Главная » Статьи » Южноуральский биограф » Современники (XX-XXI вв.)

ТЮМЕНСКИЙ ГОД И ВСЯ ЖИЗНЬ ВЛАДИМИРА ПИОНТЕКА (3)
* * *
Все, что делал Пионтек в Тюмени, двумя словами можно назвать «селекционной работой», как бы обидно это не звучало. Хотя по большому счету обиды здесь ни при чем. Сама природа определила селекцию магистральным путем эволюции и выживания. В этой селекционной работе главным катализатором для Пионтека оставался массовый спорт, детский спорт и допризывная подготовка.
 
 
Основные программы подготовки строились на индивидуальной основе. Хотя базовые параметры, безусловно, существовали. Так, в обязательную допризывную программу обучения входили метание гранат, бег в противогазах, бег на лыжах по пересеченной местности, стрельба из нагана и стрелковая подготовка вообще.
 
Опыт стрелковой подготовки у Пионтека был значительным. Еще в 1926 году в связи с установкой на военизацию спорта в 171 стрелковом полку, дислоцирующемся в Челябинске, был образован спортивно-стрелковый комитет. Он начал свою работу с организации спортивных ячеек в ротах и проведения испытаний физической подготовки кадрового и переменного состава - военнослужащих срочной службы. Тогда через руки инструкторов прошло свыше тысячи человек.
 
Надо сказать, что в этом смысле Тюмень Пионтека не разочаровала. Напротив, здесь оказались сильны навыки коренного населения – охотников, умеющих хорошо стрелять. Не случайно, что ученики младших классов на национальном севере стреляли лучше, чем обученные бойцы РККА. Здесь тоже ставка сыграла - впервые опыт снайперской работы будет задействован в финскую кампанию, а в годы Великой Отечественной войны именно сибиряки и уральцы будут нести основную снайперскую нагрузку на всех фронтах.
 
* * *
Сделал Пионтек и еще один, вполне логичный спортивно-военизированный шаг – «соединил ноги с глазомером» - задействовал принципы современного биатлона. Умение бегать на лыжах становилось «степенью готовности отпора врагу», тактическим оружием. К лыжам у Пионтека было особое отношение – это тот вид спорта, который максимально мобилизует не только физические силы, но и стойкость характера, вписывает человека в климат, в рельеф и даже в неизвестность. На ней были выстроены популярные в конце 1920-х годах «звездные пробеги» - лыжные гонки по определенному маршруту, где были известны лишь промежуточные и конечные пункты; все, что между ними, - непосредственно меняющиеся обстоятельства.
 
 
Первую свою лыжную секцию Пионтек организовал в начале 1922 года в Челябинске. Поначалу спортсмены осваивали близлежащие леса, сосновые боры. Здесь же проходили обучение и красноармейцы. В том же 171-ом стрелковом полку лыжная подготовка была неотъемлемой частью военного обучения. Итогом лыжной подготовки красноармейцев являлись лыжные походы, которые проводились в конце зимних сезонов. Экипировка, конечно, оставляла желать лучшего. О лыжных мазях спортсмены тогда не знали, палки каждый делал себе сам, а вместо ботинок на ногах были валенки.
 
Однако это не останавливало энтузиастов. Дальше – больше. Незадолго до своего отъезда Пионтек организовал сумасшедшее по тем временам мероприятие – вместе с профсоюзом металлистов организовал почти 200-километровый лыжный пробег по маршруту Челябинск – Златоуст. Для спортсменов это был первый лыжный поход на такое большое расстояние. Как рассказывают историки, первые 50 км они прошли за 7 часов. Ночевали в деревнях, где спортсменам был оказан радушный прием. Их жители очень интересовались целью пробега, а самым популярным был вопрос: «Сколько можно сделать верст в час на ваших конях?» Несколько раз они сбивались с дороги, из-за чего пришлось сделать 50 лишних километров. Иногда лыжников на маршруте заставала ночь. Но особенно тяжело было в горах. Лыжи цеплялись за кочки, царапались, приходили в негодность. Но все испытания участники пробега преодолели с честью.
 
Челябинск. Звездные лыжные забеги
 
Как бы то ним было, этот пробег – лишь цветочек по сравнению с тем, что устроил Пионтек в Тюмени. Это было колоссальное событие даже не сибирского, а общесоюзного масштаба
 
* * *
Начиналось все с военно-спортивных лыжных сборов в Ялуторовске и в окрестностях совхоза «Новая Заимка», что в Заводоуковском районе. Все, как обычно, - тренировки, небольшие марш-броски. Но, как говорится, чего-то главного не доставало. Идея вызрела в марте 1929 года – совершить грандиозный «звездный пробег» по маршруту Тюмень – Тобольск – Знаменское – Томск.
 
Даже по современным транспортным меркам переход весьма сложный, да еще по местности с различным рельефом. Этого требовала военная прагматика – одинаковое «владение трассой» в горах, в лесах, на болотистой местности. К тому же лыжами и палками дело не ограничилось. Бежали в полной военной амуниции: с шинелью, вещмешком, лопаткой и т.д. Иными словами, до 40 кг за плечами, как вспоминали участники лыжного марша.
 
Много позднее, уже в 1970-е годы, Пионтек признавался своему другу молодости Владимиру Азарову, что определенная доля авантюры в этой идее была. Но главное все же заключалось в другом – это была своего рода «мобилизационная игра» на случай военного времени, а также «генеральной репетицией» к лыжному пробегу кадровых военных по маршруту Москва – Хабаровск (1930 год).
 
Безусловно, тогда, в конце 1929 года, перед «тюменским стартом», маршрут детально просчитывали, выбирали линии населенных пунктов, чтобы расстояние между ними были не больше одного дня перехода. Учитывался и «человеческий фактор» - у многих участников лыжного пробега нашлись родственники по местам пролегания маршрута, а это максимально облегчило контакт с населением. При всей сложности маршрута, не было зафиксировано ни одного случая обморожения или голодного обморока. Встречали лыжников хлебом-солью.
 
В этом пробеге оказалось много полезных вещей. Так, спортсменам помогла «обдорская практика» - смазывать лыжи рыбьим жиром. Не только лыжи, но и лица – от обморожения. Позднее, в годы войны, наши лыжники будут говорить, что немцам не хватило капельки отвратительного «препарата» для победы…
 
 
Из тюменских обычаев, из характера уральцев и сибиряков, Пионтек вынес еще одну принципиальную стратегическую вещь – единство и командное мышление при выполнении сложных задач. Здесь – как в альпинизме – все связаны, все страхуют друг друга. «Цель одна – и цепь одна». Впрочем, у этого пробега была еще одна особенность. Пионтек волей судьбы оказался «законодателем моды» в «лыжном краеведении», что дало толчок к изучению истории родного края.
 
К слову, конец 1920-х годов был ознаменован мощным взлетом краеведческой науки, причем, краеведам вменялось не только «историческая опись» местных городов и деревень, но и, к примеру, составление топографических карт и даже разведывание месторождений полезных ископаемых. Иными словами, назвался краеведом – ведай краем по полной программе: что где лежит, кто где живет…
 
Обычный лыжный поход, даже столь масштабный, - это лишь полдела. Пионтек еще с новгородских времен предпочитал вести записи: «легенды, сказки, тосты…» И на этот раз он не изменил краеведческому принципу. В частности, давалось специальное маршрутное задание участникам пробега, и они на маршруте должны были зафиксировать в тетрадках «посещенные места» – устные рассказы старожилов по истории возникновения сел и так далее. Тетрадки, к сожалению, не сохранились. Хотя, не исключаем, что где-нибудь в семейных «загашниках» что-то и осталось…
 
 
* * *
Бесспорно, одними лыжами в Тюмени дело не ограничилось. Было бы у Пионтека времени побольше – до его отзыва в Свердловск, - он и сделал бы больше. Но и тех событий, происшедших в его сибирский период жизни, для истории хватило. Пионтек чувствовал спортивные настроения, которые кругами расходились из столиц по провинции. Удивительно, но одна из первых его инициатив на тюменской земле – проведение в марте 1929 года шахматно-шашечного турнира.
 
Вообще, к середине 1920-х годов страна буквально заболела шахматами. В Москве при ВЦСПС даже было создано специальное «шахбюро», которое стало организатором первых турниров. В 1925 году Москва стала центром проведения международного турнира, на который были приглашены звезды мирового шахматного мира - Ласкер и Капабланка. Крупные шахматные силы были собраны и в Ленинграде. Но узурпировать столицам право на шахматную монополию не удалось. И тем обиднее, что «палки в колеса» вставила далекая и провинциальная Тюмень…
 
Организуя турнир, Пионтек, как и прежде, подключил все свои возможные связи – и не только вытащил мастеров шахмат из Свердловска, но и пригласил гроссмейстеров из Москвы. Конечно, мобилизовал тюменских и тобольских любителей шахмат, у которых просто «мозги чесались», чтобы встретиться с сильными соперниками. Турнир получился удачным – и по накалу страстей, и по качеству игры. Он сразу же получил всесоюзную известность – буквально в считанные дни. Вот только попытка придать турниру всесоюзный статус не удалась…
 
* * *
В Тюмени, как и в Челябинске, Пионтек разбудил сонную провинцию. Ломать стереотипы приходилось на ходу. «Спортизация» населения по-прежнему стояла на «точке замерзания» - это была данность, с которой приходилось считаться. Да и новое «спортивное поколение» еще по инерции не воспринималось всерьез. Первоначальная позиция многих ретроградов была сформулирована довольно просто: «Жили, живем и будем жить без физкультуры!» А потому повсеместно вслед шагающим в спортивных трусах физкультурникам неслись возмущенные крики обывателей: «Голоштанники! Стыд и срам!» Спортсмены в ответ скандировали: «Старому быту – гроб, даешь физкультуру и спорт!»
 
Но одними лозунгами, как и плетью, обуха не переломишь. Пионтеку удалось, не слишком рассчитывая на разномастный партийный актив, оживить работу комсомольских организаций. Он и по возрасту к ним был ближе, да и самим комсомольцам хотелось «спортивно подвигаться». По меньшей мере, силами комсомольского актива были организованы, к примеру, семинары для деревенских инструкторов. Пионтек их проводил регулярно – как практические занятия, где очень четко разбивались цели и задачи. Давались навыки наиболее популярных видов спорта: легкая и тяжелая атлетика, лыжи, футбол, коньки, многоборье. Кроме того, Пионтек не выпускал из виду и простые массовые спортивные игры, которые рекомендовалось поощрять в «целях воспитания коллективизма и спайки между комсомольцами», - городки, горелки, катание на лодках, купание, рыболовство и другие.
 
Летом 1929 года Пионтек устроил одну из первых олимпиад в Тюмени, которая была идеально выстроена в организационном плане. До него были только зачатки. В олимпиаде участвовали представители Тюмени, Тобольска, Сургута. В целом, все вышло совсем неплохо. Воодушевленный успехом, Пионтек вскоре проводит первые соревнования по десятиборью. Но, повторимся, времени не хватило.
 
 
В Тюмени Пионтек проработал до осени 1930 года. Затем Уральским областным советом физической культуры был отозван в Свердловск для организации физкультурного отделения при медицинском техникуме, через год преобразованного в техникум физической культуры. Впрочем, справедливости ради, заметим, что Пионтек будет бывать в Тюмени не раз. К примеру, сразу же после своего назначения он был откомандирован в Тюмень «по вопросу вербовки /учащихся/ в уральские техникумы физкультуры». И документы в доказательство имеются…
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: Современники (XX-XXI вв.) | Добавил: кузнец (22.09.2010)
Просмотров: 360 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: