Главная » Статьи » Южноуральские путевые заметки » Кыштым

Кыштым (часть первая)

Въезды-выезды

 

За свою жизнь я въезжал в Кыштым, этот старинный и удивительный город, со всех сторон. В студенческую проводницкую юность на ночном свердловском поезде переползал через старый каменный Тихомировский мост, а возвращался со стороны Кувалжихи и Липинихи. На станции поезд «выжидал время» - и почти целый час мы, усталые от рейса, с замызганными фонариками и бессонными пассажирами, курили на пустом ночном кыштымском перроне.

Приобретя автомобиль, полюбил Каслинский тракт – «запрыгивал» в Кыштым с железнодорожного моста и выныривал затем у Дальней дачи. Здесь был хороший и мягкий асфальт, и машина скользила горячим ножом по маслу.

Помню и разбитую в одно время дорогу из села Кузнецкого – главную магистраль, по которой курсирует автобус на Челябинск. Познавая новые места вдоль Увильдов, особенно в пору ремонта главной дороги, которую сегодня можно назвать сказкой, попадал в демидовский город через Тайгинку. А когда ремонтировали Каслинский тракт, вообще выполз, похоже, по объездной со стороны Слюдорудника.

 

Кыштым

В общем, въезжал в Кыштым и выезжал многократно. Да только был проездом, пока в 2016-17 годах, в канун 260-летия города, не ввязался в работу над книгой по его истории: «Прогулки по Кыштыму».  Вот тогда и прошелся: медленно, бережно и с расстановкой…

 

Все уже изведано до нас

 

«Все возвращается» - и наш мир похож на «песочные часы бытия, которые переворачиваются все снова и снова», как говорил Ф. Ницше. Оказывается, еще больше века назад, в 1912 году, Кыштым был включен в один из десяти дальних туристических маршрутов Российского общества туристов. Маршрут «М-4. Урал» представлял собой 28-дневное путешествие из Москвы через Нижний Новгород к Уфе и Златоусту; затем вдоль берегов уральских жемчужин: озер Тургояк и Увильды – в Кыштым; а потом через Екатеринбург и Пермь – обратно в Москву. Путешествие, длиною в месяц!

Дореволюционный турист с удовольствием разглядывал кыштымские достопримечательности и красоты. А потом, по возвращении, писал с грустью: «Мы, русские, имея у себя на родине столько восхитительных местностей, едем вояжировать куда-нибудь за границу, куда-нибудь в Швейцарию и прочее... Там мы приходим в неописуемый восторг от горных видов, там мы делаемся поэтами в душе, там мы оставляем массу денег… Урал же, столь богатый своими горными ландшафтами, изрезанный множеством горных речек с живописнейшими берегами, до сих пор очень редко посещается. Многие ли даже из нас, уральцев, знают свой Урал, многим ли знакомы разнообразные богатства края и его пути-дороги?..»

 

Геральдическая любовь

 

Что и век назад, внимание туристов приковывали две вершины: Сугомак и Егоза, ставшие геральдическими символами Кыштыма. Герб города работы О.И. Сониной был утвержден в 2001 году: над озерной волной стоит демидовская усадьба, а за ней - неразлучные вершины, словно сбежавшие с шекспировских страниц.

Рассказывают, что в стародавние времена, когда из-за ревности разгорелась среди башкир родовая вражда, молодой, ловкий и сильный батыр по имени Сугомак встретил в степи стройную красавицу Егозу из враждебного соседнего рода. Молодые люди полюбили друг друга. Родственники и слушать не хотели о соединении двух влюбленных. Юношу приковали цепью к тяжелой колоде, а девушку увезли в горы и спрятали там. Влюбленный Сугомак разорвал свои цепи, нашел в горах Егозу, и они стали жить вместе вдали от всех. Но видя, как все сильнее разгорается ссора, обратились к своим богам и сказали им, что готовы пожертвовать собой, чтобы вернуть башкирам мир и счастье. Боги услышали их, но взамен они превратили Сугомака и Егозу в две стоящие рядом горы.

Впрочем, есть еще одна легенда о любви Егозы и Сугомака. Влюбленная пара состязалась в конных скачках, и свободолюбивая Егоза, хотя и поддалась любимому, все-таки на длину камчи примчалась к финишу первой.  С тех пор гора Сугомак чуть-чуть, но все-таки ниже Егозы…

 

С вершины Сугомака

 

Сегодня, как и сто лет назад, побывать в Кыштыме и не подняться на вершину Сугомака считается большой ошибкой. В начале ХХ века В.А. Весновский, автор знаменитого «Путеводителя по Уралу», буквально влюбился в эту вершину, находя ее одной из самых красивых и доступных на Урале.

С вершины Сугомака

 

«С вершины горы развертывается перед взорами туриста чудная и грандиозная панорама. Горизонт открыт на 60-70 верст. На запад, насколько хватает глаз, тянутся горы. Точно разбушевавшееся безбрежное море окаменело вдруг по мановению какого-то волшебника. Здесь нет тех резких контуров, которые свойственны, например, Кавказу и которые придают ему такой дикий, грозный вид… Урал поражает своей спокойною мощью. Это убеленный сединами старец, проживший многие геологические века... Зато вид на восток – полная противоположность тому, что видно на западе. Здесь нет ни одной горы, зато масса озер, начиная с небольших и кончая целыми морями, как Увильды. Глядя с горы трудно сказать – чего здесь больше – земли или воды...»

Вот эту «разницу» ученые и называют границей уральского пенеплена – местом, где горы сходят в равнину: выветриваясь, выравниваясь, вымываясь.

 

Сугомакские волны

 

Из всех местных озер самым важным, главным для Кыштыма остается озеро Сугомак. Не слишком большое: всего под 6 квадратных километров и глубиной в четыре метра – оно на протяжении двух веков питало водой жителей Кыштыма. Человек не раз «вмешивался в судьбу» озера – как минимум, трижды строил плотины с деревянными шлюзами-запорами, укреплял берега дамбами-насыпями, рыл водоводные каналы.

Краевед Виктор Казаков рассказывает, что старые рыбаки были уверены в том, что Сугомак имеет двойное дно. «Рыбу видно простым глазом, а закинешь невод – он приходит пустым, зато позади его следа вновь играет и резвится рыба». Иногда, вдруг, среди тихого летнего дня, набегут нешуточные седые волны-барашки, вызванные озорным ветром, вырвавшимся из-за гор. В таких случаях говорили, что «Сугомак сердится».

Вообще, за Сугомаком был особый присмотр. Как вспоминали старожилы, еще во времена англичанина Лесли Уркварта в начале ХХ века озеро Сугомак охраняли конные ингуши, ездившие верхом, по двое-трое и при оружии.

- Часа два проходил их объезд. За это время мы, ребятишки, прячась в камышах, лабазах, налавливали по ведру добрых окуней…

Здесь же, в лабазах, плавучих тростниках, водились утки, журавли, цапли, а иногда даже встречались бакланы. Для рыбаков главная сугомакская добыча: линь, карась, окунь, щука, чебак. Был еще язь, да перевелся…

Озеро Сугомак

 

Памятник на острове

 

Знаменит Сугомак и своими островами, которых восемь. В засушливую пору некоторые из них «прирастали» к берегу, становились полуостровами, мысами – как самый большой мыс: Туманный. Названия островов говорили сами за себя: Рыбачий, Малиновый, Утиный, Охотничий, Березовый.

Кстати, на Березовом острове есть обелиск в память похороненных здесь жертвах гражданской войны. Рассказывают, что в 1918 году белочехи расстреляли здесь красных мадьяр, бывших пленных Первой мировой войны, воевавших в рядах Красной Армии. Спустя полвека сюда приезжали из Венгрии родственники погибших солдат…

 

Марьины слезы…

 

У подошвы Сугомака находится просторная Марьина поляна и Марьин ключ, воспетый в сказах Юрия Гребенькова. Писатель рассказывал, что когда-то на берегах Сугомака у заводовладельца Григория Зотова была пара охотничьих избушек, где он содержал понравившихся молодых невольниц. У одной из них был суженый Ефим, кузнец, которого Зотов приказал утопить в Сугомаке. Погибая, тот успел крикнуть: «Прощай, Марьюшка!». Его Марья, прибежавшая вслед за возлюбленным к Голой сопке, услышала прощальный крик и бросилась в ночные воды Сугомака: «Я с тобой, Ефимушка!» А на месте зотовской заимки пробил себе путь живительный родник из чистейших девичьих слез…

Это место – одно из самых любимых среди жителей города, а родник – особо почитаем и охраняем. Кстати, именно здесь, 12 июня, в День России, здесь собирается фестиваль «Русский хоровод», на который съезжаются тысячи зрителей и артистов со всего Урала.

Родник Марьины слезы

 

…и мраморные своды

 

Гора Сугомак – «гора с секретом»: здесь находится редкая для Урала мраморная пещера. Как поясняют геологи, миллионы лет назад вулканическая магма соприкоснулась здесь с известняками и превратила их в белый мрамор. Затем за дело принялась вода и выработала в массиве полосчатых палеозойских мраморов три грота в двух этажах. Общая длина ходов и гротов пещеры составляет 123 метра, а глубина - 9 метров.

Сугомакскую пещеру подробно описывал тот же В.А. Весновский в своем путеводителе. «Перед входом в нее – глубокая яма, со дна которой с юго-восточной стороны возвышается высокая черная скала, вся испещренная надписями туристов. Сыростью и холодом веет из пещеры...» Первый грот небольшой, из него идет узкий длинный коридор, который заканчивается большим залом с потолком в виде купола. «Изломы и сдвиги камней настолько красивы и оригинальны, что служат как бы украшениями этого подземного зала, в котором может поместиться не одна сотня человек».

Сразу же чувствуется особенность пещеры - существенные перепады температур. В первом гроте всегда пронизывающий холод, зато во втором тепло и уютно. Из большого зала открывается узкий коридор, ведущий вниз и заканчивающийся отвесным 8-метровым обрывом. Там расположен третий грот, который называют колодцем. Чтобы спуститься на дно, где сверкает подземное озеро, сегодня необходимо специальное снаряжение. Хотя до революции, как рассказывал В.А. Весновский, «спуск на дно грота совершался при помощи двух поставленных вертикально сосен с сучьями, а через озерко в 1901 году был сооружен мостик, за которым есть небольшая площадка. Дальше никакого хода нет...»

Сугомакская пещера

 

Пещера слухами полна

 

Сугомакская пещера, которая долгое время считалась самой длинной пещерой в мраморе на Урале (пока в Кизильском районе не открыли пещеру Сальникова длиной 132 метра), естественно, обросла легендами и мистикой. Среди ее секретов - странные полые конструкции подо льдом, или тайные письмена на неизвестном языке, напоминающем арабскую вязь. Еще с XIX века существует легенда, что в этой пещере собирались старообрядцы, а подземными ходами можно было добраться до Каслей или, как минимум, до усадьбы Демидовых в Кыштыме.

Во времена уже не столь ранние человек неоднократно «вмешивался» в историю Сугомакской пещеры. Рассказывают, что в 1970 году на слете российских туристов на Сугомаке в составе гостей оказался художник, который на отвесной южной стороне пещеры вырубил барельеф Ленина – как раз к 100-летию его рождения. В 1990-е годы, когда началась история с таинственным карликом, прозванным «кыштымским Алешенькой», Сугомакская пещера сразу стала «пристанищем гуманоидов», которые бродили по подземным ходам целыми ватагами, выныривая на божий свет, подобно доисторической «чуди белоглазой», в самых неожиданных местах...

 

Перекресток дорог

 

Исследователь и краевед В.М. Свистунов отмечал удивительную историко-географическую особенность здешних мест. Это места водораздела, откуда реки уходят как на запад, так и на восток; к тому же в Каслинском Урале высота водораздела ниже - а значит, это самые удобные места для «перевалки через Камень», для караванных путей.

«Эти места были привлекательны тем, что через Каслинско-Иртяшскую систему озер пролегал древнейший путь из Азии в Европу, - пишет В.М. Свистунов. - Эта древняя дорога позволяла во все времена вывозить как готовый металл, так и изделия из него, на большие расстояния и в больших количествах. Путь этот в разные эпохи имел разное значение. Были исторические периоды, когда движение по нему было интенсивным, но были и периоды, когда оно замирало».

К концу XVII века древний путь оформился в Старую Казанскую дорогу. При этом, название Казанская дорога, как отмечает историк Г.Х. Самигулов, относилось не к одной дороге, а к целой сети дорог, соединявших европейскую часть с Зауральем и Средней Азией. В этой сети путей были свои узловые точки, и одна из них как раз приходилась на озерный кыштымский и каслинский край.

Карта ямских дорог (Г.Х. Самигулов)

 

«На бывшей дороге яму...»

 

К моменту основания Н.Н. Демидовым Кыштымских заводов, здешние земли совсем не являлись глухим медвежьим углом - необходимая логистика уже существовала. На карте Степана Костромина 1759 года была показана дорога, идущая с запада на восток через верховья рек Суроям и Уфа и через Кыштымский завод. В районе озера Улагач была развилка, подобно Т-образному перекрестку – одна дорога уходила на юг, к Челябинской крепости, а другая на север, к Екатеринбургу.

Как пишет Г.Х. Самигулов, отрезок западнее Кыштымского завода был подписан: «Дорога в город Уфу». Там же обозначены почтовые станции – «ямы». То есть через кыштымские земли проходила не просто дорога, а «ямская дорога» - большой почтовый тракт. «Вдоль тракта стояли почтовые станции, или ямы, где почтальон, или курьер мог передохнуть, сменить лошадей. По возможности, ямы размещали в населенных пунктах, расположенных у дороги. Иногда оказывалось, что на длинном отрезке пути не было никаких постоянных поселений. В таком случае организовывали почтовые ямы на расстоянии 20–30 верст друг от друга».

Из архивных документов следует еще один важный вывод: «почтовые ямы обслуживали башкиры – это была одна из повинностей, неосновных налогов, которые несло местное население». Они и называли ямы-станции - согласно своим вековым традициям...

 

Тихое зимовье

 

Название места – Кыштым – до сих пор читается неоднозначно. Одни исследователи отмечают, что этимология этого слова восходит к VII веку и впервые встречается в Южной Сибири, в Саянах: оно было написано на одной из скал у реки Кемчик в верховьях Енисея. В XVIII веке ученый и исследователь Г. Ф. Миллер в своей книге «История Сибири» писал, что «кыштымами по-татарски назывались такие народы, которые обязаны другому народу покорностью и платежом дани».

Вот только жители Кыштыма и по сей день не приемлют «южно-сибирских топонимических изысканий» и тем более не принимают «данников» на свой счет. Гораздо более привлекательной и более достоверной является версия, что топоним восходит к башкирскому слову «кышкы» – зимний. Иногда это слово переводят, как «место, где тихая зима».

Есть и слово «кыштау», которое в говорах восточного диалекта башкирского языка также означает «зимовье», иногда – «деревня». Этим словом могли быть названы и местность, и речка, где располагались в прошлом зимние стоянки. Именно в таком «зимнем варианте» и прижился топоним Кыштым, а затем в перевод слова вкралось романтическое прилагательное. В итоге появилось поэтичное толкование: «тихое зимовье», которое закрепил за собой не только город, но и кыштымское общество краеведов…

Кыштым зимой

В.Л.

Читать дальше: Кыштым (часть вторая)

 

Категория: Кыштым | Добавил: кузнец (15.05.2018)
Просмотров: 219 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: