Главная » Статьи » Южноуральский биограф » Классики (XVII-XX вв.)

БОЛЬНИЦА ДОКТОРА СМОРОДИНЦЕВА

В междуречье Синары и Багаряка есть особая граница: здесь кончается Средний Урал, и суровый северный колорит сменяется теплыми южными красками. Меняют свой образ леса:  особенно хорошо это видно по трассе Екатеринбург – Челябинск. Между двумя мостами даже температура отличается на несколько градусов. Багаряк – река удивительная, чисто уральская. Весной – шумная, полноводная, с перекатами и быстрым течением. К осени, обмелев, становится нежной, спокойной и позволяет перейти себя вброд. Вода у нее чистая, прозрачная, с красноватым оттенком и «привкусом» меди – почвы здесь такие.

Река Багаряк

Медь у Багаряка в корне. Древнее слово «багар» встречалось и у славян, и у курдов, и у древних ариев – и обозначало «красную медь», «огонь, тлеющий в золе». Багаряк так и переводят – плавильная, рудная, медная река. Чем дальше вверх по течению, тем больше «металлургических» артефактов. Что ж, для древней рудознатной иткульской культуры это закономерно.

В этом самом месте и решил поселиться земский врач Александр Иванович Смородинцев…

Скорее всего, он и не думал о том, что окажется в этих краях.

В октябре 1855 года в «столичном» Екатеринбурге, в одноэтажном деревянном доме по улице Соборной, в двух шагах от дома уральского писателя Д.Н. Мамина-Сибиряка, в большой семье диакона Ивана Смородинцева родился сын Александр. Так начиналась биография человека, который сделает для Багаряка необычайно много.

Хотя поначалу судьба не предвещала никакого «багарякского поворота». Александр Иванович Смородинцев окончил Пермскую духовную семинарию в числе лучших и уже готовился стать священником, как вдруг… После болезни, которая на всю жизнь оставила ему хромоту, Смородинцев решил связать свою судьбу с медициной. Он уехал в Петербург, где окончил Императорскую Медико-хирургическую академию, затем служил военным врачом в пехотном Калужском полку и, наконец, после отставки вернулся в родной Екатеринбургский уезд.

В 1885 году его назначили земским врачом Багарякского участка. Почти тридцать лет – лучших лет – своей жизни сосед Д.Н. Мамина-Сибиряка проведет на берегах красной реки.

Багаряк – старейшее на Южном Урале село, которое появилось за полвека до Челябинска. Как свидетельствует указная память в Тобольской приказной палате об основании Багарякской слободы, это произошло 31 октября 1688 года. В отличие от нынешних «захолустных времен», в те годы - добротное большое село.  И жителей,  вместе с прилежащим сельским кустом, – почти под пять тысяч. Таким, по меньшей мере, хранит его народная память.

И вправду, вокруг Багарякской слободы с середины XIX века жизнь бурлила по-настоящему. Село стало административным центром Багарякской волости. Зимой через село вереницей проходили обозы с товарами – челябинские, каслинские, кыштымские купцы везли товары на знаменитую Ирбитскую ярмарку. Свой «торжок» с прилавками и навесами появился и на церковной площади. Вокруг нее по периметру стали расти купеческие дома. Затем появятся и земские здания, первым из которых стало начальное училище.

Естественно, характер и значимость села определялись «степенью зажиточности». Еще с екатерининских времен своеобразным мерилом являлось наличие каменных публичных зданий, о чем даже был подписан царский указ. Поэтому выстроить в Багаряке каменную земскую управу было, как говорится, делом статусным. Сказано – сделано, и на берегу реки появился двухэтажный «административный особняк», с одной стороны выходивший окнами на Вознесенскую площадь, а с другой – на реку.

О торговом достатке Багаряка свидетельствуют величественные двухэтажные руины из красного кирпича. До революции это здание принадлежало государственному Крестьянскому банку (как и сегодня, банки могли позволить себе «строительную роскошь»). В советские годы здесь размещался клуб – причем, размещался с большим комфортом: не каждый провинциальный город мог похвастаться таким зданием. К сожалению, в наши пореформенные годы клуб сгорел подчистую – осталась только кирпичная кладка. В Багаряке, кстати, сегодня рассказывают, что «кто-то из челябинских олигархов имел виды на банковские стены, собирался вложить средства, отдать селу сколько-то квадратных метров площади, а на остальных расположиться сам. Посмотрел, оценил размеры вложений и, судя по всему, передумал…»

 

Что видел доктор Александр Смородинцев, приехав в Багаряк? Да все то же, что и мы, вооруженные смартфонами и прочими гаджетами. Например, познал старую истину, что чем ближе к центру – земля дороже. Этот «закон престижа» действовал и в XIX веке. Именно тогда активно перестраивалась центральная площадь Багаряка и прилегающие к ней улицы.

Особых изысков тоже не было – местные капиталы не всегда позволяли. Обычно, как рассказывает исследователь Т. Липина, купцы, приноравливаясь к духу времени, строили добротные жилые дома и торговые лавки по «образцовым проектам», присылаемым из центра как приложение к планам поселений.

Это касалось и магазинов – вся восточная сторона соборной площади была застроена ими. Так как магазины располагались достаточно далеко друг от друга, фасадная часть со всех четырёх сторон завершалась фронтонами с парапетными столбиками по углам. То есть с любой стороны смотрелось хорошо. Индивидуальность торговым лавкам придавало декоративное убранство.

Строились купцы и для себя, для жизни. Причем, выбирали для строительства не кирпич, а дерево – лиственницу, которой сносу нет. В особом фундаменте смысла не было – дома ставили на скальном грунте, поэтому нижние венцы, а с ними и весь дом, практически не гнили. В Багаряке почти идеально сохранилось поместье купца Михайлова (Михеева), самого богатого селянина.

Сохранилось и поэтичное описание Багаряка, сделанное в конце XIX века:

«На крутояре, освещенном закатом, стоял Багаряк. Только что не подбоченились управа и государственный банк из красного, как угли, кирпича, за ними позолоченными крестами горела церковь Вознесения. Купеческие дома солидно обрамили торговую площадь, и в самом богатом доме купца Михеева работник, запачканный мукой, уже запирал широкие ворота. Множество крестьянских домов, срубленных из лиственницы в обхват, жались друг к другу, словно соты в улье. И стояло над ними марево от пыли, поднятой деревенским стадом, направляемым на вечернюю дойку единственным босоногим пастухом…»

И, конечно, доктор Смородинцев видел знаменитый мост через реку Багаряк в самом центре села. Рассказывают, что до его постройки в 1899 году повозки и экипажи переезжали реку вброд по булыжной насыпи, скрытой под водой. Такое положение дел явно не соответствовало статусу волостного центра. Проект моста разработал академик архитектуры Ю.И. Дютель. Его пятипролетный, аркадный мост словно дополнил – повторяя и подражая – архитектурные элементы Вознесенской церкви и свел центр села в единый архитектурный ансамбль. Строил мост из бутового камня и гранитного плитняка инженер-строитель С.С. Козлов.

Сегодня этот мост вызывает настоящее восхищение – путешественники, оторвавшись от объектива фотоаппарата, добавляют: прямо как в Венеции…

Нужно понимать, что врач в той дореволюционной системе координат, когда их было наперечет, - человек весьма «весомый», востребованный и оплачиваемый – как купцами, так и пастухами. Александр Иванович пошел дальше: и подобно А.П. Чехову, решил, в большей части за свой счет, построить в Багаряке настоящую больницу, не уступающей ничем Екатеринбургу… В итоге, главным детищем доктора Смородинцева, главным «распорядителем» всего его личного заработка станет удивительный по красоте больничный комплекс, расположенный на высоком косогоре среди соснового бора и работающий до сих пор.

Вадим Смородинцев, собирая материалы о своем деде, рассказывал, что Александру Ивановичу пришлось буквально «продавливать» разрешение на строительство. Он доказывал Уездному земскому собранию в Екатеринбурге, что больницу рациональнее всего строить именно в Багаряке, закрывая тем самым несколько сельских кустов: Боевское, Ларино, Шабурово, Огневское, Зотино, Шаблиш. Убедил. Затем предложил в качестве основы проект Глазовской больницы в Московской губернии – удобный, практичный и вместе с тем изящный.

«Строительство велось около трёх лет за счёт средств земства и пожертвования местного купечества. Смородинцев тоже вложил в это строительство часть своих денежных средств». К 1890 году больница была готова. Из красного кирпича было построено три помещения: два служебных и одно для жилья. В одноэтажном здании размещалось 5 палат на 15 больных. В двухэтажном здании находились приёмная врача в отдельной комнате, аптека, ванная, комнаты фельдшера, акушерки и сиделки. В отдельных флигелях располагалась кухня, баня, прачечная».

Кстати, модные современные теплые полы не столь уж современны, как кажутся. В больнице Смородинцева такая инженерная система была. Где именно? – правильно: в родильном отделении…

Больница А.И. Смородинцева

«За долголетнюю земскую практику Александр Иванович брал всего один отпуск для научной поездки в Петроград и всего три раза брал больничный, - пишет В. Смородинцев. - До последних дней жизни он оставался бессребреником в лучшем смысле слова. Средств после себя никаких не оставил». Здесь, в Багаряке, умерла его первая жена, и он женился вторично. Здесь подрастали дети – семью доктора сельчане считали очень дружной.

Совсем рядом с больницей Смородинцев выстроил большой дом из красного кирпича в шесть комнат – для врачей. И сам проживал здесь же со всей своей семьей.

Сам Александр Иванович был человеком открытым и деятельным – не ему сидеть сиднем, замыкаясь между домом и работой. Так, он берет под общественный контроль организацию торговли, чтобы не было антисанитарии; начинает лечение больных туберкулезом кумысом и в течение шести лет ведет наблюдение за ними; создает в Багаряке химическую и метеорологическую лаборатории. Как пишет Вадим Смородинцев, именно за организацию систематических метеонаблюдений Александр Иванович в 1906 году будет представлен Уральским медицинским обществом к награде. Кроме того, на его счету – организация в Багаряке пожарной дружины, Кредитного товарищества и первых сельхозартелей.

Если случался недород, голод, доктор Смородинцев создавал продовольственные комитеты и открывал бесплатные столовые для детей, женщин и бедных селян. В этом ему помогали и местные предприниматели, и знаменитые каслинские братья Злоказовы.

Сохранилась заметка в газете «Екатеринбургская неделя» от 16 февраля 1892 года: «В селе Багаряк открыта бесплатная столовая на 50 человек... в доме бывшей Багарякской женской общины... всецело на средства г.г. бр. Злоказовых. Столовой этой заведуют члены продовольственного комитета: О.М. Смородинцева - супруга земского врача, и А.Н. Архангельская - супруга местного священника... Дело по столовой идёт весьма хорошо. Каждый день в 11часов утра собираются в столовую 50 беспомощных и обедают. Перед обедом и после читается молитва. Обед состоит из полутора фунтов очень хорошего хлеба и скромных щей, с полфунтом мяса. Столовую посещают г.г. Смородинцева и Архангельская обязательно каждый день по очереди и остаются в ней до вечера. Чистота, опрятность и порядок доведены в столовой до того, что и желать ничего нельзя лучшего».

Наконец, по инициативе доктора Смородинцева была построена кирпичная земская школа, где кроме уроков устраивались спектакли и вечера. Увы, в советские годы она сгорела – говорят, кто-то поджёг...

«По воспоминаниям старожилов, Александр Иванович Смородинцев был всеми признанный русский интеллигент, барин, но чуждый барских замашек, с большим сочувствием относился к простому люду, был доступен в общении, бескорыстно лечил крестьян, - пишет Вадим Смородинцев и с грустью добавляет: - Вот только революция роковым образом отразилась на его судьбе».

Революционная смута всем спутала карты и планы, нарушила привычный уклад жизни – собственно, ничего иного она и не обещала. В 1918 году в Багаряке «буйствовали» и красные, и белые. Например, колчаковцами (по непонятным причинам) были расстреляны священники Багарякского прихода П.В. Беляев и А.С. Миропольский.

Вскоре уже большевистские уполномоченные и комиссары здравоохранения, взявшись за больницу, сначала арестовали Александра Смородинцева, а затем, прикрываясь им как заложником, бежали от белых за Екатеринбург. У станции Антрацит доктор Смородинцев был расстрелян. Его могила так и затерялась в ирбитских краях…

А его больница на высоком сосновом косогоре осталась и работает до сих пор, и в его доме до сих пор живут семьи врачей.

Более того, память о багарякском докторе сослужила необычную краеведческую службу. Каслинский краевед Георгий Михайлович Коровин, врач-педиатр по образованию, отдавший десятилетия жизни каслинской больнице, заинтересовался судьбой Смородинцева, стал собирать материалы о нем, о других видных земляках. В ходе работы родилась идея – издавать краеведческий «Каслинский альманах», что и было успешно сделано. Судьба доктора Смородинцева заняла в первом выпуске почетное место, а в 2005 году, к 150-летию со дня рождения А.И. Смородинцева, стараниями Георгия Коровина больница в Багаряке получила его имя…

Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ

Категория: Классики (XVII-XX вв.) | Добавил: кузнец (06.11.2015)
Просмотров: 212 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: