Главная » Статьи » Отдельные проекты » Публикации

Ф.Н. Яблонский. У ИСТОКОВ ЗЛАТОУСТА. Последний владелец
А. А. Кнауф, московский купец первой гильдии, недолгое время бывший хозяином Златоустовских заводов, свою активную деятельность на Урале развивает в начале XIX в.
 
В 1802 г. он покупает у графа Ягужинского Курганский завод, в 1804 г, у П. Осокина — Бизярский, Иргинский, Курамышский, Саринский и Юговский заводы. Если Златоустовские заводы достались Кнауфу бесплатно, то на приобретение остальных он израсходовал 1355 тыс. руб., причем 724,5 тыс. наличными.
 
Получая Златоустовские заводы, Кнауф надеялся остановить начавшийся кризис лугининского хозяйства, который наметился во второй половине 90-х годов. В контракте, подписанном 16 сентября 1801 г., Кнауф обязывался «выплавлять в год чугуна не более 416000 пудов» (высшая производительность Златоустовского и Саткинского заводов в 1793 г. составляла 387,2 тыс. пудов чугуна), а если «откроется, что руд и лесов будет достаточно на беспрерывное заводское действие», то довести выплавку чугуна до 552463 пуд..
 
Для выполнения этого плана в 1805г. по проекту мастерового Златоустовского завода Харитона Коротина была построена печь «с великою против обыкновенных выгодою». При Кнауфе значительно совершенствуется производство металла: были построены две печи для цементирования стали, что позволило увеличить ее выпуск с 269 пудов в 1802 году до 2234 пудов в 1803 году.
 
В начале XIX в. Златоустовский завод становится не только металлургическим, производящим чугун, железо, сталь и прокат, но и металлообрабатывающим предприятием. Расширяя производство, Кнауф организует выпуск слесарных и дереворезных пил, топоров, подков, рессор, тисов, весовых коромысел, ножей, кофейных мельниц, токарного и слесарного инструмента, вводит производство кос.
 
Для этого Кнауф выписывает из Германии мастеровых и рабочих с семьями и строит специальное здание, прозванное населением «немецкой фабрикой». Для приехавших немцев была построена церковь, создана специальная контора, для немецких детей открыта школа. Приехавшие немцы обязаны были не только наладить производство изделий, но и обучить своему мастерству русских юношей, Так, мастер Оберкатте обязался готовить сталь «самым лучшим способом и лучшей доброты и обучить своему мастерству 12 русских мальчиков».
 
К 1812 г, на заводе было уже 42 немецких мастера. Большая роль в появлении немецких мастеров на Златоустовском заводе принадлежит управляющему Эверсману, выходцу из Пруссии, не знавшему русского языка, но зато имевшему тесные связи с Германией и радеющему о своих соотечественниках, попавших во французскую неволю.
 
Надо отметить, что при Кнауфе существовала и школа для русских мальчиков. При передаче завода в казну за школой числилось «книг ветхих псалтырей—8 шт., азбук для прописей—11, азбук гражданских—14, азбук церковных —19, полная священная история—1, кратких таковых —2, о должности человека к гражданина—2».
 
Но, несмотря на усовершенствование производства, использование наемных рабочих я лице немецких мастеров, жесточайшую эксплуатацию своих крепостных, Кнауф не смог остановить начавшийся кризис Златоустовских заводов. Выплавка чугуна, производство железа неуклонно снижались. Если среднегодовая выплавка чугуна на Златоустовском заводе в 1791—1800 гг. составляла 203708 пуд., то в 1801-1810 гг. — 167618 пуд.; если в 1800 г. на заводе было произведено 95 тыс. пудов железа, то в 1810 — 52,1 тыс.
 
Выросла и себестоимость чугуна и железа. В 1797 г один пуд чугуна «истинною ценою на месте» обошелся в 31 коп., то в 1806—56,5; себестоимость одного пуде железа соответственно — 90 коп. и 1 руб. 30 коп.
 
Развитие заводов тормозилось хищническим истреблением леса. Домна работала на древесном угле, а ближайшие леса были давно вырублены, и уголь возили за 30—10 верст от завода. Для восстановления лесов, как подчеркивали официальные лица, нужно было 15—20 лет, А на это времени у Кнауфа не было.
 
Была и другая причина: Кнауф, по собственному заявлению, стремился улучшить работу заводов путем «найма вольных работников, заведения и устроения полезных машин, уменьшающих число рук, усиливающих само действие и усовершающих работу».
 
Но попытка претворить данные планы в жизнь кончилась для Кнауфа печально. Он не смог выдержать конкуренции с крепостнической мануфактурой. И в октябре 1811 г. Златоустовские заводы были у Ккауфа отняты и обращены в казенное ведомство.
 
Вообще то, как заводы бесплатно попали к Кнауфу, а через одиннадцать лет скова очутились в казенном ведении, является довольно загадочной историей. Златоустовский, Саткинский, Кусинский и Артинский заводы при передаче их Кнауфу были оценены в 1730100 руб. Заключая контракт на владение заводами, Кнауф обязывался «ежегодно платить в казну по 100 тысяч на основании особого обязательства, которое по высочайшему Указу 30 сентября 1800 года с государственным казначеем сделать я должен и сверх того нести все .узаконенные и впредь узаконяемые повинности наравне с прочими честными заводчиками».
 
Здесь сразу появляются два «но». Оказывается, 1798 г., когда лугининские заводы покупала казна, Кнауф, который в то время был их арендатором, потерпел убытки в 300 тыс. руб. и теперь, получая заводы в свое полное пользование бесплатно, он за право владения уступил «претендуемые на казне 300 тысяч рублей убытков, потерянных при запродаже заводов, от перевода займов и капиталов».
 
И второе; Кнауф не торопился с уплатой денег, и скоро за ним оказался большой долг. Отчаявшись получить обязательные платежи, Пермское горное управление в марте 1809 г, обратилось к государственному казначею с запросом о взыскании с Кнауфа обусловленных договором денег.
 
Ответ был довольно неожиданным: «О показанных 100 тыс. руб. расчет и взыскание не подлежит до Пермского горного управления, по елику в рассуждении оных, по высочайшему указу, сделаны государственным казначеем особые с Кнауфом обязательства не могут быть публичными».
 
По ответу совершенно нельзя установить, какие же обязательства взял на себя Кнауф, получив Златоустовские заводы, а если и взял, то ясно, что он их не выполнял, пользуясь высоким покровительством.
 
Но зато один из пунктов контракта Кнауфом и государственным казначеем был выполнен в точности: «Ежели я или другой после содержатель по каким бы то причинам не было, предъявляя казне, что заводов содержать не в состоянии и сдать кому не нахожу, буду просить о принятии их в коронное управление...».
 
И вот, когда Кнауфу стало туго, он обратился к казначею с просьбой о принятии заводов в «коронное управление», но с условием: за построенные им «капитальные строения получить мне от казны деньги по оценке». 3 октября 1811 г. государственный совет принял решение «по случаю убытка в прибылях» (не вообще убытков, а «в прибылях», значит, завод давал Кнауфу определенную прибыль) и невыполнения «всех условий по контракту» (а кто знал все эти условия, разве только Кнауф да государственный казначей?) отнять у Кнауфа Златоустовский, Саткинский, Кусинский и Артинский заводы и передать их в казенное ведомство.
 
К моменту перехода Златоустовского завода в казну он по оборудованию и производству чугуна, железа, стали занимал первое место среди заводов Южного Урала. На 1 ноября 1811 г. за Златоустовским заводом числилось собственных, без вольнонаемных, 5120 человек, в т. ч. 2545 мужчин и 2575 женщин. Из мужчин на заводе работало 1430 человек, в том числе малолетних детей старше 12 лет— 295.
 
На основании решения государственного совета 3 октября 1811 года был образован Златоустовский горный округ в составе Злагоустовского (главного), Саткинского, Кусинского, Артинского заводов. В 1815 г. в состав округа был включен и Миасский завод. Эта экономическая организация сохранилась до Великой Октябрьской революции.
 
Ф.Н. ЯБЛОНСКИЙ
Категория: Публикации | Добавил: кузнец (18.02.2010)
Просмотров: 391 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: