Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » Несекретная история: Снежинск

Снежинск (часть седьмая)
Перепутанный Ленин
 
О снежинских памятниках или мемориальных досках, которых в городе более шестидесяти, можно рассказывать много. Но есть истории, которые так и просятся на бумагу.
 
На центральной площади Снежинска, как и в любом другом советском городе, на постаменте – В.И. Ленин. Памятник работы скульптора И. Бродского и архитектора Сыромятникова выглядит внушительно, и кажется, что не слишком подходит для небольшой городской площади.
 
А он действительно не подходил. Как рассказывают ветераны, на заводе, где Ленин отливался в бронзе, одновременно работали над изготовлением памятника для закрытого Томска-7, где и площадь просторнее, и масштабы весомее. Когда в 1970 году памятник прибыл на Урал, выяснилось, что снежинцы получили не свой заказ. Но не меняться же! Так и установили памятник у себя…
 
Курчатов работы Гилева
 
Зато памятник И.В. Курчатову был уникальным, своим, близким, в Снежинске рожденным. В самом городе этот памятник не увидишь – он расположен на территории 20-й промышленной площадки. В этом был свой, хотя и не слишком понятный резон: установление скульптуры Курчатова непосредственно в городе намекало бы о направленности работ…
 
Своим, близким, родным был и автор памятника – скульптор Александр Семенович Гилев, всю жизнь проживший в соседних Каслях и ставший легендой этого города. Слесарь, чеканщик, лепщик, мастер по скульптуре, он был продолжением традиций легендарных каслинских мастеров-литейщиков. Не очень высокий, коренастый, с большими сильными руками, Гилев, как рассказывает о нем Б.В. Литвинов, буквально излучал и доброту, и силу характера. В Снежинск Гилева привел физик, профессор, его близкий друг Юрий Аронович Зысин. Они вместе и начнут работу над Курчатовым…
 
 
- Пока возводился памятник, Гилев с Зысиным дневали и ночевали возле него, - вспоминает Б.В. Литвинов. – Место под памятник было выбрано Гилевым. По указанию Г.П. Ломинского в лесу было найдено несколько огромных камней, один из которых и был выбран под памятник. Камень с трудом приволокли на площадку, втащили на возвышенное место. На камень поставили отлитый из алюминиевого сплава пень и рядом – фигуру Курчатова. Композиция получилась на редкость естественная. Могучая фигура Курчатова, смотрящего вдаль, стала частью пейзажа. Сейчас и представить невозможно площадку без этого памятника.
 
Открыли памятник И.В. Курчатову в июне 1975 года…
 
 
 
Площадь Победы
 
Есть еще один памятник, который по праву памяти обязан быть в любом российском городе или селе, - памятник Великой Победе.
 
Удивительно, но мемориал со стелой с орденом Отечественной войны и памятником воину-победителю строили, не приурочивая ни к какой юбилейной дате – в 1987 году, когда в стране уже вовсю шла перестройка и никто не предполагал, какими последствиями она обернется. Мемориальный комплекс спланировали архитекторы В. Жуковский и С. Молодцов. А фигура солдата сделана крепкими руками все того же Александра Семеновича Гилева.
 
Реконструкцию площади проведут много позднее, в 2005 году, установив «Стену славы» с именами горожан-участников войны.
 
1:1
 
«Хочешь мира – готовься к войне». В закрытых городах, работавших на оборонную промышленность, в этом никого не нужно было убеждать. «Всегда быть в форме, всегда быть готовым» - для советского «мобилизационного мышления» это являлось аксиомой.
 
Массовый спорт, по определению, начинается стихийно, по зову души, на энтузиазме, но вместе с тем быстро принимает организационные и вполне «военные» формы. В конце 1950-х годов в Снежинске сформировались два добровольно-спортивных общества: одно – непосредственно при институте, другое – при военных строителях. Так что «соревновательный эффект» вышел нешуточным, и спартакиады между обществами проводились каждое лето.
 
Тем не менее, чтобы расширить городские «спортивные возможности», требовалось объединить усилия. В 1961 году было создано единое городское добровольно-спортивное общество «Труд». И началось…
 
Прирученный мяч
 
Самым знаменитым на сегодняшний день начинанием оказался гандбол – своего рода «спортивная визитка» Снежинска. И хотя современная команда «Сунгуль» возникла лишь в 1990 году, она произросла из весомых традиций.
 
Тогда, в 1961 году, инициатором и организатором команды стал Владимир Петрович Томилин, «чистый» гандболист, как его называли, практически не отвлекавшийся на другие виды спорта.
- Как ему удалось создать команду, вывести ее на республиканские соревнования в 1965 году, сложно объяснить, - рассказывают ветераны клуба. – Внешне Владимир Петрович производил впечатление флегматичного человека, но проявил тогда незаурядный организаторский талант. Его хватало на всё: и на контакты со спортсоветом, и на подготовку плана занятий, и на то, чтобы самому участвовать в них в качестве тренера и игрока, и на то, чтобы из отпуска везти для команды узлы с формой, спортивными костюмами, и на многое-многое другое…
 
Нам остается лишь констатировать: ручной мяч прижился в Снежинске всерьез и надолго…
 
 
 
Спорт как образ жизни
 
В том же 1961 году в Снежинске появился первый «профессиональный» городской стадион – имени Гагарина – с дворцом спорта, футбольным полем и спортплощадками, а также с водной станцией. Еще через два года, как только в городе открылся бассейн, сформировалась и специализированная спортивная школа по плаванию.
 
В 1968 году масла в огонь спортивной борьбы добавил организованный в самостоятельную единицу ДОСААФ – добровольное общество содействия армии, авиации и флоту. На базе ДОСААФ появился целый ряд новых спортивно-прикладных направлений: например, детская школа стрелкового спорта (когда в 1971 году выстроили крытое здание 50-метрового тира) и автомобильная секция. Кстати, в 1985 году, в честь 30-летия Великой Победы, 250 снежинцев на своих личных автомобилях совершили большой пробег по местам боевой славы.
 
В середине 1970-х годов жителей Снежинска буквально захлестнуло еще одно увлечение – они с головой ушли под воду: сначала в подводную стрельбу, а затем и ориентирование. А в 1983 году весь город встал на лыжи – стартовал первый массовый лыжный марафон «Синара».
 
Лесные жители
 
Как-то в одном из снежинских садов появилось объявление: «Внимание, лоси! Закрывайте ворота!» Народ потешался двусмысленному объявлению – не то для людей, не то для лосей написано. Но доля правды здесь была основательной. Садоводам не раз приходилось встречать на участках лосей, которые мирно объедали смородину, и уговаривать лесных жителей – мол, уйди, уйди…
 
Лоси могли целыми семьями гулять по улицам города. «Идешь на рассвете на работу или еще куда, а он горделиво по центру дороги в лес – домой». Встречи не всегда были безобидными – лоси не раз гонялись за теми же грибниками или ягодниками. На такой случай была инструкция – замереть и не шелохнуться, особенно осенью, когда лось плохо видит, но хорошо слышит.
 
Лев Феоктистов рассказывал, как они вместе с Е.И. Забабахиным зачастили ходить на заимку, что была недалеко от производственной площадки, подкармливать лося. А однажды Феоктистов взял с собой жену. Та набрала целую корзинку еды, подошла к животному, который мирно «разговаривал» с Евгением Ивановичем, - и сразу последовал удар по корзине.
 
- Еще бы чуть-чуть... - рассказывала потом Александра Ивановна на уроке своим ученикам. - Говорят, лоси почему-то не любят женщин, по голосу их, что ли, узнают...
 
Звери шалят…
 
Не были для снежинцев экзотикой и медвежьи следы. В иткульских местах медведи водятся до сих пор. В город косолапые заходили не раз – «прогуливались» в парке на берегу Синары, заглядывали на заставы к солдатам.
 
Но «экзотику» в институте все же накликали. Как рассказывает Владимир Губарев, все реакторы в ядерном центре носят характерные названия: «Барс» (быстрый апериодический реактор самогасящийся), «Ягуар» (ядерный гомогенный урановый апериодический реактор) и так далее. А однажды на тщательно охраняемой площадке реакторов появилась рысь – самая настоящая.
 
«Нарушительница» вела она себя спокойно, никого не боялась, что тут же вызвало панику среди солдат. А вдруг нападет на часового ночью?! О рыси немедленно сообщили научному руководителю института академику и генералу Е. И. Забабахину. Тот среагировал моментально:
- Стрелять запрещаю: зверь редкий, его беречь надо…
- А если на солдат нападет?
- Кнут найдите. Мужики в деревнях любого зверя выгоняли кнутом, разве не знаете?
 
Пока добывали в соседнем селе кнут, рысь исчезла. Ушла тем же путем, что и добралась сюда. Каким? - так никто и не узнал…
 
…и зайцы туда же
 
А вот с зайцами не церемонились – в округе их водилось множество, и досаждали они серьезно. Одна такая история «запряталась» в ироничных мемуарах семьи Павла Сергеевича Рязанова, работавшего в институте с 1957 года. Был у него огород, куда повадились зайцы-русаки ходить. «По весне высадил Павел Сергеич саженцы фруктовых деревьев всяких сортов и много кустов ягодников. А в начале зимы разнюхали черти окаянные сладкие веточки!
 
Приехал Павел Сергеич на участок обвязать лапником своих любимцев. Глядь, торчат из снега маленькие пенёчки-огрызки! Так грустно стало на душе… И проснулась тут у него страсть охотника - поставил он на заячьи тропы петли, приехал через пару дней и – удача! Сидит один в петле, околел на морозе. Привез охотник домой трофей, освежевал и преподнёс жене со словами:
- Сотвори, дорогая, жаркое в память по нашим яблоневым черенкам!..
 
Лодки на берегу
 
Места вокруг Снежинска были богатыми, радовали не только охотников. Все вокруг было покрыто ягодами: черника, земляника, морошка, брусника. Из лесу приносили их ведрами, а лишнее сдавали в детсады.
 
 
Но особое раздолье на Синаре, Сунгуле, Иткуле было для рыбаков – рассказывают, что простой удочкой за час можно было выловить по пуду рыбы. На Синаре ближе к берегу – щука, окунь, ерш, плотва; подальше – лещ, сиг, налим, очень крупный окунь. За ним и охотились. Вдоль всего берега стояли лодки – сначала простые, деревянные, на веслах; затем у горожан стали появляться довольно мощные моторы «Вихрь». Хранили их в небольших металлических ящиках около лодок.
 
Вообще, с этими моторами вышло много несуразицы. С одной стороны, горожанам не запретишь, с другой – у охраны флотилия была тихоходной. Вот и искали компромиссы…
 
Вчера, но по пять…
 
Но настоящей снежинской легендой стали раки. В Синаре их было очень много. Бытует легенда, что раков развели в уральских водоемах ссыльные декабристы. Это, конечно, не соответствует действительности – этап проходил мимо синарской глуши.
 
Как бы то ни было, раки были огромными. Самых больших называли «демидовскими». Снежинцы рассказывают, что за одну «охоту» можно было набрать большое ведро. Иногда мальчишкам, которые пропадали все лето на берегу, родители говорили:
- Не ловите так много. Надоели…
 
Символично, но на излете советской эпохи, когда исчезала некогда могущественная страна, исчезли и раки – говорят, их поразила чумка…
 
Рыбаку дело шьют
 
Рыбацких историй, естественно, город хранит множество: где-то преувеличивая, где-то иронизируя. В выходные часто уходили с ночевкой, чтобы по ранней заре раскинуть снасти. Время коротали у костра. Кстати, так просто развести костер на берегу не получалось: рыбалка – рыбалкой, а режимный порядок соблюдать необходимо.
 
Те же Рязановы вспоминали, как однажды пошли с ночевкой, развели костер, приветили других рыбаков байки рассказывать. «Хорошо, да вроде чего-то не хватает…» И тут кто-то сказал, что в прошлом году в этом месте поллитровку зарыли. «Заволновались мужики, стали землю палками тыкать. А чтоб дело сподручнее шло, один из гостей мощный фонарь зажег и светит им туда-сюда.
 
В это время рядом проплывал сторожевой катер с чекистами, которые и увидели подозрительные огни. Причалили, спрашивают:
– Кто такие? Чем занимаетесь?
– А вам какое дело? – полез на рожон один из рыбаков.
– Ах, так! Взять его! – отдал офицер приказ солдатам. Обхватил рыбак сосну и орёт на весь лес:
– Товарищи! Провокация! Свидетелями будете! Рыбаку-туристу дело шьют!..
Не помогло – погрузили на катер и увезли в отдел…
 
В.Л.
Категория: Несекретная история: Снежинск | Добавил: кузнец (24.10.2015)
Просмотров: 271 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: