Главная » Статьи » Южноуральский биограф » Современники (XX-XXI вв.)

АРБИТРАЖ ЗИНАИДЫ ЛЫСЕНКО
Быть ровесницей века, тем более такого сложного, как двадцатый, - особый подарок судьбы, противоречивый, неоднозначный. Зинаида Васильевна Лысенко, старейший работник госарбитража, родилась в 1903 году; а интервью по истории арбитража мы брали у нее незадолго до 100-летнего юбилея - случай почти уникальный для нынешней статистики продолжительности жизни.
 
Вся ее жизнь связана с Челябинском - здесь она родилась; ее трудовая биография с 1937 года связана с Челябинским госарбитражем, которому она отдала более 30 лет.
 
Именно поэтому история ее жизни - это история арбитража. Того арбитража, о котором сегодня, в потоке совершенно иных экономических споров, уже предпочитают не вспоминать. И совершенно напрасно. История, даже если она и "советская", - это не сон в летнюю ночь, и не исчезает без следа. А потому нам не помешало бы научиться в нее всматриваться.
 
Днем рождения арбитражной системы в России принято считать 21 сентября 1922 года, когда были созданы специальные арбитражные комиссии, рассматривавшие имущественные споры. Эти комиссии будут реорганизованы в Госарбитраж лишь в мае 1931 года.
 
В 1934 году, в связи с образованием Челябинской области появится и Челябинский госарбитраж. Зинаида Васильевна Лысенко рассказывала: "В арбитраже было очень тесно - одна-две комнаты на всех. О сегодняшнем здании арбитражного суда мы даже не могли мечтать. Жизнь была довольно суматошная, мы уносили горы дел домой, ночами сидели за ними, рассматривали жалобы, дома писали заключения. У нас с мужем квартирка была очень маленькая, и я по вечерам сидела за краешком стола и писала заключения по спорам. Только в начале 1960-х годов арбитраж "расширился" - у нас было уже 4 комнаты, одну из которых занимал главный арбитр..."
 
Тяжелые для страны годы, естественно, не обошли Госарбитраж стороной. И хотя во времена сталинских репрессий 1937-38 годов никто из работников Челябинского арбитража не был арестован, ощущение страха, мысли, что тебя вот-вот заберут, в людей проникало очень сильно.
 
"Уж на что я маленький человек, - рассказывала Зинаида Васильевна, - а все равно боялась. Странно, но в 1953 году, когда умер Сталин, мы искренне плакали, как и вся страна - казалось, что что-то обрушилось..."
 
В годы Великой отечественной войны значительная часть рассматриваемых арбитражем дел была непосредственно связана со снабжением фронта всем необходимым.
 
"Из Челябинского арбитража на фронт не ушел никто - просто некому было уходить: коллектив очень маленький (не больше 5 человек), женский. В самом начале войны пришло много исков с предприятий, которые теперь находились в зоне оккупации. Иски касались довоенных дел. Мы их приняли и потом берегли, как зеницу ока, - разберем после войны. Они так и останутся нерассмотренными - некому и не с кем их было рассматривать..."
 
"У нас изменился распорядок работы - как и у всех советских учреждений. Мы перешли на шестидневку, работали с утра до восьми вечера, и раньше уходить с работы строго запрещалось. Главный арбитр лично держал вопрос трудовой дисциплины на контроле".
 
Стоит сказать, дела прорабатывались качественно - по меньшей мере, количество обжалований или отмены решений резко сократилось, равно как и сроки рассмотрения споров.
 
Положение госарбитража, в отличие от современного арбитражного суда, в советской экономике было принципиально иным. Госарбитраж являлся частью исполнительной власти, находился "при исполкоме" и контролировал предприятия на предмет выполнения установленного плана. Сам же путь от "планового мышления" к правовому оказался очень долгим.
 
Какие большие споры рассматривались в маленьком арбитраже? "Дела были самое разнообразные, хотя их специфика существенно отличается от нынешних, - рассказывает З.В. Лысенко. - Госарбитраж строил в те годы свою работу по отраслям. У нас было несколько групп дел - например, металлургия (эту группу долгое время вела В.Я. Бреслер), торговля, а также группы дел по строительству и железнодорожным перевозкам".
 
Самыми "яркими спорами" оказались разногласия между Магнитогорским металлургическим комбинатом и Магнитостроем. Так, это дело включало в себя 85 пунктов разногласий - огромное количество! "Пришлось разбираться несколько дней. Как утром садились за бумаги с двумя представителями от каждой стороны, так только к вечеру отрывались.
 
Интересы Магнитостроя представлял опытный юрист Дымшиц, интересы ММК - Гиллер. С этим делом мы изрядно намучились. В конце концов, я не выдержала: "Неужели нельзя было договориться прежде, не доводя дело до арбитража? Создали бы согласительную комиссию". Так и было сделано - и по большинству пунктов удалось добиться мирового соглашения...
 
Много споров приходилось рассматривать по качеству продукции. Например, к лакокрасочному заводу поступало одно время много претензий по поводу качества красок, лаков, олифы и прочего.
 
"Эти жалобы мы рассматривали вместе с юристом лакокрасочного завода Чуковским. Некоторые претензии были обоснованы - и завод исправлял нарушения. Были и "выездные разбирательства". Так, я приезжала на Челябинский трубопрокатный завод рассматривать претензии по договорам поставки. Я работала вместе с юристом завода Мариной Орлик. О ней остались самые хорошие воспоминания - очень грамотный юрист, много сделавший для того, чтобы качество челябинских труб было достаточно высоким".
 
Споры вокруг предприятий и разъяснительная работа на них не могли не запомниться. Другое дело, что основная, "рутинная" работа Госарбитража была связана с "торговыми спорами" - основной объем жалоб и претензий, поступавших в областной Госарбитраж, касался именно торговли.
 
Работники арбитража вспоминали, что наши торговые предприятия часто выдвигали претензии в адрес южных поставщиков - те отправляли некачественные фрукты, помидоры, овощи.
 
"Помидорная эпопея" вообще вышла скандальной - и челябинцы даже прослыли "неблагополучными грузополучателями", хотя просто пытались добиться качественных поставок. Конечно, многие неприятности с товарами случались в пути, но с железной дорогой мало кто спорил - слишком сильное ведомство, блестяще отстаивающее свои права. Только при управлении ЮУЖД работали четыре опытных юрисконсульта!
 
"Дела, связанные с железнодорожными перевозками, обычно выходили скандальными и касались всевозможных недостач, порчи, воровства, утруски и прочего, - рассказывала З.В. Лысенко. - Одно "воровское" дело запомнилось особенно сильно. Разбирали претензию по недопоставке сахара. После вмешательства органов внутренних дел выяснилось, что на одном из перегонов сахар скидывали из вагонов мешками..."
 
В обязанность Госарбитража, помимо рассмотрения споров, ставилась воспитательная и разъяснительная работа на предприятиях. "Мы проводили многочисленные разъяснительные совещания по городам области, - вспоминала З.В. Лысенко. - На эти "кустовые" совещания съезжались юристы крупных предприятий и организаций. Мы рассказывали, что именно надлежит сделать, чтобы избежать арбитражного спора и решить проблемы мировым соглашением.
 
К тому же, Госарбитраж имел тогда контролирующие функции - от арбитров требовали решать, а не "замазывать" дела. Мы, естественно, предъявляли требования руководителям предприятий исправить те или иные нарушения. В зависимости от характера нарушений, мы высылали извещения, например, в инспекцию по качеству или в комитет народного контроля..."
 
История создается людьми - и тем печальнее понимать, что многие документы, личные дела, автобиографии сегодня утрачены. Но память о первых челябинских главных арбитрах все же сохранилась.
 
"Первым Главным арбитром в Челябинском госарбитраже был Сергей Афанасьевич Блохин, - рассказывала З.В. Лысенко. - Он был средних лет, очень мягкий по характеру. Чувствовалось, что ему сложно принимать решения - сказывался недостаток юридических знаний, опыта, может быть, воли. На первых порах ему много помогали. Особенно старший консультант Иван Черемовский - очень сильный юрист, практик, знаток своего дела. Погиб Блохин случайно и нелепо - на охоте. Его долгое время замещал Ахмедьянов, затем пришел Гаев, бывший судья, имевший хороший опыт. Проработал он недолго - всего три года - помешала тяжелая болезнь..."
 
Если говорить о прежних челябинских арбитрах, то, несомненно, нужно отдать должное Всеволоду Пименовичу Дворникову, которому первому было присвоено почетное звание "Заслуженный юрист России". Он прошел всю войну, и эта тяжелая школа сказывалась в его характере.
 
Как рассказывает Зинаида Васильевна, он был скуп на похвалу и очень строг - не терпел невыполненной работы и тем более каких-либо нарушений. Достаточно сказать, что в то сложное время, когда зарплата арбитра составляла сущий мизер - всего 69 рублей (такую зарплату получали подсобные неквалифицированные рабочие), - в арбитраже не было ни одного случая взяточничества: ни деньгами, ни продуктами, ни чем-нибудь другим. Эта закалка в полной мере будет востребована нынешним Арбитражным судом Челябинской области, входящим в пятерку ведущих арбитражных судов России...
 
"Работа перевешивала все трудности жизни. По сути, она и была жизнью, - говорит З.В. Лысенко, и ее слова сегодня может подтвердить любой судья. - Когда я уходила из арбитража на пенсию в 1971 году, едва смогла сдержать слезы..."
 
Как указано в одной из характеристик, "обладая огромным опытом, З.В. Лысенко отдавала много сил и энергии по воспитанию молодых работников арбитража, а также работников юридических служб предприятий и хозяйственных организаций".
 
По словам бывшего председателя Арбитражного суда Челябинской области Г.Н. Ямщикова, многие нынешние судьи начинали знакомиться с тонкостями хозяйственного законодательства под ее руководством. За добросовестное отношение, многолетнюю и безупречную работу З.В. Лысенко неоднократно награждалась почетными грамотами облисполкома. Награждена также медалями "За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина" и "За доблестный труд в годы Великой Отечественной Войны". 
 
Вячеслав ЛЮТОВ Олег ВЕПРЕВ
Категория: Современники (XX-XXI вв.) | Добавил: кузнец (17.03.2010)
Просмотров: 347 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: