Главная » Файлы » Воспоминания » Из материалов к книге "Петр Сумин. Штрихи к политическому портрету"

Избранные интервью П.И. Сумина. Интервью журналу "Профиль", 2002 г.
01.04.2010, 11:08
ЖЕЛЕЗНОЕ ПРАВИЛО
 
Более четверти российской стали выплавляют на Южном Урале. По словам губернатора Челябинской области Петра Сумина, предприятия готовы увеличить ее производство, но без поддержки правительства им не обойтись.
Петр Сумин: Металлургия — определяющая отрасль для эко­номики Челябинской области. Сейчас 26,5% всего металла Рос­сии выплавляется у нас. У нас же производится 14,6% российских труб, 65% цинка, 60% ферроспла­вов, 12,6% рафинированной ме­ди. На предприятиях отрасли за­нято 162 тысячи человек — 14% от всего работающего населения. Металлургия у нас — это 59% от общего объема производства и более половины доходов консоли­дированного бюджета области.
 
Галина Абакумова: На майском заседании правительства вы пред­ложили ряд мер по преодолению кризиса в металлургической от­расли. Что это за меры? Войдут ли они в окончательный вариант программы развития металлургии до 2010 года, которую сейчас го­товит правительство?
П.С.: Надеюсь, что войдут. Ведь эти меры не мной придума­ны, а всеми челябинскими метал­лургами Южного Урала: Магнит­ки, «Мечела», Челябинского электролитно-цинкового и других заводов. В чем суть наших предложе­ний?
 
Мы считаем, что прави­тельство должно жестче отстаи­вать интересы российских ме­таллургов в антидемпинговых расследованиях, затеянных про­тив нас со стороны Китая, США, стран Евросоюза. Одновременно надо защитить внутренний рынок России, где против нас иг­рают Украина и Казахстан. Не­обходимо вводить квоты на ввоз металла из ближнего и дальнего зарубежья. Срочно нужно провести унифи­кацию железнодорожных тари­фов на все пограничные перехо­ды. Сегодня получается, что ме­таллургам выгоднее везти продук­цию в Юго-Восточную Азию через южное направление и Суэцкий ка­нал. При этом недогружен Транссиб и порты Дальнего Востока.
 
Во-вторых, необходимо регули­ровать тарифы, и не только же­лезнодорожные, для всех естест­венных монополий. Я считаю, что государству нужен единый тариф­ный орган, единая тарифная по­литика Это будет стимулировать, а не душить производство
 
В-третьих, высокие таможен­ные пошлины на ввоз импортного оборудования способны вообще остановить техническое перево­оружение наших металлургичес­ких предприятий, а в России это оборудование пока не произво­дится. Пошлины надо отменить совсем, если хотим, чтобы наш металл был конкурентоспособ­ным на мировых рынках. Наряду с этим нужна государственная защита иностранным инвестици­ям в отрасль. Далее, правитель­ству необходимо навести порядок с возвратом НДС экспорте­рам металла.
 
Г.А.: Металлурги большую часть продукции продают за рубеж. Оз­начает ли это, что внутренний ры­нок полностью насыщен?
П.С.: Нет, внутреннее потреб­ление металла у нас пока ниже, чем в развитых странах. Резерв большой, и металлурги сейчас все больше ориентируются имен­но на рынок внутренний, посто­янно увеличивая объем продаж. Магнитогорский металлургический комбинат, например, в ны­нешнем году намерен продавать только половину продукций на внешнем рынке, соответственно, другую половину — на внутрен­нем. В прежние годы экспорт превышал 60%.
 
Г.А.: Петр Иванович, безуслов­но, когда говорят о металлургии Челябинской области, прежде всего речь идет о знаменитой Магнитке. Будет ли продан госу­дарственный пакет акций Магни­тогорского металлургического комбината?
П.С.: Продавать или нет госу­дарственный пакет акций, ре­шать владельцу — правительству и президенту РФ. Наша позиция по этому вопросу известна, я ее излагал Владимиру Владимирови­чу Путину на нашей встрече в конце прошлого года. Я считаю, что оптимальный вариант — ос­тавить пакет в собственности го­сударства ввиду стратегической важности ММК для экономики страны в целом.
 
Г.А.: Президент с вашими дово­дами согласился?
П.С.: В нынешнем году пакет продан не будет. А в 2003 году — возможно. Катастрофы в этом мы не видим. Законное право вла­дельца распорядиться своим иму­ществом по собственному усмот­рению. Комбинат тоже примет участие в конкурсе, и я не исклю­чаю, что именно у ММК, прежде всего, будет возможность приоб­рести этот пакет.
 
Г.А.: Представитель государства в совете директоров, один из за­местителей министра, упрекал менеджеров Магнитки, что слиш­ком малы дивиденды, которые по­лучает Мингосимущество как вла­делец пакета...
П.С.: Платить большие диви­денды металлурги не могут. Комбинат берет кредиты, оформил валютные облигации. Каждый лишний рубль на ММК вкладыва­ют в производство, в техническое перевооружение предприятия. За это государство должно поощ­рять комбинат и его генерального директора Виктора Рашникова: они такими темпами ведут рекон­струкцию и новое строительство, какими никто в России не ведет.
 
Где еще сегодня есть такие очист­ные сооружения, как на коксовых батареях ММК? Построен конвер­тер объемом 370 тонн — за по­следние 15—20 лет в России ни­кто такого не строил. Введена в действие печь-ковш, которая обеспечивает высочайшее каче­ство металла. В нынешнем году комбинат увеличивает мощности по прокату — запускается стан на 800 тыс. тонн холоднокатаного металла. Второй стан, построен­ный по новейшей технологии, бу­дет выдавать 500 тыс. тонн оцин­кованного автомобильного листа в год. Подобных станов еще два в мире, и оба — в Америке.
 
По объемам производства ме­талла наш комбинат вышел на первое место в России, опередив и Череповецкий, и Новолипец­кий комбинаты. На комбинате растет количество рабочих мест. Сейчас здесь трудятся 33,4 тыся­чи человек. Средняя зарплата 7124 рубля. И это при ухудшаю­щейся мировой конъюнктуре, росте себестоимости и падений рентабельности продукции. Вот что такое Магнитка сегодня, флагман всей металлургии Рос­сии. А то, что ММК уплатил за 2 года 11 млрд. рублей налогов — это разве не важно?
 
Г.А.: Петр Иванович, в предсто­ящий День металлурга Магнитка отмечает юбилей. Как будет пра­здноваться 70-летие?
П.С.: Подписан специальный указ президента, посвященный юбилею ММК. Это впервые в со­временной историй. Ожидаем, что Владимир Владимирович Пу­тин лично посетит Магнитогорск в эти дни. Город для него не чу­жой, он здесь бывал уже трижды. Праздник будет большой.
 
Г.А.: Крупнейшие металлурги­ческие предприятия области, ММК и АО «Мечел», входят в со­став холдингов. Ваше к этому от­ношение?
П.С.: С учетом жесткой конку­ренции на рынке металлов, когда в мире выплавляется лишних 220 млн. тонн, создание холдингов — верное направление. Мы полностью поддерживаем руководство ММК в создании холдинга, в который помимо Магнитки вошли Магнитогор­ский калибровочный и Магнито­горский метйзно-металлургический заводы. Эти заводы работа­ли, прямо скажем, слабенько.
 
Прошло после объединения лишь несколько недель, а ситуа­ция стремительно меняется в лучшую сторону: Магнитка кре­дитует заводы, теперь уже свои, металлом, а оборудование и про­фессиональные кадры там есть. Получилась хорошая структура, которая будет работать над тех­ническим обновлением и сниже­нием издержек производства. Завершается формирование другого холдинга — ОАО «Ме­чел» и компании «Южный Куз­басс» с Белорецким металлурги­ческим комбинатом, Орским «Южуралникелем».
 
Сегодня «Ме­чел» уже поставляет Белорецкому комбинату 500 тыс. тонн металло-продукции на дальнейшую пере­работку. «Южуралнйкель» по­ставляет в Челябинск феррони­кель для производства нержавею­щей стали. Для области это хоро­шо: успешное предприятие пла­тит налоги, дает населению рабо­ту и зарплату, решает социальные проблемы.
 
Г.А.: Металлургия — очень энергоемкая отрасль. Как в Челя­бинской области вы решаете эту проблему?
П.С.: Область входит в первую пятерку регионов России по энер­гопотреблению, при этом собст­венной энергии вырабатываем лишь 50% от потребности. При существующей тарифной полити­ке естественных монополий, и энергетиков в частности, затраты промышленников огромны и во многом не оправданны. Чтобы получить более дешевую энергию, металлурги строят соб­ственные энергомощности, на­пример ММК берет извне лишь 10% энергии. «Мечел» недавно сдал в эксплуатацию в составе своей ТЭЦ турбогенератор мощ­ностью 30 МВт и теперь обеспе­чивает себя на 70—75% от по требностей. Затрачено 200 млн. рублей, но эти деньги вернутся — ведь собственная энергия в 4 раза дешевле покупной
 
Г.А.: Насколько мне известно, у Челябинского электрометаллурги­ческого комбината также были планы строить собственные энер­гетические мощности?
П.С.: ЧЭМК — единственное предприятие области, получаю­щее энергию напрямую с ФОРЭМ, но и это для него дорого. По поводу строительства планы у предприятия изменились. Состоя­лись переговоры при участии ру­ководства области, на которых достигнуто соглашение о том, что ЧЭМК и «Мечел» купят Челябин­ские ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3, принадлежа­щие сейчас «Челябэнерго». На ТЭЦ-3 идет строительство второ­го энергоблока. Готовность объек­та — 80%, но требуются большие вложения. Условие продажи пакета акций ТЭЦ-3 (51%) для буду­щих владельцев — инвестирова­ние необходимых средств для за­вершения строительства. В итоге будет получена недорогая энер­гия, которой хватит и для новых владельцев, и для других потреби­телей энергии.
 
Также мы рассмат­риваем предложенный бизнесме­нами из ФРГ проект строительст­ва в Копейске ТЭЦ по сжиганию углеотходов. Это нетрадицион­ный источник энергии. Сырья для будущей ТЭЦ более чем достаточ­но — выработка угля ведется око­ло 100 лет. Есть намерение загрузить на полную мощность Троицкую ГРЭС, находящуюся на террито­рии Челябинской области и при­надлежащую РАО «ЕЭС России». Сегодня возможности станции ис­пользуются на 1 5—20%. Уже под­писано соглашение между Южно-Уральской железной дорогой, АО «Челябэнерго», Троицкой ГРЭС, администрацией области и Регио­нальной энергетической комисси­ей.
 
Соглашение предусматривает загрузку ГРЭС до 75—80%, что снизит себестоимость энергии, которую мы направим на нужды Челябинской области. Но это только часть решения энергетической проблемы. Ввод новых мощностей не сможет лик­видировать перекрестное субси­дирование. В нашей области на­селение, сельское хозяйство, бю­джет и другие потребители-льгот­ники в год недоплачивают 1 млрд. 400 млн. рублей, а эти деньги за них платит промышленность. Названные льготники пока не могут платить больше — не тот уровень доходов.
 
Г.А.: В чем же выход?
П.С.: Сейчас мы в области со­здаем некоммерческое партнерст­во потребителей электроэнергии. Будем поддерживать предприя­тия. Не исключено, что выведем на ФОРЭМ население, бюджет, село, возможно, и Южно-Ураль­скую железную дорогу. В общем, будем искать баланс интересов.
 
Г.А.: Петр Иванович, до сих пор мы говорили о черной металлур­гии. Какова ситуация на медедобывающих предприятиях — Карабашмеди и Кыштымском медеэле-ктролитном заводе?
П.С.: Недавно я побывал и в Карабаше, и в Кыштыме Осматривал производство, разговаривал с людьми. На Карабашмеди зарпла­та больше 5 тысяч рублей (сред­няя по области — 3226 рублей). Производство работает. В августе этого года введем вторую очередь очистных сооружений. Ежесуточ­но будет улавливаться 72 тонны вредных веществ. А в следующем году завершается строительство сернокислотного цеха. Сернистый газ будет улавливаться на 98% и станет сырьем для произ­водства серной кислоты. Три кир­пичных трубы, которые дымили над городом без малого век, будут разрушены. На Кыштымском медеэлектро-литном осваиваются новейшие технологии. Построен современ­ный цех по производству 2,5 тыс. тонн медной рафинированной фольги в год. Эта фольга отвечает всем мировым требованиям по ка­честву и размерам. Через 9 меся­цев введут в действие еще один цех — диэлектрики и другие изде­лия для радио- и электронной промышленности, для отраслей высоких технологий. Продукция кыштымцев идет на экспорт в Японию, Герма­нию.
 
Уже в этом году на КМЭЗе произведут 4 тонны золота, 11 тонн серебра, 500—600 кг пла­тины и более 500 кг палладия. Закупили станки, технологии, будут делать платиновые слитки для банков и ювелирные укра­шения из платины. А это при­быль. Людям платят хорошую зарплату, на заводе порядок, на территории города порядок. Что нам надо еще? Когда эти планы строились, я где-то в душе сомневался, что в такие сжатые сроки столь внуши­тельные объемы работ возможно выполнить.
 
А сейчас не только я, но и все работники предприятий и жители городов убедились: ди­ректор Александр Вольхин со сво­ей командой реализует мечту многих поколений карабашцев и кыштымцев, всей области Карабаш, который являлся зоной эко­логического бедствия, через год-два станет комфортным, вполне достойным городом. Убежден, в России это первый пример реше­ния экологической проблемы и технического перевооружения производства.
Категория: Из материалов к книге "Петр Сумин. Штрихи к политическому портрету" | Добавил: кузнец
Просмотров: 168 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: