Главная » Файлы » Воспоминания » Из материалов к книге "Петр Сумин. Штрихи к политическому портрету"

Из воспоминаний Сумина Петра Ивановича
29.07.2013, 10:53
Встреча 5 августа 2004 г.
* * *
Первый биографический очерк обо мне написал Марк Соломонович Гроссман еще в середине 1970-х годов – «Вечная целина». Я тогда был еще секретарем ВЛКСМ. Рассказывал ему о себе совсем немного, но он сам поехал в Санарку, встречался с людьми, которые меня знали. Позднее, через десять лет, Гроссман предложил даже написать обо мне небольшую книгу. Это вряд ли было тогда уместно, да и обком мог запросто снять голову за подобные вещи.
 
Мы подружились. Марк Соломонович был намного старше меня, и вообще оказался человеком уникальным, каких сейчас мало. Он многим поражал, пленял силой своего характера. Так, Гроссман тогда писал роман «Камень-обманка» про адмирала Колчака. Поехал специально в Омск. Попросил на сутки закрыть его в камере, где сидел Колчак. Зачем это ему было нужно? Хотел испытать на себе, что чувствовал и думал арестованный Колчак.
 
* * *
Мне и самому приходится быть писателем. Это ежедневный экзамен – когда выходишь на трибуну, общаешься с людьми. Каждое слово в твоем выступлении должно быть выверено, проговорено. Всегда испытываешь волнение, черкаешь, правишь. Успокаиваешься только тогда, когда это слово сказано. Сегодня, к примеру, предстоит огромная аналитическая работа – подготовка на рассмотрение правительства и президента доклада «Строительство жилья в России». Здесь от каждого слова зависит то или иное будущее решение. Предлагают возглавить соответствующее направление в работе. Думаю согласиться. Для Челябинской области это очень выгодно, и не только сегодня, когда мы наращиваем темпы строительства и пытаемся запустить жилищные программы, но и в перспективе. Нужно строить – и будем строить.
 
* * *
Человек должен возвращаться к своим истокам. У меня уже давно есть мечта – выстроить в Санарке церковь: и для жителей окрестных сел, и для тех, кто проезжает мимо. Церковь будет деревянная, в старой традиции русских мастеров – без единого гвоздя.
 
* * *
С шахтерами было очень сложно. Само положение было настолько взрывоопасным, что подчас не хватало никаких нервов. Сплошные эмоции, вопросы приходилось решать под стук касок, под нескончаемые требования и угрозы. Зато сейчас шахтеры впервые попросили принять участие в торжественном собрании и вручить им грамоты. Сейчас и шахты, и разрез работают нормально, обеспечивают область углем, получают заработную плату. Но сколько времени на все это ушло!
 
* * *
 Время испытывает на прочность постоянно. В этом году – тяжелейшая засуха. Подобная на памяти была лишь в середине 1970-х годов. Но тогда вся страна помогала области – зерном, кормами. Шли целые эшелоны с сеном. Одних только комбикормов в Челябинскую область тогда завезли на несколько лет вперед. Сегодня этого нет – время совершенно иное. Все свои проблемы приходится решать самим. Благо, у области впервые за долгие годы появились хорошие средства, финансовые резервы, и мы можем закупать то, чего недостает.
 
В любом случае, и это безусловно, сельское хозяйство никогда не заработает, если его не поддерживать на государственном уровне. В нынешнюю засуху ездил по многим районам. Положение действительно тяжелое. Со многими планами, что мы строили в начале года, пришлось расстаться. Так, планировали урожайность зерновых в пределах 18 центнеров с гектара – сейчас дай да бог собрать по 9 центнеров. Тяжело идет заготовка кормов – в 3-4 раза ниже нормы. И сегодня главная задача – сохранить поголовье, особенно маточное поголовье. Под нож пускать стадо недопустимо. Впрочем, сегодня мы только на падении надоев уже теряем несколько миллионов в день.
 
* * *
Главный помощник губернатора – семидневник. Планируем, записываем все, что предстоит сделать. На день вперед, на неделю, на месяц. Вычеркиваем, что сделали. И так каждый день, по часам, по минутам.

* * *
Когда что-то удается сделать – счастье. В Кунашаке в этом году открывали спортивный комплекс. Красивое здание, и не с серым фасадом, как обычно, а с хорошей европейской отделкой. Просторные помещения, раздевалки, залы. Народу собралось очень много – наверное, весь Кунашак вышел. Дети в ярких спортивных костюмах, настоящая атмосфера праздника. Такое не забывается. Мы привезли подарков на 250 тысяч рублей – маты, мячи, тренажеры, инвентарь. Пообещал помочь следом за комплексом выстроить и плавательный бассейн. И построим. Сегодня на местах изменилось настроение у людей. Почувствовали, что можно изменить образ жизни, не ждать, когда кто-то придет и что-то сделает, а самим выходить с инициативой и начинать работать.
 
* * *
О газификации можно рассказывать легенды. Но итог один: вместе с газом на село приходит иное отношение к жизни. Я сам топил печи и кизяком, и дровами, и углем; и любой селянин знает, что это такое и как это тяжело. И вот теперь говорят: никогда не думали, что сможем пожить в раю…
 
Встреча 9 августа 2004 г.
 * * *
Какими должны быть отношения губернатора с главами администраций? Только конструктивные, деловые, четкие. Не скрою, не у всех все получается. Зачастую по одну сторону в поселке кипит работа, многое делается, по другую – у руководителя ничего не выходит. Истина-то старая: главное – люди, их характер, воля, профессионализм. Здесь должны работать люди подготовленные, профессионалы, и выбирать нужно профессионалов, а не покупаться на популистские обещания на волне выборов.
 
В любом случае: если тебе люди доверили такую должность, нужно работать, и работать в полную силу. Конечно, в прежние времена существовала совершенно особая подготовка руководящих кадров. Например, после разгонов, которые устраивал когда-то секретарь обкома Воропаев, быстро учишься принимать решения и брать ответственность на себя. Кроме того, был кадровый резерв, который проверялся в разных обстоятельствах и разных сферах. Выборы, безусловно, несут в себе определенную непредсказуемость. Но и здесь у избранного главы должен быть шанс проявить себя.
 
Впрочем, с 2006 года вступит в силу закон о местном самоуправлении, где ошибки руководителей будут стоить очень дорого. Сегодня чувствуется недостаток в талантливых руководителях: будь то на уровне администраций или в бизнесе. Людей нужно учить, готовить. Не появляются просто так сильные руководители, способные вытащить целые районы, предприятия.
 
* * *
/Промышленный характер Челябинской области достаточно разноречив, и это проявляется в мелочах/. Старший брат Анатолий Иванович работал на ЧТЗ и, бывало, на кухне, за партией в шахматы подначивал:
- А вы, металлурги… Вот мы – это да!
- А из чьего металла вы трактора делаете?
Я тогда варил сталь для оборонной промышленности – очень сложные марки - и, естественно, горячился. Много позднее, когда я уже работал на советской и партийной работе, нас «примирили». На торжественном собрании на день машиностроителя вручали почетные грамоты – и вдруг назвали мою фамилию. За вклад в развитие машиностроительного комплекса области… 
 
 * * *
Задача губернатора области? Не дать провалиться ни одному району…
* * *
Невозможно, чтобы все шло гладко. Нам мешает целый комплекс серьезных вопросов, и первый из них – проблема межбюджетных отношений. Вопрос старый, и работы сделано очень много. Последние три года бюджет Челябинской области складывается удачно. Предприятия работают хорошо, наполняют бюджет; у области появились деньги на социально-экономические программы. Но до настоящей стабильности еще далеко. У нас все меняется: экономическая политика, законодательство. Нет четкого постоянства в отношениях с федеральным центром. Но я же не «выпрыгну» из закона, а потому каждый раз приходится искать сложные решения: как выполнить постановления правительства и вместе с тем не ущемить интересы южноуральцев.
 
Любой губернатор сегодня вряд ли представляет, каким будет следующий год. И я не знаю, что будет дальше. Какие еще полномочия будут переданы в регионы и где изыскать средства для выполнения того же закона о льготах. Так, мы тратили на льготы труженикам тыла, ветеранам войны, на социальные выплаты 1,4 млрд. рублей. Теперь потребуется 4 млрд. рублей. Мы подписывали с другими губернаторами соответствующие письма, и представляем себе объем работы, которую придется проделать только в рамках одного закона.
 
Сегодня Челябинская область производит налоговых отчислений в федеральный бюджет свыше 20 млрд. в год. Интересы своего региона перед федеральным центром нужно отстаивать постоянно, доказывать каждую цифру, каждую бюджетную строчку. Как поработаешь в Минфине над бюджетом, так и будет. Не отстоишь пропорции в отчислениях – не выполнишь свои обязательства перед теми же бюджетниками или ветеранами.
 
Но и бюджетной работой дело не ограничивается. Существует целый ряд федеральных программ, под которые центром выделяются целевые средства. Если бы область активно не отстаивала свое право на участие в этих программах, у нас оказалось бы гораздо меньше средств, к примеру, на реабилитацию экологически неблагополучных территорий, на возобновление строительства метро в Челябинске, на компьютеризацию сельских школ. Даже если финансирование ведется «50 на 50», федеральные суммы все равно ощутимы. Мы давно плотно работаем с фондом медицинского страхования и с другими внебюджетными фондами. Это еще один из источников привлечения средств. Через ФОМС сегодня закупается значительное количество медицинской техники и оборудования.
 
Но самой главной остается заслуга наших южноуральских трудовых коллективов, успехи наших предприятий, среднего и малого бизнеса. Сверхплановые поступления в бюджет сегодня исчисляются миллиардами рублей, и именно это позволяет, например, проводить ту же газификацию, вести строительство социальны, культурных, спортивных объектов, оказывать помощь селу и помогать отечественному производителю.
 
* * *
С Германом Грефом я встречался впервые в Кремле и в достаточно напряженной обстановке – шло обсуждение дальнейшего развития угольной отрасли на Южном Урале. Вокруг «Челябинскугля» тогда разгорелись настоящие страсти; дошло даже до обвинений. Потом остыли и уже спокойно просмотрели еще раз возможные последствия банкротства «Челябинскугля».
 
* * *
В начале своего губернаторства, среди огромных долгов области перед населением, я и представить не мог, что мы плотно займемся компьютеризацией школ, будем покупать школьные автобусы, разработаем целый ряд программ по селу. Ничего, время подошло – все сделали.
 
* * *
Что волнует губернатора? По большому счету, лишь одно – слишком еще низок уровень жизни людей, уровень социального развития. Хочется все поднять: и зарплату бюджетникам, и оснащенность больниц и школ, и количество машин скорой помощи в больницах, и уровень поддержки учреждений культуры. Да, сегодня существует более 50 стипендий лучшим спортсменам и тренерам, появились премии в области образования и культуры; 7 театральных коллективов получили гранты, и зарплата актеров увеличилась в два раза по сравнению с обычной ставкой. Но этого недостаточно. Хотя - не все сразу…
 
* * *
Одна из задач – в два раза увеличить строительство жилья. Мы должны подготовить в сентябре-октябре свои рекомендации на правительство РФ. Сегодня подробно этим вопросом занимаются Тарасов и Дятлов. Особой программой является строительство жилья на селе – «Сельский дом».
* * *
За последние годы в области выстроено около 50 школ и больниц. Мне пересказывали как-то занятный разговор. Одна женщина говорила другой: «Вот, школу открыли», - и это о совершенно незнакомой ей деревне. Потом удивленно добавила: «Надо же, строят…» Вводили в строй одну из дорог, мост через реку. Подходит один мужичок-крестьянин, говорит: - Отличная дорога. Но хорошо бы теперь заправку где-нибудь рядом поставить, а то за бензином ездить далеко…
 
* * *
В том, что за годы реформ многое оказалось разграблено и уничтожено, кого теперь винить, кроме сами? Помню, на юге области в свое время ходили огромные отары овец. Была даже специальная фабрика по мытью шерсти. У меня жена в студенческом отряде стригла овец. И теперь ничего. В Брединском районе только держат…
* * *
Очень хорошие отношения сегодня складываются с таким монополистом, как Российские железные дороги. В рамках новых соглашений, к примеру, прорабатываются варианты заказа модульной сборки электровозов, и уже целый ряд южноуральских предприятий примеряют на себя возможность производить новую продукцию.
 
Поездка в Кусу 11 августа 2004 г.
* * * На Кусинском литейно-механическом заводе
- Нашей энергодефицитной области необходимы дополнительные источники тепла и электроэнергии. Немцы предлагают оборудование для небольших электростанций, работающих на разных видах топлива. Но и суммы запрашивают немалые. Если мы своими силами сделаем станции не хуже, какой мне резон поддерживать немецкую экономику? Мы готовы вам платить деньги, если вы готовы выполнить заказ на высоком техническом уровне. Договаривайтесь с другими предприятиями, создайте творческую группу и решите этот заказ в свою пользу…
 
- В прежние годы мы сжигали 300 тысяч тонн мазута. Это чудовищная цифра и огромные затраты. Почему бы, наряду с газовыми котельными, не использовать котельные, работающие на челябинских углях. В музее завода: Рассматривая чугунную крышку колодца:
- Я видел в Петербурге удивительную коллекцию. Один фотограф снимал крышки люков. Каких только узоров и вензелей на них нет. Это настоящее искусство и вам под силу.
- В музеях сохранились не только скульптуры. В Каслях есть восковые формы для литья еще с дореволюционных времен. Терять это нельзя. (На Кусинском заводе сейчас литья мало – раньше был каталог в 450 изделий, сегодня – лишь 190.)
 
На реплику о рухнувшем потолке в сельском клубе в Петропавловке:
- Говоришь, упал в клубе потолок? И ты мне это хотел показать? Что предпринято? У тебя под боком Петропавловский спиртзавод – договоритесь, начните, мы потом поможем, сочтемся…
 
- Не нужно всех обезьянок на губернатора вешать. Решайте сами, на то вы и главы администраций, прорабатывайте вопрос, просчитывайте, заключайте договора, ищите подрядчиков. Проявляйте инициативу сами. Знаете прекрасно: вы положите рубль, бюджет положит пять…
 
О дороге Куса-Златоуст. Между скал, взрывные работы. Прошел дождь, и на дороге месиво. Тем не менее губернатор пошел по колее осматривать строительство.
- Эту дорогу начали строить десять лет тому назад и каждый раз работы останавливались из-за нехватки средств. Это понятно. Но сегодня положение в области принципиально иное. Мы всем сказали, что в этом году дорога будет построена, и финансирование сегодня идет полным рублем. Не нужно будет делать крюк в 50 километров. Вот реальная экономия и времени, и бензина. 1 километр этой дороги обходится бюджету в 15 млн. рублей.
 
Жалобы на областной канал – одни говорят, что в Кусе не принимает, другие, что вчера видели. Сумин, улыбаясь:
- Это несерьезно. Проверьте в конце концов. А то как в старой рыбацкой поговорке: вчера клевало, и завтра будет. А что сегодня?
 
На Кусинском стадионе:
- Есть замечательные детские команды, выступающие на турнире «Золотая шайба» (кусинцы не раз занимали призовые места). Бросать их на самотек нельзя. Но и областной бюджет не в состоянии финансировать всех. Пусть инициативу проявят предприятия, пусть вкладывают деньги в развитие спорта, строительство стадионов. В конце концов, здесь занимаются дети их работников.
- Элитные и знаменитые команды губернатор не может поддерживать финансово. У меня другая задача – нужно развитие массового спорта, необходимо занять детей на местах.
- Если вы собираетесь провести у себя Спартакиаду и готовы к этому, то подавайте заявку, оспаривайте свое право, боритесь, как столицы борются за проведение у себя Олимпиады. Выиграете конкурс, финансирование, в том числе и на реконструкцию спортивных объектов будет хорошим рублем.
 
В районной больнице. На здании одного из корпусов – огромная трещина.
- Кто был подрядчиком?
 - Да все побывали, кто только не строил.
- Просчитывайте, сколько необходимо средств, ищите толковых строителей, с которых потом спросить можно.
 
В Кусе планируется ввод новых цехов: совместное русско-американское предприятие по производству сухих строительных смесей и цех по производству пластиковых и металлопластиковых труб разных диаметров:
- Сколько планируете производить смесей и, главное на сегодня, планируемые объемы продаж?
- На 50 млн. рублей
- В год?
- Нет, в месяц.
- Хорошо.
 
Тот же диалог и в цехе по производству полимерных труб – 30 млн. рублей в месяц. В Челябинской области подобного производства еще не было.
- В сравнении с металлическими трубами, это будет стоить в два раза дешевле, - поясняет директор.
- Хорошо. Область сегодня чрезвычайно заинтересована в новых трубах для водоснабжения, газопроводов. Тем более таких, для которых не нужно заземление, которым не страшна коррозия. Так что заказы будут. Кроме того, мы запускаем программу «Сельский дом». Вы можете в ней участвовать в полной мере.
 
В детском реабилитационном центре «Черемушки». По поводу вспученного асфальта на дорожках:
- Здесь же дети перемещаются на колясках, и что за асфальт. Я готов выделить средства, но чтобы все дорожки были ровными. Лично отвечаете.
 
В беседке с детьми. Узнал мальчика, Петра, который попал под поезд. Областная администрация уже выделяла деньги на его лечение:
- Ну как себя чувствуешь? Будем помогать каждому из вас. Но главное: сами за жизнь держитесь до конца.
 
Губернатору подарили мягкую игрушку – мишку. Дети: «Спасибо за то, что вы купили для нас «Черемушки» (центр был переведен на баланс области). К руководителям:
- На чем работает у вас котельная?
- На мазуте.
- Это дорого, очень дорого. До Петропавловки всего 5,5 километров. Нужно газифицировать центр. И решайте вопрос по газу уже сейчас. Год на все.
- Газификация – задача стратегическая. Только в этом году уже запущено 6 газовых котельных.
 
 На вопрос журналистов о метро: правда ли, что основные средства брошены на его строительство:
- Средства выделены, но в тех объемах, которые не мешают выполнять другие задачи. Раньше как было? Строительство метро велось государством: финансировали Минфин, Госплан, строил Минтранс. Субъекты только торжественно разрезали ленточки. И убытки также списывались государством. Но сегодня подобной практики нет. И просчитывать приходится каждый рубль.
 
В Кусе много незавершенного строительства, долгостроя, брошенные многоэтажные дома, которые чуть-чуть не успели подвести под крышу.
- Пока ездили по Кусе, поразило большое количество долгостроя. Дома брошены. А это – квартиры тем же ветеранам. Как я понимаю, не можете найти собственника? Но ведь все строилось на государственные средства. В конце концов, пока мы с собственниками разбираемся, все кирпичи развалятся. Может быть, прокуратура должна помочь?
- Рухлядь покупать бюджет не будет. Нам проще выстроить совершенно новый дом, чем переделывать запущенный долгострой. Проведите ревизию, просчитайте и предложите реальную смету.
- Вот вы предлагаете переоборудовать старую котельную под физкультурно-оздоровительный комплекс. Сколько это будет стоить? Не держитесь за старье, если на его переоборудование уйдет столько же, сколько на строительство нового объекта. «Сделаем типа ФОКа». Это смешно. Делайте ФОК, а не типа ФОКа.
 
Поездка в Верхнюю Санарку, Август 2004 г.
* * *
У храма в честь Иконы Божьей Матери, именуемой «Скоропослушница». Возникли сомнения насчет системы отопления - вдруг в храме будет холодно:
- Я сам жил в деревянном доме. У нас были большие комнаты. Печь топили с вечера. К утру, понятно, было прохладно. Но мы же не всю ночь ворошили угли, а в храме отопление будет работать постоянно. Откуда же холод? Так что смело устанавливайте систему отопления. И не тяните со временем. Ведь известно: чем дольше строишь, тем хуже…

* * *
Из выступления в клубе на 50-летии Верхнее-Санарской школы.
- Одно из самых непростых вступлений у меня сегодня… А ведущие могут сесть – говорить буду долго, часа два-три…
- Есть точная народная примета, в которую я верю: там где закрывается школа, там умирает и деревня…
- Как-то одноклассник подошел: «Петь, узнал?» - «Не узнал». Что же хотите, и меня бы никто с годами не узнал, если бы не телевидение…
- Каждый из нас сам строит свою жизнь, свою судьбу. Но в сердце каждого живет память о нашей школе, селе, учителях. Я после школы многие институты прошел, и каждый день сдаю экзамены и зачеты. Но главный экзамен все же в школе. Она дала очень многое.
- Мы все помним нашего учителя Карпа Алексеевича Дьяконова. Прекрасный историк, фронтовик. Помню, мы по глупости иногда доводили его – не всегда понимали, что делаем. Он же в сердцах говорил: «Что вы меня доводите! Я за вас кровь мешками проливал…»
- Иногда хочется поговорить, а уже бывает, что и не с кем.
- У нас был неплохой класс. Мы даже с концертами ездили. Или, помните, первую котельную строили. На заработанные деньги хотели поехать в Ленинград, но потом все потратили на выпускной…
 
* * *
У школы.
- Акацию вокруг школы мы сами садили. Я даже «специалистом-биологом» стал – выступал на конференции в Бродокалмаке от имени нашей школы…
В этот приезд П.И. садил ель.
- Надо полить сначала ямку. Вообще, нужно делать все по технологии. Пусть несут воды побольше. Кстати, что за ведра у вас такие? Половину лейки не наберешь. В наше время ведра другие были…
С саженцем, обращаясь к леснику:
- Давай ты, у тебя, как у лесника, рука должна быть легкая.
- У губернатора легче, - отвечает тот.
- Ну это смотря когда…
 
Из воспоминаний на встрече с одноклассниками:
- Раньше у нас были другие парты. Большие, мощные, с наклоном, с местом под ручки, карандаши, чернильницы…
- За последней партой сидели два вихрастых паренька, а остальные все были девчонки. - Сумин идет к доске – в сереньком пиджачке, солидно одергивает. Девчонки шутят: вот, Петр Иванович к доске идет…
П.И. Сумин:
- Как-то мне поручили приводить в школу Гришку Хренова (все смеются). Знаете такого… Он был раза в два больше меня. За речкой жил. Вот, я к нему прихожу, а он от меня – то в подпол, то на крышу. Ничего, приводил…
 
П.И. Сумин:
- К этой встрече готовился, разгребал дела. Боялся, что вызовут в Москву. Но повезло…
- В нас родители воспитывали уважение к учителям. Сколько помню, у нас в селе всегда перед учителем шапки снимали, кланялись, благодарили за труд, за те знания, которые он вкладывает в твоего ребенка. Мои родители были в близких отношениях с учителями. Да и в деревне ничего не скроешь. Помню, если учитель заходил во двор, мы прятались кто куда – что-нибудь да скажет родителям про наши проделки…
 
Встреча 7 октября 2004
 
* * *
Должность губернатора, безусловно, меняет характер человека. Это объективная реальность, с которой мне приходится считаться. Сложностей и изменений, конечно, много. Приходится быть более жестким в принятии решений, требовательным к себе и к людям. Приходится сдерживать эмоции, чувства, держать себя в руках. Раньше – в пору работы в советских и партийных органах власти – это не всегда удавалось в силу моей горячности. Хотя, если честно, не будь у меня такой черты характера, вряд ли вышел бы и губернатор Сумин. Само время тогда требовало своих черт характера: горячности и упорства в том числе. К тому же, когда не хватало опыта, приходилось брать именно характером. Иногда взрывался, когда резко был не согласен. Это всегда был конкретный случай, конкретный повод, конкретный человек. Не сдержишься, выплеснешь резкие слова, потом переживаешь, и очень сильно – вдруг все же незаслуженно упрекнул человека, обидел. Немало и тех, которые заслуживают гораздо большего разгона, но снова берешь свои эмоции под контроль.
 
Была одна поучительная история. В свое время я возглавил штаб горкома на строительстве ЧМЗ. Возглавил по поручению партии, конечно. Как и любой другой штаб, требовалась координация действий. Помимо меня в штабе были такие асы, такие профессионалы своего дела, как один из замечательных строителей П.Н. Гордо или начальник отдела капитального строительства ЧМЗ В. Голиков, а также несколько начальников цехов и подразделений. Эти люди прошли огромную школу жизни, а меня, по сути, мальчишку, поставили во главе – координировать…
Мы строили тогда коксовую батарею. На строительстве как было: там недоделано, тут недоработано; кто-то приукрашивает положение дел, обманывает, не договаривает всего. И как-то на одном из заседаний штаба я вспылил:
- Вот, пистолета на вас нет…
Сожалел, конечно, что так сказал. Спасло разве то, что мужики все это поняли, как надо – дальше нормально вместе работали. Но и я понял, что нужно воспитывать в себе сдержанность.
 
* * *
 Вот вы спрашиваете, стал бы я менять свою судьбу, если бы представилась возможность? Нет, никогда не стал бы. И «политические амбиции» в нее, безусловно, включил. Мне нравится заниматься политикой, делать то, что я сегодня делаю. В конце концов, есть замечательные строчки на этот счет:
Не дай вам бог познать заботу,
Об ушедшей юности грустить,
Делать нелюбимую работу,
С нелюбимой женщиною жить…
Зачем менять то, что ты любишь и умеешь делать?..
 
* * *
Как часто губернатор доверяется интуиции? Интуиция – это хорошо, но только как «подготовленный эксперимент». Единственно, на чем можно строить решение – знание и опыт, доскональное изучение вопроса. Интуитивно можно угадать, а если нет? Для губернатора подобный «метод» непозволителен. Решение взялось не с потолка, а потому, что к этому времени прошел большую школу, за плечами опыт многих людей. То, что тебя слепило-сделало, и есть главная интуиция.
 
* * *
Когда спрашивают об «ошибках» губернатора, я понимаю, что это несколько не то слово. У нас есть текущие вопросы, сложности, иногда несогласованность, просчеты, как это существует в любой работе. Еще на металлургическом заводе бывало так, что варишь одну марку стали, но из-за погрешности в расчете выходит другая. Помню, что очень сильно переживал из-за любого такого случая. Ошибка ли это? Ошибка – что-то большее, что-то роковое.
 
Управленческая деятельность имеет свою особую специфику. Но несмотря на все трудности, которые пришлось испытать за все это время, могу сказать, что каких-либо роковых ошибок не было и не будет. Я не хочу допустить, чтобы пострадали люди, чтобы мне за мою работу было бы стыдно. Как и любой другой человек, я не могу не испытывать чувства вины за тот низкий уровень жизни, в котором оказались Южноуральцы, за то стечение обстоятельств, которое оказалось таким тяжелым испытанием. Не ошибки, но неудовлетворенность от того, что так много еще нужно сделать, а времени катастрофически не хватает. Вот о чем нужно говорить. Каждый новый день приносит новые проблемы, которые требуют неотложных решений.
 
Вспомните 1997 год с его пустым бюджетом. И губернатор есть, и правительство есть, но невозможно все разом изменить: найти деньги на пенсии, на детские, на зарплату бюджетникам, на лекарства в больницы. Как тут чувствовать себя губернатору? Приходилось все эти вопросы решать – поначалу худо ли бедно. Не решения принимались плохие – ситуация не позволяла решать сразу и хорошо. Ошибки ли это? Нет. Но перед людьми было страшно неудобно, иногда не знал, как в глаза смотреть.
 
* * *
Хотя из ошибок… могу рассказать одну давнюю историю. Мы студентами поехали на военные сборы в Свердловскую область. Были выездные учения на полигоне танковой дивизии. Меня определили в группу имитаторщиков, выдали взрыв-пакеты, автомат, холостые патроны. Мы «воевали» целый день, под вечер вымотались. Стали занимать место, где спать. И вдруг общий сбор. Чтобы место, которое я себе присмотрел, «не ушло», я положил туда автомат. Уже в строю командир спросил:
- И где твой автомат? Какой ты боец без оружия. Позор…
Я всю ночь потом не мог уснуть.
 
* * *
У каждого человека свой уникальный опыт жизни. И нужно быть благодарным судьбе за то, что тебя в разные годы окружали замечательные люди, к которым неизменно относишься с уважением. Мой характер, взгляды, убеждения, отношение к жизни формировали многие. Бесспорно, это мой отец, Иван Андреевич, которого я уважал безмерно, фронтовик, человек с сильным характером. Это мой старший брат Анатолий, к сожалению, ныне уже покойный. Я вообще очень хотел походить на брата. Он тогда закончил институт, работал инженером на ЧТЗ. Человек уникальный, прекрасно образованный, он очень много знал и читал, отлично играл в шахматы. К тому же, инженер, как говорится, от бога.
 
В школе огромным уважением пользовался Карп Алексеевич Дьяконов, историк. Его до сих пор в Верхней Санарке вспоминают добрым словом. В институте преподавали замечательные профессора, такие, как Анатолий Ильич Строганов. Он привлек меня, студента, к соавторству в написании книги, был моим руководителем. Непререкаемым авторитетом для меня был Николай Алексеевич Тулин, легендарный директор ЧМЗ, глыба как руководитель, досконально знающий все, что происходило на заводе. Он, собственно, и преподал мне азы руководящей работы, где строгость и жесткость сочетается с полной самоотдачей.
 
Одна из простых историй. Конец квартала, аврал, нужно выполнять план. Сидим у него в кабинете. После всевозможных докладов и объяснений, почему работа не выходит, он, фронтовик, обрезал: - Если родина требует, какие могут быть отговорки. Что делали офицеры на фронте перед боем, перед наступлением? Что? Они шли в окопы, к солдату. Вот и вы идите в цеха и без плана не возвращайтесь…
 
Непосредственным моим учителем стал Геннадий Георгиевич Ведерников, первый секретарь Челябинского обкома. Сильный руководитель, он поддержал меня в бытность моей работы председателем горисполкома. Именно Ведерников оказал колоссальную помощь при подготовке постановления Совмина о перспективах развития города Челябинска. Это постановление уникально. Его вообще можно назвать эпохальным в истории Челябинска. Постановления Совмина, которые касались лишь одного города, очень редки. Если бы Челябинск имел статус города-героя, например, то такое постановление можно было бы объяснить. Достаточно сложное положение Челябинска в середине 1980-х годов с его изношенной коммунальной системой и неразвитой инфраструктурой также не гарантировало отдельного постановления.
 
Нам пришлось проделать тогда огромную работу. Сама идея генерального плана долго согласовывалась, были обращения в правительство, в Госплан. Затем мы подготовили подробный план и написали еще одно письмо. 30 апреля 1985 г. я был в столице вместе со своим заместителем Е. Осиным. Произошло невозможное – нас принял Николай Байбаков, настоящая легенда Госплана, уникальный человек, возглавлявший это огромное советское управление. Нам в приемной сказали, что у нас не более 15 минут. Мы просидели около часа, рассказывали подробно о Челябинске, его проблемах. С собой, конечно, уже был заготовлен проект постановления. Байбаков поставил нужную нам подпись.
 
Когда мы вышли из кабинета с подписанным постановлением, никто не хотел нам верить – не может такого быть. Может. А затем пошло – десятки ведомств, кабинетов. Мне пришлось на месяц поселиться в Москве, перебрался в один из кабинетов Госплана, вызвал из Челябинска руководителей некоторых предприятий, своих заместителей и помощников – и они пошли по кабинетам собирать все подписи. 4 сентября важнейшее для Челябинска Постановление, в котором предусматривались крупнейшие по тем временам средства на строительство жилья, дорог, коммунальной инфрастуктуры, подписал Г. Алиев, первый заместитель председателя Совмина.
 
Конечно, сегодня время совсем иное, и мы разрабатываем только те программы, которые можем сами профинансировать. Но опыт системного подхода к решению проблем пусть даже одного города оказался замечательным.
 
Интересных людей на Южном Урале много, и я многим признателен. Так, еще в годы комсомольской юности, мне помогал и поддерживал Анатолий Носов, сегодня уже покойный. Мне вообще повезло с людьми. Поэтому можно гордиться такими встречами, как со знаменитым директором ММК Иваном Харитоновичем Ромазаном. Магнитогорск – это особый город, и стоять у руля ММК могут только сильные люди. К таким, безусловно, относится Виктор Филиппович Рашников. Такой флагман отечественной металлургии ведет, такая реконструкция проведена!..
 
С огромным уважением отношусь к Михаилу Ивановичу Братишкину и Вячеславу Григорьевичу Назарцу, руководителям двух крупнейших челябинских банков. С Михаилом Ивановичем у нас вообще очень дружеские отношения, да и сады рядом – так что часто разговариваем по разным текущим вопросам даже на отдыхе. И Братишкин, и Назарец внесли огромный вклад в развитие области. В 1998 году, в августовский дефолт, когда полетела банковская система, а большинство столичных банков разорилось, наши остались на плаву. Мы выжили только потому, что согласовали свои действия; именно согласованность и профессионализм стали в те дни решающими. А сегодня и «Челиндбанк», и «Челябинвестбанк» вышли на международный уровень, открыли свои филиалы в Европе. А в Челябинской области сколько сделано, сколько зданий выстроено – на века! Я доверяю челябинским банкам, и свои вклады держу у них.
 
Сегодня много талантливых руководителей. По каким критериям оценивает их губернатор? Главное – высокий профессионализм, творчество, инициатива и самодостаточность.
 
* * *
 Выделить какую-либо одну любимую книгу я не могу. Читал всегда много, был всеяден, и книги мне попадались хорошие. Вообще, в свое время повезло сразу. У нас в деревне библиотекарем был фронтовик дядя Коля. Интереснейший человек. Он мне и подсказывал, какую книгу выбрать, хотя библиотечный фонд был тогда достаточно скуден. Повезло и потому, что не было телевизоров, поэтому чтение занимало добрую часть жизни.
 
Я много читал по ночам за столом или на печке. В основном, исторические романы, приключения (к фантастике был равнодушен), военную литературу. Любил Алексея Толстого; естественно, перечитал Конан Дойля, Жюля Верна, Джека Лондона. Позднее читал с удовольствием романы Марка Гроссмана, моего друга. Читал ради удовольствия, и даже не думал, что это добавляет знаний. Поэзия в моей жизни тоже была разной. Мы в детстве, к примеру, кричали по улицам Маяковского:
А вы ноктюрн сыграть могли бы
На флейтах водосточных труб…
Позднее в жизнь пришли стихи Сергея Есенина – до сих пор это один из любимых поэтов. Были и случайные открытия. Так, к нам в Санарскую школу приехал учитель литературы, дагестанец. И привез с собой томик Расула Гамзатова (подарил его мне). С тех пор помню замечательные строки:
Люди, люди, высокие звезды –
Долететь бы мне только до вас…
 
* * *
Как относятся к губернаторству мои близкие? Очень ровно. Ведь я для них не губернатор, а прежде всего муж, отец, дед. Это отношение воспитывалось десятилетиями, это величина постоянная. И не всегда же я был губернатором. Внуки же другого деда, кроме деда-губернатора, не знают. Ползают у меня на коленках – внучке сейчас 4 года, ездят на шее, играют. Люблю читать с ними детские книжки. Обычная, нормальная жизнь. Конечно, и жена, и дочери очень сильно переживают, если у меня что-то не получается. Вспомнить 1997-98 годы – тогда и мне, и им по-настоящему было тяжело. Сейчас все гораздо спокойнее. Дела в области пошли лучше – и настроение лучше. Можно думать на перспективу, планировать.
 
Безусловно, не хватает времени на семью, очень мало его остается от работы. Хотя, если ты не успеваешь – значит не умеешь работать, не умеешь планировать свой день. Многое уже не сделаешь – например, не пройдешься с женой под руку по улице. Разве, когда в Москве бываем – там удается; там ты обычный человек, каких в столице много, никто тебя не узнает. Дети стараются меня не подводить. И разные просьбы или бумаги «по работе» я не приемлю. Однажды одному из зятьев сказал: «Ты женился не на дочери губернатора, а на женщине, которую любишь. Или не так?» Все сразу встало на свои места.
 
В чем губернатор не может себе отказать? Сегодня уже не осталось тех привычек или слабостей, которым потакал раньше. Я очень долго курил – с 11 класса. Думал – поступлю в ЧПИ, брошу. Поступил, выбросил пачку папирос в урну, год не курил. А потом, в стройотряде, когда из трактора не вылезаешь днями и ночами, а глаза закрываются от усталости, не выдержал. С тех пор бросал, как Марк Твен. Но пять лет назад бросил бесповоротно.
 
В юности было многое: как и все студенты, попивали вино, играли в карты. Сегодня в казино не тянет – не хочу; не пленяют шумные банкеты – сбегаю. Разве это главные ценности жизни? Впрочем, это с любым человеком происходит. Люблю верховую езду, охоту, рыбалку. Нынешнее наше семейное увлечение – купание зимой в проруби. Если остальное – по случаю, то купаться иногда даже хочется, тянет. Люблю, когда жена рядом. Тогда нам можно не думать – как там друг у друга. Мы вместе и это замечательно. Не могу насмотреться на нашу южноуральскую природу. Она уникальна и каждый раз новая, каждый раз что-то для себя открываешь.
 
* * *
Каждое время – непростое. Но не стоит его оценивать: хорошее оно или плохое. Главное, что ты живешь в этом времени, что ты просто живешь – что же еще надо? Поэтому любое время замечательно – мы живем, и другого времени у нас не будет. Лучше жизни еще никто ничего не придумал. Если же говорить о чертах, особенностях, характере нашего времени, то оно все же мне представляется позитивным. Мы наконец-то вылезаем из ямы, чтобы уже идти вперед, идти дальше.
 
Сегодня это происходит во всех сферах жизни: в экономике, в социальной сфере, в культуре. Конечно, в нашем времени можно найти много недостатков, как и в Челябинской области – много нерешенных проблем. Но то, что жизнь меняется к лучшему, это безусловно. Очень важная черта нашей эпохи – это свобода действий человека. Спросите любого предпринимателя, готов ли он променять на что-нибудь эту свободу? Люди почувствовали свободу, почувствовали, что могут нормально работать и зарабатывать, почувствовали, что могут многое сделать для своих близких. Экономические неурядицы проходят.
 
Еще одна черта нашего времени – уверенность. Человек чувствует, что способен крепко стоять на ногах и что у него есть перспектива. У нашего времени есть свои проблемы, свои беды. Еще многое предстоит сделать, еще властвуют бедность и необустроенность жизни. Опасные обороты набирает проблема терроризма. Раньше человек ощущал себя в большей безопасности, чем сейчас, когда никто не дает гарантий от подобных трагедий. России сегодня необходимо быстрее набирать экономическую и военную мощь, ставить во главу угла целостность и единство страны. Может быть, мы этого еще до конца не осознаем, но это, на мой взгляд, сегодня самое важное.
 
Вячеслав Лютов, Олег Вепрев
Категория: Из материалов к книге "Петр Сумин. Штрихи к политическому портрету" | Добавил: кузнец
Просмотров: 698 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: