Главная » Статьи » Человек из банка

МИХАИЛ БРАТИШКИН - (2)

ПОСПЕШАЙ МЕДЛЕННО

При всех разноречивых оценках, где явно аховыми определениями являются «смутные» и «лихие», именно начало 1990-х годов сегодня многие предприниматели и банкиры называют самым интересным временем и готовы вслед за Ф.И. Тютчевым повторить:

Блажен,кто посетил сей мир
В его минуты роковые…

 Несмотря на весь трагизм пост-советской государственности, страна жила обновлением. В «Челиндбанке» вспоминают, что в то время чуть ли не каждый день появлялись новые инструкции, правила – «большие и маленькие» - менялись, и чтобы успеть за ними, приходилось полностью мобилизовать силы.

 В самом начале 1990-х годов банки росли как грибы. Финансовый институт можно было создать элементарно, сделать это мог практически каждый, благодаря символическим требованиям к размеру минимального капитала. Другой разговор, что от количества к качеству – путь все же не близкий, и одного желания быть банкиром мало…

 В том, что за два десятилетия «имена региональных банков» поредеют – например, до 11 в 2009 году, - нет ничего удивительного…

 В пореформенные рыночные времена Михаил Братишкин входил, сообразуясь с восточной мудростью: «поспешай медленно». За плечами – огромный опыт жизни и знание людей, умение читать между строк и слышать то, что не произносят вслух. Таких людей на мякине не проведешь, не взбудоражишь какой-либо авантюрой и красивыми посылами.

 «Стиль» банка он определит сразу же: консервативный подход к бизнесу, огромная ответственность перед акционерами, клиентами и партнерами, равноудаленность от всех политических течений.

- Мы сохранили все хорошее, что банк имел до преобразования из государственного в коммерческий: коллектив, клиентскую базу, - говорит Михаил Иванович в одном из редких интервью. – А в качестве основной стратегии – планомерное развитие, отвечающее интересам экономики региона.

 Кстати, о «плановом отделе». Рыночная стихия, разметавшая прежнее советское плановое хозяйство, вместе с водой выплеснула из купели и ребенка. При всей своей неповоротливости, плановая экономика все же давала «эффект предсказуемости» и помогала мобилизовать ресурсы на решение стратегических задач. Об этой утраченной черте, к слову, говорил М.С. Зотов, когда предлагал систему макрорегиональных финансовых центров, в том числе и в Уральском округе.

 Консервативным будет и подход к организации управления банком.

Люди, основавшие "Челиндбанк": З.И. Кошалко, Т.П. Косовская, Л.Н. Литвиненко, М.И. Братишкин, Л.Н. Байль, В.М. Андрющенко, В.В. Клепикова

- С момента образования «Челиндбанка» руководство текущей деятельностью банка осуществляется сплоченной командой менеджеров, одновременно являющихся его основными акционерами, - говорит М.И. Братишкин. - Это люди, которые стояли у истоков создания банка, и во многом благодаря им «Челиндбанк» сегодня стабильно, динамично развивается. Они же стали инициаторами поэтапного внедрения в банке современной системы корпоративного управления.

 «Менеджеры-акционеры» - собственники банка – не давали покоя многим любопытным журналистам и аналитикам, которые, в конце концов, окрестили «Челиндбанк» как банк с «самой запутанной схемой участия семейных кланов и оффшорных фирм». Одной из причин такого «прочтения» стала первая продажа на сторону, внешним инвесторам, небольшого пакета акций в 2007 году. И это на семнадцатом году жизни банка, в то время как другие спешили продаться в оффшоры, едва вылупившись из яйца.

 Стоит думать, что главу «Челиндбанка» такое восприятие удивило, если ему пришлось давать комментарий на этот счет:

 - Действительно, летом 2007 года впервые в истории банка состоялась частичная продажа акций внешним инвесторам. Для банка, как и для любой другой компании, выход акций на открытый рынок является положительным фактом: во-первых, создается возможность оценки рыночной стоимости акций; во-вторых, банк становится более открытым для инвестиций и привлечения кредитных ресурсов; в-третьих, это стимулирует дальнейшее развитие бизнеса. Продажа акций не оказала влияния на управляемость банка, поскольку доля инвестиционных фондов в структуре уставного капитала банка составляет около 14 процентов. Что же касается «управляемости банка», то эффективность выбранной модели менеджеров-акционеров была ясно доказана десятилетием раньше…

Первая международная награда "Челиндбанка" - Euromarket Award. 1994 г., Брюссель

Еще одним изначально ключевым принципом работы «Челиндбанка» М.И. Братишкин назвал «неучастие в политике» - красиво, верно и идеально. Другой разговор, что подобной банковской позиции мало кто верит – в обывательском мышлении прочно закрепились стереотипные установки: либо банки имеют «карманные партии», либо партии финансируются «карманными банками». Идеология и финансы переплетаются, подобно древним кельтским узорам, и становятся излюбленной темой в политической конспирологии.

 «Человек – существо общественное», - писал когда-то Аристотель, предваряя знаменитый тезис о том, что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Рыночные либеральные реформы, заточенные, прежде всего, под предпринимательский индивидуализм, очень скоро дали понять, что «один в поле – не воин», что для достижения, в том числе и частной цели требуется консолидация действий, требуются организационные рычаги и лоббистские структуры.

 Одним из таких рычагов, безусловно, в начале 1990-х годов был Союз промышленников и предпринимателей, возглавляемый Аркадием Вольским. В Челябинской области отделение СПП, много лет возглавляемое В.Ф. Рашниковым, появилось в январе 1993 года. В первый состав правления СПП вошел и Михаил Братишкин. Именно в этой общественной организации – а не политической партии, к слову, - были прорисованы первые ключевые черты региональной экономической политики и высказаны базовые претензии к половинчатому, противоречивому законодательству.

 МЕТЕЛЬ АВГУСТА

 Пореформенное время оказалось настолько стремительным, что законодательство попросту не успевало следовать за переменами, которые диктовала жизнь. Михаил Иванович, которому в начале 1990-х годов было уже под семьдесят, предполагал, что обвал прежней партийной системы скажется крайне негативно на банковской сфере, - но не предполагал, что до такой степени. В годы путча, развала страны, разрушения основ экономики, банкам только чудом удавалось выполнять обязательства перед клиентами. 

Следом шли один за другим потрясения в реальном секторе экономики. «Челиндбанк», учредителями которого являлись крупнейшие предприятия области, очень скоро почувствовал на себе все «прелести» захлестнувшего страну рынка – в виде приватизации, бартера, обналичивания средств. «Проблемы клиента неизбежно становятся проблемами банка» - эта теорема доказывалась столько раз, что стала аксиомой…  

Но главное испытание выпадет на 1998 год.  

Август 1998 года отпечатается в памяти надолго. Вообще, еще с мая в воздухе витало странное ощущение. С одной стороны, неудержимая инфляция, рост цен и процентных ставок (депозитных и кредитных); с другой – раздувание рынка государственных ценных бумаг, допуск на него всех, кто пожелает; спад производства; дефицит товаров для народа и т.д. Все это не говорило о стабильности. И вот 17 августа пламя занялось.  

Если вкратце обобщить впечатления и воспоминания южноуральцев, то в тот день на прилавках магазинов творилось что-то невообразимое – продавцы не успевали менять ценники; даже в течение одного дня цена менялась трижды – вслед за скачущим долларом. Разом рухнули многие договора и соглашения. При сохраненных обязательствах сторон, реальная стоимость договоров упала в четыре раза. Во столько же обесценились вклады населения. Банки разве что штурмом не брали. Выстроились огромные наэлектризованные очереди у закрытых дверей. Обвал финансовой системы оказался настолько стремительным, что не дал никому опомниться…  

- Общая ситуация была шоковой, абсолютно неуправляемой и непредсказуемой, - вспоминает Михаил Иванович. - Банки, и большие и маленькие, боролись за выживание. Никто не давал ни рекомендаций, ни советов. Весь коллектив жил одной целью: сохранить банк. Руководство практически круглосуточно находилось в банке. Мы встречались с вкладчиками, рассказывали о мерах, предпринимаемых банком, просили не паниковать и не забирать деньги. На пике кризиса, когда у банка возник дефицит наличности, я лично обзвонил почти всех крупных клиентов — просил по возможности досрочно вернуть хоть какую-то часть кредитов. Многие нам тогда помогли.  

Оперативная поддержка клиентов позволила банку пережить наиболее сложный период. Как когда-то, благодаря поддержке банка, многим из этих клиентов удалось сохранить предприятия. Услышать друг друга, когда в панике никто никого слышать не хочет, - для этого требовалась воля. Много позднее губернатор Челябинской области Петр Иванович Сумин, с которым у Михаила Братишкина сложились теплые и дружеские отношения еще с горисполкомовских времен, вспоминал: 

 - В 1998 году, в августовский дефолт, когда полетела банковская система, а большинство столичных банков разорилось, наши остались на плаву. Мы выжили только потому, что согласовали свои действия; именно согласованность и профессионализм стали в те дни решающими…  

К слову, в тот злополучный год «Челиндбанк» занял четвертое место среди банков России по своей надежности…

 

Встреча с губернатором Челябинской области П.И. Суминым, 2009 г.

ДВИЖЕНИЕ ПО СПИРАЛИ

 Жизнь богата на испытания: в этом ее неповторимая особенность. При чем – ежедневная. От работы никуда не денешься, и от принятия решений – тоже. Зачастую приходится возвращаться к тому, что уже есть, и переиначивать согласно новым условиям – таково классическое развитие жизни и движение по спирали…  

Даже беглого взгляда на летопись «Челинбанка» (она размещена на официальном сайте, что, кстати, не часто бывает) достаточно, чтобы почувствовать «великолепный ворох дел», который становится частью жизни. Например, в 1990-х годах началось активное «встраивание» банка в международную финансовую систему и соответствующие стандарты. Первые пять лет вообще ушли на то, чтобы открыть валютные корреспондентские счета – сначала в Международном Московском банке, а затем в зарубежных финансовых учреждениях. Кстати, на Новый 1992 год «Челиндбанк» сделал челябинцам подарок, открыв свой первый обменный пункт.  

С валютными операциями будет крайне непросто – причем, со своей же «рублевой стороны». К примеру, в 1991 году был образован Валютный фонд Челябинской области, а право покупать часть валютной выручки предоставлялось «Челиндбанку», для чего был открыт текущий балансовый счет администрации области. Невнятная политика фонда: куда и когда перечислять средства – стоила Михаилу Ивановичу немалых сил и нервов, что он в итоге на требование «предоставить детальный анализ движения валютных средств» ответил жестко: мол, вы «командуете» деньгами – вы и разбирайтесь… 

Следом за операциями с валютой шло подключение к финансовым расчетным системам Свифт, Спринт, Рейтер. Начиналась работа с системой банковских карт «Золотая корона» (1994) и платежной системой «Виза» (1997). К слову, первые два банкомата «Челиндбанка» появились в апреле 1996 года. Также ежегодно велась работа по получению тех или иных лицензий: на совершение операций с драгоценными металлами, на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, брокерской и дилерской деятельности.  

Одновременно и достаточно напряженно шло строительство главных зданий «Челиндбанка». Если первое здание, что на улице Карла Маркса, удалось ввести в строй в 1992 году, используя задел еще советских лет, то второе – на улице Красной – было достроено лишь спустя пять лет, в 1997 году.

Стремительно начавшийся новый век тоже не давал расслабиться. «Челиндбанк» открывал его тем, что вошел в систему международных денежных переводов Western Union. Затем будут лицензии ФАПСИ на обслуживание шифровальных средств для защиты информации и электронного документооборота. В 2004 году «Челиндбанк» признают одним из ведущих региональных игроков в сфере торгового финансирования. Он первым из южноуральских банков получит международный долгосрочный рейтинг. Наконец, в 2011 году «Челиндбанк» станет единственным среди банков Южного Урала, имеющим право выступать поручителем за другие банки по кредитам перед Банком России.

 

На 20-летии Ассоциации региональных банков России, 2010 г. Слева - А.В. Мурычев, Председатель Совета Ассоциации, справа - А.Г. Аксаков, Президент Ассоциации

ПРИРАСТАТЬ РЕГИОНАМИ

 Бурное становление российских банков в конце прошлого века сменилось ровным и более осмысленным поступательным движением в веке новом. «Тучные годы» и вправду позволили «накопить жирок», отрегулировать механизмы межбанковского взаимодействия, ввести стандарты качества, упорядочить отношения с клиентами и органами власти.  

- Нашей банковской системе всего-то двадцать лет, - говорит Михаил Иванович. - По сравнению с финансовыми институтами развитых стран российские банки еще не вышли из детского возраста. Им нужно время, чтобы подрасти, крепко встать на ноги. Поэтому от взвешенной государственной политики в банковской сфере много что зависит.  

Глава «Челиндбанка» так же, как и легендарный М.С. Зотов считает, что банковская система должна развиваться постепенно, без резких рывков и вместе с тем без излишней государственной «зарегулированности» - хотя, постоянный надзор и жесткие требования к деятельности держат банки в тонусе. Но в первом десятилетии нового века все же разгорелся принципиальный спор относительно повышенных требований к величине минимального банковского капитала. Понимая, что нужно повышать устойчивость и капитализацию банковской системы в целом, М.И. Братишкин тем не менее высказался против того, чтобы запредельно повышать нижнюю планку.  

«Введение повышенных требований к минимальному капиталу еще больше осложнит жизнь многим банкам. И не факт, что это сделает нашу банковскую систему более устойчивой и эффективной, а кредиты и финансовые услуги - более доступными. На деле российская банковская система, проходя через кризисы, естественным путем очищается от ненадежных банков. Те же банки, которые остаются на рынке, с каждым кризисом приобретают бесценный опыт и хороший иммунитет. Среди них и небольшие региональные частные банки, которых так настойчиво пытаются принести в жертву реформированию банковского сектора, объявив их нежизнеспособными. На самом деле они очень живучие, только не нужно перекрывать им кислород…»  

У него, выходца из огромной единой советской финансовой системы, сложилась своя особая любовь к этим «живучим регионалам»

 - Тех капиталов, которыми располагают небольшие банки, вполне достаточно для ведения нормального бизнеса, обслуживания клиентов, проведения платежей, - поясняет Михаил Иванович. – Да и работают небольшие банки, в основном, с клиентами, которые крупным финансовым организациям неинтересны. Они хорошо знают своего заемщика, понимают его потребности. В итоге клиенты получают индивидуальный, более гибкий, нежели во многих крупных банках, подход. Поэтому я считаю, что эффективно работающие малые банки следует всячески поддерживать и развивать. От этого выиграет и местное население, и местный бизнес, и, в конечном счете, наша банковская система. 

К слову, именно на региональные банки чаще всего опирается местная власть – в реализации своих региональных проектов. Поэтому не вызывает удивления, что тот же «Челиндбанк» стал на территории Челябинской области главным финансовым участником в реализации национального проекта «Доступное и комфортное жилье» и разработчиком первых программ ипотечного кредитования. Естественно, не было смысла «уклоняться» и от местных социальных, благотворительных проектов – ибо «мы здесь живем, и все, что вокруг нас, нам не безразлично…»

 * * *

Странное дело, но Михаил Иванович Братишкин совершенно остался «за кадром» средств массовой информации, предпочитая оставаться человеком непубличным. Что-либо «накопать» на него в сети интернет или выудить из газетных подшивок практически невозможно. Впервые свою автобиографию он «выставил на всеобщее обозрение» лишь в 1982 году, когда выбирался в совет народных депутатов. И сегодня редкие журналисты, которым удается прийти на интервью, получают ответы только «по делу».   

Банковское дело, собственно, и заняло максимальный объем его личной жизни. Михаил Иванович как-то сказал, что работа в банке – интереснейшее занятие; это своего рода передовая линия экономики страны: постоянно чувствуешь себя причастным ко всем переменам и преобразованиям, происходящим в стране и регионе. «Челиндбанк», естественно, он называет главным итогом своего профессионального пути и не представляет себя вне его стен. «Это же не просто место моей работы, это – моя жизнь».  

Как-то Михаила Ивановича спросили, что он считает главным в банковском бизнесе?

- Может быть, вы решите, что я старомоден. Но для меня на первом месте всегда находились человеческие отношения: с сотрудниками, заемщиками, вкладчиками, клиентами. Передовые технологии, современный офис и скорость обслуживания - все это, бесспорно, важно для динамичного развития любого банка. Но человек все-таки дороже…  

«Все великие истины слишком значительны, чтобы быть новыми», - писал в свое время Альбер Камю. Вот и сейчас, под занавес очерка, это старое суждение человека о человеке лучше оставить нетронутым…

 

Здание "Челиндбанка" на улице Красной

читать очерк о Вячеславе Назарце


Категория: Человек из банка | Добавил: кузнец (08.11.2013)
Просмотров: 1072 | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: