Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » Вокруг "Сороковки"

Асановские болота

Башакуль

Еще один сверток близ мостовой кунашакской развязки на екатеринбургской трассе возвращает нас в теченские края – Башакуль. Небольшое озеро, каких в северных краях превеликое множество, меньше всего соответствует названию – главный, первый, начальный, верховный. Вокруг – тоже ничего необычного: березовые колки, перелески, болотины, луга. Был, правда, здесь небольшой карьер: песок, глина, щебень – «нерудный материал», который использовался  на строительстве «Сороковки».

Поселок Башакуль появился в конце 1840-х годов – уже после аварии на «Маяке» и соответствующих замеров. Сюда переселили жителей из северных сел, которые «накрыло» радиоактивное облако.  Переселили немного – чуть более пятисот человек. Вскоре в новом поселке появилась небольшая школа, библиотека, детский сад, отделение Худайбердинского совхоза. Хотя перспектив у деревни было и сейчас остается немного.

Всему виной – «нехорошие соседи»…

Реки и мосты

Места здесь топкие, пойменные, «богатые» цезием и стронцием, осевшим в болотистом иле.  Между тем, в пойме реки Теча, которая широко разливалась в весенний паводок, до атомного проекта было немало деревень. Назывались они чаще всего по имени или фамилии первопоселенцев: бросил якорь в этих местах некто Асанов, Назаров, Надыров – и появились теченские топонимы. Деревня Назарова, к примеру, разместилась в устье речки Зюзельга, которая тянулась от Кыштымских заводов и впадала в Течу. По обе стороны от устья – старое и новое Асаново, от которых ныне остались лишь засыпанные землей и щебнем останки домов и подворий, конопля, крапива и лебеда с человеческий рост и одноименное болото.

Асановские болота

Асановские болота – пристанище радиобиологов, которых не удивляет, что в прозрачной пойменной воде нет рыбы, в тихих заводях не гнездятся утки, а вместо утренней росы на траве лежат капли желто-зеленоватой пыли. Болота начинаются сразу за Теченским каскадом водоемов – здесь пойма реки превышает два километра. Там, где она сужается, и возникали деревни – с непременным мостом через Течу. Отсюда в топонимике появятся Асановский мост, Назаровский или Надыров Мост, что гораздо ниже по течению, где когда-то даже была автобусная остановка и закусочная на берегу.

Колодцы для обкома

Расселение деревень с теченских «мостов»  было трагичным и, казалось, безысходным, но люди все равно возвращались – по-прежнему пользовались рекой, ловили рыбу, купали лошадей., восхищались огромными подсолнухами, дотянуться до которых было сродни баскетболу. Об «асановских аномалиях» рассказывал автор книги «Секреты Сороковки» Владимир Новоселов:

- Когда в Тече в середине 1950-х годов появилась большая и жирная рыба, обком партии наложил на нее лапу: весь улов к нам в столовую. Два года обком питался радиоактивной рыбой, есть даже цифра, сколько центнеров он съел. Обком партии, хозяин жизни, не знал, насколько это вредно и опасно, а что уж говорить о простых жителях!

А простых жителей пытались «отучить» от речки, чтобы они не брали из нее воду.  К примеру, повсюду по приказу обкома заставляли копать глубокие колодцы – подземные водные пласты еще не были заражены. Людям никто толком не объяснил причины, и лопатами они махали без особого удовольствия – зачем идти к какому-то колодцу, когда в двух шагах река?..

- Чтобы заманить людей к колодцам, один умник предложил: давайте какой-нибудь гадостью зальем Течу, будет ужасная вонища, близко к берегу не подойти. Согласились. Привезли огромную цистерну с химвеществом... Вовремя подоспела санэпидемстанция, запретив сливать подозрительную жидкость в реку.

Что ж, спасли и без того несчастную Течу…

В.Л.

Категория: Вокруг "Сороковки" | Добавил: кузнец (28.11.2015)
Просмотров: 299 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: