Главная » Файлы » Воспоминания » Из материалов к книге "Петр Сумин. Штрихи к политическому портрету"

Избранные интервью П.И. Сумина. Интервью газете "Вечерний Челябинск", 1997 г.
02.04.2010, 08:44
ПЕТР СУМИН: «ОТЧЕТ ДЕРЖАТЬ ГОТОВ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ПЕРЕД ЮЖНОУРАЛЬЦАМИ»
 
Губернатор подводит итоги уходящего года и говорит о планах на год предстоящий. С какими результатами провожает 1997 год областная власть и какие основные направления намерена реализовать в будущем? Что удалось сделать и что пока еще не получилось? Насколько профессионально работала команда губернатора и намерен ли он что-то менять в ее действиях? Сумеет ли эта команда принципиально переломить в лучшую сторону экономическую ситуацию в области?..
 
«Я благодарен этому году»
 
— Петр Иванович, много накопилось усталости за этот год?
— Как раз особой усталости и не чувствую. Год прошел очень быстро. Испытал себя за этот год, делом прошел нешуточную проверку.
 
- Год получился насколько непростым, настолько и результативным. Другое дело, что порою приходилось затрачивать очень много сил на достижение результата: сначала — войти в график по выплатам пенсий, затем — подготовка договора о разграничении полномочий с центром, рядом регионов России, посевная, уборочная, неспособность некоторых сельских районов рассчитаться по кредитам... Как бы вы сами оценили уходящий год, и что было для вас наиболее важным в нем?
— Вообще я бы 1997 год — если бы он был именем собственным и одушевленным — поблагодарил. Поблагодарил бы свою команду, которая прошла этот год вместе со мной. Но еще больше я благодарен своим избирателям. На протяжении всего года проходили десятки различных встреч, бесед, разговоров с южноуральцами, и я не припомню случая, чтобы меня мои избиратели не приняли. Хотя разговоры были разные — непростые, острые в том числе. Я благодарен людям за ту поддержку, которая была оказана нашей команде. И своим помощникам, и заместителям я постоянно говорю, что в отличие от администраций других краев, областей мы работаем в несколько привилегированных условиях.
 
— Неужели?
— Да, это так. Мы работаем в хорошем моральном климате, при нормальной политической обстановке в области. Экономические трудности у нас серьезные, социальные проблемы — громадные, но моральный климат тоже немаловажен. Если оглядываться назад, то я считаю, что мы правильно расставили акценты своей деятельности в самом начале работы. Выбрали ключевые моменты, которыми надо было заниматься, и — своевременно. Мы начали заключать договоры и соглашения и с республиками, входящими в состав Российской Федерации, и с областями, крупными финансовыми промышленными группами, Патриархом Алексием II.
 
Заметным событием стало подписание договора с президентом России Борисом Николаевичем Ельциным 4 июля этого года. Мы обещали избирателям это, и свое обещание сдержали. Что за этим стояло, не каждому объяснишь и расскажешь. Как видите, не так уж много после нас было заключено таких договоров. Последнее немаловажное событие — 17 декабря президент подписал указ, разрешающий области пойти на еврозаем порядка 300 миллионов долларов. Я считаю это знаком доверия руководству области. Далеко не всем краям, областям, республикам такое право предоставляется. Значит, есть вера в областную власть, в наш бюджет, в мощь Южного Урала.
 
Мы продолжаем и сегодня заниматься вопросами выплаты пенсий и заработной платы бюджетникам. Пенсиями начали заниматься буквально с декабря прошлого года. 25 декабря год назад я зашел в этот кабинет, и первый телефонный разговор был с председателем Пенсионного фонда РФ Василием Барчуком. Почти 800 миллиардов рублей мы дополнительно собрали сами, помог и центр. Каждый месяц был непростой. У меня есть уверенность в том, что мы и январскую выплату пенсий не сорвем и дальше нормально будем работать.
 
Когда в России только начались разговоры о выплате зарплаты учителям и врачам, мы уже приступили к реализации этой задачи. Да, было очень сложно, были большие долги, но я на днях подписал телеграмму в Москву в Министерство финансов и сообщил: при том размере помощи, что нам уже обещан, и то, что мы сделали сами, — задача эта будет выполнена. Я сомневаюсь, что она будет выполнена в целом по России, но за Россию есть кому думать. А я думаю прежде всего о своих учителях, врачах, пенсионерах.
 
У нас была непростая ситуация по выплате зарплаты шахтерам в августе. Они, кстати, не бюджетники, и в общем не моя прямая обязанность решать эту проблему, но мы понимаем сегодня, что значат шахтеры для Челябинской области, для энергетики Южного Урала, промышленности, сельского хозяйства. Мы с председателем правительства области Владимиром Петровичем Уткиным вплотную начали заниматься этой проблемой. Не все свои обещания мы еще реализовали, но честно стараемся сделать все, чтобы их исполнить.
 
— А как бы вы охарактеризовали положение экономики области в целом?
— Впервые наметился перелом, пусть и не слишком явный. По производству валового регионального продукта мы вышли за 11 месяцев с показателями прироста плюс 1,2-1,3 процента. Немного. Но это уже рост, а не падение. Хватит нам падать. Неплохо в текущем году отработали энергетики, автотранспортники, железнодорожники, селяне. Не были уменьшены объемы строительства жилья. Как никогда в этом году было уделено больше внимания строительству школ, лечебных учреждений.
 
— Как вы считаете, оправданным ли было появление такой управленческой структуры, как правительство области? И еще один вопрос. В интервью, которое мне дал недавно председатель правительства Владимир Петрович Уткин, он говорил о намерении провести некоторую реорганизацию. Будет ли она проведена и в чем будет заключаться?
— Если у кого-то были сомнения в начале этого года, когда мы объявили о том, что в Челябинской области будет правительство, то сейчас можно говорить о том, что шаг был сделан верный. Коллегиальный орган руководства просто необходим. Текущие дела и проработку перспективных вопросов правительство взяло на себя, и я считаю, что решает их достаточно успешно. Правительство состоялось, и самое главное — набралось опыта, подросло профессионально, более четко определило направления своей деятельности.
 
А то, что необходима реорганизация, кадровые перестановки, — безусловно. Но всему свое время. Я в этом плане не тороплюсь. Присматриваюсь. Да, где-то есть параллелизм в работе наших управленческих структур, подмена друг друга, есть нескоординированность действий. Где-то, может быть, излишний аппарат чиновников. Скажу откровенно, есть и слабые руководители. По ходу работы будем менять, укреплять администрацию. Но какой-то коренной ломки не планирую.
 
«Не считаю себя кому-то лично обязанным»
 
— В то же время ваши оппоненты высказывают такую мысль: Сумин — порядочный человек, но именно в силу этого качества не может принципиально решать кадровые вопросы в отношении тех людей, которые помогали ему в трудные для него времена.
— Давайте определимся: я, например, не считаю себя кому-то лично обязанным, что кому-то я должен служить и кому-то что-либо отрабатывать. Главное — год назад за меня проголосовало население области. Вот кому я действительно обязан сегодня, а не каким-то чиновникам любого уровня. И только перед южноуральцами я и собираюсь держать отчет. Я могу испортить отношения с десятком чиновников любого уровня и ранга, но побоюсь и никогда не буду портить отношения с жителями области. Это для меня — святое. А если где-то чиновник зарвался, или лентяем оказался, или проворовался — извини, ты не мой.
 
— Петр Иванович, вам наверняка известно, что, по некоторым данным социологических исследований, оценка жителями области личности и действий Сумина ощутимо превосходит оценку действий администрации области в целом. Чем бы вы это объяснили?
— Все это сложно. Я ведь прекрасно понимаю другое: не может Сумин сегодня всем и вся нравиться. Глубоко убежден в том, что есть люди, которые понимают и принимают меня, верят в меня. Их немало. Также немало, наверное, тех, которым моя работа безразлична и их не интересует, не задевает. Значит, это мы их не заинтересовали прежде всего. Ну и, конечно, есть те, кто никогда не согласится с моей политикой. Я этот расклад реально вижу, и иллюзий по поводу того, что все ратуют за администрацию области, конечно же, не питаю. Моя задача — не потерять из первой группы, что я назвал, никого. Чтобы люди не разуверились, не разочаровались в нынешней власти. И способствовать тому, чтобы из второй группы — нейтрально относящихся — как можно больше перешло людей в группу первую, хотя бы какая-то часть.
 
— А с третьей группой?
— Тут — как получится, но, я думаю, это будет бесполезная трата времени. Для них мы никогда хорошими не будем.
 
— На одной из ваших встреч с представителями политических партий и общественных движений вы дали четко понять присутствовавшим, что возникновение оппозиции приветствоваться не будет и сотрудничества с ней не получится. Однако в классическом варианте политической системы утверждается, что наличие оппозиции дает толчок к развитию — мол, на то и щука, чтобы карась не дремал. Впрочем, уже появилась организация, напоминающая оппозицию, — блок «Южный Урал». Вы не изменили своей позиции в отношении оппозиции, извините за невольную рифмовку?
— Я не очень наблюдаю за этим блоком, за этой, как вы говорите, оппозицией. Именно потому, что в этом году не было оппозиции, областная власть смогла реализовать многое из намеченного в интересах населения области. Если оппозиция будет способствовать реализации наших задач, мы можем сотрудничать. Но если оппозиция будет только заниматься критиканством, то никаких контактов с ней не будет.
 
И потом — мы не настолько слабы сегодня, чтобы заигрывать с какой-то оппозицией. Нет у меня желания с кем-то из них заигрывать, кого-то из них привечать. Есть сегодня масса реальных дел в области, и давайте будем работать. Кстати, многие из оппозиционеров могли бы себя проявить на конкретном участке работы. Этого нет. А вот кричать и ни за что не отвечать — проще. Болтуны! С ними никогда контакта не будет. Есть интересы превыше существования или отсутствия оппозиции — интересы людей области.
 
Для того, чтобы быть настоящей оппозицией, надо что-то иметь за душой, внутренний стержень. Крикнуть «Всем — квартиры!», «Всем — путевки в дома отдыха!», конечно, легко. А как это решить практически? Идет сегодня, к примеру, речь о бюджете. Некоторые говорят: надо то, другое, третье — это триллионы и триллионы рублей. Я им говорю: уважаемые товарищи и господа, ведь главный секрет заключается не в том, как деньги разделить, разделить всегда можно, было бы что. Но где их взять, как собрать? Этими вопросами мало кто занимается. А вот когда пирог начинает печься, делить его уже с ложкой за столом желающих ой как много объявляется. Главное, в чем мы не преуспели в этом году, — мало сделали реальных дел по подъему промышленности...
 
— Кстати, Петр Иванович, предполагали ли вы, что, возглавив исполнительную власть в области, столкнетесь с проблемой сложных взаимоотношений между промышленными предприятиями и бюджетом?
— Ко многому мы, конечно, были готовы. Знали, куда шли и для чего. Многие детали стали известны в процессе работы. Проблема есть, но я бы не сказал, что в области совершенно отсутствует управляемость. В будущем году мы приступаем к реализации серьезной программы по промышленной политике. Нам надо более четко определяться с собственностью, и мы уже сегодня ведем эту кропотливую работу, которую за месяц-два и даже за год не сделаешь — по возвращении какой-то части собственности в собственность области. Такая работа идет по Троицкому жиркомбинату, Магнитогорскому металлургическому комбинату, «Челябэнерго». Непростая работа, прямо скажу. Также важно разорвать клубок неплатежей, решить проблему высоких тарифов на электроэнергию, железнодорожные перевозки.
 
И, конечно же, вопросы обеспечения сырьем наших предприятий. Поездка в Казахстан и встреча с президентом Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым позволили решить немало вопросов в этом направлении. Еврозаем, естественно, не решит глобальных проблем области. Это все же, если говорить по-крупному, копейки от той суммы, которая действительно необходима. Тому же Магнитогорскому металлургическому комбинату нужно порядка 1,5 миллиарда долларов; на реализацию программы по медной промышленности — тоже за миллиард долларов, на реконструкцию и перевод Троицкой ГРЭС на газ — 1 триллион 200 миллиардов рублей в нынешних ценах. Значит, еврозаем нужно использовать максимально эффективно. Поэтому мы договорились: в будущем году более углубленно и я, и правительство будем работать над реализацией программы промышленной политики. Без роста объемов производства, без улучшения качества продукции, ее сбыта нам не решить вопросы выплаты пенсий, зарплат и так далее.
 
«У нас будет реальный бюджет»
 
— Проект бюджета будущего года достаточно тяжелый. Глава Челябинска Вячеслав Михайлович Тарасов, к примеру, высказывает серьезные опасения по поводу возможного банкротства социальных программ в будущем году. Он считает проект бюджета даже жестоким...
— Наконец-то у нас будет реальный, просчитанный бюджет. Выше головы не прыгнешь. Что хорошего в том, что по текущему году в областном бюджете было записано более двух триллионов рублей «воздуха»? Это было расписано по городам, районам, управлениям, больницам, школам, коммунальному хозяйству. И везде мы недодали, потому что не было доходов. Мы убрали этот «воздух» из проекта бюджета будущего года.
 
Хотя, если внимательно посмотреть проект бюджета, по всем отраслям на будущий год запланирован рост, нет практически ни одной отрасли, где бы было предусмотрено снижение к уровню 1997 года. Дефицит бюджета будущего года заложен небольшой — около пяти процентов. Значит, надо этот дефицит покрыть, заработать деньги. За этот бюджет каждый руководитель будет отвечать головой. И я не буду принимать аргументы типа «Извините, у вас там было записано, а вы мне не дали». Высокодефицитный бюджет нас просто расхолаживает. Территории требовали — отдайте дотацию! Какую еще дотацию? Налоги как следует не собрали, для обеспечения доходной части бюджета толком ничего не сделали, а дотацию — отдай и не греши. Из какой тумбочки ее доставать? Я прямо могу заявить: Вячеслав Михайлович несколько сгущает краски. И ему, и городской Думе надо быть поспокойнее и не слишком бояться будущего бюджета. Я считаю, что это будет бюджет, который поможет нам в целом по области стабилизировать обстановку.
 
— У вас в этом вопросе позиция, получается, гораздо жестче, нежели у российского правительства, которое пока не в состоянии обеспечить сбор налогов на должном уровне. А не возникнет ли у вас соблазн по примеру российских властей покрыть часть дефицита бюджета средствами из еврозайма?
— Я вижу ситуацию реально. Думаю, что в декабре 1998 года где-то в это же время мы встретимся с вами и подведем итоги года. Что говорилось мною, что реализовано и что оказалось мыльными пузырями. Договорились? Когда мы составляли бюджет, очень тщательно просчитали все возможности области уже с учетом подписанного договора с президентом и будущих соглашений с правительством, с учетом опыта, наработанного в текущем году. В этом году, кстати, мы значительно больше собрали «живых» денег в областной бюджет, чем было собрано в 1996 году. Ни много ни мало — на 200 миллиардов рублей больше. (А месячный сбор в декабре прошлого года был 40 миллиардов). Поэтому мы начали рассчитываться с бюджетниками, не остановили строительство, занимаемся решением других вопросов.
 
Мы ведь не замкнулись, как некоторые другие территории, которые кроме выплаты зарплаты уже больше вообще никакие другие проблемы не решают. Как бы трудно нам ни было, мы смогли обеспечить село кредитными ресурсами почти на 500 миллиардов рублей. Вы знаете, что мы начали в винно-водочных делах порядок наводить, во взаимозачетах. Наша задача не только в том, чтобы ни одна отрасль в будущем году не стала жить хуже. Нужно добиться того, чтобы ситуация улучшилась. Непременно надо будет войти в график по выплате заработной платы бюджетникам.
 
Платить надо людям вовремя, в конце-то концов. Мое кредо такое: я лучше займу в банке, но с людьми рассчитаюсь. Почему я должен занимать у них — у тех, у кого ничего нет, по пять-шесть месяцев не платить заработную плату? Но... Как бы нужда меня ни прижимала, ни одного доллара, ни одного цента из еврозайма на проедание не пойдет. Еврозаем — это мосток для нашего развития в будущем. Сегодня в каждом городе и районе есть проработанные бизнес-планы, оформился их областной список. Будем смотреть, на что пойдут эти деньги. Пресса об этом будет знать обязательно — куда, что и сколько пошло, на какой срок. Может быть, какая-то часть пойдет на замещение бюджетных средств, я этого не исключаю, если будет видна отдача, экономия бюджетных средств в будущем. Например, газификация. Мы не будем выбрасывать огромные средства на закупку угля, мазута — сотни миллионов рублей ежедневно сжигается... Каждый цент должен окупиться.
 
— В разговоре со мной один из депутатов Государственной думы высказал такое мнение: зря, мол, Сумин так гайки закручивает в области, все равно бы Москва деньжат подкинула, никуда бы не делась. Как бы вы прокомментировали это высказывание?
— Это неправильная позиция, и я ее совершенно не разделяю, потому что сам строю свою политику по известному принципу: я люблю помогать тем районам, которые сами хорошо работают. А если кто-то хочет сесть и сложить руки в ожидании, когда кто-то ему чего-то принесет, — мы с голоду умрем все. Никто нам не поможет.
 
В других регионах России долги по бюджетной сфере доходят до триллионов рублей, и я не представляю, как они будут рассчитываться. И потом, какой смысл был Пенсионному фонду России помогать нам, если бы мы сами всерьез не занялись сбором пенсионных взносов? Мы на 800 миллиардов в этом году собрали больше взносов в Пенсионный фонд. У нас сегодня еще есть большие долги перед коммунальщиками, и уже дано соответствующее поручение всерьез заняться решением этой проблемы. У транспортников еще не все в порядке с выплатой зарплаты.
 
Мы получили 120 миллиардов рублей ссуды из федерального бюджета, а давали ее только тем, кто сам смог мобилизовать финансовые ресурсы. Соки из области мы не выжимаем. Если говорить по текущему году, то львиная доля доходов, полученная в области, здесь же и используется.
 
Другое дело — мы постоянно ставим вопрос перед Виктором Степановичем Черномырдиным, Анатолием Борисовичем Чубайсом о реализации федеральных программ на территории области, которые не финансируются; по предприятиям федерального значения — тот же федеральный ядерный центр в Снежинске, химкомбинат «Маяк» в Озерске, КБ машиностроения в Миассе, предприятия оборонного комплекса. Госзаказ южноуральцы добросовестно выполнили, отгрузили продукцию, взамен — никаких расчетов...
 
Люди не получают зарплату, нет отчислений в Пенсионный фонд. В будущем году, я считаю, нужно будет более настойчиво работать и мне, и правительству области, добиваться выполнения федеральных программ.
 
— Петр Иванович, у многих людей в этом году создалось впечатление, что Сумин вернулся во власть словно бы для того, чтобы закончить многое из того, что он когда-то начинал делать. Я имею в виду массу объектов долгостроя. Это кредо руководителя или же определенная жизненная, воспитанная в вас установка?
— Я думаю, это просто необходимость. Есть программа действий и у правительства, и у меня — мы должны с долгостроем покончить. Что такое долгострой? Это закопанные народные деньги. Разве это дело, что Лазуринская школа строилась восемь лет? Ребятишки учились в шести-восьми местах. Мучились дети, учителя, родители. Теперь есть прекрасная школа. В Кыштыме ввели в действие прекрасный роддом, привели в порядок роддом в Троицке, ввели в действие хорошие поликлиники в Пласте, Еткуле...
 
В этом году начали работать около десятка новых школ — в малых городах, селах. Хорошие подвижки в этом году были по газификации, особенно в сельской местности. В ближайшее время газ пойдет в Кусу и Ашу. От идеи до реализации проекта Ашинского газопровода дорога длиною в тридцать лет! Экономия в сутки составит тысячи тонн мазута. А ведь 250-260 миллионов рублей каждый день прожигалось.
 
Современнейшее здание почечного центра получилось в Магнитогорске. Там же, в Магнитке, начал радовать горожан музыкальный театр. Привели в порядок здание Дворца культуры Магнитогорского меткомбината. В Челябинске нужно в срочном порядке заканчивать решение вопроса по онкодиспансеру. На подходе запуск в действие терапевтического корпуса. В будущем году будет уделено должное внимание хирургическому корпусу областной больницы. Одним словом, у нас очень много значимых социальных объектов. Не знаю, установка это или кредо — завершать долгострой. Я считаю, это просто надо делать. Потому что ТАК НАДО.
 
— Метро в Челябинске также грозит участь долгостроя. На ваш взгляд, какие перспективы у метростроителей? На что им рассчитывать?
— Еще в 80-х годах начиналась эта работа в городе при поддержке облисполкома. Много приходилось самому заниматься этой проблемой. Тогда мы создали соответствующую структуру. Думали, что метро будет строиться в основном за счет средств Министерства путей сообщения, Минтрансстроя, федерального бюджета. Сейчас, конечно, ситуация изменилась. МПС этого сегодня не надо, Минтрансстрой в качестве заказчика может выступать.
 
Основная тяжесть легла на плечи федерального, областного и городского бюджетов. То, что было возможно профинансировать в этом году, правдами и неправдами смогли найти часть средств. Замораживать эту стройку ни в коем случае нельзя — потери будут просто невосполнимыми, надо будет все начинать сначала. Эту проблему мы на днях обсуждали с главой Челябинска Вячеславом Михайловичем Тарасовым. В ближайшее время будет подготовлен проект постановления губернатора о продолжении строительства метро в Челябинске. Определимся по схеме контроля за оказанием финансовой помощи. И будем продолжать вести работы теми темпами, насколько будут позволять финансовые ресурсы. Останавливаться нельзя. Годами формировался коллектив метростроителей, появились классные специалисты, не получающие вовремя зарплату, живущие в трудных условиях. Поэтому в первых числах января документ о продолжении строительства метро мною будет подписан.
 
«Здоровье укрепляю на работе»
 
— Вот еще о чем хочу вас спросить. Несмотря на совершенно сумасшедший график ваших рабочих поездок (а вы в этом году исколесили практически всю область), несмотря на постоянные перелеты в Москву и обратно, есть люди, не отказывающие себе в удовольствии порассуждать на тему о здоровье губернатора: как бы чего с Суминым вот-вот ни случилось. Одним словом, выступают в роли своеобразных каркуш...
— Ну, давайте через газету поблагодарим их за заботу обо мне, за беспокойство. Мне этой проблемой некогда заниматься.
 
— Собственным здоровьем?
— Да, некогда заниматься. Я здоровье свое укрепляю на работе. Прошел год. Кто-то имел право побыть на больничном, гриппом, ангиной поболеть. А мне, тьфу-тьфу, здесь некогда этими «делами» заниматься. Пошел в отпуск, через две недели нужно было снова на работу выходить. Так что — все нормально. А за переживания обо мне — благодарен. Это помогает мне в работе.
 
— Больше всего, наверное, от такого графика работы страдает ваша семья.
— Они уже привыкли. И очень здорово мне помогают во всем. Я знаю, что меня всегда ждут, всегда переживают за меня. Мой походный чемоданчик всегда наготове: бритва, зубная щетка... Подхватил — и вперед. Поездки не прекращаю ни летом, ни зимой. Я считаю крайне важным периодически бывать на всех территориях. Надо своими глазами видеть, как реализуются твои постановления, прогнозы, насколько способны их реализовать руководители на местах. И самое главное — когда бываешь на месте, всегда проще принять конкретное, взвешенное решение.
 
— Раньше приезда руководителя очень ждали, готовились, приводили в порядок улицы, «красили траву». А сейчас?
— Тоже ждут. Но редко ведут показывать хорошее место. Чаще всего ведут на недостроенный объект, говорят, там воды нет, тепла... Пытаются максимально из моего приезда выжать хоть что-то для своего района или города. Я считаю это нормальным, куда более нормальным, чем «подкрашивание травы». Осталось еще несколько территорий, где я пока не побывал. Обязательно побываю в Октябрьском районе, в Карабаше, Кусе. Надо будет побывать в Златоусте-36. В первом квартале будущего года обязательно везде побываю. И пойду на второй-третий круг.
 
Теперь будет уже проще, потому что там, где я был со своими заместителями, принимались по каждому городу и району соответствующие решения. Будем смотреть: а что изменилось? Что сделано и не сделано, и почему. Это позволяет сделать выводы, оценить работу того или иного главы администрации. И уже иметь более четкое представление о том, какой глава работает надежно, какой слабоват. Есть главы, у которых не все получается. Были они воинами во время предвыборной борьбы, а как дошло до конкретного дела, рутинного, непростого — оказались жидковаты. Но таких, слава Богу, единицы.
 
— Что ж, мне остается только поблагодарить вас за обстоятельный разговор, поздравить вас с Новым годом и пожелать успехов в будущем году.
— Спасибо. В свою очередь поздравляю всех южноуральцев с наступающим, 1998 годом и Рождеством, желаю счастья, спокойствия и уверенности в завтрашнем дне.
 
Беседу вел Олег Грачев
Категория: Из материалов к книге "Петр Сумин. Штрихи к политическому портрету" | Добавил: кузнец
Просмотров: 197 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: