Главная » Статьи » Южноуральский биограф » Современники (XX-XXI вв.)

ЧЕТЫРЕ ВРЕМЕНИ ПЕТРА СУМИНА: ГУБЕРНСКИЙ УЗЕЛ
… Прав Н.В. Гоголь, когда писал - для того, чтобы узнать Россию, нужно проездиться по ней целиком.
 
И Сумин поехал. Он вообще окажется одним из немногих губернаторов, кто исколесит область вдоль и поперек. В 1995 году на одной из предвыборных встреч в Кыштымском округе он признавался: «Не скрою, я считал, что прекрасно владею информацией о том, как живется землякам в малых городах и селах. Я знал, что люди живут плохо, но не думал, что до такой степени. Политическая и экономическая ситуация сегодня намного сложнее и опаснее наших представлений…»
 
Его возвращение в политику в середине 1990-х годов совпало с тяжелейшим социально-экономическим кризисом, в котором оказалась страна в целом. Безрассудство власти, стремительный отток капиталов и разрушение прежней социальной инфраструктуры, тотальное обнищание людей и обогащение избранных, беззаконие в экономике и «разборки в законе» - Россия тех времен вполне напоминала дикий Запад времен колонизации.
 
Возвращение в политику, создание общественно-политического движения «За возрождение Урала» шло на протестной волне, ибо другой волны просто не было. О думских выборах 1995 года и губернаторских 1996 года сегодня написано много.
 
В том, что против Сумина будет задействован мощный административный ресурс, тогда не сомневался никто. Как рассказывают многие участники тех событий, главам местных администраций, например, было предписано не предоставлять никаких помещений для предвыборных выступлений; за машиной Сумина был «хвост»; переезжать с места на место зачастую приходилось по ночам и с охотничьими ружьями; в Трехгорном были введены ограничения на въезд; срывались встречи во многих городах и поселках.
 
Немало было грязных листовок и заказных статей, где южноуральцам рисовалось страшное будущее в духе Дж. Оруэлла – «диктатор Сумин обязательно приведет к военной диктатуре». В политическом водовороте иезуитски обыгрывались и заказные убийства…
 
Ночь с 22 на 23 декабря 1996 года подведет итог напряженному губернаторскому марафону - уже с первого тура Сумин наберет 52,07 процента голосов избирателей, не проиграв ни в одной территории. В свой губернаторский кабинет он входил с двойственными чувствами – слишком плачевным было положение области.
 
«Около 2 триллионов рублей (неденоминированных) составил государственный долг, - говорил П.И. Сумин в те дни. – Полностью разрушен бюджетный процесс. При потребности в сутки текущих расходов на уровне 14 млрд. рублей в областной бюджет поступает не более 1,5 млрд. рублей. Как платить пенсионерам, ветеранам, бюджетникам?..»
 
Выходов было не так уж и много. Команда Сумина в первый год своей работы начала с наведения порядка. Так, были ужесточены требования к отчислениям в пенсионный фонд – под жестким присмотром прокуратуры в областной бюджет поступили тогда сотни миллионов рублей.
 
В 1997 году была объявлена война «водочной мафии». Шутка ли, испокон прибыльная отрасль вдруг оказалась в состоянии банкротства, а теневая прибыль превысила 1 триллион рублей! Разгром самой крупной – «морозовской» - преступной группировки на Южном Урале позволил перечислить в областной бюджет огромные средства, которые пошли на выплату пенсий и зарплаты бюджетникам.
 
Макроэкономическая ситуация в стране не способствовала позитивным переменам. Узел экономических проблем был затянут крепко. В 1997 году в замкнутом круге неплатежей находилось свыше 1200 средних и крупных предприятий – половина Челябинской области. Продолжали падать показатели валового регионального продукта. Из 290 сельскохозяйственных предприятий области лишь 24 закончили тот год с прибылью!
 
- Принимая дела в начале года, - рассказывал П.И. Сумин, - я даже не поверил докладам специалистов, когда те поведали мне сухую статистику. Задолженность села по всем видам платежей тогда превысила 3,2 триллиона рублей. Это же какие-то астрономические цифры!
 
Посевная в том году вообще могла не начаться… Сумин на свой страх и риск собрал тогда руководителей некоторых промышленных предприятий и банков, попросил помочь селу деньгами – и не только под будущий урожай, но и под свое имя, под свою ответственность.
 
Впрочем, настоящее испытание губернатора на прочность еще впереди. За полтора месяца до августовского дефолта Петр Сумин выступит на расширенном заседании Правительства РФ и передаст совместное заявление «О финансово-экономическом положении страны». За подписями М.Г. Рахимова, Н.А. Полуянова, О.А. Богомолова, В.В. Елагина, Г.В. Игумнова, Э.Э. Росселя, Л.Ю. Рокецкого, А.А. Волкова, П.И. Сумина были предложены конкретные срочные меры «по удержанию страны на краю финансовой пропасти».
 
Возможно, этот документ, переданный в красной папке с золотым тиснением «Б.Н. Ельцину», прочитали лишь некоторые члены правительственного кабинета. Зато жесткое и прямое выступление П.И. Сумина, предупреждавшего о серьезной опасности не в «далеком октябре», а уже в самое ближайшее время, слышали все, кто принимал участие в июньском заседании правительства РФ.
 
Сохранилась записка, переданная Сумину президентом республики Татарстан М. Шаймиевым: «Молодец, Петр Иванович, полностью согласен с тобой…» В Москве П.И. Сумина и других уральских губернаторов выслушали – и оставили все как есть…
 
Август 1998 года отпечатается в памяти надолго. Он разом обрушит общероссийскую экономику, приведет многие предприятия к остановке производства, обесценит и без того скудные средства населения. На одном из аппаратных совещаний Сумин даже в сердцах скажет: «Мы у власти или не у власти?..» Казалось, выхода не было.
 
- В 1997-98 годах он приходил домой весь черный, мрачный, - вспоминает Ольга Ильинична Сумина. - Это сейчас у области есть реальные деньги, а тогда… Как он это переживал! Помню, как он пришел сразу после дефолта. Сел на стул и говорит: «Все, область полный банкрот. Денег нет ни копейки. Нас завтра могут продать с молотка…»
 
Между тем, август 1998 года «прорвал гнойный нарыв» российской экономики, став своеобразным «дефолтом во спасение». Спустя год после этих событий, когда экономические показатели реально пошли вверх, а динамика развития региона получила ясные перспективные очертания, Петр Сумин признается, что в кризисе не было худа без добра. Область в те показала свои немалые потенциальные возможности; произошло объединение, мобилизация усилий власти, депутатов, предпринимателей, банкиров, профсоюзов, трудовых коллективов.
 
Это принципиально: рождение Сумина-губернатора произошло не в декабре 1996 года, когда избирательная комиссия вручила ему удостоверение, а в роковом и тяжелом августе 1998-го, из которого ценой неимоверных усилий и напряжения Челябинскую область все же удалось вывести, впервые почувствовав и осознав ее реальную силу…
 
Кризис оказался подобен грозе, смывшей пыль прежних безрассудных реформ. В политике и экономике нужно уметь договариваться, нужно искать согласие, а не вражду и сиюминутную выгоду. Это и станет основой работы губернатора. Так, летом 1998 года, когда шахтеры перекрыли Транссиб на станции Потанино, именно подписанные трехсторонние соглашения позволили разрядить ситуацию. Со временем сохранение угольной отрасли в Челябинской области назовут уникальным событием в пореформенной России.
 
Летом 1999 года на «УралАЗе» будет подписано соглашение «О принципах развития внутриобластной кооперации». «Нам тогда удалось выстроить систему четкого распределения выгодных заказов и взвешенную ценовую политику, - вспоминает П.И. Сумин. – Это помогло многим предприятиям подняться с колен и сохранить трудовые коллективы».
 
Челябинская область оказалась одним из первых регионов, кто почувствовал свежий воздух интеграционных процессов. Узел губернских проблем разрубить нельзя, а распутывать долго. Тем не менее, успехом завершились долгие переговоры с РАО ЕЭС о реструктуризации долгов селу, переговоры с Минобороны по военным заказам, переговоры с «соседями» о сотрудничестве.
 
Оказалась востребованной и страсть к комплексному мышлению. В Челябинской области появился закон о промышленной политике, целый ряд долгосрочных программ. По газификации, к примеру, область совершила настоящий прорыв, выбравшись из прежнего, еще советского, «хвоста» регионов в десятку ведущих. Сказалась и ностальгия по строительству – подобных масштабов не наблюдалось с середины 1980-х годов. Челябинская область полностью рассчиталась по «социальному пакету», ведет активные инвестиции в образование, культуру, здравоохранение.
 
Впрочем, об этом еще будет сказано немало – в других итоговых материалах. В новый век и Челябинская область, и команда губернатора П.И. Сумина входила уже уверенной поступью. Хотя и после победы на выборах в 2000 году в выступлениях П.И. Сумина все же прозвучат ноты извинения:
 
- В Челябинской области еще очень много нерешенных проблем. И душа болит, что не все то, о чем мечталось и хотелось сделать на родной земле, удалось претворить в жизнь. Но ведь глаза боятся, а руки делают…
 
И затем добавит:
- Невозможно выстроить новую Россию в одиночку. Сегодня власть, как никогда, нуждается в поддержке общества и понимании. И мы еще только в начале большого диалога, в начале долгой и сложной, но обязательно яркой и интересной работы…
 
Вячеслав ЛЮТОВ Олег ВЕПРЕВ
Категория: Современники (XX-XXI вв.) | Добавил: кузнец (03.03.2010)
Просмотров: 346 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: