Главная » Статьи » Человек из банка

МИХАИЛ БРАТИШКИН - (1)

*   *   *

…Однажды от ветеранов банковской сферы Челябинской области довелось услышать примечательное сопоставление: если с кем из деятелей прошлого сравнивать Михаила Ивановича Братишкина, бессменного руководителя «Челиндбанка», то лучше и правильнее всего – с Иваном Ивановичем Неплюевым, знаменитым устроителем уральского края, первым Оренбургским губернатором, выходцем из петровской эпохи. Ровный, немногословный, сделавший государственные задачи частью своей личной жизни, подчинивший эмоции твердой логике жизнеустройства и здравому смыслу, он за короткое время без каких-либо потрясений заложил основу социально-экономического развития Южного Урала.  

У Михаила Ивановича Братишкина есть созвучная Неплюеву черта характера: способность сочетать разумный риск с консервативным подходом, просчитывая действия на два шага вперед. Один из старейших банкиров России, человек немногословный и непубличный, но знавший многих и связанный со многими на разных уровнях руководства страны, Братишкин осуществит на рубеже 1990-х годов сложнейших переход к современной банковской системе на Южном Урале. Какого бы регионального южноуральского банка мы не коснулись, при всех конкурентных отношениях их руководителей, авторитет М.И. Братишкина будет непререкаем.  

А мы об этом уникальном человеке почти ничего не знаем…

Михаил Иванович Братишкин

ЗЕМЛЯ И НЕБО

Он родился 10 ноября 1924 года – на ростовских просторах, в Сальских степях, на небольшой, но шумной станции Тихорецко-Царицынской дороги. Станция называлась Зимовники – благодаря многочисленным зимним стойбищам домашнего скота, который после ярмарок грузился в вагоны и отправлялся по всему Тихому Дону. Село при станции было достаточно большим – даже по донским меркам: в три с половиной сотни дворов, тремя церквами, церковно-приходской школой и даже балаганом, в котором показывали кино…  

Вот только возможности посещать балаган практически не было. «Родители мои по происхождению крестьяне-бедняки, - писал в автобиографии Михаил Братишкин в 1964 году. – Отец до Октябрьской революции работал батраком у кулаков, участвовал в гражданской войне».  

Когда стихли дым и боль Тихого Дона, отец сменил множество работ, пытаясь прокормить семью, пока не перебрался в Краснодарский край, в станицу Ново-Покровскую, где возглавил райторготдел. Отсюда и уйдет на фронт. Больше Михаил его не увидит… 

М.И. Братишкин, курсант летной школы, 1942 г.

Вчерашний школьник, Михаил Братишкин в Ново-Покровской не останется. Ему было 17 лет, когда он подал заявление на фронт.  

Сегодня трудно представить, что человек, посвятивший всю жизнь банковскому делу, когда-то выбрал небо и самолеты – военную авиатехническую школу в Астрахани. Сначала был механиком в штурмовом авиаполку, затем после курсов – пилотом 9-ой отдельной гвардейской авиаэскадрильи, которая сопровождала корабли Черноморского флота. В 1946 году демобилизовался по состоянию здоровья – после ранения…

  КОНТОРА В ВИЛЬНО

 Как рассказывает Михаил Иванович, в банковскую отрасль он пришел «случайно»:

- После демобилизации из армии в 1946 году, по сложившимся обстоятельствам, я с семьей оказался в Вильнюсе. Нужно было срочно искать работу. Я шел по центральной улице Вильнюса – проспекту Гедиминаса – и заходил во все министерства подряд. Вакансий нигде не было. Последним местом, куда я заглянул, оказалось здание Литовской республиканской конторы Госбанка СССР. В отделе кадров сказали, что есть место инкассатора. Я заполнил анкету и приготовился ждать ответ – в послевоенные годы всех и вся тщательно проверяли на благонадежность. К моему удивлению, ждать долго не пришлось — уже через несколько дней посыльный принес извещение о том, что я принят на должность инкассатора…  

Впрочем, не так уж и случайно. Его отцу до ухода на фронт тоже приходилось исполнять инкассаторские обязанности…  

Послевоенный Вильнюс оставлял гнетущее впечатление. Половина домов либо сгорела, либо была разрушена. Рассказывают, что чудом уцелел деревянный кинотеатр «Гелиос», который торчал словно привидение. Как писал Томас Венцлова, население тоже было невелико: евреи почти все погибли, поляки постепенно уезжали в Польшу. Правда, появилось много русских – «чиновников, оккупационных офицеров с красивыми дочками…»

 Это «взаимно непримиримое отношение» до предела натянет струной вильнюсскую жизнь - город был бандитским и опасным; часто вспыхивали дикие драки, главным образом при сведении национальных счетов. Под такой «шумок» грабежи были делом естественным.

  

М.И. Братишкин (за водителем), инкассатор 2 разряда. Вильнюс, 1947 г.

Михаил Братишкин об этом инкассаторском риске, который и в мирное-то время весьма велик, ничего не рассказывал. Додумывать не будем. Отметим, что время и работа учили, прежде всего, осторожности – она, собственно, и определяла дальнейшие, уже профессиональные навыки. К слову, эта черта характера скажется и в управлении «Челиндбанком», что многие финансовые аналитики в годовых отчетах даже будут упрекать Братишкина в излишнем консерватизме, в «осторожно-медленном» стиле руководства…

 Литовский этап его жизни составит более десятилетия, наполненного работой и учебой. Так, в Вильнюсе Михаил Братишкин окончит Всесоюзный заочный финансовый институт (1954), после чего возглавит одно из районных отделений Госбанка.

К середине 1950-х годов начнется серьезная смена акцентов в отношениях между союзным центром и национальными республиками – на ответственные посты в большинство крупных учреждений республик стали назначать местные кадры. Госбанк в Литве не мог быть исключением. Братишкину пришлось заняться поиском нового места работы.

Из Вильнюса сначала путь лежал в Липецк, где ему в 1957 году предложили должность управляющего городским отделением. Затем, в 1961 году, он был назначен заместителем управляющего Липецкой областной конторой Госбанка. Все изменит 1964 год - приказом по государственному банку СССР от 13 февраля Михаил Иванович Братишкин будет назначен управляющим Челябинской областной конторой Госбанка…

 ЧЕЛЯБИНСКИЙ РАЗБЕГ

  Назначение в Челябинск будет не просто судьбоносным. Прикипеть к городу на полвека – значит стать его коренным жителем.

 Челябинск середины 1960-х годов встретил нового управляющего областной конторой Госбанка СССР веселым производственным гудением и настоящим строительным бумом. Эпоха «двух Леонидов» - Ильичева и Лукашевича – разворачивалась на его глазах. Так, только в 1960-е годы в Челябинске было возведено почти два миллиона квадратных метров жилья, выстроены публичная библиотека, один из лучших в Европе вокзалов, дворец спорта «Юность», первый на Урале бассейн мирового класса «Электрометаллург». В 1967 году был принят генеральный план развития города, в котором был предусмотрен «экологически чистый» район на северо-западе. Следом появятся первые подземные переходы, кинотеатр «Урал» и универмаг «Торговый центр», гостиница «Малахит» и театр кукол.

 А главное – Челябинск становился мощным индустриальным центром, задавая аккордный тон развития всей области. Челябинская областная контора Госбанка СССР, по определению, не могла быть посторонней в этом оркестре…

М.И. Братишкин, 1964 г.

И не была – достаточно взглянуть на партийные характеристики Михаила Братишкина, которые кажутся стандартными и сухими, но на самом деле скрывают немало интересного. К примеру, в характеристике на М.И. Братишкина 1978 года встречаем совершенно «несоветскую» терминологию, которая присуща нынешнему предпринимательскому сообществу: «Тов. Братишкин проявляет постоянную заботу о внедрении передовых методов управления в аппарате конторы Госбанка. Лично им разработана и в настоящее время действует в коллективах учреждений Госбанка области система управления качеством труда, что явилось серьезным стимулом повышения действенности социалистического соревнования и достижения новых успехов в труде в десятой пятилетке».

Откуда в конце 70-х годов в банковском учреждении взялась «система управления качеством»? Она находилась в «русле» работы предприятий всех отраслей хозяйства по повышению качества выпускаемой продукции и присвоения отдельным товарам «Знака качества». Их было не много, как и предприятий, которые такие товары выпускали.

Через десять лет, уже в другой характеристике, будет отмечено, что Челябинская областная контора Госбанка не раз займет призовые места во всесоюзном социалистическом соревновании, а опыт ее работы будет рекомендован для внедрения во всей системе Госбанка СССР. Можно сколь угодно долго иронизировать над «социалистическим соревнованием». Но любой турнир – это конкуренция по определению…

 КРЕДИТ НА МОДЕРНИЗАЦИЮ

  В характеристиках надлежащее место займет и «кредитная история». «Продуманно используя кредитные ресурсы, - отмечалось в партийной характеристике 1988 года, - областная контора Госбанка, руководимая тов. Братишкиным М.И., активно содействовала техническому перевооружению промышленности и транспорта, развитию материально-технической базы сельского хозяйства, перерабатывающих отраслей, легкой и местной промышленности, развитию государственной и кооперативной торговли».

Вообще, решающее значение в характере отраслевых кредитных отношений сыграло постановление ЦК КПСС и Совмина СССР от 4 октября 1965 года «О совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства». Постановление наконец-то ликвидировало «кредитные барьеры» предприятиям, не имеющим сезонного характера производства, под которое всегда резервировались средства. Теперь любое предприятие или организация могли подать заявку на кредит, чтобы обновить производственные фонды. Правда, было и главное условие – долевое участие. Говоря условно, на каждый рубль заемных средств предполагался рубль из оборотных средств предприятия.

 Постановление словно открыло шлюзы для великой модернизации 1970-х годов. По всей Челябинской области этой возможностью воспользовались сотни предприятий. Благодаря «перекрестному субсидированию»: от банков, от государства и за свой счет – была проведена, к примеру, легендарная реконструкция Челябинского тракторного завода, ставшая всесоюзной молодежной комсомольской стройкой. Именно за успешную работу в области планирования, кредитования и финансирования народного хозяйства в 1966 году М.И. Братишкин будет награжден орденом «Знак почета». Еще через пять лет – орденом Трудового Красного Знамени. Наконец, по итогам девятой пятилетки в 1976 году банковская деятельность М.И. Братишкина будет отмечена орденом Октябрьской революции.

В свете современных многочисленных разговоров о модернизации экономики, промышленных предприятий придется сказать, повториться – все это уже было, и на достаточно хорошем, толковом уровне. Обновление производственных фондов всегда завязано на кредитные линии. Эти финансовые истины 40-летний Михаил Братишкин и «проработал» еще в середине 1970-х годов.

 «После принятия постановлений правительства об улучшении порядка кредитования и расчетов произошло расширение кредитных связей с промышленностью, - писал он в 1975 году в журнале «Деньги и кредит». - Госбанк СССР стал предоставлять предприятиям кредиты на расходы, связанные с подготовкой новых производств и освоением новых видов продукции. В 1970-е годы 42 предприятия получили таких кредитов на общую сумму 49 млн. рублей. Были запущены в производство около 400 новых машин, приборов и инструментов, освоен выпуск 10 новых марок стали и сплавов, экономичных профилей проката, внедрены сотни новых технологических процессов…»

 Перечислять можно много – методика модернизационных процессов от этого не изменится…

 К слову, в партийной характеристике 1988 года было замечено, что «тов. Братишкину присуще чувство нового и передового; в частности, им выдвинута и претворяется в жизнь идея создания в Челябинске инновационного банка». Что являлось основой этой модели банка история и характеристика умалчивают. Но новаторский подход Михаила Ивановича всецело воплотился в направлениях работы «Челиндбанка»…

 

Поздравление от М.С. Зотова, Управляющего Российской республиканской конторой Госбанка СССР

БАНКОВСКИЙ СЛУЖАЩИЙ

 В том же журнале «Деньги и кредит», но уже десятилетие спустя, Михаил Иванович позволит себе в цифрах описать свою «банковскую епархию»: «В середине 1980-х годов Челябинская областная контора Госбанка СССР входила в десятку лучших контор Российской Федерации. В 1984 году она включала Городское управление, 40 отделений Госбанка СССР и вычислительный центр. Областная контора работала более чем с 5,5 тыс. производственных объединений и предприятий, строительных организаций, колхозов, совхозов, предприятий бытового обслуживания, бюджетных учреждений, которым было открыто более 40 тыс. расчетных, бюджетных, ссудных и других счетов. Ежедневно в учреждениях конторы совершалось более 100 тыс. операций…»

 Вот только «победных реляций» уже не получалось – и не в силу перестроечной моды критиковать все и всех. Приходилось признавать, что «качественные характеристики банковского сектора региона оставались прежними», что командно-административная система управления экономикой подминала под себя инициативу, в том числе и в банковских технологиях и задачах.

 Впрочем, новые задачи появляются лишь тогда, когда на них есть «заказ времени». Советская банковская система отличается от современной, к примеру, ровно так же, как прежний советский арбитраж от нынешнего арбитражного суда. Совершенно иные функции! Сегодня уже трудно представить, что советские банковские конторы занимались контролем «всего процесса производства обслуживаемых предприятий и организаций, наблюдая за правильностью накопления и расходованием сырья, оплатой труда, состоянием собственных оборотных средств, формированием и использованием средств на капитальные вложения и т.д.». То есть занимались не только выдачей кредитов, но и всем тем, чем сегодня занимается обычный менеджмент обычного предприятия.

 В Советское время банковский работник был универсальным экономистом. В банке можно было не только увидеть много интересного в движении денег по счетам, но и, вникая во все аспекты деятельности предприятий и перспективы их работы – реально помогать средствами (кредитами) для дальнейшего развития производства, взаимодействовать с Госпланом, Госснабом и прочими министерствами. При этом зарплата в Госбанке была небольшой, в связи с чем, текучесть кадров была высокой и работали там, в основном, женщины. Слишком престижной или статусной эта работа не была.

К слову, когда много позднее, в январе 2010 года, Михаил Иванович Братишкин получит звание «Почетного гражданина Челябинской области», он скромно скажет, что это было для него неожиданным: - Не секрет, что в нашей стране, особенно в советский период, банковский работник не входил в список «почетных» профессий. Особенно в таких промышленных регионах, как Урал, где, прежде всего, ценились люди производства, что правильно. Тем не менее, то, что сегодня отношение к банкам и самой профессии понемногу меняется, не может не радовать…

 Но и умалять, упрощать деятельность прежних советских госбанковских контор было бы ошибкой. Михаил Иванович, рассказывая о начале своей работы в Челябинске, признавался, что «хозяйство ему досталось непростое» и справиться одному с хитросплетением южноуральских экономических связей не получилось бы.

 - Своим учителем я считаю Михаила Семеновича Зотова. Это один из самых авторитетных банкиров современной России и самый достойный, честнейший человек из всех, кого я знал в своей жизни.

 Превосходная степень здесь более чем уместна. Зотов – это настоящая легенда как советской банковской системы, так и нынешней, коммерческой. Он пришел в банковское дело в начале 1930-х годов, а ушел в 97 лет – из рабочего кабинета в «Темпбанке». Его книга «Я – банкир. От Сталина до Путина» разошлась по России мгновенно и объяснимо – в ее переплете спрятано три четверти века истории отечественных финансов. Михаил Зотов на третий день после начала войны записался добровольцем на фронт, хотя и имел «бронь» как один из руководителей Казахской конторы Госбанка. Ушел младшим политруком – в знаменитую стрелковую дивизию Памфилова, оборонявшую Москву. После войны вернулся в профессию, а в 1959 году возглавил Российскую республиканскую контору Госбанка, в ведении которой находились и Челябинская.

 С 1964 года, пусть и по ведомственной «начальственной вертикали», Михаил Зотов и Михаил Братишкин будут идти рука об руку. И в радикальный перестроечно-пореформенный водоворот с головой попадут оба…

 ПОРЕФОРМЕННЫЙ РУБЕЖ

 «Заказ на отказ» от прежних зацентрализованных контролирующих функций банков вызреет во второй половине 1980-х годов – на фоне перестроечной эйфории и первых хозрасчетных ласточек свободной экономики и самостоятельности предприятий. Банковская система, от которой, по убеждению М. Зотова, «зависят судьбы целых народов и государств», не могла не измениться. Но и с разбегу в карьер прыгать не хотелось.

 «Планировалось постепенное реформирование банковской системы, переход банков к коммерческой деятельности, - рассказывал Михаил Семенович Зотов. – В связи с этим было образовано пять специализированных банков: Промстройбанк, Агропромбанк, Внешторгбанк, Жилсоцбанк и Сбербанк. Главенствующая роль отводилась государственному Центральному банку, который должен был стать «банком банков».

 26 октября 1987 года приказом за подписью М.С. Зотова Михаил Иванович Братишкин был назначен «на должность начальника Челябинского областного управления Промстройбанка СССР в порядке перевода из областной конторы Госбанка». Перевод может показаться странным – зачем «высылать» такого специалиста из «банка банков» куда-то на «периферию»? Но и здесь аргументы Михаила Семеновича были убедительными и на два шага вперед. Госбанк – структура отлаженная, к тому же на нее большей частью переводились координирующие функции, целиком завязанные на решения центрального банка.  

С отраслевыми выходило иначе – страна вступала в серьезный пореформенный период с полным «перелицеванием экономики», а экспериментировать на реальном секторе производства М.С. Зотов счел необоснованным риском. Поэтому на ключевых «старых новых» направлениях должны были встать профессионалы.

Первое совещание после создания Промстройбанка, 1988 г.

Вообще, при реформе банковской системы 1988 года «посторонних людей» в руководстве новых банков не было – сфера слишком специфичная и крайне ответственная, чтобы полагаться только на чутье и везение начинающих коммерсантов. Тем более, что к этому моменту в стране по изменившейся банковской деятельности не было ни законов, ни новых правил и инструкций. А экономическая реальность уже была другой. Новые банки возглавили люди, которые работали вместе с М.И. Братишкиным в системе Госбанка. Челябинское отделение Жилсоцбанка возлавил В.Г. Назарец, бывший начальник горуправления областной конторы Госбанка. Рекомендации на назначение были не просто удачными, а судьбоносными. В начале 1990-х годов на базе Жилсоцбанка возникнет второй по величине региональный банк - «Челябинвестбанк». Отделение Агропромбанка возглавит А.А. Колесниченко. Один из заместителей М.И. Братишкина – С.П. Пискунов – будет назначен управляющим Челябинским управлением Государственного банка РФ, будущего Банка России, и будет руководить им до прихода в 1993 году на эту должность В.Ф. Чирковой.

 Через год после реорганизации советской государственной  банковской системы появится и первая редакция закона о коммерческих банках. Важнейший закон! Михаил Иванович Братишкин как-то специально подсчитал – за первые 15 лет своего существования закон претерпел 18 изменений, и большинство поправок определяло правила работы на банковском рынке и надзора за банками. Отчасти это понятно: слишком либеральной, «слишком рыночной» была первая редакция – иначе вряд ли в начале 1990-х годов в России было бы создано более трех тысяч кредитных организаций.

 И все же такой прорыв к двухуровневой банковской системе, принятой в большинстве стран был жизненно необходим и, по большому счету, исторически неизбежен. Три года в жизни Михаила Братишкина – от Челябинского управления Промстройбанка СССР (1988) до Индустриального коммерческого банка Челябинской области (1990), безусловно, оказались максимально насыщенными.

 Менялся сам принцип банковской жизни, само отношение к экономическим процессам. Огромное количество сил и времени ушло на подготовку перехода от государственного банка к коммерческому. И этот переход был стремителен. Два ведущих челябинских банка: «Челиндбанк» и «Челябинвестбанк» - не в чистом поле возникли, иначе их участь в бурном рыночном круговороте могла бы оказаться незавидной. «Челябинвестбанк» целиком «произрос» из Жилсоцбанка, «Челиндбанк» - из Промстройбанка.

 Почва для развития была плодородной –  мощная экономика, клиенты и отношения наработаны, оставалось освоить новые правила игры. Согласно историческим справкам, учредителями «Челиндбанка» выступили крупнейшие предприятия области, сформировавшие уставный капитал банка в размере 150 миллионов рублей. Новое финансовое учреждение приняло на обслуживание всех клиентов бывшего Челябинского областного управления Промстройбанка СССР. Объемы кредитных вложений составляли около 2 млрд. рублей. На момент создания банк имел около 7 тысяч клиентов, 30 филиалов, свыше 1500 сотрудников и 297 пайщиков.

 10 сентября 1990 года состоялось собрание пайщиков, которое и приняло решение о создании «Челиндбанка». Через месяц – 16 октября – банк был зарегистрирован в Госбанке Российской Федерации. Кстати, на следующий день свои регистрационные документы получил и «Челябинвестбанк». Так что двум ведущим южноуральским финансовым учреждениям приходится поздравлять друг друга с днем рождения взаимно и одновременно…

читать дальше



Категория: Человек из банка | Добавил: кузнец (08.11.2013)
Просмотров: 2032 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: