Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » По северным озерам

Вишневогорск
Под дикой вишней
 
Вдоль цепи северных озер тянется удивительный хребет – Вишневые горы. Его название не требует особых пояснений – хребет знаменит бесконечными зарослями дикой вишни.
 
 
Правда, в народе Вишневые горы иногда называли «теплыми» - собственно, как и весь каслинский Теплый Стан. Здесь проходит своего рода температурная граница между Средним и Южным Уралом. И пока в соседних северных Уфалейских горах лежит снег, здесь, в Вишневых, уже пробивается первая зелень. Под дикой вишней и скрываются главные богатства этих гор…
 
В продолжение Ильмен
 
Академик А.Е. Ферсман, стараниями которого получил мировую известность Ильменский заповедник, назвал Вишневые горы настоящим «минералогическим раем». Этим «каменным цветком» геологи, возбужденные ильменнской россыпью, заинтересовались еще в середине 1920-х годов, но первая геологоразведочная партия прибыла на берег Сунгуля лишь в самом начале Великой Отечественной войны. К слову, начало Вишневогорска многие относят к 1941 году.
 
Чего только в этих горах не было! Здесь найдено более 130 минералов и металлов: солнечный и лунный камни, кристаллы циркона, гиацинты, содалит, кристаллы корунда и биотита, гафний, ильменит, нефелин, корунд, пирохлор, флюорит, сфен, золото. Список можно продолжать и продолжать – и заново написать учебник геологии.
 
Во многих геологических музеях мира есть «жители» Вишневых гор. Самый известный из них и обнаруженный здесь впервые советским геологом Дмитрием Белянкиным – вишневит – ярко-синий минерал, совсем не соответствующий цвету вишни. Кстати, некоторые комментаторы в интернет «в порыве восторга» посчитали, что Вишневые горы названы так именно в честь этого минерала, а не наоборот, как на самом деле.
 
 
Минеральный червячок
 
«Официальное начало» Вишневогорску положил минерал вермикулит, под добычу которого в июле 1943 года «якобы» был образован рудник. Соответственно, поселок при руднике также получил название Вермикулит и с таким именем прожил шесть лет до переименования.
 
Вообще, из многочисленных минералов этот – самый забавный. Он и пленил когда-то Якуба Ахтямова, который заложил основы промышленного использования вермикулита. Этот слюдяной минерал любопытно ведет себя под воздействием огня – вспучивается, шевелится, как живой червяк, отсюда и его латинское название – вермикулит – червячок. Кроме того, при нагревании он растет, как на дрожжах, увеличиваясь в 20-30 раз.
 
Свойства чудо-минерала не остались незамеченными. Вермикулит стали широко использовать в строительстве в виде жаростойких добавок, он применяется в производстве теплоизоляционных и звукопоглощающих материалов, блестяще зарекомендовал себя в сельском хозяйстве для улучшения состава почв. «Червячок» нашел свое место и в атомном проекте – благодаря способности отражать гамма-излучения и поглощать радиоактивные изотопы.
 
Впрочем, в 1943 году, в самый разгар войны, вряд ли вермикулит был столь актуален, чтобы сюда направлять людей и средства. Страну интересовало совершенно другое богатство Вишневых гор, и вермикулит был лишь красивым прикрытием, хорошей «легендой», как сказали бы разведчики, для совсем другого производства…
 
 
Витамин для стали
 
Вторая мировая война – «война машин» - стала настоящим катализатором в металлургии. Мир судорожно искал новые сплавы, отвечающие повышенным требованиям боевой техники. Именно тогда и «всплыл» редкий серебристый металл – ниобий – да так, что сразу получил статус идеального «витамина для стали».
 
 
Например, если добавить его к обычным сталям, то значительно повышается сопротивление удару при пониженных температурах – металл сохраняет свою прочность даже при 80-градусных морозах. Это качество сразу было использовано в авиастроении. В сварочном деле ниобий помог варить специальные легированные стали и нержавейку. Затем сплавы ниобия стали использовать в турбинах реактивных двигателей и в атомных реакторах.
 
Именно под добычу этого металла изначально был «заточен» Вишневогорск…
 
 Вглубь за ниобием
 
Вишневогорские горняки на себе испытали «правильность» названия металла в честь древнегреческой мифологической богини печали и страданий Ниобы. Суть в том, что получить его очень сложно – производственный процесс занимает множество стадий. Вокруг всего Вишневогорска – глубокие многоуровневые шахты, порой за триста метров, что ярко свидетельствует о «красоте» добычи.
 
Но и вытащить руду на поверхность – это только начало мучений. Руду обогащают, сплавляют, выщелачивают, разделяют, прессуют, наконец, спекают в вакууме в несколько этапов при температуре свыше двух тысяч градусов.
 
Естественно, говорить о прибыльности такого производства не приходится. В советские годы и шахты, и Вишневогорский ГОК находились на государственной дотации – причем, весьма достаточной для нормальной жизни. Сегодня ниобий здесь не добывают – лишь перерабатывают завезенный с других месторождений концентрат.
 
Рождение поселка
 
Несмотря на трудности военного времени, поселок поднимался быстро. Сначала выстроили первые бараки недалеко от шахт – «чтобы недалеко ходить». Как рассказывает каслинский краевед Е. Студенников, добыча долго велась старательским способом: сырье брали по старинке при помощи кайла, лопаты, носилок и конной брички. Кстати, один из бараков горняки назвали «рязанским» - в нем поселились «вербованные для пополнения рабочей силы девушки из Рязани».
 
Затем, в 1944 году у озера Булдым возвели обогатительную фабрику на вермикулитовом карьере и «Коренную» в Чупруновом логу – по переработке пирохлора и ниобия. С развитием производства и строительством складывались и вишневогорские «районы»: Соцгород, Быткомбинат, Рудник, Питомник, Чупрунов лог и так далее.
 
В декабре 1949 года Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР поселок был причислен к категории рабочих поселков и получил название Вишневогорск – со всем вытекающим отсюда финансированием…
 
 
Раз улица, два улица
 
Вишневогорск – поселок небольшой, но достаточно уютный, хотя бы в силу первых впечатлений. Отстраивался он в основном в 1950-60-х годах, благодаря значительным капиталовложениям. Правда, особых архитектурных изысков здесь не оказалось. Сначала появилась линия типовых рабочих двухэтажных сталинок, позднее появились такие же типовые хрущевки.
 
 
Социальная инфраструктура вышла простой и функциональной – есть больница, свой дом культуры, профилакторий, стадион, гостиница, больше похожая на стандартное общежитие, школа, которую построили в 1958 году. Единственной основательной новостройкой стал возведенный на каменистом пригорке рядом с профилакторием и лесом храм Иоанна Предтечи, освященный в феврале 2007 года.
 
 
Старожилы вспоминают, что Вишневогорск достаточно «котировался» - имел статус перспективного поселка. Попасть сюда на работу по распределению считалось достаточно престижным. В золотую советскую пору здесь проживало более десяти тысяч человек. В городе имелся большой автопарк, было налажено автобусное сообщение, хорошим было и снабжение продуктами и товарами.
Вот только в пореформенные 1990-е годы поселку пришлось словно родиться заново.
 
Пыльная работа…
 
Один из карьеров Вишневогорского комбината, вскрытый в 1994 году, назвали символично: «Надежда». Надеяться было на что – здесь, в Вишневых горах, были открыты большие залежи полевого шпата. В новых условиях комбинат сделал ставку именно на него – этот природный материал используется в производстве стекла, керамической плитки, фаянса.
 
Удача превзошла все ожидания. Даже итальянцы, признанные мастера керамического дела, высоко оценили вишневогорский шпат и стали закупать его вагонами. Кстати, как следует из пресс-релизов комбината, Вишневогорск практически на две трети закрывает потребности России в полевом шпате. Так что добрая часть керамической плитки на наших стенах и полах – отсюда родом.
 
Единственный «побочный эффект» - над поселком частенько висит пыльная дымка, хотя рядом с комбинатом и отсыпана защитная дамба, а многотонные «Белазы» прячутся глубоко в карьере…
 
…и сладкая жизнь
 
Знающие люди, бывая в Вишневогорске, обязательно подъезжают к внешне не слишком приметным небольшим производственным зданиям на окраине поселка, чтобы закупить свежие восточные сладости: козинаки, халву, суфле, мармелад, зефир.
 
История «сладкой фабрики» хотя и является самой что ни на есть современной, но во многом повторяет уникальную волну российского предпринимательства конца XIX века, когда деловая инициатива из крепостной зависимости была выпущена на свободу. Создавал вишневогорскую фабрику предприниматель Александр Голицын, начав в 1998 году с того, что взял одно из пустующих зданий в аренду, установил оборудование и…
 
За торговой маркой ходить далеко не стал: Голицыны – фамилия в России известная, ей и быть на упаковке…
 
Вид окрест
 
Желаешь увидеть мир окрест – заберись повыше. Так, собственно, и поступают все путешественники, зная, что с высоты красота пленительней.
 
На Вишневом хребте есть изумительная гора Каравай – город расположился у ее подножия. Небольшая (всего около 500 метров над уровнем моря), лысоватая, увенчанная стандартным ретранслятором и деревянным православным крестом, она с виду ничем не примечательна – таких «макушек» по уральским горам разбросано великое множество.
 
Все изменится, если на нее забраться – Каравай словно создан для панорамного обзора. В хорошую погоду с его вершины видны все одиннадцать каслинско-синарских озер. И города как на ладони: отчетливый Вишневогорск внизу, чуть подальше – снежинские высотки, с южной стороны – купола Каслинского собора и Озерск в туманной дымке…
 
 
Крутить педали
 
Простор, пусть и очерченный силуэтами горных хребтов, дает потрясающее ощущение свободы и невероятных возможностей. Именно поэтому что Вишневые горы, что протянувшийся к Кыштыму Потанинский хребет с их многочисленными карьерами, шиханами, перепадами, горными геологическими дорогами, где любой крутой подъем сменяется азартным спуском, так приглянулся велосипедистам.
 
Они приезжают отовсюду – как любители велосипедных прогулок, так и спортсмены-экстремалы. Последние и организовали здесь многодневный велосипедный кросс-кантри «Рипейский солнцеворот» - в самый длинный день в году: 22 июня.
 
Белым снегом
 
Впрочем, летние пейзажи и впечатления ничуть не умаляют зимней красоты. Но здесь главным «действующим лицом» становится самая высокая вершина хребта – гора Вишневая с ее темными пунктирными пролесками и укрытыми под снегом просторными полянами.
 
Горнолыжники обойти ее стороной, естественно, не могли. Со временем здесь появились подъемники, освещение, домики и бар у подножья. Сформировались и трассы длиной свыше километра и 200-метровым перепадом высот. Здесь же – роскошный беслесный склон горы Кобелиха. Профессиональные лыжники говорят, что если повезет со свежим, мягким снегом, то этот спуск можно сравнить со знаменитыми склонами Гран-Монте во Французских Альпах…
 
 
Рукотворная спелеология
 
Глубокие шахты в нескольких уровнях, которыми пронизаны Вишневые горы, сразу привлекли внимание спелеологов. Пусть в бывших ниобиевых штольнях нет ничего первозданно пещерного, но природа уникально «расправилась» со следами человеческой деятельности. Большинство шахт после окончания разработок для обеспечения безопасности затоплялось водой. Она и формировала подземную жизнь.
 
Летом, спускаясь по каменным краям карьеров и забираясь через узкие лазы в штольни, натыкаешься на целые системы ходов. Наклоны в шахтах достаточно крутые, во многих без специального снаряжения не обойтись. В глубине шахты в свете фонаря отражается подземное озеро…
 
Рассказывают, что зимой поход в шахты, несмотря на скользкие камни, более предпочтителен. В это время года рукотворные пещеры буквально обрастают ледяными сталактитами и сталагмитами, а недалеко от входа, на границе перепада температур, дорогу перекрывают настоящие ледяные водопады.
 
 
Курочкин лог
 
Еще одно интересное вишневогорское место – Курочкин лог – тот самый, где когда-то и был найден вишневит. А назвали лог по фамилии человека, жившего в этих местах.
 
Рукотворный каньон между двух гор появился благодаря добыче полевого шпата еще в середине ХХ века. С тех пор осталось два заполненных водой карьера с вертикальными кремовыми и рыжими стенками, соединенных между собой 30-метровой штольней, пробитой в скале. Здесь всегда полумрак и чуть сочится вода по стенкам.
 
«Здесь в жилах нефелиновых пегматитов находят эгиринавгит, кристаллы которого нередко достигают полуметра, - пишут геологи. - В стенках карьеров – весьма причудливые по форме пегматиты. Можно найти крупные чешуи черной слюды – биотита». Удивительно, но своего минералогического разнообразия Курочкин лог не утратил и по сей день.
 
 
Голубой карьер
 
У выработанных карьеров – своя, особенная красота; тем более в обрамлении светлого соснового леса. Излюбленное место отдыха жителей поселка – Голубой карьер – наполнен «малахитовой» купоросной водой, что и дало название этому месту.
 
Это один из первых вишневогорских карьеров, а потому у него было время зажить самостоятельной природной жизнью. Скалы здесь высокие и к воде подойти не так просто. Но даже в доступном месте, как предупреждают вишневогорцы, стоит быть осторожным – например, дно может резко исчезнуть уже через метр-полтора. Глубину карьера называют по-разному: от 20 до 40 метров. Именно глубина карьера не дает воде прогреваться, и она здесь всегда остается холодной.
 
 
В.Л.
Категория: По северным озерам | Добавил: кузнец (24.10.2015)
Просмотров: 563 | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: