Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » В верховьях реки Урал

Карагайский бор (часть вторая)

Находки Геральда Матюшина 

Природная сила соснового бора и символический смысл его объектов интуитивно останавливают людей. На берегах Карагайского озера люди селились еще с неолитических времен, с каменного века; и здешним первобытным стоянкам более 7 тысяч лет.

Г.Н. Матюшин

Археологические артефакты лежат буквально под ногами, как, к примеру, на каменистых берегах Иртяша. Но их изучение началось достаточно поздно: в 1960-70-х годах. Археологическую ценность карагайских раритетов первым оценил известный уральский ученый Геральд Николаевич Матюшин. Он был поражен обилием всевозможных древних изделий из кремния и яшмы: отщепы, ножевые пластинки, топоры, тесла, скребки, ножи, наконечники стрел и копий. Как пишет краевед С.В. Марков, только один Матюшин открыл здесь семь стоянок каменного века. 

В мастерскую на работу… 

Богатые находки помогали в реконструкции древнего быта. Например, сколы и отщепы ученые чаще всего находят возле больших плоских камней – своего рода каменных наковален, верстаков. «В качестве сырья для орудий охоты и рыбной ловли использовалась в основном черная, серая, зеленая и сургучная яшма; в дело шел кремний разных цветов, халцедон, кварц, горный хрусталь. Из рогов животных изготавливали инструмент: отбойники, отжимники…»

Вообще, с камнем работали достаточно профессионально – его распиливали, сверлили, шлифовали и даже полировали мокрым песком. То есть практически ничем не уступали современному камнерезу, у которого под руками оборудование и станки.

Немало было изделий из дерева, хотя в силу материала они сохраняются крайне плохо – лишь в торфяниках без доступа воздуха. В Карагайских краях находили деревянные ложки, черпаки, блюдца или украшенные резьбой санные полозы. 

В Карагайском бору

…и домой в землянку 

Вокруг стоянок обнаружено немало осколков керамики – обожженной глиняной посуды, также украшенной орнаментом. Естественно, ученые пытались собрать из осколков или хотя бы смоделировать, как выглядела древняя кухонная утварь. Оказалось, что чашки, горшки «имели чаще всего округлое или заостренное дно. Для чего нужна была такая крайне неустойчивая форма дна? Она лучше всего подходила, чтобы ставить сосуд в ямку или между камней очага».

Очажные ямы находили в центре древнего жилища – для Карагайского бора наиболее характерны землянки. Как пишет С.В. Марков, «они были углублены в землю и имели бревенчатые стены. В плане – прямоугольные, квадратные, овальные и даже многоугольные с несколькими помещениями. В центре землянки ставился столб, на который опиралось конусовидное перекрытие из бревен. Стены жилищ, выходившие из ямы на поверхности, присыпались вокруг земляной завалинкой».

Принижать достоинство такого жилья не стоит – оно было достаточно теплым, выдерживало суровые морозы, с которыми даже нынешние фешенебельные квартиры не всегда справляются.

Кстати, одну землянку на берегу Карагайского озера когда-то давно раскопали рыбаки, чтобы оставлять там сети. Посетившим их ученым сказали, что землянку, мол, сделали сами. Присмотревшись к нижним венцам и копнув чуть поглубже, исследователи наткнулись на тысячелетние окаменевшие бревна. Землянку сначала описали – по-научному, затем и закопали, чтобы никто не лазил, и надежно замаскировали снаружи – от посторонних глаз подальше.

И то верно: не умеешь читать древние камни – живи среди современных…

Каменные треугольники… 

Камней «для чтения» в Карагайском бору предостаточно. Причем, многие исследователи, путешественники и туристы не в силах ответить однозначно: рукотворен их образ или нет.

Среди карагайских сосен лежат с древнейших времен три камня. Если их соединить линиями, то получится четкий треугольник со стороной около 50 метров. В нумерологии и оккультных науках тройка – самое устойчивое число, обладающее божественной силой.

«На вершине каждого камня есть идеально круглое углубление диаметром около полуметра и глубиной примерно тридцать сантиметров», - пишут путешественники, вспоминая знаменитые камни с Хортицы, в углублениях которых казаки, якобы, варили галушки.

Подобные чаши в камне – явление для Урала не такое уж и редкое. Например, на самой высокой южноуральской скальной гряде – Аракульском шихане – есть подобные блюдца, в которых вода не высыхает даже знойным летом.

Кто выдалбливал такие блюдца и геометрически ровно располагал камни – остается загадкой. 

Камни Карагайки

…драгунская треуголка… 

Когда-то камни, как и деревья, были большими и также подчинялись воле и силе ветра, который делал свое разрушительное дело.

Как рассказывали верхнеуральские краеведы, известная скала «Белый камень» еще два века назад выглядела совсем по-другому. Над ней нависал обширный каменный козырек, а потому вся скала была похожа на треуголку – головной убор уральских казаков-драгунов. Скалу так и называли – треуголка.

Со временем козырек сорвался, а сама скала стала ниже ростом – словно состарившись от долгой службы. 

Белый камень

…и тотемы зодиака 

Причудливыми каменные останцы делает природа водой и ветром; человек лишь завершает начатое ею – где-то творчески и мифологически переосмысливая, где-то прямым действием добиваясь «чистоты образа».

Старожилы рассказывали, что когда-то в бору было несколько «звериных камней» - двенадцать – по числу знаков зодиака. Из них сохранилась каменная белка с большим пушистым хвостом. Это весьма символично: по сей день белка является символом Карагайского бора, своего рода древним тотемом.

Также в бору «жили» каменный волк, медведь, рысь, заяц. Но одним из самых знаменитых карагайских тотемных камней считается Медведь. Он расположился рядом с речкой Медвежья Суязка и словно готов «помочить лапы» в ключевой воде.

Камни силы 

Еще одна мифологическая особенность каменных останцев заключается в том, что они – не бесполые. Это не «окаменевшие трансвеститы», на которых может присаживаться любой путник или путница.

Камни Карагайки

В Карагайском бору есть несколько камней, которые «отвечают» за женскую и мужскую силу. К одним валунам на протяжении столетии приходили женщины из окрестных деревень, чтобы излечить бесплодие или облегчить роды. Кстати, «блюдца» в камнях во многом были предназначены для материнских животов – священный камень словно облегал роженицу и ее будущего ребенка, вытягивая из организма всю хворь.

Есть и мужские камни, которые возвращали мужчинам силу, выуживали простату и наполняли организм энергией.

К слову, рядом с жертвенными камнями мужской и женской силы практически никогда не бывало ветра, какая бы скверная ни стояла погода. 

Камни Карагайки

Занесенные ветром 

А вот к их происхождению ветер может быть «причастен». До сих пор неясно, как появились эти камни на местах, где состав почвы и основания существенно отличается, словно их кто-то специально принес издалека и уложил под сенью соснового бора.

Конечно, камни могли сойти с ледником, но он не оставил по себе следов. Камни могли появиться в результате землетрясения или извержения вулкана – но в Карагайских краях, в отличие от Миасса или Чебаркуля, «дрожь земли» ничем не подтверждена.

Поэтому и выходит, что камни словно ветер принес. 

Камни Карагайки

Маяки и два тархана 

Конечно, человек тоже приложил руку. Одним из излюбленных мест нынешних отдыхающих стал 30-метровый металлический пожарный маяк. С этой башни вся округа видна, как на ладони: десятки деревень, речки Кидыш, Урляда, Суязка; ночью горят вдали огни Учалов с черными силуэтами хребта Урал-Тау.

Поодаль, на другом холме, сохранился старый деревянный маяк. Причем, в землю он не вкопан, дабы не нарушать, не тревожить поверхностный слой почвы, а поставлен на деревянную треногу.

Должно быть, опасались и странных камней, которые стояли друг против друга на одинаковом расстоянии от маяка. Причем, что у одного, что у другого верхний козырек, «крыша» повернуты строго на север. Камни эти называют тарханскими – они служили границей владений двух башкирских князей, тарханов, свято почитавших территорию своего рода.

Тарханский камень

Ущелье дольменов

На берегу реки Суязка есть совершенно удивительное ущелье, природу которого трудно определить однозначно. Первое ощущение, что на берегу реки кто-то рукотворно сложил вековые каменные глыбы в виде стен и окон или столов для ритуальных приношений. Это ущелье называют Ущельем Дольменов.

Само слово так и переводят: «каменный стол». Они разбросаны по всему миру, встречаются на местах практически всех древних цивилизаций. На Урале самыми знаменитыми считаются дольмены в Верхней Пышме и на Тургояке на острове Веры. По оценкам ученых, они много старше египетских пирамид.

Карагайские дольмены не так известны – о них мало рассказывали, мало показывали. Но от этого свой мистической силы они не потеряли. Словно отдавая дань своему языческому прошлому, люди считают, что в этих местах в космос выходит энергия земли, либо души умерших уходят в небо. Также считается, что энергия дольменов исполняет желания, помогает добиться успеха, исцеляет бесплодие, возвращая материнскую силу.

Кроме Ущелья Дольменов, в Карагайском бору есть и отдельные каменные столы и домики. Один из таких дольменов охраняет все тот же Медведь-камень.

 

Ущелье дольменов

Ахуновские менгиры 

Н берегу речки Кидыш, на самой границе Карагайского бора, расположилось небольшое башкирское село Ахуново. А за околицей поселка затаился уникальный мегалитический памятник – древние менгиры, научно описанные только в 1996 году. Как отмечал руководитель экспедиции Ф.Н. Петров, «это единственное известное на Южном Урале мегалитическое сооружение, имеющее ярко выраженную кольцевую структуру, и наиболее крупное из всех мегалитических памятников, раскопанных в степном Зауралье».

Ахуновские менгиры

Дословно менгир переводится как «высокий камень». Обычно, длинные каменные глыбы – а ахуновские менгиры достигают высоты в два метра – вертикально вкапываются в землю. То, что это – творение рук человеческих – не оставляет сомнения. В центре ахуновского комплекса, состоящего из 13 камней, находятся два самых высоких менгира, еще восемь расположены строго по окружности, три оставшихся – чуть поодаль. Все менгиры выполнены из гранита и имеют четырехгранную форму. Вокруг самого высокого двухметрового  центрального менгира ученые раскопали окружность диаметром 3,5 метра с восемью ямками.

В глубокой древности люди, вглядываясь в эти камни, на самом деле смотрели на небо. 

Каменная обсерватория 

«Небесные камни» - не просто красивое поэтическое выражение, сочетающее несочетаемое. Хотя как сказать. Исстари проекция небесных тел, космогония и алхимия принимали именно каменные очертания. Самый известный тому пример – английский Стоунхендж, древняя каменная небесная обсерватория. Карагайская космология, скорее всего, старше английской. Она, может быть, и не впечатляет масштабами, зато верна по сути.

С помощью менгиров можно было фиксировать восходы и заходы солнца, составляя систематический календарь, отмечая дни летнего и зимнего солнцестояния, дни равноденствия. Ямки по окружности вокруг центрального менгира служили часами, где роль стрелки выполняла падающая от солнца тень.

Как говорят исследователи, «в наши дни последователи эзотерических культов, естественно, наделили памятник аномальными особенностями. Якобы центральный камень не просто менгир, а самый настоящий «источник жизни». По уверениям эзотериков близ камня человек начинает чувствовать себя иначе и даже меняется ощущение мировосприятия». 

В одном котле 

Кстати, о мировосприятии.

Память о том, что Южный Урал с артефактами древней Синташтинской культуры, помнившей слова и шаги Заратустры, является своеобразным «котлом цивилизаций», сохранилась в народном архетипе – правда, с точностью до наоборот. Есть показательная легенда, которую было бы правильней прочитать «задом наперед». Каким образом ее придумали жители села Ахуново, тоже не понятно. Зато красиво:

«Бог создал людей и распределил их по нациям. Оградил каждую границами, чтобы зря не шастали по планете, путая учет. Разные есть нации: трудяги хохлы, сметливые да мозговитые евреи, чопорные и высокомерные англичане, пунктуальные немцы, суетливые итальянцы, башковитые, но страдающие излишней прямолинейностью татары, русские, японцы... Сделал Бог дело и остался доволен, но потом посмотрел еще раз на землю и увидел, что недостает одной нации.

Тогда разжег Бог большой костер, повесил громадный котел с водой. Опустил туда двух хохлов, еврея на пару с татарином, немца с англичанином, затем трех лесных тварей: лису, волка и змею. Немного подумав, отправил туда еще петуха и крепко закрыл котел крышкой. Дал покипеть, через некоторое время открыл — а оттуда поднимается симпатичный мужчина в черном костюме с тросточкой в руках, приподнимает черную шляпу и кланяется Богу:

— Исен-месэз (здравствуйте), я — ахуновский!..»

В окрестностях Ахуново

На горе Лешачьей 

В самом центре Карагайского бора, в самом сердце есть таинственное и во многом сакральное место – гора Лешачья. Сама по себе она не высокая, но разве в высоте дело, когда вокруг горы происходят необъяснимые вещи?

Ее название говорит само за себя, да и проделки лесной нечисти ничем не уступают немецкому Шпесскому лесу из страшных ночных историй Э.Т.А. Гофмана. Рассказывают, например, что часы, всегда исправно работающие, вдруг остановятся; или стрелка компаса сорвется и начнет безумно крутиться; или вдруг ни с того, ни с сего налетит ветер, закружит, собьет с ног.

Здесь властвует необычное эхо. Стоит только человеку повысить голос, как со всех сторон послышится глухое, но гулкое ворчание. Это можно объяснить особенностями рельефа и расположением горы – скептики так и делают – вот только мурашки от подобной чертовщины не скоро исчезают. 

Кроме того, нужно внимательно смотреть под ноги — здесь настоящее змеиное царство. Четыре вида змей встречается здесь. Иногда за один присест попадаются десятки змей: ужи, медянки – самый верный признак лешачьих владений. 

Вид с горы Лешачьей

Сакральное место 

Во многих национальных культурах сакрализация места играла ключевую роль. Сегодня уже сложилась определенная формула в отношении к таким местам: как правило, если гора или любое другое место называется в честь черта, лешего или ведьмы – по-русски или по-башкирски – то в глубоком прошлом она наверняка была священной.

Гора Лешачья – гора женская. В таких укромных местах, невидимых постороннему глазу, с каменными алтарями особой формы еще с древнейших времен матриархального устройства семьи проводились обряды инициации – девочек, достигших нужного возраста, матери-прародительницы, бабушки посвящали во взрослую жизнь. Практически во всех мировых культурах сохранились такие ритуалы.

Места, где они проводились, считались табуированным пространством. Мужчинам вход туда был закрыт под страхом смерти, и нарушившие табу умерщвлялись безжалостно. Сегодня цивилизация не столь кровожадна, но архетип в отношении таких мест и обрядов из исторической памяти человечества никуда не исчез. 

Ведьмин костерок 

Тайна обряда инициации со временем трансформировалась. Оставаясь, по сути своей, женским ритуалом с неизменным поколенческим циклом (от старейшей к молодой), обряд уже в свете православной символики и традиции превратился в шабаш ведьм. В преданиях так и звучит, что на горе в Карагайском бору в ночь на Ивана Купалу собирались колдуны, ведьмы и лешие, и вся эта нечисть бесчинствовала до утра.

Насчет нечисти – безусловное преувеличение. Но магия обряда притягивала женщин, и они восходили потаенными тропками на гору, чтобы довериться старой ведунье. Подобных мест в мире много – например, Лысая гора у Киева, где стояли языческие кумиры, Бабьи горы у чехов и словенцев, горы Броккен и Шварцвальд в Европе.

На Лешачьей горе есть множество камней. Кто-то называет цифру 400, кто-то говорит о 365 камнях – по количеству дней в году. На камнях сохранились следы от костровищ – у каждой женщины, ведьмы, участвовавшей в обряде, был свой, «именной» костер.

Снизу, с подошвы горы, эти огни практически не были видны – их надежно прятал от стороннего взгляда каменный гранитный «козырек».

И все же, как рассказывали старожилы здешних мест, до революции в канун летнего праздника вокруг Лешачьей горы дежурил отряд жандармов, чтобы помешать проведению языческих обрядов.

На горе Лешачьей

Изрезанное сердце 

Сохранилась и грустная легенда с ведьминским сюжетом. В одном из близлежащих сел сын священника влюбился в прекрасную девушку и хотел жениться на ней. Вот только ее мать и бабушка посещали шабаши на Лешачьей горе и считались ведьмами. Между тем, подошел возраст для исполнения таинственного обряда, и девушку стали собирать на гору.

Вид с горы Лешачьей

Молодой человек накануне обряда собрал своих друзей и подговорил их устроить на горе «справедливое бесчинство»: разогнать ведьм и спасти свою возлюбленную. В условленное время они проследили за ушедшими в лес женщинами. И как только с горы потянулся горький дымок, поднялись на вершину, стали тушить костры и разбрасывать камни, разгоняя ведьм палками. Когда все стихло, стали искать влюбленную пару, звать их в кромешной темноте. Но никто не отзывался.

Через несколько дней бездыханного молодого человека нашли у Лешачьей горы. Никто не мог понять: отчего он умер, молодой, здоровый и сильный. Даже ни одной царапины на теле не было. Доверились медицине и отвезли его к доктору на вскрытие. Оказалось, что сердце было сплошь изрезано, искромсано невидимым скальпелем. Доктор немедленно собрал вещи и уехал – от греха подальше. А девушку в селе больше никто не видел… 

С ума сошедшие комсомольцы 

Другая история вообще вошла в книжные анналы. Всему виной стали комсомольцы, решившие бросить вызов местным суевериям – не ходить на гору. Они поехали на телеге: как раз в день рождения Лешачихи, 3 октября, собирать на горе бруснику. Ее в том году выдалось море – один человек за полчаса мог собрать целую конскую цибару (16-литровое ведро).

«К вечеру почти был полон воз. Комсомольцы повечеряли и заснули. Под телегой их было пять человек. Среди ночи они проснулись от жуткого гула: гора как будто ходила ходуном, рядом валялась лошадь, которая была вся в пене. Вокруг рассыпаны ягоды, все раздавленные. А телега как будто была поломана через колено. Увидев это, комсомольцы с криками побежали вниз, не разбирая дороги. Двоих потеряли, подняли поселок на ноги: «Лешачиха за нами бежит!» И все трое были седыми, как лунь…

Двух потерянных комсомольцев – парня и девушку – нашли позднее. Они тряслись от страха, не могли говорить; и несколько суток кряду бабушки отхаживали молодежь. Не помогло – каждое полнолуние им начинала мерещиться женщина в темной одежде.

Кстати, вплоть до конца Великой Отечественной войны на гору никто не ходил. Лишь потом силу Лешачихи решили испробовать на пленных немцах, валивших лес в Карагайском бору… 

На горе Лешачьей

Не буди лихо… 

Люди скептического склада зачастую относятся с пренебрежением к сакральным местам, иногда даже бравируют этим, считая мифологию пустыми сказками, байками, вымыслом. Хотя почти век назад русский философ А.Ф. Лосев предупреждал, что миф – это не выдумка, и рождается он из самой что ни на есть напряженной реальности.

Проводник по Карагайскому бору как-то рассказал поучительную историю. Один из отдыхающих на его рассказы о духе и хозяйке горы, стоя на вершине, рассмеялся и язвительно произнес:

- Ну и где тут ваши призраки? Ау! Где хозяйка? Напридумывали бабьих историй. С этих дурочек станется…

-Зря вы так. Не надо обижать…

А через три недели скептик снова приехал в Карагайский бор и – напрямую к проводнику:

- Помоги. Сглупил я. Каждую ночь во сне является ко мне женщина. Красивая, стройная, но лица не разглядеть. Не могу спать, извелся весь.

Пришлось ему снова подниматься на гору – уже одному – и просить в тишине прощения. Какие слова он нашел для этого – неизвестно, но, судя по всему, искренне повинился…

На горе Лешачьей

В.Л. (в соавторстве с С. Куликовым и А. Юдиным)

читать дальше: Карагайский бор (часть третья)

Категория: В верховьях реки Урал | Добавил: кузнец (09.11.2015)
Просмотров: 214 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: