Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » По северным селам

Юго-Конево
Село, которого нет
 
Синара здесь петляет змейкой по широкой живописной долине, окруженной холмами, сосновыми лесами и березовыми перелесками. Места и вправду просторные, что многие наши современники, попадая сюда, удивляются – как же века три назад люди не облюбовали эти места, не основали село или даже небольшую деревушку?
 
Все было, и разросшийся березняк скрывает исчезнувшее в радиоактивной трагедии некогда одно из самых крупных северных сел – Юго-Коневское.
 
Сосна и камень
 
А вот история села все же не затерялась. Например, о юго-коневской жизни подробно рассказал Геннадий Базуев в книге, посвященной ликвидации последствий аварии на ПО «Маяк». Юго-Конево – одно из старейших сел; оно было основано немногим позже Багаряка – в 1690-х годах. «Южная» приставка появилась потом – чтобы не путать с одноименным селом на Среднем Урале.
 
В долине Синары первопоселенцы устроились с размахом – благо, не ошиблись с выбором места. «Широкая долина самой полноводной реки в регионе богата природными ресурсами: плодородные земли, обширные сенокосные угодья, рыбные водоёмы, множество диких животных и пушного зверя в окрестных лесах, масса водоплавающей и лесной дичи. Сосновые леса обрамляли долину Синары на десятки километров».
 
Вдобавок, здесь оказалось много залежей плитнякового гранита. Стройся не хочу! Поэтому в Юго-Конево вырастали не просто дома, а усадьбы со всеми атрибутами богатого хозяйства. В первой половине ХХ века село насчитывало 1200 дворов и раскинулось по синарской долине на семь километров.
 
 
 
 
Улочка Первомайская
 
«Генеральный план» Юго-Конево вышел хотя и традиционно уральским, но с особинкой. Оно строилось вдоль реки, поэтому все улицы вышли длинными, параллельными. А в самом центре оказались перерезаны надвое одной, самой короткой улицей, уже в советские годы названной Первомайской. Она и была центральной.
 
«Именно на Первомайской расположились храм и больница, а позднее - универмаг, сельпо, столовая, дневная сельская школа с интернатом, клуб и библиотека, - рассказывает Г. Базуев. - Была здесь же и своя хлебопекарня: хлеб пекли из собственной муки на всё село. У самого перекрёстка с улицей Ленина в больших двухэтажных (бывших купеческих) домах располагались сельсовет и правление колхоза».
Торговый путь
 
Первомайская улица не просто «оформляла» центр села. Это была настоящая «караванная» улица, торговая, транзитная, как сказали бы сейчас. Суть в том, что в конце XIX века, одновременно со строительством сети железных дорог на Урале, было принято решение создать пусть гужевой, но полновесный транспортный коридор от станции Баженово Тюменской железнодорожной ветки до станции Маук на Челябинской железной дороге. Современный автомобильный тракт практически полностью повторяет ту вековую дорогу.
 
К слову, на участке Багаряк – Тюбук, где трасса пересекает Синару, рядом с нынешним автомобильным мостом, есть еще один мост как раз с тех времен: каменный, двухарочный, спрятанный в зарослях кустарников и берез.
 
Мост с хитрецой
 
Переходя по старому мосту с тишины одного берега в тишину другого, трудно представить, что идешь по той самой Первомайской, по центру огромного села. Согласно документам, мост с железными обережками в каменных столбах выстроили к 1 сентября 1899 года.
 
«При виде Коневского моста для наблюдательного человека открывается одна маленькая хитринка технологии старинного мостостроения, - пишет Г. Базуев. – Если Багарякский мост возводили по обычной схеме: от берега до берега, то Коневский мост строился на правом берегу в котловане вблизи реки, но не через реку! Когда мост был готов, коневцы всем миром прокопали канал, затем убрали перемычки и пустили реку по новому руслу под мост».
 
Своенравная Синара такой «наглости» простить не могла, и уже весной, в паводок, пробилась по старому руслу, несмотря на то, что люди забутили его камнем, завалили глиной с тальниковой чащей для связки. Рассказывают, что река даже перекидывала через рукотворную плотину в родное русло огромные льдины, устраивая, к удивлению коневцев, многометровые ледяные заторы.
 
 
 
«Остров любви»
 
Впрочем, весенний норов Синары быстро сменялся летним покоем, негой, благодатью. Мост почти сразу же получил новое название – «Остров любви». Именно здесь хороводила молодежь и назначала свидания. Это меткое название сохранилось и сейчас, как и сам удивительный мост.
 
Богородицкая церковь
 
Центральная улица села со стороны Каслей была еще и «парадным въездом». В самом ее начале на высоком и почетном месте стояла белокаменная церковь с голубыми куполами и золочеными крестами – церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Она была заложена в 1819 году, строилась и расширялась вместе с приходом.
 
 
По случаю 900-летия Крещения Руси была заново освящена. «Примерно тогда же появилась широкая каменная ограда с ажурными железными решётками, что особенно - не с колючими пиками, а с овальным завершением всех фигур». При храме был и свой церковный дом, двухэтажный, каменный, просторный, со светлыми окнами и большими залами.
 
Как и в других селах, в Юго-Конево работала церковно-приходская школа для девочек. Мальчики обучались в школах грамоты, а с появлением земств - в светских земских школах. В Конёвском приходе было три земские школы: в самом селе и в деревнях Игиш и Трошково.
 
Коневский приход
 
При советской власти, как ни парадоксально, Коневский приход расширился многократно. Дело в том, что Богородицкая церковь всегда была действующей. Ее не превращали в склад, зернохранилище или клуб, как это повсеместно происходило в 1930-х годах. И чем меньше оставалось церквей в округе, тем больше становился приход. Рассказывают, что в церковные праздники село было заполнено крестьянскими обозами – на молитву из окрестных деревень приезжали целыми семьями.
 
В годы войны и после нее в Юго-Конево верующие приезжали уже отовсюду: из Свердловска и Челябинска, Сысерти, Верхнего Уфалея, Каменска-Уральского, атомных «запреток», не говоря уже о близлежащих селах. Вплоть до закрытия в 1958 году настоятелем храма был священник отец Михаил.
 
Кресты и лешие
 
Многие, кто рассказывал о судьбе Богородицкой церкви, иногда просто разводили руками – надо же, какой парадокс жизни и беспощадная ирония судьбы! Единственная выжившая при советах церковь в северных селах нашей области не выстояла перед невидимым врагом: радиацией.
 
Когда село Юго-Конево ровняли с землей, ликвидируя последствия аварии, храм взорвали. Сейчас на его месте большой холм, покрытый землей и поросший травой. Хотя он весь состоит из кирпичей и каменных плит. Словно в раскаяние на месте разрушенной церкви стоит простой деревянный крест-оберег.
 
Есть и от чего оберегать. Жители местных деревень рассказывают, что после аварии 1957 года «в лесах стало появляться больше непонятных и неизвестных существ». В юго-коневских местах, рассказывают, видели таинственного карлика, похожего на лешего. Поговаривают также, что в конце 1960-х годов таинственного лесного жителя все-таки выловили спецслужбы – вот только они свои тайны открывать не привыкли…
 
Вольфрамовый рудник
 
На карте уральских заводов 1902 года, еще задолго до непосредственной разработки, были обозначены как перспективные Синарские рудники. Здесь, в северном междуречье, среди гранитных массивов скрыты настоящие сокровища – редкоземельные металлы: бериллий, молибден и вольфрам. Последний положил начало Коневскому руднику.
 
«Основные разработки этого месторождения производились уже после Великой Отечественной войны, - говорится в краеведческих справках. - Своего расцвета вольфрамовый рудник достиг к началу 1950-х годов. Здесь работает до 450 человек, а рудоуправление считается одним из лучших в отрасли». И, кстати, одним из богатых.
 
Поселок Горный
 
Сначала поселок при руднике был небольшим. Но с увеличением добычи разросся, похорошел. Ему дали название Горный, хотя в народе поселок называли по-прежнему: Коневский рудник.
 
«Здесь были и двухквартирные коттеджи, и многоквартирные двухэтажки, конторы, магазины, медпункт, баня, гостиница, всё компактно и удобно жителям, - рассказывает Г. Базуев. - Возле детского сада и школы, которые находились за посёлком, было удивительно чисто – ни заездов, ни скотины. Рудоуправление имело даже свой летний пионерлагерь на 80 детей – в селе Боёвка, в бывшем лагере военнопленных австрийцев времён первой мировой войны.
 
Соседство с селом оказалось весьма выгодным: излишки продуктов колхозники охотно продавали рабочим - не надо вести в город на базар. Обеспечивали себя молоком, мясом, овощами, хлебом. Кстати, в 1950 году в Юго-Конево объединились целых пять колхозов, и уже вскоре объединенное хозяйство стало одним из первых колхозов-миллионеров Багарякского района…
 
Судьба, оборванная на полуслове
 
Чересполосица радиоактивного следа – когда в одном месте «звенит», а рядом, по соседству, «тихо» - похоронит все надежды. В Юго-Конево проживало порядка четырех тысяч человек. Большинство из них переселились в близлежащие «чистые» села – в тот же Багаряк, Булзи, Береговой; кто-то перебрался в Касли, Кыштым; каждая пятая семья, получив денежную компенсацию, уехала в другие края.
 
Затем по долине Синары, по коневским улицам пошли бульдозеры. Каменные здания были взорваны, вольфрамовые рудники – затоплены. Все, что осталось от села, - едва различимые холмы от снесенных домов, зарастающее сосняком кладбище, отвалы, поросшие крапивой и репейником. И мост – «остров любви» среди безмолвия…
 
 
В.Л.
Категория: По северным селам | Добавил: кузнец (21.10.2015)
Просмотров: 235 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: