Главная » Статьи » Южноуральский биограф » Современники (XX-XXI вв.)

ЧЕТЫРЕ ВРЕМЕНИ ПЕТРА СУМИНА: БУРЯ СТОЛЕТИЯ
- Раньше мы, уральцы, с гордостью произносили слова Твардовского: «Урал – опорный край державы», - говорил Петр Сумин зимой 1990 года на Съезде народных депутатов РСФСР. - Сегодня к этим словам примешано чувство острой горечи. Сейчас стало обычным такое явление: чем лучше работаешь, тем хуже живешь, чем больше произвел сверх плана и прибыли, тем чаще все выгребается подчистую. У региона нет никаких прав…
 
Что же до самостоятельности, то нам, южноуральцам, один из членов Политбюро ЦК КПСС вообще дал дельный совет – питаться болтами и гайками. Достукался опорный край державы!.. В зале шум и недоумение…
 
- Мы до того так часто просили, что разучились думать и требовать. По-моему, даже у многих от этих просьб и руки длиннее стали. Так вот, нам, южноуральцам, подачек не надо. Как не нужно их сибирякам и дальневосточникам, ленинградцам и москвичам, трудящимся других регионов. Всем нам, как воздух, необходимо право на самостоятельность, право распоряжаться результатами своего труда… Так может быть, хватит экспериментировать над собственным народом? Пора понять, что на местах работают не только враги перестройки…
 
Этого выступления Сумину не простят «главы двух правительств» - ни «союзный» М.С. Горбачев, ни «республиканский» Б.Н. Ельцин… «Весна радужных надежд сменилась осенью глубоких разочарований» - так определит позднее П.И. Сумин свое мироощущение начала 1990-х годов.
 
Но тогда, после скандального выступления на съезде, он еще не предполагает, какие потрясения ожидают и страну, и его лично. 1991 год в полной мере можно назвать годом политических катастроф. События в Прибалтике и Нагорном Карабахе, крах программы «500 дней», противостояние союзного центра и Российской Федерации – все это обернулось августовским путчем, когда руководители силовых министерств блокировали Горбачева в Форосе, известили страну о создании ГКЧП, а по московским проспектам прошли танки.
 
Путч потребовал от многих сделать решительный выбор: с кем ты. То есть, ответить на главный политический вопрос. Он буквально заставил местную руководящую элиту стать политиками. Никакого единодушия на местах не было. Некоторые говорили, что нашлись наконец «решительные люди», другие, в том числе и будущие оппоненты Сумина, заняли выжидательную позицию.
 
П.И. Сумин известил президента о поддержке областью российских указов 21 августа. Но прежде собрал командиров воинских частей и силовых ведомств и объявил: «Я – председатель областного Совета, и прошу все свои действия согласовывать со мной; нам нужна взвешенность, обдуманность; никакой горячки и крайностей…»
 
Августовский переворот Челябинскую область «не перевернул». Но «спокойная политическая жизнь» закончилась. Не пройдет и месяца, как в Москву на председателя облисполкома поступят доносы с ярлыками «тайного пособника ГКЧП, саботировавшего решения президента России».
 
Это отчасти и станет причиной весьма «нелегитимного» назначения на должность главы администрации области В. Соловьева вместо избранного Советом П.И. Сумина, что оказалось для многих южноуральцев полной неожиданностью. Новое время не сулило ничего хорошего – так, по меньшей мере, тогда казалось.
 
Разменные монеты либерализма тоже будут иметь свою цену. С 1 января 1992 года были отпущены розничные цены, что привело к драматическим результатам, поставив большинство населения на грань выживания. Челябинский облсовет еще пытался защитить людей от необузданной рыночной стихии: ратовал за фиксированные цены на хлеб и молоко, за дотации селу и кредиты предприятиям.
 
Но итоги все равно окажутся неутешительными. За 1993 год, к примеру, потребительские цены на продукты питания выросли в среднем в 10 раз: на хлеб и молоко – в 12 раз, на овощи и фрукты – в 19-25 раз. Рост цен на медикаменты составил 5434,1 процента (!), ценники на одежду и трикотаж поднялись в 18 раз, на обувь и игрушки – в 15 раз. Цены и тарифы на платные услуги населению выросли в 48 раз, на жилищно-коммунальные услуги – в 60 раз.
 
Не удалось избежать войны и с московскими «экономистами». Памятной оказалась история с приостановкой по решению областного Совета ускоренной приватизации. Петр Сумин не был против разгосударствления собственности, но и с разбегу в карьер прыгать не собирался. Это вообще не в его характере.
 
«Надо же сначала разобраться и лишь потом принимать столь радикальные решения». В Москве ждать не хотели. «Петр Сумин ссорит Челябинскую область со всей Россией», - заявит журналистам идеолог приватизации А. Чубайс. Его «схватка» с Суминым вышла столь серьезной, что он подробно расскажет об этом в своих воспоминаниях:
 
- Часа четыре мы с ним просидели. Я ему сказал: «Вы — серьезный человек, решайте: если вы на своей линии настаиваете — война на уничтожение. Я для этого использую все ресурсы, которые у меня есть. Посвящу этому все свое время. Я вам обещаю: вы не решите в Москве ни одного вопроса, с которыми приехали, — ни в Минфине, ни в каком другом ведомстве. Я вас просто задушу. Или вы меня уничтожите…
 
Из этой битвы А. Чубайс выйдет победителем – есть указ, есть закон, их надо исполнять. Но характер и волю Сумина прочувствует тогда хорошо…
 
Экономические «баталии» закрепили в расхожем понимании за П.И. Суминым образ консерватора. В доносах говорилось об «активном сотрудничестве с профашистскими и прокоммунистическими движениями», о «неприкрытой атаке на исполнительную власть». Одновременно против областного Совета велась настоящая юридическая война, ставившая своей целью опротестовать любые решения, в том числе и о выборах главы областной администрации.
 
Тем не менее выборы состоялись – в апреле 1993 года, - и П.И. Сумин одержал победу. Челябинское двоевластие, противостояние Сумина и Соловьева, сегодня основательно подзабылось. Да и сам губернатор не любит вспоминать эти перипетии.
 
Ситуация была близка к театру абсурда – глава избран, но президентом не утвержден. Да и судебные проволочки давали о себе знать. П.И. Сумину «горячие головы» советовали: «Тебя же избрали, чего же ты ждешь, действуй!» и даже упрекали за «жажду легитимности».
 
В мае 1993 года Сумин даст ответ в небольшом интервью в «Российской газете»:
- Никакого двоевластия в Челябинской области не будет. И губернатор в области всегда будет один. Сейчас это Соловьев. Новый глава администрации вступит в свои права лишь тогда, когда будут отрегулированы все правовые вопросы, а прежний сложит с себя полномочия. Так что пусть никто не думает, что мы собираемся захватывать власть силой, штурмовать здание администрации. Лимит по революциям Челябинская область исчерпала вместе с Россией…
 
Не исчерпала. И свидетельством тому – драматические события осени 1993 года со знаменитой осадой Белого дома, ликвидацией Советов и прежней советской Конституции. В те дни П.И. Сумин и еще несколько челябинских депутатов находились в Москве – принимали участие в работе последнего Съезда народных депутатов, и уходили уже под звуки выстрелов.
 
- Петр Иванович тяготился бездействием в Москве, беспокоясь за Челябинск, - вспоминал А. Бароненко. - Здесь же депутаты уезжают, кворум уменьшается. Я считал, что необходимо остаться и говорил Сумину: «Нужно быть здесь. Вы в Челябинске сейчас все равно ничего не измените…»
 
Он остался. В Челябинск же пришли различные слухи: Сумин арестован, его расстреляли вместе с другими защитниками Белого дома, а тело сбросили в Москву-реку…
 
Сумин вернется в Челябинск подавленным и разбитым. Позднее признается, что была сильная и жгучая обида, боль. «И не потому, что губернатором тогда не стал, а потому что люди-то свои выбор сделали. А на их мнение наплевали». Точнее, его расстреляли…
 
14 октября 1993 года будет прекращена деятельность областного Совета, а аппарат распущен. В здании на улице Кирова, в Доме Советов, затеяли срочный ремонт – чтобы ничто не напоминало о прежнем народном представительстве. Петру Сумину не останется ничего иного, как и уйти вместе с другими.
 
Что будет дальше, никто не знал. Позднее он расскажет:
- Вот кончилась эта «чехарда». Кончилась… и дай-ка, мол, отдохну недели две и ни о чем думать не буду. А думать, оказывается, надо… Я стал искать работу. И оказалось: там я не нужен, здесь не берут. И даже на родном металлургическом заводе смущенно, но все же дали от ворот поворот.
 
Когда-то философ Лев Шестов сказал, что главная задача философии – научить нас жить в неизвестности, жить с неизвестностью. Петр Сумин всегда отдавал предпочтение ясному прагматическому мышлению перед абстракцией и философичностью. Но старые истины слишком значительны – они подчиняют себе и будущих губернаторов…
 
Вячеслав ЛЮТОВ Олег ВЕПРЕВ
Категория: Современники (XX-XXI вв.) | Добавил: кузнец (03.03.2010)
Просмотров: 372 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: