-министра А.Чубайсом во время его визита в Челябинск.
 
А наиболее изнурительным и драматичным был советский поход команды П.Сумина за овладением исполнительской властью в области. Поход этот но многом удачен Не для населения области, конечно. Несмотря на противление президента и правительства, облсовету удалось худо-бедно провести выборы главы администрации области.
 
Второй тур выборов, в котором победил П Сумин, был совмещен со всероссийским референдумом. Именно это позволило добиться необходимой активности избирателей. Установившееся в области двоевластие поначалу носило опереточный характер. Глава областной администрации В Соловьев не был освобожден президентом. Администрация области продолжала работать. А вокруг нее шумно холила и делала вид, что работает, администрация новая, суминская.
 
Смешного здесь мало — не один десяток сильных организаций в нашей области был занят только одним делом – блокировать усилия работающих. Впрочем, здесь у советской власти опыт выдающийся.
 
Прежде чем сказать несколько слов о человеке, который противостоял П.Сумину, — небольшое отступление. Живет сегодня в нашей области советская народная сказка о потешных политических событиях современной России. Вот. будто, схватились там, в Москве, два матерых мужика и, забыв о деле и чести, остервенело рвут друг у друга власть. А глядя них, вот и в Челябинске сцепились Соловьев с Суминым. И готовы они воевать до последнего челябинца...
 
Замечу, что особенно охотно сказку эту любят рассказывать коммунисты и фашисты. Интерес их прост — сказочка, похожая на правду, дискредитирует нынешнюю власть. На деле же все далеко не так. Наше общество расколото. Кто-то поддерживает демократов, кто-то вздыхает по ушедшему недостроенному коммунизму. И пока непримиримо спорим и виним друг друга, будут схватываться в тяжелой борьбе наши «генералы» Кто же стоит за «генералом» Суминым? Из политических организаций – коммунисты и националисты. Его с воодушевлением поддержал Фронт национального спасения.
 
Напрашивается тревожный вывод: П. Сумина поддерживает не просто оппозиция, а оппозиция грозящая. Среди населения его преимущественно поддерживают люди старшего возраста. Последние семь лет жизни В. Соловьева наверняка незабываемы. Удивительно, с какой безрассудностью, отвагой этот внешне благополучный советский функционер ринулся на борьбу с КПСС еще в самом начале перестройки.
 
Положение таких людей в современной России во многом трагично. В логове павшей власти они были в жалком меньшинстве. Им всем хорошо досталось, и кровью они нахаркались. Но в российской провинции мало кто из них дошел до идущего снизу демократического движения, был им по-настоящему принят. Мешали тому номенклатурная породистость и происхождение одних, непричесанность и «белый большевизм» других.
 
Все это крайне непоправимо сузило круг демократов, поддерживающих этих людей. В глазах большинства населения, страдающего от ударов кризиса, они нередко оценены как замаскированные лидеры старой номенклатуры. Ну а отношения их с партиями – осколками КПСС и фашиствующими «патриотами» - всегда были однозначно плохими.
 
По-моему, наиболее верно разгадал В Соловьева его нынешний политический оппонент П. Сумин. Точное следование политике Президента России — вот настоящая "вина" В.Соловьева.
 
Итак, Петр Иванович Сумин…
Это тоже боль нашей России. Человек, далеко не обделенный умом и волей, не смог увидеть правду, когда пришло время прозрения, и не поднялся до мужественного раскаяния, когда стали видимыми заблуждения. Мало ли сегодня таких… Но он в силу масштаба своей личности и своего положения интересен особо. Кау живой пример помех и потерь российской демократии. Надеюсь, потерь не безвозвратных.
 
Н. ЩАПИН, кандидат технических наук, член республиканской партии РФ.
Категория: Публикации | Добавил: кузнец (02.04.2010)
Просмотров: 386 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: